---
Единый реферат-центр





Список дисциплин:
  • Астрономия и космонавтика
  • Банковское, биржевое дело и страхование
  • Безопасность жизнедеятельности и охрана труда
  • Биология, естествознание, КСЕ
  • Бухгалтерский учет и аудит
  • Военное дело и гражданская оборона
  • География и экономическая география
  • Геология, гидрология и геодезия
  • Государство и право
  • Журналистика, издательское дело и СМИ
  • Иностранные языки и языкознание
  • История и исторические личности
  • Коммуникации, связь, цифровые приборы и радиоэлектроника
  • Краеведение и этнография
  • Криминалистика и криминология
  • Кулинария и продукты питания
  • Культура и искусство
  • Литература
  • Маркетинг, реклама и торговля
  • Математика
  • Медицина
  • Международные отношения и мировая экономика
  • Менеджмент и трудовые отношения
  • Музыка
  • Педагогика
  • Политология
  • Предпринимательство, бизнес и коммерция
  • Программирование, компьютеры и кибернетика
  • Производство и технологии
  • Психология
  • Разное
  • Религия и мифология
  • Сельское, лесное хозяйство и землепользование
  • Сестринское дело
  • Социальная работа
  • Социология и обществознание
  • Спорт, туризм и физкультура
  • Строительство и архитектура
  • Таможенная система
  • Транспорт
  • Физика и энергетика
  • Философия
  • Финансы, деньги и налоги
  • Химия
  • Экология и охрана природы
  • Экономика и экономическая теория
  • Экономико-математическое моделирование
  • Этика и эстетика
  • Главная » Деловое общение » 2.1 Этические предпосылки науки «деловое общение»

    >

    Этические предпосылки науки «деловое общение»

