---
⭐⭐⭐ Единый реферат-центр

Главная » Антология русской правовой мысли » ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ К.А. НЕВОЛИНА




ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ К.А. НЕВОЛИНА

Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. Найти рефераты и курсовые по данной теме Уникализировать текст 



Том первый
ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ЗАКОНОВЕДЕНИЯ
Санкт- Петербург 1857 г.
ОБЩАЯ ЧАСТЬ ЭНЦИКЛОПЕДИИ ЗАКОНОВЕДЕНИЯ
Раздел I
О законах, как предмете законоведения
Глава I
О СУЩЕСТВЕ ЗАКОНА
Отделение I
О существе закона вообще
§11. Закон по существу своему есть 1) вообще правда. Он или выражает ее требования, или устанавливает меры для исполнения этих требований на самом деле. Но 2) определеннейший образ бытия правды в существах, к ней способных, суть обязанности и права; почему обязанности и права составляют определеннейшее содержание закона. Для этого содержания самый закон 3) служит формою. Итак, говоря о существе закона, мы должны изложить:
1) существо правды, 2) существо обязанностей и прав, 3) понятие закона.
/. О существе правды
§ 12. Точным и твердым образом существо правды может быть определено только в философии, где в непрерывной связи умозаключений развиваются начала всякого бытия, от самого полного до самого ограниченного. В настоящем случае мы представляем только одни выводы философского исследования.
§ 13. Коренным положением во всякой истинной философии есть положение, что бытие полное и независимое принадлежит одному Богу; все другое, что ни существует, истинно существует только потому, что находится в какой-нибудь связи с Божественным. Итак, первый и высший образ бытия есть бытие Божественного существа в самом себе. Но Божество не остается заключенным в себе самом. Оно открывает себя в мире: с одной стороны, в мире физическом, с другой — в мире нравственном; в мире физическом без ведома и воли существ, в которых оно открывает себя, в мире нравственном — при посредстве их сознания и воли. В мире нравственном мы встречаемся и с понятием правды. В мире нравственном Бог открывает себя как существо бесконечно святое и праведное. Существа нравственные сознают идею правды Божественной и в своей воле осуществляют ее.
1) Условия бытия правды, а) Воля, а) Существо воли.
2) § 14. К существу воли принадлежит: Во-первых, способность в каждое мгновение отторгнуться от всякого определенного состояния, положительного или отрицательного, в котором она находится, и войти чисто в себя самую. Я могу всегда отказаться от одного, другого, третьего, словом, от всякого предмета, который я уже имел; я могу всегда перестать делать одно, другое, третье, словом, все, что я уже делал. Это есть сторона всеобщности в воле, сторона совершенной неопределенности, где воля относится единственно к себе самой, где всякое ограничение, всякое содержание, каким бы то ни было образом данное и определенное, представляется совершенно уничтоженным. Но, во-вторых, к существу воли принадлежит необходимо и пребывание в определенном состоянии. Самое то состояние, где воля, по-видимому, ни к чему себя не определяет, не есть действительно состояние совершенной неопределенности. Оно предполагается так называемым определенным состоянием, и эта самая противоположность непосредственно дает ему определенный характер, — оно есть одно из состояний, в каких может быть воля. Почему воля из своей неопределенности, из своего безразличия переходит непосредственно к различию и определенности и полагает какое-нибудь определенное содержание. Она в каждое мгновение находится в каком-нибудь определенном состоянии,
хочет того или другого, делает что-нибудь, делает так или иначе. Это есть сторона ее особенности. Итак, в-третьих, в воле соединяются обе предыдущие стороны: она определяет сама себя. Воля есть наклонность к добру, проистекающая из ясного представления разума. В одно и то же время она и пребывает в себе самой, в своей тождественности с собою и всеобщности, и делает себя противоположною себе самой, определенною. Находясь в каком-нибудь определенном состоянии, воля видит здесь только ограничение, от нее самой происшедшее и посредством ее существующее; она не связывается этим ограничением, она может в каждую минуту отрешиться от него, и если находится в нем, то единственно потому, что сама хочет в нем находиться. Она сама производит свой мир и властвует над ним. Чем она производительнее в этом случае, тем полнее она существует. Это есть — единичность воли.
