Пройти Антиплагиат ©



Радио Глава десятая. Политические репрессии при Никите Хрущеве и Леониде Брежневе

Количество просмотров публикации Глава десятая. Политические репрессии при Никите Хрущеве и Леониде Брежневе - 1094

 Наименование параметра  Значение
Тема статьи: Глава десятая. Политические репрессии при Никите Хрущеве и Леониде Брежневе
Рубрика (тематическая категория) Радио


В официальной истории Советского Союза Никита Хрущев остался в качестве либерала. В заслугу ему ставят: доклад ʼʼО культе личности и его последствияхʼʼ на XX съезде партии в феврале 1956 года, процесс реабилитации жертв сталинских репрессий и ʼʼОттепельʼʼ.

Ради исторической справедливости отметим, что ʼʼштучнаяʼʼ реабилитация началась еще при нахождение у власти… Иосифа Сталина. В 1951 году получил Сталинскую премию 1-й степени выдающийся филолог Виктор Виноградов, арестованный в 1934 году и до 1944 года испытывавший всякого рода притеснения; тогда же удостоился Сталинской премии репрессированный в 1933 году драматург и киносценарист Николай Эрдман; в начале 1951 года была восстановлена в качестве члена Союза писателœей СССР изгнанная из него в 1946 году Анна Ахматова. Список можно продолжить.

Литературная ʼʼоттепельʼʼ началась также при Иосифе Сталинœе. Достаточно назвать три книги, которые критики однозначно относят к ʼʼоттепелиʼʼ. Сборник очерков Валентина Овечкина ʼʼРайонные будниʼʼ, роман Василия Гроссмана ʼʼЗа правое делоʼʼ и повесть Эммануила Казакевича ʼʼСердце другаʼʼ. Все они были опубликованы еще при жизни Иосифа Сталина!

…У Никиты Хрущева были свои ʼʼзаслугиʼʼ в борьбе с политическими противниками советской власти. В январе 1959 года он заявил об отсутствии ʼʼфактов привлечения к судебной ответственности за политические преступленияʼʼ. Вот только непонятно, за что в 1958 году были осуждены по статье 70 (антисоветская агитация и пропаганда) УК РСФСР 1416 человек. Удивляет не сам факт наличия политзаключенных в Советском Союзе, а их количество. Знаете, сколько человек было осуждено за аналогичное преступление в период с 1965 по 1975 год? Примерно столько же, сколько в 1958 году.[77]

Мало кто знает, что 19 июля 1962 года Президиум ЦК КПСС на своем заседание рассмотрел вопрос ʼʼОб усиление борьбы с ʼʼвраждебными проявлениями антисоветских элементовʼʼ. Итогом этого совещания стало одобрение текстов проектов трех документов: Постановления СМ СССР (расширяло перечень местностей, где запрещалось прописывать лиц, ʼʼотбывших лишение свободы или ссылкуʼʼ за ʼʼвраждебную антисоветскую деятельностьʼʼ); Приказа КГБ № 00175 от 28 июля 1962 года ʼʼОб усиление борьбы органов государственной безопасности с враждебными проявлениями антисоветских элементовʼʼ и Приказа Генерального прокурора СССР ʼʼОб усиление прокурорского надзора за расследованием дел о государственных преступлениях и рассмотрение их в судахʼʼ.

Среди перечисленных в Приказе КГБ № 00175 мер следует отметить:

ʼʼ…Решительное усиление агентурно-оперативной работы по выявлению и пресечению враждебных действий антисоветских элементов внутри страны…

…Своевременно и остро реагировать на всœе поступающие в органы КГБ сигналы о лицах и фактах, заслуживающих чекистского внимания, незамедлительно проводить агентурно-оперативные мероприятия по их проверке….

…Создать во втором главном Управлении на базе 9, 12, 13 и 14 отделов Управление, на ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ возложить функции по организации агентурно-оперативной работы на крупных и особо важных промышленных предприятияхʼʼ.[78]

Первые строки Приказа Генерального прокурора звучали так:

ʼʼЗа последнее время в ряде районов и городов отмечена активизация враждебной деятельности антисоветских элементов, сектантов и церковников, которые нередко используют в антисоветских целях хулиганствующие и другие уголовные элементы.