    Найти рефераты и курсовые по данной теме Уникализировать текст 



    Этические предпосылки науки «деловое общение» складывались на протяжении многих веков. Именно в русле этического знания, развития этической науки сформировались ведущие этические традиции делового общения. Одной из таких традиций стала восточная традиция, которая берет свое начало со школы служилых людей Конфуция (сер. I тыс. до н.э.). Этические идеи Конфуция обычно характеризуют как теорию «управления людьми на основе добродетели». Главное место в отношениях между людьми Конфуций отводит концепции «Жэнь» — человеколюбию.
    Центральный принцип этой концепции: «Чего не желаешь себе, того не делай и другим». Только обладающий человеколюбием соблюдает этот принцип в общении с другими. При этом на первое место в отношениях с людьми благородный муж ставит долг и справедливость, а неблагородный — только выгоду.
    Первостепенное значение долга в общении служилых людей подчеркивается и в другом изречении Конфуция: «Благородный муж думает о долге, а мелкий человек о выгоде».
    Концепция человеколюбия, предложенная Конфуцием, включала в себя и такие важные принципы общения служилых людей, как «сдерживание себя», «благовейное отношение к делу», соблюдение правил нравственного поведения. По существу, все эти принципы составили основу универсальных этических принципов делового общения.
    Важное место в концепции Конфуция занимает «путь золотой середины» — «самый высокий принцип добродетели». Конфуций советует в общении с другими «держать два конца, но использовать середину».1 Поиск «среднего пути» между противоречиями служилых людей позволяет им избежать «чрезмерности», смягчить противоречия и достигнуть компромисса. Но на компромисс, замечает Конфуций, следует идти не ради компромисса как такового, путем лицемерия, а для решения деловой проблемы.
    Называя лицемерие врагом добродетели, Конфуций призывает в общении с людьми, соблюдать меру: проявлять строгость без жестокости, а компромисс без лицемерия.
    Концепция компромисса, предложенная Конфуцием, — это один из источников современной теории компромисса в деловых отношениях.
    Не меньший интерес в восточной традиции представляет этическое учение буддизма. И хотя в нем в прямой форме не изложены этические принципы общения людей, но в косвенной форме они присутствуют в нравственном законе буддизма, который проявляется как борьба «между хорошими, благородными свойствами человека и его дурными или скверными склонностями».
    Согласно этому закону этичное поведение человека основано на фундаментальном буддистском учении о вселенской любви и сострадании ко всем живым существам.
    В общении с другими людьми этичное поведение включает «правильную речь, правильное действие и правильный образ жизни».
    Правильная речь подразумевает воздержание от лжи, сплетен, клеветы и любого разговора, который может способствовать разъединению и дисгармонии в общении людей. Необходимо воздерживаться и от резких, грубых или оскорбительных выражений, бесполезной и глупой болтовни. Вместо этого нужно «говорить правду и употреблять приветливые, корректные и приносящие пользу выражения».
    Правильное действие — это нравственное, честное и миролюбивое поведение. Его можно достичь путем воздержания от бесчестных поступков.
    Правильный образ жизни поддерживается только честными способами, не причиняющими никому вреда и исключающими мошенничество.
    Указанные черты нравственного поведения, выделенные буддизмом, служат еще одним источником (наряду с конфуцианством) универсальных этических принципов делового общения. Ведь для эффективного делового взаимодействия крайне необходимы и приветливость, и честность, и корректность в отношении к деловым партнерам.
    Особое место в восточной традиции занимает этическая концепция ислама. Решающий вклад в ее разработку внес суфизм, который «притягивал к себе людей, склонных к самостоятельному мышлению».
    Суфийская этическая концепция многомерна. Она включает в себя стремление как к личной независимости, так и к общению с другими людьми. При этом сущность развития человеческой личности заключается в стремлении к объединению людей. Истинное «Я» человека проявляется тогда, когда он начинает «с любовью открываться другим».
    Подчеркивая важность общения с другими людьми, в особенности с близкими товарищами и единомышленниками, суфизм предлагает отказаться от такого поведения, которое разделяет людей, не высказывать недовольства по поводу ошибок других и не создавать неловких или трудных ситуаций в общении.
    В целом восточная этическая традиция подготовила основы гуманистического делового общения. Утверждая уважительное отношение к партнеру по общению, ориентированность на компромисс, она, по существу, исключала релятивистские и утилитаристские установки, которые в наибольшей степени проявились в западноевропейской этической традиции. Ее анализ показывает, что в ней с самого начала определились две тенденции, противоположные по своей этической ориентации: гуманистическая и прагматично-утилитаристская.
