-
Пройти Антиплагиат ©



Главная » История и философия экономической науки » 1. Предмет экономической науки Лайонела Роббинса



Предмет экономической науки Лайонела Роббинса

Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. Найти рефераты и курсовые по данной теме Уникализировать текст 



Неопределенность границ экономической науки Важная задача науки состоит в том, чтобы сформулировать определение своей отрасли знания. Задача эта не так проста, как кажется на первый взгляд. За последние два века экономисты создали систему важнейших общих положений экономической науки, верность которых не вызывает сомнений. Но единой точки зрения относительно сущности предмета экономической науки как не было в период написания Лайонелом Роббинсом своей знаменитой статьи в 1935 г., так нет ее и до сих пор.
В книгах по экономике при пояснении предмета исследования встречаются весьма значительные расхождения. Удивляться этому не следует. Еще в XIX в. Дж. Милль указал на то, что определение науки отнюдь не предшествует ее созданию, а следует за ним: «Подобно городской стене, оно, как правило, возводится не для того, чтобы окружить здания, которые будут построены впоследствии, а для того, чтобы огородить нечто, уже существующее».
Действительно, из самой природы науки вытекает, что определить ее предмет невозможно до тех пор, пока она не достигла определенной стадии развития. единый предмет науки можно определить лишь тогда, когда обнаружилось единство тех проблем, которые она в состоянии решить. На более ранних стадиях любая попытка определить ее сущность будет обречена на неудачу и станет напрасной тратой времени.
Когда наука становится единым целым, необходимо четкое определение ее предмета. Дальнейшее развитие возможно лишь в случае если ясно определена его цель. Не осознав, в чем заключается это единство науки, легко пойти по ложному пути. Современные экономисты часто занимаются проблемами, не имеющими отношения к области экономической науки.
Важно и то, что исследование центральных теоретических проблем быстрее продвигается, если вопросы о предмете науки успешно решены. Кроме того, для плодотворного применения теории, правильного понимания, в каких отношениях она находится с практикой, необходимо знать, в какой области и при каких ограничениях действуют теоретические положения науки.

