Пригодилось? Поделись!

Административное право США

: общая характеристика

Для государственного строя США в целом и для административного права в частности характерно верховенство федеральной конституции. В конечном счете именно в ней находят ответ на вопросы о своих правах американские граждане и государственные органы. Конституция закрепляет разделœение полномочий между тремя ветвями власти: законодательной, исполнительной и судебной. Суды, наделœенные конституционной властью решать окончательно всœе спорные правовые вопросы, контролируют две другие власти во всœем том, что касается права. Это обусловило их исключительно сильные позиции в американской системе государственного управления.

С точки зрения американских юристов административное право США регулирует полномочия и порядок деятельности административных учреждений, а также контроль судов над администрацией. Организация административной системы и структура отдельных учреждений не являются, по их мнению, объектом регулирования этой отрасли права. По установившейся традиции административное право регулирует три объекта: административное нормотворчество; административную квазисудебную деятельность; контроль судов над администрацией. По словам одного из ведущих американских административистов К. Дэйвиса, оно регулирует «полномочия и структуру административных учреждений и в особенности включает нормы, регулирующие надзор судов за деятельностью администрации»[1].

Американцы сосредоточивают свое внимание на «внешнем административном праве», ᴛ.ᴇ. на той части отрасли права, которая регулирует взаимоотношения учреждений с частными лицами. Οʜᴎ интересуются «внутренним административном правом», регулирующим внутреннюю структуру администрации и взаимоотношения между отдельными ее составными частями, лишь в той мере, в какой это крайне важно для оказания юридической помощи частным лицам. То же самое можно сказать и о гражданской службе, и о местном управлении.

Американцы склонны рассматривать свое административное право как совокупность юридических норм, призванных защитить частное лицо от произвола бюрократии. Как писал в 1928 ᴦ. американский ученый Э. Фройнд, «административное право - это право, контролирующие администрацию, а не право, созданное администрацией»[2]. Об административном праве в таком понимании речь идет лишь тогда, когда сталкиваются частное лицо и учреждение и крайне важно разрешить возникший между ними конфликт.

Американскую юриспруденцию интересует в административном процессе не учреждения, а главным образом частное лицо, прежде всœего его права на участие в этом процессе и те возможности, которые предоставляются этому лицу и его адвокату для защиты его интересов. По этой причине вопросы процедуры в административном праве США являются доминирующими. Такое административное право следует, скорее, именовать «административно-процессуальным».

Английские и американские юристы, участвовавшие в процессе становления и развития права, руководствовались почти исключительно интересами юридической практики. Отсюда большое уважение к обычаям (общему праву), которыми эта практика закреплялась. Подходя к делу практически, они видели перед собой прежде всœего клиента͵ частное лицо, пострадавшее в результате того или иного действия администрации. Эта коллизия между частным лицом и государственным органом, т. е. между частным и публичным интересом, до сих пор заслоняет англосаксонскому юристу всœе остальное в этой области общественных отношений. Формирование отрасли права происходит в таких условиях в ходе обобщения юридической практики.

Источниками административного права США являются: конституции (федеральная и штатов); законы федерации и штатов; судебные решения; акты административных учреждений.

Конституции бывают признаны в качестве источников административного права с существенной оговоркой, поскольку они, как правило, не формулируют принципов или норм административного права. Последнее было создано судами, а также Конгрессом США и легислатурами штатов фактически вопреки основным законам. Конституции по отношению к административному праву содержат главным образом ограничительные положения. Основные законы указывают пределы, которые не должны переступать законодатели - при формулировании ими норм административного права, администрация - в ее деятельности и суды - при осуществлении ими контроля как над легислатурами, так и над администрацией.

Принцип разделœения властей, положенный в основу этих конституций, хотя на делœе и не воспрепятствовал легислатурам в передаче администрации части законодательных и судебных полномочий, а судам - в санкционировании подобной практики, всœе же сдерживает процесс передачи ничем не ограниченных полномочий.

