-
Пройти Антиплагиат ©



Главная » История и философия экономической науки » 6. От Поппера – к позитивной методологии



От Поппера – к позитивной методологии

Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. Найти рефераты и курсовые по данной теме Уникализировать текст 



Работа Куна «Структура научных революций» , вышедшая в 1962 г. акцентирует внимание не на нормативных предписаниях науке, а на позитивном описании этой науки.

Парадигмы Куна

Кун рассматривает нормальную науку, т.е. работу по решению научных проблем в рамках установившейся системы научных взглядов, — как правило. Научную революцию, т.е. свержение господствующей системы взглядов и замещение ее другой вследствие повторяющихся опровергающих ее свидетельств и растущего числа аномалий, он рассматривает как исключение.
В первом издании своей книги Кун часто употребляет слово парадигма в его словарном смысле — как определенный образцовый пример научных достижении прошлого, который продолжает служить моделью для современных ученых. Но он также употребляет это слово в совершенно ином значении — как выбор определенного набора проблем и методов для их анализа. Иногда слово парадигма принимает еще более широкий смысл, обозначая общее метафизическое видение мира. Именно в этом последнем смысле термин и остается в памяти читателей его книги.
Во втором издании книги, вышедшей в 1970 г., Кун признает допущенную им в первом издании терминологическую неточность. Он предлагает заменить слово парадигма на термин «дисциплинарная матрица». «Дисциплинарная» обозначает нечто общее для всех, кто занимается данной дисциплиной. «Матрица» состоит из упорядоченных элементов различного рода, каждый из которых требует дальнейшей спецификации.
Но независимо от терминологии в центре аргументации Куна остается «все созвездие верований, ценностей, методов и т.д., разделяемых членами данного сообщества». Основные составляющие аргументации Куна следующие. Сторонники нормальной науки придерживаются единого взгляда на то, какие проблемы нуждаются в решении, какую общую форму должно иметь это решение. При постановке проблем и формулировке решений учитывается только мнение коллег, вследствие чего нормальная наука превращается в самоподдерживающийся кумулятивный процесс решения головоломок в рамках общего аналитического каркаса.
О сломе нормальной науки, когда это происходит, по Куну возвещает бурное распространение новых теорий и оживление методологических дискуссий. Новая система взглядов предлагает убедительное решение загадок, на которые прежде никто не обращал внимания, и в ретроспективе становится очевидным, что это решение давно осознавали, но до настоящего времени игнорировали.
По мере того как не решенные в старой системе загадки становятся корроборирующими примерами в новой системе, старое и новое поколения ученых — на разных языках. Поскольку, приобретая новое знание, мы неизбежно теряем часть старого, обращение к новому подходу обретает природу религиозного переживания. По мере того как новая система взглядов побеждает, она, в свою очередь, становится нормальной наукой следующего поколения.
Отличительной чертой идеологии Куна является не концепция парадигм, на которую все обратили внимание, а концепция «научных революций» как резких переломов в развитии науки.
Если Вы знакомы с историей науки, то наверно могли подумать о революциях, произведенных Ньютоном или Дарвином. Но для ньютоновской революции, прежде чем она была признана в научных кругах Европы, потребовалась смена целого поколения. С начала дарвиновской революции в 1740-х годах до появления современной версии эволюционного синтеза в 1940-х годах прошло двести лет.
В более поздней версии концепции Куна для любого периода развития науки характерно одновременное сосуществование большого числа перекрывающих друг друга и взаимопроникающих парадигм; некоторые из них могут быть несовместимы. Парадигмы не сменяют друг друга внезапно. Новые парадигмы добиваются победы в результате долгого процесса интеллектуальной конкуренции. Однако неизменными остались акцент на роли нормативных суждений в научных прениях, особенно при выборе между конкурирующими подходами к науке.
По мнению Блауга, Кун объединяет предписание и описание и, таким образом, выводит свою методологию науки из истории науки, а труды Куна является вкладом скорее в социологию, чем не в методологию науки.
Методология против истории
Книга Куна возвращает нас к необходимости вновь рассмотреть соотношения между нормативной методологией науки и позитивной историей науки. Это загадка, которая была проблемой традиционного подхода к научным теориям в течение нескольких десятилетий.
Загадка состоит в следующем. Возможно ли писать историю науки без каких-либо суждений о том, что относится к «хорошей», а что — к «плохой» науке, без каких-либо исходных представлений о том, какой надлежит быть научной практике. Такая возможность означает ошибку индукции в написании истории науки.
Если индукция — это миф, то те, кто стремится «рассказать обо всем, как оно есть», неминуемо будут приходить к тому, чтобы «рассказывать, как должно было бы происходить». Выбирая какой-то один из многих способов рассказа о развитии науки в прошлом, они тем самым неизбежно будут окрашивать ее своими неявными представлениями о природе научного объяснения. С одной стороны, все утверждения в истории науки имеют методологический подтекст.
С другой стороны, и все утверждения о методологии науки точно так же имеют исторический подтекст. Расхваливать достоинства определенного научного метода независимо от того, пользовались ли им ученые настоящего или прошлого, несомненно, безосновательно. Даже Поппер не может избежать ссылок на историю науки в качестве одного из подтверждений своих методологических взглядов.
Таким образом, образуется порочный круг, в котором невозможны ни свободная от методологической окраски чисто описательная историография науки, ни внеисторическая чисто нормативная методология науки.
Научно-исследовательские программы
Попперовскую методологию науки считают агрессивной, поскольку по ее стандартам часть того, что называется наукой, может быть отброшена как методологически несостоятельная. Методологию Куна считают защитной, поскольку она стремится оправдать существующую научную практику. Работы Лакатоша могут рассматриваться как поиск компромисса между внеисторической, агрессивной методологией Поппера и защитной методологией Куна [30,31]. Но этот компромисс основывается на попперовской позиции.