«Материалистическое» определение экономической науки

В литературе весьма популярны определения экономической науки, связывающие ее с изучением причин материального благосостояния.
Такое определение, на первый взгляд, представляется вполне обоснованным. В обыденной речи слова «экономический» и «материальный» часто используют как синонимы. Но критерием правильности определения является не его соответствие особенностям обыденной речи, а способность точно описать предмет основных обобщений данной науки.
Проверяя «материалистическое» определение по этому критерию, можно обнаружить в нем весьма существенные недостатки по которым можно сделать вывод о том, что это определение не отражает ни предмет, ни истинное значение основных положений экономической науки.
Можно выбрать любой раздел экономической теории и проверить, насколько его содержание покрывается приведенным ранее «материалистическим» определением. Например, теория заработной платы — неотъемлемая часть системы экономического анализа. Можно ли согласиться с тем, что явления, которые она изучает, относятся только к «материальной» части человеческого благосостояния?
Заработная плата — это денежная сумма, полученная за труд наемным работником по заранее обусловленной ставке. В более широком смысле, в котором этот термин часто употребляется в экономическом анализе, он обозначает трудовой доход, отличающийся от прибыли.
Некоторые виды заработной платы представляют собой цену такого труда, который увеличивает материальное благосостояние. Но бесспорно, что другие виды труда, например, труд музыкантов оркестра, не имеют к материальному благосостоянию ни малейшего отношения. Однако теория заработной платы применима и к тому, и к другому случаю. Ее выводы не ограничены видами заработной платы, вознаграждающими труд, который направлен на обеспечение «материальных» аспектов благосостояния.
Аналогичная ситуация возникает, если от труда, за который заработная плата выплачивается, перейти к предметам, на покупку которых она расходуется. Предположим, кто-то настаивает на том, что теория заработной платы удовлетворяет приведенному ранее определению предмета экономической науки потому, что получаемая работником плата увеличивает его материальное благосостояние. Такая точка зрения также не выдерживает критики.
Наемный работник может купить на свою заработную плату хлеб, а может — билет на концерт певца. Теория заработной платы, игнорирующая суммы, которые выплачивают за «нематериальные» услуги или ради достижения «нематериальных» целей, никак не может быть признана научной. Такая концепция разрывает замкнутый круговорот обмена в экономике, не позволяет создать общую теорию этого процесса. При таком искусственно ограниченном предмете исследования было бы невозможно сформулировать сколько-нибудь существенные обобщающие выводы.
Трудно себе представить, что какой-либо серьезный экономист попытался бы таким образом ограничить сферу действия теории заработной платы, даже если он и пробовал ограничить в этом аспекте предмет всей экономической науки. Однако многие экономисты отрицают возможность приложения экономического анализа к поведению, направленному на достижение не материального благосостояния, а иных целей.
Некоторые экономисты длительное время настаивали, что говорить о политической экономии войны бессмысленно по определению, поскольку экономическая наука исследует причины материального благосостояния, а война таковой не является. Это заключение может быть оправдано как моральное суждение относительно возможного использования абстрактного знания на практике. Однако совершенно ясно, что организаторы войны вряд ли могут обойтись без экономики.
Привычка некоторых экономистов связывать экономическую науку с исследованием причин материального благосостояния выглядит весьма парадоксально.
Как известно, Адам Смит в экономической науке различал производительный и непроизводительный труд, исходя из того, создавал ли данный вид труда осязаемый материальный объект.
Адам Смит писал: «Труд некоторых самых уважаемых сословий общества, подобно труду домашних слуг, не производит никакой стоимости, и не закрепляется и не реализуется ни в каком длительно существующем предмете или товаре, могущем быть проданным, который продолжал бы существовать и по прекращении труда... Например, государь со всеми своими судебными чиновниками и офицерами, вся армия и флот представляют собой непроизводительных работников... К одному и тому же классу должны быть отнесены как некоторые из самых серьезных и важных, так и некоторые из самых легкомысленных профессий — священники, юристы, врачи, писатели всякого рода, актеры, ...музыканты, оперные певцы, танцовщики...».
Большинство экономистов в дальнейшем отвергли толкование производительности, предложенное Адамом Смитом. Поскольку труд оперного певца или балетного танцовщика является объектом спроса, то его надо рассматривать как «производительный». Но что они производят?
Может быть, певец производит материальное богатство, так как он доставляет удовольствие бизнесменам, которые вследствие этого с удвоенной энергией берутся за организацию производства материальных благ? Такой ответ является не более чем игрой словами. Труд певца «производительный» потому, что он ценится, потому, что он обладает специфической ценностью для различных «экономических субъектов».
Современная теория в трактовке некоторых экономистов настолько отдалилась от точки зрения Адама Смита, что не признает производительным даже труд, создающий материальные объекты, если последние не имеют ценности. Например, некоторые экономисты убедительно доказывают, что доход, полученный от использования материального объекта, в конечном счете, является «нематериальным». От пользования своим домом, точно так же, как от пользования услугами лакея или оперного певца, получаемый доход «исчезает в момент производства».
Но если дело обстоит именно так, значит, описывать экономическую науку как исследование причин материального благосостояния неверно. Услуги балетного танцовщика составляют часть богатства, и экономическая наука исследует образование цен на них точно так же, как, например, на услуги повара. Каков бы ни был предмет экономической науки, она, очевидно, не занимается причинами материального благосостояния как таковыми.
То, что материалистическое определение просуществовало до наших дней, объясняется, главным образом, историческими причинами. Это последний рудимент влияния некоторых экономических школ прошлого.
Определение предмета экономической науки имеет не только теоретическое значение. Экономическая наука отражается в экономической политике, что определяет условия хозяйственной деятельности и условия жизни людей. Примером экономической политики, основанной на материалистическом понимании предмета экономической науки, может служить советская экономическая политика. Приоритеты этой политики были следующими:
1) тяжелая промышленность важнее легкой;
2) военная промышленность имеет приоритет перед гражданской;
3) национальное производство важнее импорта;
4) услуги имеют второстепенное значение.
Приоритет «материального» в советской экономической политике отражался даже в разделении услуг на «материальные» и «нематериальные» для целей статистического учета, что, видимо, укрылось от внимания Грегори. Например, грузовые перевозки относились к «материальным» услугам, их развитие было приоритетным, а пассажирские перевозки относились к «нематериальным» услугам.
Приоритет «материального» в советской экономической политике — одна из причин того, что уровень жизни в стране стал заметно ниже уровня, который был возможен при достигнутом уровне национального производства.