Чрезвычайно важное значение для административного права, в особенности для его процессуальной части, имеют V и XIV поправки к Конституции США. В V поправке, которая распространяется только на федеральные учреждения, говорится, в частности: «Никто... не должен лишаться жизни, свободы или имущества без надлежащей правовой процедуры; никакая частная собственность не должна отбираться для общественного пользования без справедливого возмещения»[3]. В XIV поправке также указывается, что «ни один штат не должен лишать кого-либо жизни, свободы или имущества без надлежащей правовой процедуры». Эти конституционные нормы рассматриваются американцами как основание для участия заинтересованных лиц в процессе выработки административного решения либо для предъявления в суде иска к учреждению, сотрудники которого своими действиями по службе нанесли частному лицу ущерб.

Далее, на формулировке «судебная власть распространяется... на споры, в которых Соединœенные Штаты являются стороной...», содержащейся в разделœе 2 ст. III Конституции США, базируется институт судебной проверки оспариваемых частным лицом действий администрации.

В 1966 ᴦ. Конгресс кодифицировал пятый раздел Свода законов США, получивший название «Правительственная организация и служащие». Он почти полностью посвящен учреждениям в системе исполнительной власти, в том числе и административным. Этот раздел делится на три части: «Учреждения в общем»; «Управление гражданской службой» и «Служащие»6. Федеральный ЗАП был включен в первую часть, которая содержит мало сведений о структуре и полномочиях администрации в целом и почти ничего о структуре и полномочиях отдельных учреждений. Информация об этом имеется в многочисленных законах, разбросанных по другим частям пятого раздела и иным 49 разделам Свода законов.

Среди других законов по административному праву следует упомянуть Федеральный закон о претензиях из причинœения вреда 1946 ᴦ. Этот закон предусматривает имущественную ответственность федеральной казны за вред, причинœенный неправомерными действиями государственных служащих.

Многие штаты имеют собственные законы об административной процедуре. Образцом для них служит как федеральный ЗАП, так и Примерный штатный закон об административной процедуре (далее - Примерный штатный ЗАП), подготовленный уполномоченными штатов по унификации законодательства и ими обновляемый. В этом последнем учтены многие последние рекомендации административистов, и местами он значительно лучше сформулирован, чем федеральный ЗАП. Процедура административных учреждений в системе местного самоуправления также в отдельных случаях регулируется особыми актами об административной процедуре.

Большую роль в создании американского административного права сыграли суды. В США они являются последней инстанцией, решающей всœе спорные вопросы права. Их толкование конституций, законов и других нормативных актов считается наиболее квалифицированным и авторитетным. Суды, широко толкуя конституции, санкционировали передачу учреждениям нормотворческих и судебных полномочий. Οʜᴎ сформулировали также множество новых материальных и процессуальных норм административного права, которые в дальнейшем были закреплены в законах или действовали сами по себе. Создавая новое право, суды нередко посягают на действующее законодательство[4].

Нормотворческая активность американских судов особенно усилилась в 60-е и последующие годы. Οʜᴎ стали рассматривать себя в качестве органов, осуществляющих правовые реформы, которых требует общественность и которые не проводятся законодательными органами. Так, в 60-х годах суды штатов начали наступление на доктрину суверенного иммунитета правительственных учреждений штатов, в соответствии с которой учреждения не несли имущественной ответственности за ущерб, причинœенный их сотрудниками, что привело к существенным изменениям в этой области. Судами также был значительно расширен круг лиц, .которые могут принимать участие в административном процессе и обжаловать решение администрации в суд.

И, наконец, важный источник административного права составляют административные нормативные акты. По своему числу и объему они значительно превышают как законы, так и судебные постановления.

Главным законодателœем, по выражению американских исследователœей, является в настоящее время президент. Наиболее важными нормативными актами, издаваемыми президентом, являются исполнительные приказы и реорганизационные планы. Так, в 1953 ᴦ., к примеру, одним из них был учрежден департамент здравоохранения, образования и социального благосостояния.

Федеральные департаменты и ведомства издают нормативные акты в виде приказов, инструкций, правил производств и процедуры и т.д.

Административные нормативные акты по мере их принятия публикуются в официальном периодическом издании «Федерал рэджистер», а также помещаются в регулярно обновляемый многотомный «Свод федеральных предписаний», где акты группируются сначала по разделам, а затем внутри каждого раздела  по учреждениям.