Для Лакатоша, как и для Поппера, методология как таковая не дает ученым свода правил решения научных проблем. Она касается логики оценивания, набора правил оценки корректно сформулированных теорий. Но Лакатош отличается от Поппера тем, что его логика оценки применяется им одновременно и в качестве исторической теории, направленной на прогнозирование развития науки слишком поздно.
Лакатош отрицает, что отдельные теории являются подходящим объектом для научных оценок. Необходимо оценивать, и оцениваются группы более или менее взаимосвязанных теорий, или научно-исследовательские программы (НИП). Когда какая-либо исследовательская стратегия, или НИП, сталкивается с опровержениями, она меняет свои вспомогательные предпосылки. Это, как утверждал Поппер, может вести к росту либо падению ее содержательности, или, как предпочитает говорить Лакатош, обнаруживает «прогрессивные либо деградирующие сдвиги проблемного поля».
НИП по Лакотошу называется теоретически прогрессивной, если последующая формулировка программы предсказывает «какой-либо новый, неожиданный факт». Она называется эмпирически прогрессивной, если это «дополнительное эмпирическое содержание корроборируется». Наоборот, если НИП бесконечно наращивает новые корректировки своих посылок, чтобы соответствовать новым доступным фактам, она называется деградирующей.
Что подразумевается под «новым фактом»? Представляет ли он собой до тех пор совершенно неожиданное следствие НИП, или это явление, которое было хорошо известно и прежде, но не имело никакого теоретического объяснения? Первый критерий гораздо жестче второго и выбор между ними повлияет на наши суждения о степени прогрессивности НИП, по Лакатошу.
Сам Лакатош смягчил свое требование о новом факте, и его последователи вскоре остановились на самом мягком определении. Прогрессивной НИП является та, которой постоянно удается делать новые предсказания, регулярно объясняя новые факты. Она лишь объясняет явления, уже известные до того, как НИП была сформулирована, или, в худшем случае, только те явления, для объяснения которых была разработана.
В любом случае различие между прогрессивной и деградирующей НИП имеет относительный, а не абсолютный характер. Причем это различие выявляется не сразу, а лишь спустя некоторое время. Устремленный вперед характер исследовательской стратегии, в отличие от изолированной теории, препятствует ее немедленной оценке. Поэтому для Лакатоша НИП не становится «научной». Со временем она может перестать быть научной, переходя из разряда «прогрессивной» к «деградирующей». Таким образом, демаркационный критерий между наукой и ненаукой, который, по сути, является историческим и подразумевает эволюцию идей во времени как один из своих необходимых элементов.
Лакатош разделяет компоненты НИП на жесткие и гибкие. Историю науки он рассматривает как историю исследовательских программ, а не теорий. «Все научно-исследовательские программы можно представить как «твердое ядро», окруженное защитным поясом вспомогательных гипотез, которые должны нести бремя проверок» — пишет он.
Твердое ядро воспринимается как неопровержимое по «методологическому решению его приверженцев» и содержит, помимо чисто метафизических верований, «позитивную эвристику» и «негативную эвристику», представляющие собой список того, что следует и чего не следует делать. Защитный пояс содержит гибкие элементы НИП и именно в нем твердое ядро комбинируется со вспомогательными предпосылками для формирования конкретных проверяемых теорий, которые и определяют ее научную репутацию НИП.
Термины твердое ядро и защитный пояс составляют разграничение логической природы. НИП постоянно развиваются в попытке справиться с аномалиями и объяснить новые явления. Но некоторые их компоненты должны оставаться более или менее неизменными, иначе мы будем иметь дело фактически с новыми НИП. Это не означает, что твердое ядро НИП намертво зафиксировано с момента рождения программы; наоборот, оно тоже развивается, но предположительно гораздо медленнее защитного пояса.
Твердое ядро состоит из эмпирически не опровержимых верований и, следовательно, сводится к тому, что можно называть «метафизикой». Лакатош не считает возможным избавиться от метафизики. Как и Поппер, Лакатош убежден, что научные открытия невозможны без метафизических установок. Метафизика науки скрыта от глаз в твердом ядре.
Лакатош утверждает: критерий опровержимости Поппера требует не только того, чтобы научная теория просто поддавалась проверке, но и того, чтобы эта проверка была независимой. То есть теория должна быть способна предсказать исход, который не предсказывает соперничающая теория.
В таком случае попперовская «корроборация» предполагает наличие, по меньшей мере, двух теорий, и то же самое относится к НИ П. Конкретная НИП считается лучше, чем другая, если она объясняет все факты, предсказываемые конкурирующей НИП, дополнительно делает какие-то прогнозы, часть которых эмпирически подтверждается.
Лакатош иллюстрирует эту позицию на примере теории гравитации Ньютона. Он отслеживает процесс присоединения физиков к лагерю теории относительности, включающей теорию Ньютона как частный случай. Он называет этот переход от ньютоновской к эйнштейновской НИП объективным, поскольку большинство физиков действовало так, как будто бы они верили в методологию научно-исследовательских программ (МНИЛ) Лакатоша.
Конечно, именно этот эпизод в истории науки не сопровождался практически никакой потерей содержательности при переходе от деградирующей по Куну НИП к прогрессивной. Ньютонова система может рассматриваться как частный случай более общей теории относительности Эйнштейна.
Но не вся история науки столь аккуратно укладывается в представление об устойчивом кумулятивном прогрессе, в ходе которого старые теории постоянно сменяются новыми, более общими. Зачастую приобретаемое нами в ходе научного прогресса новое знание связано с издержками потери какого-то содержания.
Но в истории науки известны случаи неспособности ученых действовать в соответствии с МНИЛ. Например, нередко предпочтение деградирующей НИП прогрессивной, поскольку первая проще второй.
Поппер был склонен советовать ученым, что им делать, но не исключал возможности, что прогресс в науке может быть достигнут и в том случае, если его советы проигнорируют. Он проповедует терпимость к подающим надежды, перспективным НИП, которым пока еще не удалось предсказать новые факты, и не осуждает ученых, сохраняющих верность деградирующим НИП, при условии, что они честно признают, что их программа деградирует.