р) Ступени развития воли по форме. § 15. Такова воля в ее существе. Но при этом существе она по своей форме представляется нам на различных ступенях бытия. § 16. Воля представляется на различных ступенях бытия по своей форме. Образ и мера ее хотения различны. Всякое обнаружение воли, всякая перемена в предметах, произведенная волей, называется деянием. Во всяком деянии соединяются два условия: познание предметов и определение их силой воли. На различном отношении этих двух условий при совершении волей деяния основывается и различная мера ее участия в деянии. Прежде всего, отношение между познанием предметов и определением их силой воли может быть только непосредственное, так что то и другое совершается в одном нераздельном мгновении: деяния этого рода мы называем только произвольными. Таковы большей частью деяния, совершаемые во время сильных сердечных движений. Две означенные стороны в деянии далее отделяются одна от другой: воля определяет предмет вследствие составленного предварительно о нем понятия, она обсуживает сначала и потом уже решается; но это обсуживание простирается еще на одни отдельные обстоятельства, из которых слагается целое происшествие: деяния этого рода могут быть названы уже обдуманными. Например, полоумный поджигает известную часть дома, совсем не представляя того, что отсюда произойдет пожар. Отдельные обстоятельства, наконец, все сосредоточиваются в каком-нибудь общем качестве, дающем общее название целому деянию, например, название благотворения, самопожертвования, убийства, зажигательства. Воля, возвышающаяся над всем особенным и определенным, сознает это общее качество и сама имеет его в виду: деяния, отсюда проистекающие, называются намеренными. Здесь воля по форме является на высшей ступени своего бытия: здесь она, отрешаясь от предмета, существует уже вся в самой себе, обозревает как особенные, отдельные стороны предмета, так и его общее существо, и только то из целого происшествия признает своим произведением и вообще своим, что было ей известно и чего она сама хотела непосредственно.
б) Добро. § 17. Предмет хотения воли вообще есть добро. Виды добра и самоопределения воли по отношению к нему различны. Прежде всего добро есть то, что удовлетворяет естественным влечениям сердца (пожеланиям, наклонностям). Воля хочет этого добра, и это хотение в воле существует непосредственно от самой природы. Но каждое естественное влечение само в себе неопределенно, относится ко множеству предметов и допускает различные способы удовлетворения. Воля выходит из этой неопределенности, увлекаясь в какую-нибудь одну сторону. Добро естественное, единичное — воля чувственная, единичная. Хотя состояние, отсюда происходящее, есть мое состояние, впрочем, оно ни в каком отношении не есть дело моей воли. Добро естественное, воля естественная. Но, далее, воля, будучи обращена сама к себе, возвышается над данным от природы своим содержанием, над естественными влечениями и различными способами их удовлетворения. Она не привязана к тому или другому в этом содержании, она может решиться на то или другое. Еще более: возвышаясь над всеми сердечными влечениями, взятыми в их раздельности, и поставляя для себя целью удовлетворить всем сердечным влечениям в целой их совокупности, воля стремится к целому благосостоянию. Здесь особенное влечение сердца значит не более как сколько значит часть в целом, в системе; в виду имеется только целое, а все особенное должно служить только орудием для его осуществления. С этой целью разум разбирает сердечные влечения, сравнивает их друг с другом, со средствами и последствиями их удовлетворения, с их целостью, благосостоянием, приносит одно влечение в жертву другому, ограничивает одно влечение для другого в количестве и качестве; таким, внешним образом очищает данный материал от природной его грубости, налагает на него свою печать и, сосредоточивая все к одной общей цели, дает ему формальную всеобщность. В стремлении к одной общей цели воля получает внутреннюю самостоятельность: влечения сердца не увлекают ее слепо к тому или другому; напротив, она сама назначает для них меру и предел, соображаясь во всем с целым, сама дает себе направление. Добро — счастие особенное для разных классов лиц, воля рассудительная, особенная. Но при этом положении воли предметы ее хотения в первом своем начале остаются все еще данными извне, от природы, хотя они и являются уже в очищенном виде. Следствия этого суть: воля окончательным образом не определяет здесь сама себя, но определяется извне; она имеет для своей деятельности только ограниченный круг предметов и находится в необходимости избирать между тем или другим из них; добро существует для нее только как для воли особенной, противоположной по своим видам и целям всякой другой воле. Все это представляет совершенное противоречие истинному существу