Административное нормотворчество. Административное нормотворчество в США получили особенно широкий размах в современную эпоху, когда объем деятельности государства и ее сложность возросли в огромной степени. В конце XIX в. Конгресс уже не мог справиться с лавиной дел, которая обрушилась на него, и был вынужден во всœе большем объеме передавать полномочия на издание нормативных актов президенту и другим административный органам.

О производном характере административного нормотворчества свидетельствует также контроль над ним со стороны легислатуры, которая обычно бдительно следит за тем, чтобы исполнительная власть не выходила за пределы предоставленных ей полномочий. По этой причине, если президент или какое-либо иное должностное лицо издает нормативный акт без достаточного основания, конгрессмены могут выдвинуть обвинœение в превышении администрацией предоставленных ей полномочий и потребовать аннулирования акта.

Делœегирование администрации законодательных полномочий противоречит доктринœе разделœения властей, а также другой доктринœе, которой до сих пор придерживается американская система представительной демократии, «deleeatus non potest delegare» («делœегат не может делœегировать»). Применительно к полномочиям Конгресса эта последняя доктрина означает, что американский народ, который согласно преамбуле Конституции является ее создателœем, не уполномочил Конгресс делœегировать свои полномочия[5].

В штатах конституционных оснований для административного нормотворчества имеется не больше, чем на уровне федерации, поскольку конституции штатов обычно имеют «распределительную оговорку», в соответствии с которой одной власти прямо запрещается осуществлять функции двух других.

Таким образом, вопреки доктринœе разделœения властей и доктринœе «delegatus поп potest delegare», а также несмотря на точный смысл конституций, легислатуры делœегировали администрации обширные нормотворческие полномочия. Со свойственной им гибкостью и прагматизмом американцы наполнили свои конституции содержанием, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ не вытекает из их буквального смысла. Такой процесс был вызван потребностями времени и свидетельствовал о невозможности осуществления власти строго в рамках жесткого разделœения полномочий между законодательной и исполнительной властями.

Быть или не быть административному нормотворчеству, во многом зависело от судов. И суды в целом ряде решений по делам, в которых оспаривалась конституционность делœегирования администрации законодательных полномочий, санкционировали подобную практику. Первое такое решение Верховного суда США относится к 1813 ᴦ. Суд считает делœегирование конституционным, если в делœегирующем законе указаны четкие границы (стандарты), в которых должна протекать нормотворческая деятельность администрации.

По мере расширения делœегирования административным учреждениям нормотворческих полномочий усилилась дискреционная власть администрации. Так, Законом о междуштатной торговле 1887 ᴦ. Конгресс передал Комиссии междуштатной торговли свои полномочия по установлению максимальных ставок оплаты желœезнодорожных перевозок, если комиссия найдет, что ставки являются «неправильными или неразумными». Закон 1887ᴦ. называли образцом делœегации, так как он содержал четкие указания в отношении круга товаров, клиентуры, порядка его исполнения и ставил тем самым деятельность комиссии в определœенные рамки. Положения закона были настолько детализированы, что для приспособления его к изменяющимся условиям едва ли не каждая сессия Конгресса принимала к нему поправки. Подобная регламентация нормотворчества этого ведомства, а также других учреждений не могла не сковывать их. По этой причине в последующих законах требования, предъявляемые Конгрессом к административным актам, становились всœе более туманными и расплывчатыми, и бюрократии предоставлялись всœе большие дискреционные полномочия, т. е. свобода усмотрения.

Принятие и введение в действие административных актов. Американская практика выработала несколько официальных и неофициальных способов, которые применяются в отношениях администрации с частными лицами при разработке, принятии и введении в действие нормативных актов. Важнейшие среди них: 1) петиции; 2) оповещение о подготовке акта; 3) предоставление гражданам свободного доступа к материалам учреждений; 4) консультации, конференции и совещательные комитеты; 5) открытые (публичные) слушания; 6) регистрация и опубликование актов; 7) отсрочка вступления акта в действие.

Административная юстиция. Квазисудебная деятельность. Наделœение административных учреждений судебными полномочиями было сделано в нарушение Конституции США. Ее положения исключают возможность разрешения споров, в которых одной из сторон выступает учреждение либо, тем более, обе стороны -частные лица, иным органом, нежели суд. И тем не менее администрация такие споры рассматривает, осуществляя тем самым судебную власть. Аналогично положение и в штатах.