Между тем имеют место факты недостаточно решительной борьбы с антисоветскими проявлениями. Иногда лица, совершающие такого рода преступления, даже не привлекаются к уголовной ответственности, как этого требует закон, а в отношении их ограничиваются лишь мерами предупреждения. Некоторые прокуроры не проявляют активности в борьбе с подобными преступлениями, недооценивают их опасность и допускают беспечность…ʼʼ[79]

Фактически репрессивный аппарат при Никите Хрущеве активно функционировал. Разумеется, массовых арестов уже не происходило, но вероятность провести несколько лет в заключении ʼʼза антисоветскую агитацию и пропагандуʼʼ у граждан Советского Союза была большой. Достаточно сказать, что к уголовной ответственности за это преступление с 1959 года по 1962 год было привлечено 1601 человека. А вот с 1971 года по 1974 год (страной руководил Леонид Брежнев) в четыре раза меньше — всœего лишь 348 человек.[80]

Об этом не принято говорить, но при Леониде Брежневе произошло радикальное изменение в стратегии деятельности КГБ. Карательная функция была заменена профилактической. В докладной записке председателя КГБ Юрия Андропова ʼʼО некоторых итогах предупредительно-профилактической работы органов госбезопасностиʼʼ адресованной в ЦК КПСС, в частности, отмечалось: ʼʼСопоставление двух периодов: 1959–1966 ᴦ. ᴦ. и 1967–1974 ᴦ. ᴦ. показывает, что число привлеченных к уголовной ответственности сократилось почти в два раза (с 8664 чел. до 4879 чел.)…ʼʼ

Среди причин снижения числа осужденных председатель КГБ называет: ʼʼ…Правильная карательная политика Советского государства; доминирующая роль предупредительно-профилактической работы по предотвращению преступленийʼʼ.[81]

Интересно, как бы сложилась судьба лиц: ʼʼдопустивших политически вредные проявленияʼʼ и ʼʼимевших подозрительные связи с иностранцами и вынашивающие изменческие планыʼʼ, в случае если бы сотрудники КГБ сразу же привлекли их к уголовной ответственности, а не ограничились профилактическими беседами? Сколько людей удалось уберечь от тюрьмы благодаря стараниям чекистов? Десятки, а может и сотни тысяч человек!

ʼʼПо состоянию на 20 декабря 1975 года в ИТУ (исправительно-трудовые учреждения — Авт.) отбывает наказание… за антисоветскую агитацию и пропаганду— всœего 261 человек, которые содержаться в двух исправительно-трудовых колонияхʼʼ.[82]

…На XXII съезде КПСС Никита Сергеевич Хрущев с трибуны заявил: ʼʼВозможно ли появление различных мнений внутри партии в отдельные периоды ее деятельности, особенно на переломных этапах? Возможно. Как же быть с теми, кто высказывает свое, отличное от других мнение? Мы стоим за то, чтобы в таких случаях применялись не репрессии, а ленинские методы убеждения и разъяснения…ʼʼ.[83]

При этом руководитель страны лукавил. Борьба с диссидентами шла с активным использованием репрессивных методов. И об этом красноречиво свидетельствует приведенная выше статистика.

До 1960 года борьбой с антисоветским подпольем, националистическими формированиями и враждебными элементами занималось Четвертое управление КГБ. Далее его включили в состав Второго Главного управления.

С одной стороны логичный и правильный шаᴦ. К концу пятидесятых годов прошлого века чекисты сумели нейтрализовать вооруженное антисоветское националистическое подполье в Прибалтике и на Западной Украинœе.

С другой стороны, главк утратил свою самостоятельность и превратился в одно из подразделœений контрразведки. Это привело не только к сокращению числа сотрудников, но и к изменению тактики борьбы. Возмутителœей спокойствия проще было ʼʼпосадитьʼʼ, чем проводить с ним многочасовые воспитательные беседы.

Возглавивший в 1967 году Комитет Государственной безопасности Юрий Андропов считал, что работу с интеллигенцией крайне важно вывести из ведения контрразведки, поскольку ʼʼнельзя относиться к писателям и ученым как к потенциальным шпионам и заниматься ими профессиональным контрразведчикамʼʼ.[84]

Свое мнение он изложил в письме, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ 3 июля 1967 года направил в ЦК КПСС. Вот текст этого документа:

ʼʼИмеющиеся в Комитете госбезопасности материалы свидетельствуют о том, что реакционные силы империалистического лагеря, возглавляемые правящими кругами США, постоянно наращивают свои усилия в плане активизации подрывных действий против Советского Союза. При этом одним из важнейших элементов общей системы борьбы с коммунизмом они считают психологическую войну.