воли. К существу ее принадлежит — определять себя из себя самой, быть самостоятельной в своей деятельности, возвышаться над особенным. Итак, воля наконец совершенно отрешается от естественных влечений и независимо от них определяет себя в своем хотении чисто из себя самой: она сознает свое чистое существо, свою силу — действовать из себя самой, и стремится ее обнаруживать, стремится к той творческой деятельности, какая в высшей степени принадлежит Божеству: конечное существо, сознавая свою зависимость от Существа Бесконечного, необходимо признает такое отношение своей деятельности к деятельности Божества. Поэтому определеннейший и собственнейший предмет хотения чистой воли составляет: подражать своей деятельностью Божеству, образуя все в своем круге по идее Божественного и таким образом во всем по возможности изображая Божество. И природа есть изображение Божества. Но чем природа есть без собственного хотения и сознания, тем воля хочет быть с сознанием и по своему внутреннему побуждению.
§ 18. Действием воли Божественное проявляется и раскрывается 1) в существах нравственных, 2) в природе.
В существах нравственных. Каждое нравственное конечное существо имеет различные способности: кроме способностей, относящихся непосредственно к действованию, способности познания и способности чувствования. Для каждого ряда этих способностей есть свое особенное совершенство, определяемое идеей Божественного в особенном ее приложении к каждому ряду. Долг нравственного существа есть непрерывно развивать в себе и в других эти способности согласно с идеей Божественного и таким образом все выше и выше возводить их к совершенству. Чем полнее и совершеннее будет такое развитие, тем полнее, тем совершеннее нравственное существо будет проявлять и изображать собою Божественное. В природе. Природа сама по себе уже есть изображение Божества. Но она в простом ее виде может не соответствовать целям существа нравственного; ее простое выражение может быть невразумительно для духа. Итак, она должна сделаться живым органом духа, твердым и послушным орудием его велений для достижени-яего целей; она должна сделаться выражением идей Божественных, для него понятным и ощутимым, выражением, которое бы он мог обнять своими силами, выражением в том виде, какой может быть для него особенной потребностью.
в) Общество нравственных существ.
§ 19. Конечное нравственное существо мы не иначе можем представить себе как в обществе с другими существами нравственными. Общество есть единственно возможный для него круг действия. Каждое нравственное конечное существо состоит в необходимом общении со всем миром нравственных существ. Основание такого общения есть общение нравственных конечных существ с Высочайшим Нравственным Существом, Богом. Конечное существо само по себе не имеет никакого достоинства; его достоинство основывается на его единстве с Бесконечным, на том, что силы его устремились к Божественному, что в его деятельности выражается Божественное, что Божество, говоря в собственном смысле, живет в нем и действует, составляя начало, средину и конец его деяний. Из общения с Богом для нравственных конечных существ проистекает общение и между собою. Находясь в общении с Богом, чрез то самое нравственные конечные существа находятся и в искреннейшем общении друг с другом. Как они любят Божественное во всех видах его существования, то, созерцая взаимно друг в друге образ и жизнь Божества, они любят друг друга так же, как любят все Божественное. Все лица нравственного мира делаются, таким образом, как бы одно лицо, повторяющееся и существующее во множестве лиц отдельных. При существовании такого общения между всеми нравственными конечными существами, посредством обшей соединенной их деятельности, Божественное может проявиться и выразиться гораздо полнее, чем посредством частной их деятельности; многие из них, может быть, развивая себя отдельно, без содействия и поощрения со стороны других, не могли бы сделать никаких значительных успехов на пути к своему совершенству, или бы эти успехи были очень медленны и всегда ниже тех, какие бы могли быть сделаны при совокупной деятельности; независимо от этого, во взаимных друг к другу отношениях для деятельности каждого лица открывается новое поприще; наконец, организм жизни общественной сам в себе способен быть достойнейшим, сильнейшим и величественнейшим проявлением и выражением Божественного. § 20. Все сказанное простирается и на людей, как на нравственные существа. Люди находятся также в общении с Богом и со всем высшим, хотя ограниченным, миром духовным. Но особенно они имеют своим предназначением проявлять и изображать Божественное в общении с подобными себе людьми. Этот последний вид общения и проявления здесь Божественного заслуживает быть особенно рассмотрен: а) со стороны его возможности, б) со стороны его необходимости.