    Первая, более близкая к восточной этической традиции, утверждала принципы гуманистического делового общения. Свое начало она берет с античной философской мысли, в которой человек выступает как высшая ценность и как «мера всех вещей» (Протагор). Признавая право человека на самостоятельность мышления и свободу выбора, она ориентировала в общении с людьми на благоразумные, обдуманные и мудрые поступки, на хорошее расположение духа.
    И сегодня актуальны такие советы античных философов, как: «говори к месту», «не позволяй своему языку опережать свой разум», «лучше думать перед тем, как действовать, чем после». Важное значение античные философы придавали соблюдению меры в общении с другими людьми. «Ничего сверх меры», «мера — наилучшее» -эти принципы выполняли ведущую роль в общении.
    Особый интерес представляют диалоги Платона. По существу они являются творческой мастерской общения нескольких собеседников, каждый из которых демонстрирует свое искусство общения в споре, .в дискуссии, в постижении истины. В диалогах Платона впервые рождается диалектическое искусство общения. Столкновение противоположных позиций собеседников происходит в рамках корректности и уважительного отношения к мнению другого. Это и позволяет собеседникам прийти в конечном счете к истинному решению обсуждаемой проблемы.
    Следует иметь в виду, что для Платона общение с учениками в Академии, обучение их мудрости и диалектике было профессиональным занятием, а именно деловым общением. В его рамках утверждались такие гуманистические принципы, как благо, добро, истина, справедливость, умеренность, благоразумие, добродетель. Они и сейчас не потеряли своей социальной значимости для делового общения.
    Стремление к утверждению добродетели в общении с другими людьми было присуще и этике Аристотеля. Он рассматривал добродетель как «приобретенное качество» человеческой души, которое формируется в результате социализации человека и его воспитания. Реально добродетель проявляется в поступках людей, в «образе их действий» как «известного рода середина» между такими принадлежностями порока, как «избыток и недостаток».
    Самообладание, умеренность, мужество, скромность, благоразумие — вот те добродетели, которыми, согласно Аристотелю, руководствуется знающий и мудрый человек в общении с другими людьми.
    Своей актуальности аристотелевское учение о добродетелях не потеряло и в наши дни. Его непреходящее значение для современных деловых отношений подчеркивается в отечественных исследованиях.
    Гуманистическая тенденция в западноевропейской этической мысли нашла свое продолжение и в Новое время, в концепции естественных законов Т. Гоббса. Рассматривая естественные законы как основу нравственного общения людей, Гоббс отождествляет их с теми гражданскими добродетелями, которые способствуют как достижению блага, так и сохранению мира в государстве.
    Человек может для сохранения своей природы использовать собственные силы по своему усмотрению, но в общении с другими людьми ему желательно руководствоваться гуманистическими принципами. Один из этих принципов формулируется во втором естественном законе Гоббса: «Не делай другим того, чего не хотел бы, чтобы делали тебе» («Левиафан», гл. 14). По содержанию второй естественный закон Гоббса близок принципу человеколюбия, выдвинутому ранее Конфуцием.
    Гуманистическая тенденция в западноевропейской этической мысли утверждала и другой важный принцип делового общения, выдвинутый ранее Конфуцием, ~ первенство долга перед выгодой. Наиболее обстоятельное обоснование он получил в гуманистической этике должного И. Канта. Следование долгу в деловых отношениях приобретает у Канта более жесткий характер, чем у Конфуция. При этом этический ригоризм Канта вовсе не опровергает в целом гуманистическую направленность общения людей друг с другом. Основание практического закона общения Кант связывает с рассмотрением любого человека как щели самой по себе». Такое рассмотрение исключает использование одним человеком другого в качестве средства для достижения каких-либо целей.
    На основе этих положений Кант формулирует моральный закон общения как «практический императив»: «Поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице, и в лице всякого другого также как к цели и никогда не относился бы к нему только как к средству».
    Реализация морального закона в практике общения не позволяет, согласно Канту, употребить другого человека как «какую-нибудь вещь», не позволяет обмануть другого человека «ложным обещанием», тем более «калечить его, губить или убивать». Моральный закон исключает также самоубийство человека, так как оно не совместимо с «идеей человечества как цели самой по себе».
    Не вызывает никаких сомнений то, что по своему существу практический императив Канта направлен против манипулятивного общения и манипулятивных технологий, широко применяемых в современном деловом взаимодействии.
    Кант считал, что моральный закон свят, хотя сам человек «не так уж свят». Но сама реализация морального закона позволяет человеку ощутить возвышенный характер «своего сверхчувственного существования, подняться над самим собой» в общении с другими людьми.
    В наибольшей степени это проявляется в высшем жизненном принципе моральности — долге, который позволяет усмирить такие склонности человека, как высокомерие, властолюбие, корыстолюбие, честолюбие. С их помощью человек пытается оказывать влияние на других людей через их «мнение, страх, интерес», пытается управлять и распоряжаться другими в соответствии со своими целями, чтобы «овладеть ими как простыми орудиями своей воли».