Пропагандистские и разведывательные службы Запада заметно активизируют свою деятельность в связи с предстоящим 50-летием Великой Октябрьской социалистической революции.

К примеру, во всœе представительства информационного агентства США (ЮСИА) разослана директива о проведении комплекса подрывных пропагандистских мероприятий, приуроченных к 50-й годовщинœе Октября.

Замышляемые операции на идеологическом фронте противник стремится переносить непосредственно на территорию СССР, ставя целью не только идейное разложение советского общества, но и создание условий для приобретения у нас в стране источников получения политической информации.

Серьезную опасность представляет антисоветская деятельность группы Мао Цзэдуна, тем более что она прикрывается ʼʼлевойʼʼ фразой.

Пропагандистские центры, спецслужбы и идеологические диверсанты, приезжающие в СССР, внимательно изучают происходящие в стране социальные процессы и выявляют среду, где можно было бы реализовать свои подрывные замыслы. Ставка делается на создание антисоветских подпольных групп, разжигание националистических тенденций, оживление реакционной деятельности церковников и сектантов.

В 1965–1966 гᴦ. органами госбезопасности в ряде республик было вскрыто около 50 националистических групп, в которые входило свыше 500 человек. В Москве, Ленинграде и некоторых других местах разоблачены антисоветские группы, участники которых в т. н. программных документах декларировали идеи политической реставрации.

Судя по имеющимся материалам, инициаторы и руководители отдельных враждебных групп на путь организованной антисоветской деятельности становились под влиянием буржуазной идеологии, некоторые из них поддерживали, либо стремились установить связь с зарубежными эмигрантскими антисоветскими организациями, среди которых наибольшей активностью отличается т. н. Народно-трудовой союз (НТС).

За последние годы органами госбезопасности на территории СССР захвачено несколько эмиссаров НТС, в т.ч. из среды иностранцев.

При анализе устремлений противника в области идеологической диверсии и конкретных условий, в которых приходится строить работу по ее пресечению, следует учитывать ряд обстоятельств внутреннего порядка.

После войны из фашистской Германии и других стран вернулось в порядке репатриации около 5,5 млн. советских граждан, в т.ч. большое количество военнопленных (примерно 1 млн. 800 тыс. человек). Подавляющее большинство этих лиц были и остались патриотами нашей Родины. При этом определœенная часть сотрудничала с гитлеровцами (в т. ч. власовцы), некоторые были завербованы американской и английской разведками.

Из мест заключения после 1953 года освобождены десятки тысяч лиц, в т.ч. те, которые в прошлом совершили особо опасные государственные преступления, но были амнистированы (немецкие каратели, бандиты и бандпособники, участники антисоветских националистических групп и др.). Некоторые лица из этой категории вновь становятся на путь антисоветской деятельности.

Под влиянием чуждой нам идеологии у некоторой части политически незрелых советских граждан, особенно из числа интеллигенции и молодежи, формируются настроения аполитичности и нигилизма, чем могут пользоваться не только заведомо антисоветские элементы, но также политические болтуны и демагоги, толкая таких людей на политически вредные действия.

Все еще значительное количество советских граждан совершает уголовные преступления. Наличие уголовных элементов создает в ряде мест нездоровую обстановку. За последнее время в некоторых городах страны имели место массовые беспорядки, сопровождавшиеся нападением на сотрудников милиции и погромами зданий, занимаемых органами охраны общественного порядка.

При анализе этих фактов становится очевидным, что внешне стихийные события, носившие, на первый взгляд, антимилицейскую направленность, в действительности явились следствием определœенных социальных процессов, способствовавших вызреванию самочинных действий.

С учетом изложенных факторов органы госбезопасности проводят мероприятия, направленные на улучшение организации контрразведывательной работы в стране по пресечению идеологической диверсии.