§ 21. Возможность общения между людьми и полнейшего в нем проявления Божества основывается на единстве телесной и духовной природы у всех людей, представляющемся, однако же, в бесконечном разнообразии личных особенностей: без единства не может быть общества, без разнообразия общество не может быть целым живым, гармоническим. Единство человеческого рода и притом прежде всего со стороны телесного организма не подлежит сомнению. Но высшее, истиннейшее единство человеческого рода заключается в единстве духовной его стороны. В этом отношении также несомненно, что духовные силы как в существе своем у всех людей одинаковы, так и в своем развитии необходимо следуют одним и тем же законам. Итак, в идее человечество есть, бесспорно, едино, и все люди составляют как бы одного человека. Но столько же очевидно и то, что идея человечества, являясь во времени, представляется в бесконечно разнообразных видах — по различию народов, полов, натуральных особенностей каждого лица, возрастов и пр. Особенно высшие силы духа человеческого в своих разнообразных действиях и обнаружениях могут быть до бесконечности неистощимы. Высшие ступени их развития нимало не исключают разностей между ними в этом отношении; напротив еще, чем выше стоит по своему развитию та или другая сила, тем она деятельнее, производительнее, разнообразнее в своих обнаружениях, отличнее от других, особеннее. Итак, род человеческий имеет нужные условия для совершеннейшего развития в нем общения, для полнейшего откровения в нем Божества. Но при начале жизни рода человеческого история не представляет нам ясно ни того, ни другого; впоследствии времени — только в виде несовершенном.
§ 22. Тем не менее, имея нужные условия для совершеннейшего развития общения, для наиполнейшего откровения Божественного, человечеству и необходимо вполне развить в себе первое, изобразить на себе последнее, и таким образом представить из себя одно целое, во всех частях своих исполненное Божественной жизни. Необходимость общения между людьми, особенно в отношении к проявлению Божества в роде человеческом, может быть показана с различных сторон: а) оно есть необходимое условие для того, чтобы Божественное начало жизни могло вполне раскрыться в человечестве в отдельных лицах; б) оно есть необходимая форма для полнейшего проявления Божества вообще в целом роде человеческом; в) оно есть, наконец, необходимое последствие совершенного раскрытия жизни Божественной между людьми.