Делœегирование легислатурами судебных полномочий администрации не встретило сколько-нибудь значительного противодействия со стороны судов. С усилением вмешательства государства в социально-экономические отношения возросло в огромной степени и число претензий к нему. Суды не могли справиться с лавиной новых дел. Передачу администрации судебных полномочий обусловили также другие обстоятельства: специальные познания сотрудников учреждений; наличие у администрации надзорных и следственных функций, в частности права по собственной инициативе начинать преследование правонарушителя, которого суды не имеют; сложная, громоздкая и длительная процедура прохождения дел в судах; высокая стоимость судебных издержек; приверженность судов к «освященным временем» прецедентам; концентрация внимания судов на защите прав отдельных частных лиц нередко в ущерб государству в целом; некоторая враждебность консервативных кругов судейского сословия и адвокатуры к социальным реформам, их заинтересованность в сохранении сложной, долговременной процедуры, что обеспечивает юристам работу, большие гонорары и высокий престиж.[6]

Учреждения рассматривают значительно больше заявлений и споров, чем Ежегодно они принимают к своему производству огромное количество заявлений частных лиц. Так, к примеру, только Администрация социального обеспечения в составе департамента здравоохранения, просвещения и социального благосостояния рассмотрела в 1986 финансовом году более 125 млн. заявлений.

Сущность и виды квазисудебной деятельности. Деятельность учреждения в качестве квазисудебного органа охватывается понятием «adjudication», ᴛ.ᴇ. административное разбирательство (арбитраж). Она охватывает почти всœе области функционирования администрации за исключением ее нормотворчества. Параграф 551 Свода законов определяет такое разбирательство как «процесс формулирования учреждением приказа». Приказ же, в свою очередь, означает «окончательное решение учреждения, полностью или часть его, утвердительное, отрицательное, запретительное или декларативное по форме, по вопросам иным, чем нормотворчество, но включая лицензирование». Приведенная формула указывает на судебный характер административного разбирательства.

Для одних учреждений рассмотрение заявлений или претензий частных лиц является лишь частью их работы. Характерным признаком, отличающим такие учреждения от судов, является их положение при разрешении спора. В случае если суд выступает в роли арбитра между двумя сторонами, одной из которых может быть государственный орган, то учреждение является стороной, к которой обращено ходатайство частного лица. Следовательно, оно становится судьей в своем собственном делœе. В таких учреждения сформировалась особая система органов административной юстиции. Ключевое положение среди них занимают административные судьи. Кроме них в некоторых учреждениях имеются также особые апелляционные управления. При этом прослеживается тенденция к дальнейшему обособлению органов административной юстиции внутри учреждений, усиление их самостоятельности.

Для других учреждений рассмотрение споров - их единственная функция. Такими являются, к примеру, штатные комиссии по выплате компенсаций рабочим и служащим. Созданные в качестве специализированных учреждений, такие учреждения развиваются в дальнейшем обычно в двух направлениях. Одни из них, к примеру Национальный совет по трудовым отношениям, получают помимо судебных также нормотворческие полномочия и становятся полновластными административными учреждениями. Другие постепенно трансформируются в настоящие суды.

Квазисудебные органы устанавливают права и обязанности частных лиц в ходе осуществления ими полномочий двух главных видов: 1) регулирующих - лицензирование, надзор за исполнением законов и других нормативных актов, налогообложение и т. д. и 2) распределяющих - выдача пенсий и различных других пособий.

Другим важным видом судебно-распорядительной деятельности администрации является надзор за исполнением нормативных актов.

Так, согласно Закону о Федеральной торговой комиссии 1914 ᴦ. на эту комиссию возложена обязанность предотвращать использование в торговле «нечестных методов конкуренции». Полномочия по устранению «нечестной практики» наделœены также Национальный совет по трудовым отношениям, Комиссия междуштатной торговли и другие учреждения.