Определение экономической науки через «редкость»

Критический анализ «материалистического» определения подводит к определению, которое можно считать свободным от указанных недостатков.
Лайонел Роббинс обращается к простейшему случаю — к изолированному человеку. Изолированный человек делит свое время между производством реального дохода и отдыхом. Можно установить, что такое разделение имеет экономический аспект. Но в чем именно он заключается? Для того чтобы ответить на этот вопрос, надо определить условия, при которых разделение времени между производством реального дохода и отдыхом является необходимым. Эти условия состоят в следующем:
1. Изолированному человеку нужен и реальный доход, и отдых.
2. Того и другого у него недостаточно, чтобы удовлетворить соответствующие потребности полностью.
3. У него есть возможность потратить свое время и на увеличение реального дохода, и на дополнительный отдых.
4. В большинстве случаев его потребность в различных компонентах реального дохода и отдыха будет различной.
В рассмотренных условиях изолированному человеку приходится постоянно выбирать, «экономить». Распределение его времени и ресурсов зависит от его системы потребностей. Оно имеет экономический аспект.
Поведение изолированного человека представляет собой типичный пример экономической проблемы. С точки зрения экономиста, условия человеческого существования характеризуются следующими четырьмя фундаментальными положениями:
• человек стремится к различным целям;
• время и некоторые средства, находящиеся в его распоряжении, ограничены;
• время и средства могут быть направлены на достижение альтернативных — различных взаимоисключающих целей;
• в каждый момент времени разные цели обладают различной важностью.
Люди наделены ощущениями, желаниями и притязаниями, массой инстинктивных стремлений, побуждающих их к действию. Но время для действий ограничено. Внешний мир не предоставляет людям возможностей для достижения всех важных для них целей. Цели разных людей не совпадают. Люди могут всю свою жизнь заниматься разными делами, используя имеющиеся ресурсы и услуги других людей для того, чтобы добиваться различных целей.
Сама по себе множественность целей не представляет интереса для экономиста. Для экономиста важно стремление человека к полному удовлетворению всех потребностей.
Ограниченность ресурсов сама по себе также не составляет достаточного признака экономических явлений. Если средства ограничены, но не имеют альтернативного использования, их нельзя «экономить».
Альтернативные возможности использования редких ресурсов также не представляют собой достаточного условия существования явлений, которые изучают экономисты.
Но если время и средства для достижения целей ограничены и допускают альтернативное использование, а цели можно расположить по степени важности, то поведение неизбежно принимает форму выбора.
Каждое действие, предполагающее затрату времени и редких ресурсов для достижения какой-либо цели, подразумевает тем самым что они не будут использованы для достижения другой цели. Такое действие имеет экономический аспект.
Если человек хочет и любоваться пейзажем, и спать, но в данный момент не может полностью удовлетворить обе свои потребности, значит, часть их так и должна остаться неудовлетворенной.
Не все средства достижения человеческих целей ограничены. Некоторые предметы внешнего мира встречаются в таком изобилии, что использование их не требует отказа от других благ. Одно из таких «свободных» благ — это воздух, которым мы дышим. Кроме некоторых исключительных случаев, то, что мы нуждаемся в воздухе, не требует от нас затрат времени или других ресурсов. Наша потребность в одном литре воздуха не предполагает, что мы должны отказаться от какой-то другой альтернативы. Владение или невладение единицами блага под названием «воздух» не влияют на наше поведение.
Как правило, человеческая деятельность, направленная на достижение многих целей, зависит от времени или специфических ресурсов. Время в нашем распоряжении всегда ограничено: в сутках только двадцать четыре часа. Мы должны выбирать, на что их следует потратить. Точно так же ограничены услуги, которые нам предоставляют другие люди, и материальные средства для достижения наших целей.
Если мы что-то выбираем, мы вынуждены отказываться от других вещей, от которых в иных обстоятельствах мы бы не отказались. Редкость средств, предназначенных для удовлетворения целей разной значимости, — это почти универсальное свойство среды, в которой совершается человеческая деятельность.
Именно формы, которые принимает человеческое поведение, когда необходимо распорядиться редкими ресурсами, можно отнести к единому предмету экономической науки. И услуги повара, и услуги певца ограничены относительно спроса на них и могут употребляться различным образом.
Приведенное определение охватывает и всю теорию заработной платы, и политическую экономию войн. Ведение войны требует изъятия редких благ и услуг из других, невоенных областей применения, следовательно, оно имеет экономический аспект.
Экономист изучает способы распоряжения редкими ресурсами. Ему интересно то, как из различной степени редкости благ вытекает ценностное соотношение между ними. Ему интересно, как на это соотношение влияет изменение степени редкости, вызванное изменением либо целей, либо средств, т.е. либо спроса, либо предложения.
В результате проделанного анализа Лайонел Роббинс дает следующее определение предмета экономической науки: «Экономическая наука — это наука, изучающая человеческое поведение с точки зрения соотношения между целями и ограниченными средствами, которые могут иметь различное употребление».