а) Общение между людьми есть необходимое условие для того, чтобы Божественное начало жизни могло раскрыться в отдельных лицах рода человеческого, сколько это возможно на земле. Человек имеет высокое назначение. Все, чему положен зародыш в нем, все то должно в нем развиться, и притом развиться посредством его деятельности. Во-первых, вся внешняя сторона его бытия должна сделаться откровением Божественного. В этом отношении телесный его организм допускает величайшее развитие и усовершимость, и власть его над вещественным миром может расширяться без конца. Такое внешнее развитие природы человеческой уже само по себе составляет задачу обширную; но эта задача становится еще труднее от того, что совершеннейшее развитие физической стороны человека необходимо предполагает такое же развитие и его духовной стороны. Во-вторых, духовная, или внутренняя, сторона человека также должна сделаться вполне образом и изображением существа Божественного. В этом отношении дух человеческий во всех своих направлениях стремится к бесконечному, к безусловно совершенному — к полной истине, к совершеннейшей красоте, к верховному благу. Между тем взятый отдельно от своего великого целого — человечества, человек представляется ограниченным со всех сторон. Свой мир он должен произвести сам собою. Но уже самое его рождение на свет не есть для него действие собственной воли. Его земное бытие потом ограничивается только небольшим числом нескольких лет; едва начинается его физическая жизнь, как его постигает уже смерть. Его духовная высшая деятельность состоит под влиянием низшей, чувственной его природы: невежество, заблуждения, огрубение чувства для истинной красоты, пороки, безнравственность делаются уже потому единственно неизбежными; но сверх этого, по необходимому влиянию разума, сердца и воли друг на друга, эти силы человека, будучи каждая порознь извращенными, в совокупной деятельности еще более делаются несовершенными; наконец, мысль человека может случайно согласоваться с истиной, его чувствование быть по случаю прекрасным, его действие случайно быть сообразным с требованиями нравственности, — но для полного совершенства требуется здесь не случайное, а необходимое согласие, согласие, основанное на воле самого человека, — его действие всегда должно быть действием в полном самосознании. Из всех этих границ человек исторгается посредством общения со своим целым неограниченным — со своими современниками, со своим прошедшим, со своим потомством и делается сам неограниченным. Столкновение с другими людьми пробуждает его от глубокого физического усыпления. В происходящем отсюда трении способности его мало-помалу раскрываются, острятся. На других он видит, что такое он есть сам в собственном своем существе, и таким образом достигает до самосознания. То, чего один человек, одно поколение никогда бы не могли сделать, то, при соединении общих усилий к одной цели, становится теперь весьма легким. Что испытал, открыл, довел до совершенства один человек, один народ, один век, то становится теперь общим достоянием; каждый может пользоваться им, как своим собственным, и на этом основании идти далее к своей цели. Общее наследие передается таким образом из рода в род, и притом всегда с новым приращением. Человечество все более и более освобождается из-под владычества природы, все более и более возвышается над нею и покоряет ее своему владычеству, все более и более преуспевает на пути своего усовершенствования физического, умственного, эстетического, нравственного, политического, религиозного. Когда при общей деятельности нижние ступени однажды будут пройдены, то после этого другие люди могут пробегать их в несколько мгновений, между тем как для того, чтобы в первый раз взойти на них, целому роду человеческому надлежало употребить тысячи лет. Даже те совершенства, блага других, которых известный человек, народ не усвоил себе в действительной жизни, он, сам со своей стороны исполняя свое особенное назначение, может по всей справедливости назвать своими, как сотрудник в общем деле человечества. Таким образом, порядок жизни общественной, один раз возникший и потом непрерывно совершенствующийся, раскрывает идею добра во всех ее направлениях и ее существование делает необходимостью. Все здесь становится произведением нравственности, все совершается для целей разумных и с сознанием. Прежде всего, рождение человека на свет перестает быть делом случая и одной природы. Он рождается в недрах союза нравственного, устроенного и освященного обществом, и рождаясь от людей, в которых первоначальная, грубая природа уже претворена сообразно целям нравственным, он получает с самым рождением тело и душу, физически уже столько совершенные, сколько совершенно состояние общества. Попечением родителей и заботливостью целого общества он вскармливается в самых нежных летах его жизни и охраняется от всех опасностей. Воспитание, раскрывая, образуя все его способности, усвояет ему, превращает в его существо тот образ мыслей, чувствований, желаний, действий, который господствует в обществе, и поставляет его в самое короткое время на ту ступень, на которой находится уже все общество. Выступая на обширное поприще света, он находится тотчас в нравственной атмосфере. Он может, конечно, выбирать между добром и злом. Но если он захочет быть добрым, тогда все питает в нем добрые чувствования, все способствует ему в укоренении добрых его намерений, все помогает ему в добрых его предприятиях; если же он захочет быть злым, тогда он остается один с немногими ему подобными, все вооружается против него, и он, если не может быть истинно добрым, должен по крайней мере казаться таковым. Общество разделяет с ним все свои блага, назначает ему круг действия, где он вполне может раскрыть свои сокровенные силы, — дает ему в своих установлениях средства для того, чтобы он мог вести жизнь, достойную существа нравственного, — ограждает его в мирной его деятельности против несчастий физических, против случайного стечения обстоятельств жизни общественной, против внутреннего злодейства, против внешних неприятелей.