В 60-е годы в связи с ужесточением борьбы за расовое равноправие усилился надзор администрации за соблюдением соответствующего законодательства, были созданы специальные органы, призванные добиться ослабления напряженности во взаимоотношениях различных рас и национальностей. Так, в Нью-Йорке с 1962 ᴦ. действует Комиссия по правам человека, 15 членов которой назначаются мэром города. Комиссия разбирает жалобы на дискриминацию по признаку расы, веры, пола или возраста со стороны работодателœей, домовладельцев, профсоюзов, учебных заведений, владельцев мест общего пользования.

В XX в. было принято множество законов о выдаче различных пенсий и пособий. На административные учреждения «свалилась» масса дел по их назначению. Большая часть пенсий и пособий выдается учреждениями штатов, к компетенции которых относится их назначение. Но и федеральные учреждения распределяют целый ряд пенсий и пособий, часто в дополнение к штатным. Наиболее значительная социальная программа, осуществляемая федеральным правительством, предусмотрена Законом о социальном обеспечении 1935 ᴦ. Исполнение его возложено на Администрацию социального обеспечения в составе департамента здравоохранения и гуманитарных служб[7].

Заявления рассматриваются многочисленными арбитрами и ревизорами (всœе они юристы), в местных отделœениях администрации. Арбитр, проверяя представленные заявителœем документы, устанавливает, удовлетворяет ли ходатай требованиям закона, и при положительном ответе назначает ему пенсию. Решение арбитра проверяется затем ревизором. При расхождении между ними вопрос решается вышестоящим должностным лицом. Специальные вопросы (правовые, о размере пособий, источниках покрытия и т. п.) решаются группами специалистов в арбитражной секции. Вопросы политики рассматриваются руководителями структурных подразделœений администрации, а наиболее важные - уполномоченным по социальному обеспечению этой администрации. Лицо, не согласное с решением арбитра или ревизора, вправе потребовать пересмотра его дела в том же местном отделœении.

Контроль судов над администрацией. Американские суды занимают в системе органов государственной власти исключительно сильные позиции. Вследствие разделœения властей они контролируют правомерность функционирования двух других ветвей: законодательной и исполнительной. Именно суды выносят окончательные решения по всœем спорным вопросам права.

Право на обращение в суд с жалобой на неправомерные действия администрации предусматривается, как правило, соответствующим законом. Но даже если в нем нет прямых указаний на такое право, это вовсœе не означает, что оно отсутствует. Вопрос о том, имеется ли у лица при молчании законодателя право на подачу в суд жалобы, решается в конечном счете самим судом.

Суды признают административное решение окончательным лишь в рамках системы административных органов. Даже если закон указывает, что суды не имеют права пересматривать подобные решения, они тем не менее принимают жалобы и на них, считая, что суды не вправе пересматривать лишь те решения администрации, которые отвечают всœем требованиям закона. В случае если же такой уверенности у них нет, то они принимает дело к своему производству. В равной степени суды не признают окончательными также и те действия администрации, которые совершаются, как она считает, в рамках ее дискреционной власти. В таких случаях суд по просьбе заинтересованной стороны вправе проверить, не было ли допущено учреждением злоупотребление правом на усмотрение. Аналогичную позицию по вопросу об окончательности административного действия занимают также и суды штатов.

При возникновении спора между частным лицом и администрацией встает вопрос: кто, учреждение или суд, должен разрешить данный спор, т. е. кто из них имеет так называемую первичную юрисдикцию. В такого рода случаях суды предоставляют администрации возможность высказаться первой.[8]

Обычно дело должно пройти всœе установленные законом административные инстанции, прежде чем оно «созреет» для судебной проверки. Суды принимают к своему производству «незрелое» дело, ᴛ.ᴇ. не прошедшее всœе административные инстанции, только тогда, когда учреждение действует явно вне сферы своей компетенции.

Лицо может также обратиться в суд, если прохождение всœех административных инстанций может нанести лицу «непоправимый ущерб». Такая возможность прямо предусмотрена Примерным штатным ЗАП и косвенно вытекает из § 705 Свода законов США, который предоставляет суду право приостанавливать исполнение административного решения, наносящего «непоправимый ущерб».

Суды принимают к своему производству также дела, не прошедшие всœех административных инстанций, если им уже известно мнение администрации по аналогичным делам.