Экономическая наука и экономика, основанная на обмене

Отметим некоторые важные следствия, которые вытекают из определения Лайонела Роббинса. Отвергнутое определение экономической науки как исследования причин материального благосостояния можно назвать «классификационным». Оно выделяет некоторые виды человеческого поведения и определяет их как предмет экономической науки. Соответственно другие виды поведения лежат за его пределами.
Определение Лайонела Роббинса можно назвать «аналитическим». Оно предполагает, что мы не пытаемся выбрать отдельные виды поведения, но сосредоточиваем внимание на определенном аспекте поведения, возникающем под влиянием редкости. Отсюда следует, что любой вид человеческого поведения в той мере, в какой в нем присутствует этот аспект, является предметом обобщений экономической науки.
Нельзя утверждать, что производство картофеля — это экономическая деятельность, а производство философских идей — неэкономическая. И тот и другой вид деятельности, поскольку он связан с необходимостью отвергнуть другие варианты деятельности, имеет экономический аспект. Никаких иных ограничений предмета экономической науки, по мнению Лайонела Роббинса, не существует.
Некоторые экономисты, отвергающие определение экономической науки как науки о материальном благосостоянии, пытались наложить на ее предмет ограничения иного рода. Они настаивают на том, что экономическая наука изучает определенный тип поведения, ограниченный условиями рыночной экономики.
При таком взгляде на предмет экономической науки любой вид поведения, не являющийся специфическим поведением в условиях рыночного обмена, не относится к предмету экономической науки. Лайонел Роббинс приводит следующие аргументы, опровергающие эту точку зрения.
Изолированный человек подвержен в своей деятельности тем же описанным ограничениям, что и рыночная экономика. Очевидно, что изучение поведения Робинзона Крузо может помочь экономистам при исследовании сложных вопросов. Конечно, изолированный человек не испытывает нужды в экономическом анализе. Для него, постоянно борющегося за выживание, проблема экономического анализа, очевидно, является «запредельной», она им не осознается.
То же самое относится и к «закрытому» феодальному обществу. С точки зрения исследователя, сравнение экономики такого рода общества с рыночной экономикой полезно. Но для феодала, управляющего своим феодом, обобщения экономической науки неинтересны. Он находятся в том же положении, что и Крузо. Для него экономическая проблема состоит в том, в какой области применить имеющиеся возможности.
При централизации собственности и контроля над средствами производства, механизм цен и издержек по определению не реагирует на индивидуальные предпочтения людей. Следовательно, решения феодала здесь непременно будут «произвольными» по отношению к зависимым от него людям и будут основаны на его собственных предпочтениях, а не на предпочтениях производителей и потребителей. Это упрощает процедуру выбора. Если система цен не играет главенствующей роли, организация производства всецело зависит от предпочтений верховного организатора.
Организация патриархального хозяйства, так же не включенного в рыночный обмен, зависит от предпочтений главы патриархальной семьи. Но организатор производства, осознанно или неосознанно, будет находиться в условиях выбора взаимоисключающих вариантов решении.
В рыночной экономике ситуация намного сложнее. Последствия индивидуальных решений здесь сказываются и на самом индивиде, и на многих других людях. Каждый человек может рассчитать, какие последствия будет иметь его решение потратить деньги так, а не иначе. Но совсем не просто проследить, как повлияет это решение на весь комплекс «отношений редкости»: на размеры заработной платы, прибыли, на цены, нормы капитализации и на организацию производства.
Для того чтобы охватить все эти последствия и сформулировать соответствующие обобщения, требуется развитое абстрактное мышление. Поэтому экономический анализ весьма необходим в рыночной экономике. В изолированном хозяйстве в нем нет особой нужды. В феодальном, патриархальном обществах сфера его действия ограничена лишь простейшими обобщениями. Там же, где индивиду позволено проявлять в своих общественных отношениях независимость и инициативу, экономический анализ обретает твердую почву практической ценности.
Но одно дело — признать, что экономический анализ наиболее интересен и полезен в рыночной экономике, и совсем другое — ограничить его предмет явлениями исключительно рыночной экономики. Неправомерность этого последнего подхода можно убедительно доказать следующими аргументами.
Очевидно, что поведение людей как в пределах, так и за пределами рыночной экономики обусловлено одним и тем же ограничением средств относительно целей. Оно может быть описано в одних и тех же основных категориях. Обобщения, содержащиеся в теории ценности, применимы к поведению изолированного человека или главы феода, точно так же, как и к поведению участника рыночной экономики, хотя объясняющая сила их в первых двух случаях не столь востребована, как в третьем. Рыночные отношения — это наиболее интересный, но частный случай основополагающего феномена редкости.