    Кант отмечает, что честолюбие не имеет ничего общего с «любовью к чести», к чести как таковой, которая обладает внутренней моральной ценностью и которой человек вправе ожидать от других в общении. Те же, кто одержим честолюбием, создают лишь видимость хорошей репутации в обществе, а на деле, в общении, становятся орудием льстецов и плутов.
    Эти положения Канта представляются важными для цивилизованного российского бизнеса и предпринимательства, который в общении с деловыми партнерами стремится все больше ориентироваться на принцип «честь превыше прибыли». Особый интерес для современного делового общения представляют и такие принципы, сформулированные Кантом, которые призваны ограничивать свободу людей при публичном обмене своими мыслями. К ним Кант относит прежде всего умение сдерживать себя и свои аффекты в серьезном споре в таких рамках, чтобы всегда «проглядывало взаимное уважение и благоволение» общающихся партнеров, чтобы тон их разговора не был «крикливым или высокомерным».
    Общительности людей содействует также соблюдение принципов, касающихся характера общения: «не говорить преднамеренно неправды», «не льстить», «никогда не нарушать своего обещания», проявлять скоромность, бескорыстность и вежливость по отношению к другим. Кант делает вывод, что хорошие, благопристойные манеры общения представляют такое одеяние, которое к лицу добродетелю и гуманности.
    Таким образом, гуманистическая тенденция в западноевропейской этической мысли утверждала в деловом общении «человечность межличностных отношении, включающую в себя уважительное и ответственное отношение к деловому партнеру, осмотрительность в собственных притязаниях, внимание к запросам коллег по работе, подчиненных или начальства».
    Наряду с гуманистической тенденцией в западноевропейской этической мысли формируется прагматично-утилитаристская тенденция, которая ориентирует деловые отношения на жесткий прагматизм, расчет, максимизацию выгоды любой ценой. Если гуманистическая тенденция формировалась преимущественно в русле философских концепций, то прагматично-утилитаристская тенденция возникает и развивается в контексте политических и экономических теорий.
    Зарождению этой тенденции в немалой степени способствовал макиавеллизм — учение итальянского мыслителя XVI века Н. Макиавелли. Основной постулат макиавеллизма: политика и мораль — непересекающиеся плоскости и потому для завоевания и удержания политической власти любые средства оправданны. Макиавеллизм фактически содействовал элиминации (устранению) этических принципов из одного вида профессиональной деятельности — политической.
    Принцип макиавеллизма «цель оправдывает средства» стал основополагающим для экономических теорий конца XVIII — начала XIX века. Созданный классиками политической экономии А. Смитом, Д, Рикардо, Дж.С. Миллем образ «экономического человека» («homo economicus») руководствовался в своей хозяйственной деятельности только одним мотивом — экономической выгодой. А всякие социальные и моральные факты хозяйствования признавались не более чем внешними рамками, которые можно либо не учитывать, либо вовсе игнорировать. При этом речь шла не только о том, «что человек в своей хозяйственной деятельности, будь он производителем или потребителем, руководствуется принципом выгоды, но и о том, что ему надлежит придерживаться данного принципа, так как это соответствует экономической рациональности».
    Таким образом, принцип экономической выгоды по существу был возведен на уровень определенной нормативной ценности, которой должен следовать homo economicus в своих деловых отношениях. Так сформировался новый тип деловых отношений — «деловой макиавеллизм».
    Маржиналистские2 экономические теории середины XIX века (Г. Г. Госсен, АО. Курно, И.Г. Тюнен), утвердившие приоритет количественного метода в анализе экономических явлений, еще больше очищают «экономического человека» от «посторонних» моральных принципов. «Homo economicus» в их теориях предстает как «макси-мизатор полезности». Он не только исчисляет свою экономическую выгоду в деловых отношениях, но и оптимизирует свои действия на основе полезности и индивидуальных предпочтений.3
    Практически неизменной остается «экономический человек» в неоклассических теориях экономистов начала XX века. В деловых отношениях его интересы не идут дальше соображений экономической выгоды. И это стремление к достижению собственной выгоды не знает пределов, оно реализуется «вопреки всему — иногда в ущерб интересам партнеров и даже общества в целом». Не случайно один из крупных представителей неоклассического направления Дж. Кейнс пытается несколько ограничить абсолютизацию экономической выгоды «homo economicus». Полагая, что «капиталистом-предпринимателем руководят более высокие мотивы, нежели просто максимизация собственных доходов», он вводит психологические факторы для анализа делового поведения «homo economicus», в частности такой из них, как «склонность к сбережению».
