Пройти Антиплагиат ©



Главная » Российская империя во первой половине XIX » Правительственная идеология в первой половине XIX века



Правительственная идеология в первой половине XIX века

Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. Найти рефераты и курсовые по данной теме Уникализировать текст 



Конец XVIII — начало XIX в. явились периодом значимых перемен в жизни не только Европы, но и всего мира. События Великой Французской революции поставили перед народами и правительствами немало вопросов и загадали им немало загадок. Трезвые политики признавали справедливость социальных завоеваний революции, но не принимали методов, с помощью которых эти завоевания были достигнуты. В первые годы XIX в. идеология российского правительства продолжала базироваться на идеях французского Просвещения. Сами по себе они не являлись обязательным призывом к мятежу, скорее рекомендовали укрепление старого государственного здания на новых основаниях с помощью веры в человеческий разум и строгое соблюдение законов, выработанных на «научных» основаниях.
Поиски, как говорили в те времена, «розы без шипов», т.е. социально-политических изменений без революционных потрясений, стали главной задачей для Александра I и его правительства. Император — поначалу убежденный рационалист, как и все деятели Просвещения, — был убежден: если желаемое разумно, то оно обязано осуществиться. Стоит лишь объяснить людям, как умно, благородно и выгодно то, что им предлагают, — и они тотчас будут стремиться выполнить эту предлагаемую программу. А стоит ее выполнить — и в стране воцарится счастье. Отсюда ясна и задача просветителя — объяснять людям, в чем состоит их благо и как его достичь.
Однако к 1820-м гг. идеи просветителей не оправдали надежд европейцев, показав свою практическую несостоятельность и утопичность. Российский император попытался заменить их религиозными взглядами экуменистического (общехристианского), а затем и православного толка, однако религия как явление иррациональное, естественно, не смогла соответствовать требованиям практической политики. Она лишь сделала позиции Александра I еще более невнятными и загадочными для его подданных.
До конца 1820-х — начала 1830-х гг. многим представителям образованного российского общества казалось, что «зрелый» Запад проложил торную дорогу для России — «младшей» в семье цивилизованных народов. Их переполняли воодушевление и вера в будущее страны и всего континента. Ведь просветители говорили о единой для всех народов дороге к новому справедливому обществу. Однако вскоре под влиянием немецкой классической философии они начали задумываться об утверждении национальных ценностей, о различии путей России и Западной Европы, о самоопределении каждой нации. Отсюда было совсем близко до идей о дряхлости Европы и спасительной молодости России, о мессианской роли последней в истории человечества. Свидетельством увядания Европы для российских консерваторов и части либералов стала революционная полоса, начавшаяся во Франции в 1789—1793 гг. и продолжившаяся в первой половине XIX в.
Среди людей, отстаивавших необходимость для России собственного, совершенно особого пути, был и С.С. Уваров — министр народного просвещения при Николае I, выдвинувший в 1832 г. знаменитую триаду «православие», «самодержавие», «народность». Сам Уваров был прекрасно образованным западником. Он считал, что Россия должна лишь переждать момент «заболевания» Европы революционными теориями. Для этого империи необходимо на время отгородиться от Запада и доказать ему ошибочность выбранного им пути. Правительственная идеология в России первой половине XIX века.  
При всей краткости и четкости уваровской формулы она совсем не так проста, как это может показаться невнимательному взгляду. Когда речь заходит о ее первой составляющей — православии, следует помнить, что прогресс государства министр связывал исключительно с развитием человеческого духа, его возмужанием, основанным на христианских, вернее, православных принципах. Православие стало для него защитой от новоявленного материализма и общественного цинизма, ведущих к революциям и деградации человека и общества.
Западное христианство мало того, что оказалось расколотым на католицизм и протестантство, так еще, с его точки зрения, страдало догматизмом и воспевало индивидуализм. Иными словами, именно православие могло обеспечить единство русского (и не только русского) народа, утвердить начала его внутренней общности, определить единые нормы поведения. И оно же сдерживало деспотизм, неправоправные действия правительства, заставляя его оставаться в рамках истинно христианских ценностей. Что касается самодержавия, то Уваров подходил к этому понятию, прежде всего, практически, считая, что столь обширная и многоплеменная страна, как Россия, требует сильной центральной власти. Он не доверял, и не без оснований, ни столичным, ни провинциальным чиновникам, уповая на «полную договоренность между монархом и подданными». При этом Уваров понимал, что рано или поздно настанет время конституционной монархии и отмены крепостного права, поэтому он хотел, чтобы Россия избежала трудностей поспешной вестернизации, общественно-политических экспериментов и связанных с ними ужасов аристократического или демократического бунта. Неторопливый прогресс под опекой самодержавия, постепенное смягчение нравов и рост просвещенных людей под руководством Православной Церкви — такова была политическая программа С.С. Уварова.
Самым сложным для восприятия и объяснения является третья часть его формулы — народность. Это неудивительно, поскольку довольно трудно понять, о каком именно виде народности здесь идет речь. Во-первых, народность могла представляться своего рода династическим национализмом. Люди, понимавшие ее таким образом, описывали эту часть формулы-триады как стихийный патриотизм, охранительную доктрину, направленную на укрепление существующего строя и великодержавности России. По-другому понимали народность люди, получившие название романтических националистов. Они говорили о неповторимости, великолепии, добродетелях русского народа, а отсюда выводили мысль о мессианской роли России как спасительницы и маяка для всего человечества, забывшего о духовности бытия и живущего лишь материальными интересами.
Наконец, в-третьих, не будем забывать о славянофилах, с точки зрения которых общество, подобно церковному собору, должно в дискуссиях находить единое решение, что будет сберегать дух народной «соборности», любви, гармонии и братства. Отсюда — царь должен прислушиваться к словам народа, доходящим до него через регулярно собирающийся Земский собор, и народ обязан беречь и слушаться монарха как отца нации. Какой же вид народности имел в виду Уваров, что он вообще хотел сказать, вводя в свою триаду это понятие?
Он провозглашал идею народности, чтобы создать новую общую платформу и объединить народ, власть и просвещенную элиту в поиске самобытных и более действенных, чем найденные в Европе, решений современных проблем. Формулируя определение народности, Уваров не отбрасывал ни одного из понятий, о которых говорилось чуть выше, находясь где-то посредине между, по его словам, «ультра-европейской» и «ультра-русской» школами мысли. Он не преувеличивал успехов, достигнутых Россией, и пытался способствовать созданию национальной идеи, национальной культуры, которых, по его мнению, страна еще не приобрела.
Идея народности оказывалась в уваровской триаде достаточно динамичной, широкой, а потому конструктивной. Правда, нельзя не заметить, что ее, рожденную в XIX в. под влиянием немецкой философии, пытались «влить в старые мехи» просвещенного абсолютизма XVIII в. Иными словами, весьма непростую и интересную идею народности намеревались использовать исключительно для сохранения существующих порядков; ради оправдания патерналистского характера политической системы. Более того, пытались провозгласить эту систему самой прогрессивной на тот момент в мире.
Формула Уварова «православие, самодержавие, народность» оказалась мощным оружием для борьбы с инакомыслием в руках правительства. Последнее получило возможность на «научной» основе обвинять оппонентов в безбожии и забвении народных традиций, т.е. оторванности от российской почвы. Эта формула в различных модификациях дожила до конца Российской империи, являясь сердцевиной идеологии императоров из рода Романовых.