«Материалистическое» и «редкостное» определения экономики

Вернемся к двум этим определениям. На первый взгляд, расхождения между «материалистическое» и «редкостное» не так уж велики. Одно из них относит к предмету экономической науки человеческое поведение, движимое сопоставлением целей и средств, другое — причины материального благосостояния. Редкость ресурсов и причины материального благосостояния — разве речь не идет приблизительно об одном и том же?
Такое суждение необоснованно. Конечно, редкость материальных благ — это одно из ограничений поведения. Но в наше время масштабы предоставления услуг преобладают над предложением материальных товаров. В развитых странах доля услуг в национальном продукте достигает 70—80%.
Свой экономический аспект имеют услуги школьного учителя, услуги врача, юриста, чиновника, певца. Они ограничены, обладают признаками редкости.
Конечно, можно «растянуть» материалистическое определение так, чтобы оно искусственно покрыло все эти явления, но это может направить экономистов по ложному пути. Даже материальные средства удовлетворения потребностей человека экономическими благами делает не их «материальность», а их оценка людьми. «Материалистическое» определение дает, безусловно, искаженное представление об экономической науке. Представляется, что не существует здравых аргументов за то, чтобы его сохранить.
В то же время необходимо напомнить, что определение Лайонела Роббинса отвергает всего лишь «материальное определение». Оно не отбрасывает той системы знаний, которую это определение пыталось описать. На практике большая часть исследований тех, кто признавал «материалистическое» определение, прекрасно укладывается в альтернативное определение, предложенное Лайонелом Роббинсом.



Лекция, реферат. Предмет экономической науки Лайонела Роббинса - понятие и виды. Классификация, сущность и особенности. 2018-2019.



« Предыдущая глава Оглавление вперед »
« | » 2. Принцип максимизации в трактовке П. Самуэльсона






 

Учебники по данной дисциплине

Административно-правовое регулирование государственной службы
Как написать диссертацию
Финансовый контроль в зарубежных странах: США, ЕС, СНГ
Современные правовые семьи
Краткое содержание и сравнительная характеристика персонажей произведений Пушкина и Шекспира
Административно-правовые основы государственной правоохранительной службы
Управление системами связи специального назначения
Публичное право
Правила написания рефератов, курсовых и дипломных работ
Кадровое делопроизводство
Защита вещных прав
Социология - методические указания и тесты
Психолого-педагогические аспекты работы в органах ФСИН
Антиинфляционная политика и денежно-кредитное регулирование
История и методология экономической науки
Прямое и косвенное регулирование мирового финансового рынка
Специальные и общие инструменты регулирования мирового финансового рынка
Факторинговые и трастовые операции коммерческих банков
Инфляционные процессы
Управление компетенциями
Характеристика логистических систем
Стратегические изменения в организации
Реструктуризация деятельности организации
Реинжиниринг бизнес-процессов
Управление персоналом в условиях организационных изменений
Развитие персональной системы ценностей как педагогическая проблема
Подготовка полицейских кадров в Германии, Франции, Великобритании и США
Манипулятивный стиль поведения пациентов с множественными суицидальными попытками
Анафилаксия: диагностика и лечение
Коллективные формы предпринимательской деятельности
Психология лидерства
Антология русской правовой мысли
Компетенции
Психология управления кадрами в бизнесе