    Попытку расширить мотивационное поле действий «экономического человека» в деловых отношениях предприняли и теории социального выбора, разработанные в трудах А. Сена, Ю. Эльстера и др. Они стремятся улучшить структуру побудительных мотивов «homo economicus» и активно вводят этические мотивы в анализ его делового поведения. Но роль этических мотивов рекомендуют не переоценивать, так как нравственность в хозяйственной деятельности — это «действительно редкий ресурс».
    Таким образом, общая формула поведения «homo economicus» в деловом общении, предложенная в экономических теориях, остается по существу неизменной. В деловых отношениях два основных мотива его деятельности: максимизация своей экономической выгоды', достижение наиболее удачного сочетания своих потерь и выгод.
    Нельзя сказать, что эта прагматично-утилитаристская модель делового общения, сформулированная в западноевропейской экономической мысли, не подвергалась критике. Смягченные варианты критики этой модели присутствовали в социологических теориях, которые рассматривали мотивацию человека, вступающего в деловое общение, значительно шире. Так, основатель социологической науки О. Конт считал, что человек — это деятельное существо, но побуждение к деятельности исходит в первую очередь из чувства, а не из разума. Поэтому любая деятельность человека побуждается чувством, но контролируется разумом. И хотя человек от природы эгоистичен, у него существуют склонности к любви и бескорыстию, которые проявляются в общении с другими людьми.
    Отсюда Конт выводит и основную формулу деятельности человека: «Нужно действовать под влиянием чувства и думать, чтобы действовать». Главным в индустриальном обществе Конт считал достижение стабильности и гармонии. Гармония как «согласованное взаимодействие личностей» и «наилучшее сочетание их интересов» должна присутствовать в любой деловой деятельности, связанной с общением людей — экономической, политической, духовной. Особый интерес представляет социологическая концепция марксизма, в которой прагматично-утилитаристская модель «экономического человека» подвергается жесткой критике с социально-классовых и конкретно-исторических позиций. Как экономист К. Маркс не отрицает того, что основным экономическим законом капитализма является извлечение максимальной прибыли. Этот закон, реализуясь в хозяйственной деятельности людей, с неизбежностью порождает различные формы отчуждения человека от человека. Они проявляются и в деловых отношениях, поскольку сознание людей, их мотивации есть общественный продукт.
    Но капиталистическая формация — явление исторически преходящее и к тому же завершающее предысторию человечества. Поэтому преходящей, связанной с данным способом производства, является и «порожденная им форма общения людей».1 Сущность человека при этом не остается неизменной, поскольку она выступает каждый раз как совокупность исторически определенных общественных отношений.
    Таким образом, различные формы общения людей обусловлены, согласно Марксу, развитием материального производства, которое изначально «предполагает общение индивидов между собой». Подлинный переворот в формах общения людей произойдет лишь с наступлением коммунистической формации. Она ликвидирует отчуждение человека от человека и утвердит не мнимую, а подлинную коллективность, в которой определяющими в общении людей станут не конкуренция и борьба, а их ассоциативное сотрудничество.3 В отличие от Маркса французский социолог Э. Дюркгейм критикует прагматично-утилитаристскую модель делового общения, опираясь на понятие общественного разделения труда. Именно разделение труда является объединяющей силой, которая придает обществу как определяющей социальной реальности целостность и основательность.
    Создавая общественную связь между индивидами, разделение труда способствует формированию у них чувства солидарности. Сама же солидарность выступает как универсальная ценность, высший моральный принцип, который Дюркгейм противопоставляет принципу максимизации экономической выгоды как подчиненному, вторичному феномену.
    В обществе, согласно Дюркгейму, существуют особые правила профессиональной нравственности, которые вынуждают индивида действовать ради достижения целей, не совпадающих с его собственными, делать уступки, идти на компромиссы, считаться с интересами более высокими, нежели его собственные.
    Как и Кант, Дюркгейм полагает, что поступать морально — это значит «исполнять «свой долг». Но, в отличие от Канта, он считает всякий долг конечным, ограниченным другими обязанностями. И потому «нравственность не может повелевать сверх меры промышленными, торговыми и тому подобными функциями, не парализуя их...». Такое ограничение нравственности в деловых отношениях свидетельствует о противоречивой позиции Дюркгейма по отношению к «экономическому человеку».
    Полагая антогонизм труда и капитала лишь отклонением от нормы существования индустриального общества, Дюркгейм определяющей в нем считает органическую солидарность. Поэтому ложна, по его мнению, та теория, которая утверждает, что эгоизм — отправная точка человечества. Повсюду, «где есть общество, есть альтруизм, потому что есть солидарность».