б) Общение между людьми есть необходимая форма для совершеннейшего откровения Божества вообще в целом роде человеческом.
Когда существует между людьми общение, то вследствие разных особенностей, общих только некоторым из них, сами собою образуются между ними различные роды лиц, соединенных между собой в одно общество. Каждое такое общество, развивая только свою частную особенность, но общими силами, тем совершеннее развивает ее, тем величественнее, тем ярче, как одно целое, выражает Божественное в особенном к ней приложении. Составляя в своей совокупности одно стройное целое, они раскрывают таким образом и проявляют Божественное среди людей в размере самом огромнейшем: сколько целое превосходнее своей части, столько проявление Божественного в целом вообще роде человеческом может быть превосходнее в сравнении с проявлением оного в единичном человеке; там оно изображается большими словами, здесь только малыми.
в) Общение между людьми есть необходимое следствие осуществления высших целей человечества. Между тем как, находясь на низшей ступени человеческого образования, люди представляются нам в разнообразных несовершенных видах, на высочайшей ступени духовного совершенства каждый из них служит вполне изображением и проявлением Божественного. Каждый посему здесь составляет одно с другими, каждый есть то же, что и другие. Видя в других жизнь того же Божественного начала, которое раскрылось в нем самом, он любит их так же, как любит себя самого, и как любит все Божественное. Таким образом все здесь, имея одно существо, проникнуты друг другом, живут друг в друге; между ними существует глубочайшее общение всей жизни. Ясно, что такое же отношение должно господствовать между людьми и на нижних ступенях совершенства. То же высочайшее совершенство, которое на высочайшей ступени своего раскрытия соединяет людей как нечто уже действительно существующее, как нечто вполне ими достигнутое, то же высочайшее совершенство на низшей степени своего раскрытия соединяет их как предмет их веры и надежды, как нечто уже не вполне достигнутое.
§ 23. Итак, по самой природе своей нравственные существа находятся в необходимом общении со всеми нравственными существами, и люди в особенности — в общении со всеми людьми.
Верность одного нравственного существа целому обществу (союзу) нравственных существ есть Правда (Justitia) в обширнейшем смысле. Праведным мы называем не только все то, что не противоречит свойству этого общения (с отрицательной стороны), но еще более то, что служит к сохранению и укреплению союза нравственных существ между собой (с положительной стороны); неправедным, напротив, называем все то, что ослабляет и разрушает этот всеобщий союз нравственных существ.
Примеч. 1. Доказательство истины такого понятия о предмете, который мы называем правдою, заключается во всем предшествовавшем изложении.
Примеч. 2. Праведное в означенном нами обширном смысле совпадает вообще с нравственно-добрым. Все нравственные должности, все добродетели можно с такой же полнотой вывести из понятия о союзе нравственных существ и правде, как и из понятия о нравственно-добром. В самом деле, чтобы быть достойным и полезным и даже безвредным членом нравственного общества, чего бы человек не должен был делать по отношению к себе самому, другим нравственным существам, природе? какой бы мог он не иметь добродетели? Все различие между понятием правды и понятием нравственно-доброго состоит в том, что понятие правды непосредственно заключает в себе отношение к обществу, между тем как понятие о нравственно-добром не имеет прямого отношения к обществу.