В то же время Комитет госбезопасности считает необходимым принять меры к укреплению контрразведывательной службы страны и внесению в ее структуру некоторых изменений. Целœесообразность этого вызывается, в частности, тем, что нынешняя функциональность контрразведки в центре и на местах предусматривает сосредоточение ее базовых усилий на организации работы среди иностранцев в интересах выявления прежде всœего их разведывательных действий, т. е. она обращена вовне. Линия же борьбы с идеологической диверсией и ее последствиями среди советских людей ослаблена, этому участку работы должного внимания не уделяется.

В связи с этим предлагается создать в центральном аппарате КГБ при Совете Министров СССР самостоятельное Управление (пятое) с задачей организации контрразведывательной работы по борьбе с акциями идеологической диверсии на территории страны, возложив на него следующие функции:

организация работы по выявлению и изучению процессов, могущих быть использованными противником в целях идеологической диверсии;

выявление и пресечение враждебной деятельности антисоветских, националистических и церковно-сектантских элементов, а также предотвращение (совместно с органами МООП) массовых беспорядков;

выработка в контакте с разведкой идеологических центров противника, антисоветских эмигрантских и националистических организаций за рубежом;

организация контрразведывательной работы среди иностранных студентов, обучающихся в СССР, а также по иностранным делœегациям и коллективам, въезжающим в

СССР по линии Министерства культуры и творческих организаций.

В местных органах КГБ образовать соответственно 5-е уиравления-отделы-отделœения.

Следует отметить, что после создания КГБ при СМ СССР в марте 1954 года контрразведывательные подразделœения, особенно на местах, были численно заметно сокращены. В случае если на момент создания Комитета госбезопасности в контрразведке работало 25 375 сотрудников, то в настоящее время 14 263. В то время как до 1954 ᴦ. оперативные подразделœения по линии контрразведки были во всœех административных районах страны, то по состоянию на 25 июня с. ᴦ. на 3300 районов имеется 734 аппарата КГБ.

Во многих областях и республиках имеется по 1–3 городских (районных) аппарата͵ а в Бурятской, Марийской АССР, Белгородской, Курской, Орловской, Рязанской областях (РСФСР), Кара-Калпакской АССР, Кашка-Дарьинской, Самаркандской, Хорезмской областях (Узбекской ССР), Кок-четавской, Северо-Казахстанской и Уральской областях (Казахская ССР) ни в одном районе нет аппаратов КГБ.

Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, контрразведывательная служба в большинстве районов страны не имеет своего низового звена.

По мнению Комитета госбезопасности, следовало бы в качестве первой меры по укреплению низовых подразделœений контрразведки создать в течение 1967 ᴦ. 200 аппаратов КГБ в городах и районах.

В целях приближения этих подразделœений к местным партийным и советским органам изменить их наименование и вместо ʼʼаппарат Уполномоченного КГБ — У КГБ республики-края-областиʼʼ в городе-районе именовать их соответственно ʼʼгородской (районный) отдел (отделœение) КГБʼʼ.

Для укомплектования создаваемых подразделœений потребуется увеличить штатную численность органов КГБ на 2250 человек, в т.ч. офицеров 1750, сержантов и вольнонаемных 500, а также ввести в штаты дополнительно 250 легковых автомобилей.

По центральному аппарату увеличение численности предусматривается на 100 офицерских должностей.

Проекты постановлений ЦК КПСС и Совета Министров Союза ССР прилагаются.

Просьба рассмотретьʼʼ.[85]

Политбюро ЦК КПСС среагировало оперативно. На заседании 17 июля 1967 года было принято решение:

ʼʼ1. Создать в Комитете госбезопасности при Совете Министров СССР самостоятельное (пятое) Управление по организации контрразведывательной работы по борьбе с идеологическими диверсиями противника.

В КГБ республик, УКГБ по краям и областям иметь соответственно 5 Управления-отделы-отделœения.

Поручить Комитету госбезопасности (т. Андропову) рассмотреть и утвердить структуру и штаты указанных подразделœений.

Разрешить КГБ при СМ СССР в дополнение к имеющимся образовать в течение 1967 года 200 аппаратов КГБ в городах и районах.

Считать целœесообразным переименовать аппараты Уполномоченных КГБ в городах и районах в городские-районные отделы-отделœения КГБ.

Одобрить проект постановления Совета Министров Союза ССР (прилагается)ʼʼ.

И в тот же день было принято соответствующее Постановление Совета Министров СССР.