    С противоположных позиций — позиций методологического индивидуализма оценивает мотивацию деятельности «экономического человека» понимающая социология М. Вебера. Поскольку все социальные объекты есть результат целенаправленного и осмысленного человеческого поведения, постольку сам человек принимает на себя ответственность за предполагаемые последствия совершаемых социальных действий. Такая «этика ответственности» особенно важна при принятии деловых решений в сфере экономики и политики, которые затрагивают судьбы многих людей. При этом недостаточно оставаться честным и справедливым в деловых отношениях, необходимо еще и взвешивать все возможные последствия своих действий и действий деловых партнеров.
    Подвергая критике «безудержное стремление к наживе», к максимизации прибыли, присущее «экономическому человеку» в американской деловой культуре, Вебер считает, что накопление капитала, превращенное в самоцель, не только противоречит нормам протестантской этики, но лишено всякого религиозно-этического содержания.
    И все же наиболее резкой критике прагматично-утилитаристская модель деловых отношений была подвергнута в российской философской и социологической мысли. Следует сразу заметить, что для российской этической традиции более характерно доминирование таких этических принципов деловых отношений, как солидарность, взаимопомощь, коллективизм, человечность и сострадательность.
    Конечно, в российской деловой практике встречаются проявления «делового макиавеллизма* — стремления к максимизации прибыли любой ценой. Но не они определяющие для российского этического менталитета. Не случайно и сегодня, в крайне сложных рыночных условиях современной России, не находит поддержки у значительной части общества «олигархический капитал», легитимность получения прибыли которым ставится под сомнение.
    Наиболее обстоятельная критика мотивации «экономического человека» присутствует в экзистенциальной философии русского религиозного философа И. Бердяева. Позиция экзистенциального персонализма, которую последовательно отстаивает Бердяев, не приемлет любые формы проявления индивидуализма. В особенности — индивидуализм, присущий капиталистическому обществу, связанный с ничем не ограниченной частной собственностью. Такой индивидуализм, по мнению Бердяева, не имеет ничего общего с личностью, «враждебен личности» и «уничтожает личность».
    Этически отрицательные стороны индивидуализма в наибольшей степени проявляются в том, что личность выступает лишь «орудием хозяйственно-общественного процесса», а ее качества служат «лишь способом достижения максимальных хозяйственных благ».
    Поэтому совершенно ложна, по мнению Бердяева, «идея homo economicus, всегда руководящегося личным интересом. Этот экономический человек создан буржуазной политической экономией и соответствует капиталистической этике, его не было в прошлом. Но его структуру души считают вечной и этим аргументируют против новой социальной организации труда».
    Индивидуализму «экономического человека» Бердяев противопоставляет такое «межчеловеческое общение», которое строится на основе духовной общности людей, искренности и солидарности их интересов и намерений. Для характеристики такого общения он вводит специальный термин «коммунион» взамен термина «коммуникация», который, по мнению Бердяева, характеризует лишь различные типы информационного сообщения между людьми.
    Индивидуализм западноевропейского буржуа считал неприемлемым для российской деловой культуры и представитель русского консерватизма К. Леонтьев. Он предлагал сохранить в общении людей традиции русской общинности: солидарность и взаимопомощь.2
    Следует особо отметить роль народнического общественно-политического движения в критике «экономического человека». В социологических теориях П. Лаврова и Н. Михайловского отстаивались идеалы общественного блага, социальной справедливости и солидарности. Именно эти этические принципы предлагалось утвердить в межличностном общении. Сами же принципы рассматривались в единстве с развитием и совершенствованием личности.
    Особое значение в межличностном общении, согласно Лаврову, имеет идеал личного достоинства. Стремясь к нему, личность вступает в общение с другими индивидами и посредством чувства справедливости приходит к признанию их личного достоинства и права на развитие. Именно чувство справедливости является определяющим в межличностном общении, поскольку оно составляет основу для уважения прав других личностей3. Более радикальная критика «экономического человека» содержалась в социологической концепции П. Кропоткина. Она опиралась на «закон взаимопомощи», который действует как в природе, так и в общественной жизни. Проявляясь в обществе как общественная солидарность, «закон взаимопомощи» действует и в межличностном общении. Он является источником всех этических норм общения людей и всего последующего нравственного развития общества. Таким образом, на место конкурентных форм человеческого общения Кропоткин предлагает поставить другие формы: солидарности и свободной кооперации, которые не только пересилят «инстинкт самосохранения», но будут способствовать более свободному развитию человеческих способностей.4
    К сожалению, в современном российском бизнесе и предпринимательстве лучшие этические принципы межличностного общения, разработанные в российской мысли конца XIX — начала XX века, оказались менее востребованными, чем в советский период. Можно лишь выразить надежду на то, что времена меняются и наступит период, когда самобытная российская этическая традиция будет оценена по достоинству.