//. О существе обязанностей и прав
§ 24. Ближайший и непосредственный образ существования правды в обществе составляют права и обязанности. При существовании известного союза необходимо образуются между членами оного некоторые отношения. Во-первых, все они, как отдельные лица, находятся в отношении друг к другу; во-вторых, все они, взятые порознь, находятся в отношении к целому союзу как целому; в-третьих, целый союз, из них составленный, как одно целое может находиться в отношении к другим подобным союзам. Правда требует, чтобы лица, находящиеся в таких отношениях, во взаимном обращении друг с другом поступали сообразно с нею, то есть так, как требует ее существо в особенном его приложении к этим отношениям; другими словами, как требует особенное существо и благо каждого из этих отношений, как союзов нравственных. Что по самому свойству этих отношений для сохранения и преуспеяния их нужно иметь одной стороне, того другая, доколе будет руководиться правдой, не может не признать за нею, не может не хотеть ее, не может не делать для нее, равно как и сама она не может не хотеть себе того же, не может не предпринимать для осуществления своего хотения всего, что согласно с правдой, и всякий должен уважать ее волю. Таким образом, здесь воля одного лица, как воля, согласная с требованиями правды, есть вместе и волею другого лица, которое, принадлежа к тому же союзу, признает те же самые начала правды; воля одного лица, как основанная на правде, здесь имеет силу определять деятельность других лиц, дабы они делали что-нибудь или воздерживались от чего-нибудь. Такая сила называется властью. Итак, здесь одному лицу по отношению к другому принадлежит власть, основанная на правде. Власть лица над лицом, основанную на правде, мы называем вообще правом (jus), отношение лица, подвластного к тому, которое имеет власть над ним, обязанностью (officium).
Примеч. /. Мы говорим: право есть власть яйца. Вещь не может иметь ни над чем власти нравственной. Если приписывают иногда права вещам, например, разного рода заведениям, то приписывают не в собственном смысле, означая именем вещи только известную совокупность лиц.
Примеч. 2. Мы говорим: право есть власть над лицом. Во всех законодательствах упоминаются права на вещи. Но такое выражение, собственно, означает только право известного лица по отношению к вещи против каждого вообще лица. Самая вещь, так как она не есть какое-либо нравственное существо, может находиться только в физической власти лица.
§ 25. Права и обязанности могут возникать: 1) из отношений одного члена общества к другим сочленам: 2) из отношений членов общества к своему обществу; 3) из отношений самого общества кдругим, какие могут существовать, обществам. На этом основании можно всегда различать три рода прав и обязанностей в обществе: 1) права и обязанности частные; 2) права и обязанности общественные внутренние; 3) права и обязанности общественные внешние.
III. Понятие закона
§ 26. Права и обязанности в обществе определяются и охраняются законом.
§ 27. Закон (lex) вообще есть правило, по которому что-нибудь необходимо происходит. Правило, по которому должна происходить деятельность существ нравственных, если они не хотят отказаться от своего нравственного достоинства, хотя физически и могут не поступать по оному, называется, в частности, законом нравственным. Правило, по которому должны поступать нравственные существа в обществе, если они не хотят отказаться от самой жизни общественной, может быть названо точнее законом общественным. § 28. Закон общественный, как и вообще закон нравственный, состоит из двух частей, из которых одна может быть названа частью определительной, другая частью охранительной. Закон общественный прежде всего определяет права и обязанности как членов общества друг к другу и целому обществу, так и целого общества к его членам и другим нравственным обществам. В этом отношении он или повелевает что-либо делать и называется законом повелительным, или запрещает и называется запретительным, или позволяет и называется позволительным. Впрочем, какого бы рода закон ни был, он по существу своему всегда есть изображение вечных начал правды. Определив право или обязанность, закон далее устанавливает меры для их охранения, или, что то же, для ограждения себя в своем действии со стороны нарушений. В этом выражается необходимость закона. Бесполезен был бы самый закон, если бы его исполнение и осуществление не было обеспечено. С этой целью закон 1) заботится о том, чтобы предупредить нарушение прав, доколе оно еще не сделано; 2) пресекает нарушение прав, когда оно совершается; 3) уничтожает нарушение прав, уже свершившееся, восстанавливая нарушенные права в их прежней силе и действии.