Лекция, реферат. Правительственная идеология в первой половине XIX века - понятие и виды. Классификация, сущность и особенности. 2018-2019.

Оглавление книги открыть закрыть

Развитие государственности России в первой половине XIX века
Правительственная идеология в первой половине XIX века
Основные черты Российской империи в начале 19 века
Система органов управления Россией в первой половине XIX века
Основные черты внутренней политики России в первой четверти XIX века
Внутренняя политика России во второй четверти XIX века
Россия в системе международных отношений в 1801-1825 годах
Внешняя политика России во второй четверти XIX века
Социальная структура русского общества в начале 19-го века
Дворянство и духовенство в первой половине 19 века
Городское сословие и крестьянство в первой половине 19 века
Казаки, инородцы в начале 19 века
Сельское хозяйство России в начале 19 века
Промышленность, торговля, транспорт в России в первой половине 19 века
Бессмысленный и беспощадный русский бунт
Общественное движение в первой четверти XIX века
Движение декабристов: идеология, лидеры, события
Общественно-политическое движение во второй четверти XIX века
Золотой век русской культуры
Просвещение и наука в России в первой половине 19 века
Литература и журналистика в России в начале 19 века
Художественная культура в начале 19 века
Изменение быта людей в первой половине XIX века в России




« назад Оглавление вперед »
Развитие государственности России в первой половине XIX века « | » Основные черты Российской империи в начале 19 века






 

Похожие работы:

Воспользоваться поиском

 

Учебники по данной дисциплине

История отечества. Курс лекций
История. Справочник для подготовки к ЕГЭ
Цивилизации Древнего Востока
История нового времени
История России
История России с древних времён до начала 19 века
История Казахстана - экзаменационные билеты
История СССР
История отечества - полный курс лекций
История России 19-20 века
История Древних цивилизаций
История государственного управления в России
Отечественная история. Учебник
История нового времени. Лекции
История нового времени. Лекции 2
История нового времени. Лекции 3
Российская империя во второй половине XIX
Российская империя в конце XIX - начале XX века
История России XVIII века
Источники отечественной истории государства и права кратко