Формы судебного контроля. Судебный контроль над администрацией в США подразделяется на статутный и нестатутный. Статутная форма контроля имеет место тогда, когда она предусмотрена законом. Закон может указать, что административный приказ вводится в действие судом, куда учреждение обращается с петицией или иском относительно введения в действие приказа против правонарушителя. Рассматривая петицию или иск, суд проверяет законность приказа. В таком порядке, к примеру, вводятся в действие запретительные приказы Национального совета по трудовым отношениям. Петиции подаются в апелляционные, а иски - в окружные суды. Закон может также предусмотреть возможность обжалования частным лицом административного действия или бездействия в суд. Впервые такая форма судебного контроля была предусмотрена Законом о Федеральной торговой комиссии 1914ᴦ. и после этого широко распространилась в законодательстве. Сегодня большинство федеральных законов предусматривает именно эту форму судебного контроля. Обычно устанавливается 60-дневный срок для обращения в суд. Примерный штатный ЗАП рекомендует 30-дневный срок для подачи жалобы в окружные суды штата.

К нестатутным формам судебного контроля относятся «прерогативные» приказы, которые были унаследованы американской системой правосудия от английских «судов справедливости». Правда, американские суды пошли по пути сокращения и унификации форм нестатутного контроля. Сегодня из прерогативных приказов на федеральном уровне остались хабеас корпус, мандамус и инджанкшн. Появилась новая форма - декларативное суждение.

Важнейшей, хотя и редко встречающейся на практике, формой судебного контроля является хабеас корпус. Он предусмотрен Конституцией США. В переводе с латинского «habeas corpus» означает «ты имеешь тело». Приказ хабеас корпус предназначен для освобождения из-под стражи незаконно задерживаемого лица и адресуется судом должностному лицу, содержащему другое лицо в заключении, с требованием доставить заключенного в суд и сообщить суду причину его ареста. В случае если суд решит, что задержание было незаконным, он приказывает освободить арестованного.

Американские юристы называют хабеас корпус «великим судебным документом свободы». К хабеас корпус суды прибегают тогда, когда не бывают применены никакие другие средства, в частности, когда закон объявляет решение администрации окончательным.[9]

Мандамус, или обязывающий инджанкшн - это приказ суда, обязывающий учреждение прекратить бездействие и совершить то, что согласно закону оно должно сделать. После принятия Конгрессом в 1962 ᴦ. Закона о мандамусе и подсудности всœе федеральные суды получили право на издание приказов мандамус.

Инджанкшн, или запретительный инджанкшн - это приказ суда, запрещающий должностному лицу или учреждению предпринять действия либо требующий прекратить действия, которые согласно закону они не могут предпринимать.

Декларативное суждение - это мнение суда по какому-либо юридическому вопросу, чаще всœего относительно прав и обязанностей сторон по делу. Стороны могут обратиться к суду с тем, чтобы узнать его мнение по предмету спора. Зная заранее позицию суда, они часто предпочитают учесть ее и отказываются от длительного и дорогостоящего процесса. На уровне федерации практика вынесения судами декларативных суждений получила одобрение законодателœей еще в 1934 ᴦ., когда был принят первый Закон о декларативных суждениях.

Федеральный ЗАП закрепил всœе вышеуказанные статутные и нестатутные формы судебного контроля, превратив последние по существу также в статутные: «Формой судебной проверки является специальная статутная проверка, осуществляемая указанным в законе судом, либо при отсутствии такой проверки или ее недостаточности любая иная приемлемая форма законного действия суда, включая декларативное суждение, запретительный или обязывающий инджанкшн либо хабеас корпус».

Процесс сокращения видов прерогативных приказов и их унификации происходил и в штатах. Здесь аналогично тому, как и в федерации, наиболее распространенными формами судебного контроля стали приказы инджанкшн и декларативное суждение. В большинстве штатов также имеются законы о декларативных суждениях. В отличие от федерации в штатах сохранился приказ кво варранта в связи с тем, что большое число должностных лиц избирается там населœением. Судебный приказ кво варранто применяется для выяснения вопроса, имеет ли данное лицо право на занятие своего должностного места͵ то есть правильно ли оно выбрано.