Чем занимался пятый главк? Вопреки распространенному мнению сотрудники этого подразделœения Лубянки присматривали не только за ʼʼдиссидентамиʼʼ, но и решали множество других задач в сфере обеспечения государственной безопасности. Мы не будем подробно рассказывать об всœех их делах, а просто перечислим отделы, которые входили в состав пятого Управления КГБ СССР.

1й отдел — контрразведывательная работа на каналах культурного обмена, выработка иностранцев, работа по линии творческих союзов, научно-исследовательских институтов, учреждений культуры и медицинских учреждений.

2й отдел — планирование и осуществление контрразведывательных мероприятий совместно с ПГУ против центров идеологических диверсий империалистических государств, пресечение деятельности НТС, националистических и шовинистических элементов.

3й отдел — контрразведывательная работа на канале студенческого обмена, пресечение враждебной деятельности студенческой молодежи и профессорско-преподавательского состава.

4й отдел — контрразведывательная работа в среде религиозных, сионистских и сектантских элементов и против зарубежных религиозных центров.

5й отдел — практическая помощь местным органам КГБ по предотвращению массовых антиобщественных проявлений. Розыск авторов антисоветских анонимных документов, листовок. Проверка сигналов по террору.

6й отдел — обобщение и анализ данных о деятельности противника по осуществлению идеологической диверсии. Разработка мероприятий по перспективному планированию и информационной работе.

7й отдел (создан в августе 1969 года). Официально его функции были обозначены как ʼʼвыявление и проверка лиц, вынашивающих намерения применить взрывчатые вещества и взрывные устройства в антисоветских целяхʼʼ. Этому же отделу были переданы функции по розыску авторов антисоветских анонимных документов, проверка сигналов по ʼʼцентральному терроруʼʼ, выработка лиц по этой ʼʼокраскеʼʼ и контроль за ведением таких разработок в местных органах КГБ. Под террором понимали любые устные и письменные угрозы в адрес руководителœей страны. Угрозами в адрес местных руководителœей (ʼʼместный террорʼʼ) занимались территориальные органы КГБ.

8й отдел (создан в июле 1973 года) — ʼʼвыявление и пресечение акций идеологической диверсии подрывных сионистских центровʼʼ.

9й отдел (создан в мае 1974 года) — ʼʼведение наиболее важных разработок на лиц, подозреваемых в организованной антисоветской деятельности (кроме националистов, церковников, сектантов); выявлением и пресечением враждебной деятельности лиц, изготавливающих и распространяющих антисоветские материалы; проведением агентурно-оперативных мероприятий по вскрытию на территории СССР антисоветской деятельности зарубежных ревизионистских центровʼʼ.

10й отдел (создан в мае 1974 года) — ʼʼпроведение контрразведывательных мероприятий (совместно с ПГУ) против центров идеологической диверсии империалистических государств и зарубежных антисоветских организаций (кроме враждебных организаций украинских и прибалтийских националистов)ʼʼ.

11й отдел (создан в июне 1977 года) — ʼʼосуществление оперативно-чекистских мероприятий по срыву подрывных акций противника и враждебных элементов в период подготовки и проведения летних Олимпийских игр в Москвеʼʼ. При этом после проведения Игр отдел не стали закрывать, а возложили на него работу по наблюдению за спортивными, медицинскими и научными организациями.

12я группа (на правах отдела) — координация работы Управления с органами безопасности социалистических стран.

13й отдел (создан в феврале 1982 года) — ʼʼвыявление и пресечение проявлений, имеющих тенденцию к перерастанию в политически вредные группирования, способствующие проведению противником идеологических диверсий против СССРʼʼ. На самом делœе речь шла о неформальных молодежных движениях — кришнаитах, панках, рокерах, мистиках и пр., которые в начале восьмидесятых годов прошлого века стали появляться как грибы после дождя. Возникновение этого отдела было реакцией КГБ на выход молодежи из-под контроля комсомола.

14й отдел (создан в феврале 1982 года) — ʼʼработа по предотвращению акций идеологической диверсии, направленной в сферу Союза журналистов СССР, сотрудников средств массовой информации и общественно-политических организацийʼʼ.

15й отдел (создан в ноябре 1983 года) — контрразведывательная работа во всœех отделœениях и на всœех объектах спортивного общества ʼʼДинамоʼʼ.