Нарушение прав, определенных законом, возможно с двух сторон: со стороны самих существ нравственных и со стороны природы, когда она устремляет свои враждебные силы против существ нравственных и нравственного порядка. В том и другом случае прямое и непосредственное обеспечение закона заключается в самой воле нравственных существ. Над ними закон их вообще властвует не с меньшей силой, чем закон физический над существами физическими. Потому они исполняют закон свой, во-первых, для него самого, независимо от каких-нибудь сторонних побуждений. Но к существу самой правды принадлежит за добро нравственное воздавать тем, которые его делают, и добро физическое, за зло нравственное и зло физическое. Почему для воли нимало не может быть предосудительным, если она ищет добра физического как следствия добра нравственного, бежит зла физического как следствия зла нравственного, и делает добро, имея в виду награду, уготованную доблести, — уклоняется от зла, страшась наказаний, следующих за пороком. Для тех из существ нравственных, в уме которых не взошло еще полное сознание закона нравственного, представление наград, сопровождающих добро, и наказаний, следующих за злом, может быть даже почти единственным побуждением к исполнению законов. Итак, закон обеспечивает исполнение своих требований со стороны существ нравственных, во-вторых, обещая награды исполнителям, грозя наказаниями преступникам и приводя действительно как свои обещания, так и угрозы в исполнение. В-третьих, наконец, весь порядок жизни общественной может быть учрежден так, чтоб в нем одно звено поддерживалось другим, а равно могут быть приняты особые меры для предупреждения преступлений и пресечения их в самом начале. Таким же образом на случай столкновения с природой воля имеет в себе довольно силы, чтобы выдержать борьбу с нею. [...]
 



Лекция, реферат. ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ К.А. НЕВОЛИНА - понятие и виды. Классификация, сущность и особенности.

Оглавление книги открыть закрыть

Золотницкий Владимир Трофимович
О натуральном человека состоянии и о его действиях
О натуральном законе
О обязательствах и правах приобретенных
О происхождении прав и обязательств гражданских и о разделении оных
Козельский Яков Павлович
Философические предложения, сочиненные надворным советником и правительствующего сената секретарем Яковом Козельским в Санкт-Петербурге 1768 года
Радищев Александр Николаевич
Путешествие из Петербурга в Москву Санкт-Петербург, 1790 год
ОПЫТ О ЗАКОНОДАВСТВЕ. СПб., 1801 г.
О ЗАКОНОПОЛОЖЕНИИ. СПб., 1801 г.
Филимонов Владимир Сергеевич
Система естественного права. Сочинение Владимира Филимонова. Посвящено его императорскому Величеству Александру Павловичу.
Цветаев Лев Алексеевич
Первые начала права естественного, изданные для руководства учащихся профессором Львом Цветаевым.
Куницын Александр Петрович
Безусловное право
Употребление начал права при суждении о действиях человека
О врожденных правах человека
О качестве прав первоначальных
Энциклопедия прав лицейский курс лекций о разделении права естественного
Неволин Константин Алексеевич
ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ К.А. НЕВОЛИНА
О происхождении и постепенном образовании законов




« назад Оглавление вперед »
Неволин Константин Алексеевич « | » О происхождении и постепенном образовании законов






 

Учебники по данной дисциплине

Административно-правовое регулирование государственной службы
Как написать диссертацию
Финансовый контроль в зарубежных странах: США, ЕС, СНГ
Современные правовые семьи
Краткое содержание и сравнительная характеристика персонажей произведений Пушкина и Шекспира
Административно-правовые основы государственной правоохранительной службы
Управление системами связи специального назначения
Публичное право
Правила написания рефератов, курсовых и дипломных работ
Кадровое делопроизводство
Защита вещных прав
Социология - методические указания и тесты
Психолого-педагогические аспекты работы в органах ФСИН
Антиинфляционная политика и денежно-кредитное регулирование
История и философия экономической науки
История и методология экономической науки
Прямое и косвенное регулирование мирового финансового рынка
Специальные и общие инструменты регулирования мирового финансового рынка
Факторинговые и трастовые операции коммерческих банков
Инфляционные процессы
Управление компетенциями
Характеристика логистических систем
Стратегические изменения в организации
Реструктуризация деятельности организации
Реинжиниринг бизнес-процессов
Управление персоналом в условиях организационных изменений
Развитие персональной системы ценностей как педагогическая проблема
Подготовка полицейских кадров в Германии, Франции, Великобритании и США
Манипулятивный стиль поведения пациентов с множественными суицидальными попытками
Анафилаксия: диагностика и лечение
Коллективные формы предпринимательской деятельности
Психология лидерства
Компетенции
Психология управления кадрами в бизнесе