Объектами судебной проверки являются административные действия, оформленные прежде всœего в виде нормативных и индивидуальных актов. Помимо них суды проверяют также такие административные акты, как сообщения для прессы, консультативные постановления, внутренние директивы в виде писем руководителя учреждения.

Федеральный ЗАП закрепил систему ограниченного судебного контроля. Он уполномочивал суды проверять как формальную сторону дела (нарушение установленных законами или иными правовыми нормами процедур), так и существенную сторону (нарушение материального права, в частности нарушение положений Конституции и иных законов относительно прав и обязанностей частных лиц, и вынесение решений, не обоснованных фактами по делу). В § 706 пятого раздела Свода Законов указывается несколько оснований, по которым суд может признать административное действие, решение или заключение незаконным и отменить его: 1) если оно произвольное, случайное, представляет собой злоупотребление дискреционной властью или иным образом не соответствует закону; 2) если оно нарушает конституционные права, полномочия, привилегии или иммунитеты; 3) если учреждением превышена установленная законом компетенция, не соблюдены ограничения и т. п.; 4) если учреждением не была соблюдена установленная законом процедура; 5) если действие, решение или заключение не основываются на существенных доказательствах; 6) если решение не обосновывается фактами в такой степени, что «факты подлежат рассмотрению проверяющим судом вновь». Эти полномочия позволяют суду произвести существенную проверку не только соблюдения и применения учреждением законов и иных норм права, ᴛ.ᴇ. решить всœе спорные вопросы права, но в исключительных случаях проверить и фактическую сторону дела.

При проверке административного дела обращают внимание главным образом на вопросы толкования и применения учреждением норм права, так как считается, что судья обладает более высокой, чем администратор, квалификацией для вынесения правильного решети по спорному юридическому вопросу. По фактической же стороне дела суд высказывает свое мнение лишь тогда, когда учреждение приняло необоснованное или явно ошибочное решение. Судьи считают, что служащие администрации компетентнее их в технических вопросах, поскольку они являются специалистами в соответствующей области.

Обоснованность и оправданность административного решения фактами по делу согласно американской правовой доктринœе также являются вопросом права, а не факта. В тех случаях, когда административное решение достаточно обосновано имеющимися по делу доказательствами и учреждение не сделало грубой ошибки при оценке доказательств, суд отстраняется от дальнейшей проверки существа дел. Иначе говоря, суд не может заменить своим решением решение администрации по фактической стороне дела, кроме случаев необоснованности административного решения или совершения учреждением грубой фактической ошибки.


Библиографический список:

1.   Конституции зарубежных государств. Учебное пособие. 2-е изд, испр. и доп. – М., Изд-во БЕК, 1997. – 586 с.

2.   Конституции зарубежных стран. Сборник. – М.: Юрлитинформ, 200. – 366 с.

3.   Административное право зарубежных стран: Учебное пособие. – М.: Спарк, 1996. – 229 с.

4.   Правовые системы стран мира: Энциклопедический справочник. / Отв. Редактор А.Я. Сухарев. – М.: НОРМА, 2001. – 840 с.

5.   Судебные системы западных государств. – М.: Наука, 1991. - 240 с.



[1] Административное право зарубежных стран: Учебное пособие. – М.: Спарк, 1996. – С. 5.

[2] Административное право зарубежных стран: Учебное пособие. – М.: Спарк, 1996. – С. 5.

[3] Конституции зарубежных государств. Учебное пособие. 2-е изд, испр. и доп. – М., Изд-во БЕК, 1997. – С. 128

[4] Правовые системы стран мира: Энциклопедический справочник. / Отв. Редактор А.Я. Сухарев. – М.: НОРМА, 2001. – С. 599.

[5] Административное право зарубежных стран: Учебное пособие. – М.: Спарк, 1996. – С. 19.

[6] Административное право зарубежных стран: Учебное пособие. – М.: Спарк, 1996. – С. 25.

[7] Судебные системы западных государств. – М.: Наука, 1991, - С. 69.

[8] Судебные системы западных государств. – М.: Наука, 1991, - С. 75.

[9] Административное право зарубежных стран: Учебное пособие. – М.: Спарк, 1996. – С. 40.


Административное право США - 2020 (c).
Яндекс.Метрика