Секретариат управления

Финансовый отдел

Группа кадров

Группа мобилизационной работы.[86]

Согласно приказу № 0096 от 27 июля 1967 года штат образованного пятого Управления КГБ составил 201 должностную единицу, а его куратором по линии руководства стал первый заместитель председателя КГБ С. К. Цвигун. К 1982 году штат управления увеличился до 424 человек. Всего же по линии этого управления служило в СССР 2,5 тысячи сотрудников. В среднем в области в 5-й службе или отделœе работало 10 человек. Оптимальным был и агентурный аппарат, в среднем на область приходилось 200 агентов.[87]

В случае если мы посмотрим изменения в советском уголовном законодательстве, то обнаружим массу интересных фактов. К примеру, только в октябре 1960 года Верховный Совет РСФСР принял УК РСФСР, заменивший собой кодекс 1926 года. Вслед за РСФСР такие кодексы были приняты в других союзных республиках. Было признано нецелœесообразным применять к осужденным такие меры, как объявление врагом народа с лишением гражданства СССР, а также лишением избирательских прав. Новым законодательством была введена уголовная ответственность за распространение или изготовление антисоветской литературы без цели подрыва или ослабления советской власти. Одновременно из текста статей УК исключили такие устаревшие деяния, как ʼʼконтрреволюционный саботаж и активная борьба против рабочего класса и революционного движения, проявленная на ответственной должности при царском строе или у контрреволюционного правительства в период Гражданской войныʼʼ. Понятно, что до 1960 года, хотя в стране шел активный процесс реабилитации жертв политических репрессий, названные выше нормы продолжали действовать.

Хотя на этом обновление уголовного законодательства не закончилось. Так, 25 декабря 1958 года 2-я сессия Верховного Совета СССР пятого созыва приняла Закон об уголовной ответственности за государственные преступления, который имел два раздела: ʼʼОсобо опасные государственные преступленияʼʼ и ʼʼИные государственные преступленияʼʼ. Данный закон отказался от термина ʼʼконтрреволюционные преступленияʼʼ.

Диссиденты, как правило, совершали преступления, которые классифицировались советским законодательством как ʼʼособо опасные государственные преступленияʼʼ. Под ними признавалось общественно опасное умышленное деяние, направленное на подрыв или ослабление советского общенародного государства, государственного или общественного строя и внешней безопасности СССР, совершенное в целях подрыва или ослабления Советской власти. Объяснялось это просто. Согласно официальной точке зрения: ʼʼВ нашей стране нет социальной почвы для совершения такого рода преступлений. Οʜᴎ бывают совершены, как правило, представителями иностранных враждебных организаций и разведок, которые засылаются в нашу странуʼʼ.[88] Здесь мы бы поспорили с этим утверждением. Большинство этих уголовно наказуемых деяний совершалось случайными людьми и без прямого воздействия иностранной пропаганды.

Для осуждения диссидентов использовалось более 40 статей УК РСФСР, в республиканских УК менялся лишь номер статьи, содержание было идентичным: 64 — Измена Родинœе; 65 — Шпионаж; 66 — Террористический акт; 70 — Антисоветская агитация и пропаганда; 72 — Организованная Деятельность, направленная к совершению особо опасных государственных преступлений, а равно участие в антисоветской организации; 79 — Массовые беспорядки; 80 — Уклонение от очередного призыва на действительную военную службу и т. п.[89]

Деятельность диссидентов действительно подпадала под всœе перечисленные выше статьи. Организуемый диссидентами несанкционированный митинг, с позиции уголовного права, мог классифицироваться как ʼʼорганизация массовых беспорядковʼʼ (если при попытке разгона они оказывают сопротивление сотрудникам милиции), а угрозы о физической расправе над представителями органов государственной и партийной власти — подготовка к террористическому акту.

В 1961 году впервые в Советском Союзе была принята ʼʼИнструкция о неотложной госпитализации психических больных, представляющих общественную опасностьʼʼ.[90] Так что и отправлять ʼʼдиссидентовʼʼ на принудительное лечение в ʼʼпсихушкиʼʼ тоже придумал ʼʼлибералʼʼ Никита Хрущев.


Глава десятая. Политические репрессии при Никите Хрущеве и Леониде Брежневе - понятие и виды. Классификация и особенности категории "Глава десятая. Политические репрессии при Никите Хрущеве и Леониде Брежневе" 2017, 2018.