    Лекция, реферат. Этические предпосылки науки «деловое общение» - понятие и виды. Классификация, сущность и особенности.

    Оглавление книги открыть закрыть

    1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ДЕЛОВОГО ОБЩЕНИЯ
    2. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ И ОСНОВЫ НАУКИ «ДЕЛОВОЕ ОБЩЕНИЕ»
    2.1 Этические предпосылки науки «деловое общение»
    2.2 Психологические предпосылки и основы науки деловое общение. Часть 1
    2.3 Психологические предпосылки и основы науки деловое общение. Часть 2
    2.4 Психологические предпосылки и основы науки деловое общение. Часть 3
    2.5 Социальная психология и деловое общение. Часть 1
    2.6 Социальная психология и деловое общение. Часть 2
    2.7 Специальные психологические теории и деловое общение. Часть 1
    2.8 Специальные психологические теории и деловое общение. Часть 2
    2.9 Специальные психологические теории и деловое общение. Часть 3
    2.10 Резюме
    2.11 Ключевые понятия
    2.12 Объект и предмет науки «деловое общение»
    2.13 Методы и функции науки «деловое общение» Часть 1.
    2.14 Методы и функции науки «деловое общение» Часть 2.
    3. СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ ДЕЛОВОГО ОБЩЕНИЯ
    4. ДЕЛОВОЕ ОБЩЕНИЕ: ПОНЯТИЕ И СТРУКТУРА
    4.1 Понятие «деловое общение»
    4.2 Структура, виды и формы делового общения. Часть 1
    4.3 Структура, виды и формы делового общения. Часть 2
    4.4 Структура, виды и формы делового общения. Часть 3
    4.5 Структура, виды и формы делового общения. Часть 4
    4.6 Ключевые понятия
    5. СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ ДЕЛОВОГО ОБЩЕНИЯ: СОДЕРЖАНИЕ И ДИНАМИКА
    5.1 Системная модель
    5.2 Перцептивная фаза
    5.3 Когнитивная фаза
    5.4 Аффективная фаза
    5.5 Информационно-коммуникативная фаза. Часть 1.
    5.6 Информационно-коммуникативная фаза. Часть 2.
    5.7 Информационно-коммуникативная фаза. Часть 3
    5.8 Информационно-коммуникативная фаза. Часть 4
    5.9 Интерактивная фаза. Часть 1
    5.10 Интерактивная фаза. Часть 2.
    5.11 Резюме
    5.12 Ключевые понятия





    « назад Оглавление вперед »
    2. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ И ОСНОВЫ НАУКИ «ДЕЛОВОЕ ОБЩЕНИЕ» « | » 2.2 Психологические предпосылки и основы науки деловое общение. Часть 1


     

    Похожие работы:

    Воспользоваться поиском

     

    Учебники по данной дисциплине

    Возрастная психология
    Введение в конфликтологию.
    Развивающие игры для детей от 3 до 7 лет.
    Психология личности
    Введение в общую психологию
    Общая психология
    Психиатрия
    Профессиональная психология
    Психология младшего школьного возраста
    Медицинская психология в кратком изложении (билеты)
    Когнитивные процессы
    Основы планирования семьи
    Организационная психология учебник