Аргументы в пользу методологического монизма


Чтобы рассмотреть основы анализа экономической методологии, необходимо ответить на важный вопрос философии общественных наук: существует ли единый метод, применимый во всех науках независимо от их предмета, или общественная наука должна использовать особую логику исследования, присущую только ей?
Многие представители общественных наук обращаются к философии науки за советом, как лучше подражать физике, химии и биологии. Другие ученые убеждены, что обществоведы обладают интуитивным пониманием собственного предмета, которого лишены, например, физики. Философы науки, которые настаивают на том, что все науки должны следовать единой методологии, иногда задают специальные требования, которым должно удовлетворять обоснованное объяснение в общественных науках.
Например, Поппер в «Нищете историцизма» сначала провозглашает доктрину методологического монизма. «Все теоретические или обобщающие науки должны пользоваться одинаковым методом, будь они естественными или общественными». Но затем предписывает общественным наукам опираться на принцип методологического индивидуализма. «Задача социальной теории заключаются в том, чтобы построить и внимательно анализировать наши социологические модели с дескриптивной или номиналистской точки зрения, т.е. с точки зрения индивидов, их взглядов, ожиданий, взаимоотношений и т.д.» |10|.
Рассмотрим аргументы доктрины единства наук, которую называют «методологическим монизмом». Общественные науки часто пользуются методами исследования, отличными от тех, что распространены в естественных науках. Например, методом массовых опросов и многомерного статистического анализа в социологии и экономической теории. Он существенно отличаются от контролируемых лабораторных экспериментов во многих естественных науках.
Но различие в методах исследования между общественными и естественными науками в целом не больше, чем различие в методах между одной естественной наукой и другой. Однако методологический монизм касается не метода исследования, а скорее «контекста обоснования» теорий.
Методология науки — это рациональное объяснение, почему ее теории или гипотезы принимаются или отвергаются. Тогда утверждать, что общественные науки должны пользоваться иной методологией, чем естественные, означает отстаивать точку зрения, что теории или гипотезы, касающиеся социальных явлений, должны обосновываться радикально иначе, чем теории или гипотезы о явлениях природы. Категорический отказ от подобного методологического дуализма и есть методологический монизм.
Против этой доктрины существуют два возражения. Первое появилось в XIX в. у нескольких немецких философов основано на концепции Verstehen, или «понимания». Второе вытекает из некоторых философских работ Витгенштейна о смысле человеческой деятельности, всегда управляемой социальными правилами . Рассмотрим оба эти возражения.
Немецкий термин Verstehen обозначает понимание изнутри — с помощью интуиции, в противоположность знаниям с помощью наблюдения и расчета. Он обозначает знание от первого лица, понятное каждому человеку, в отличие от знания от третьего лица, которое может относиться к вещам, не улавливаемым непосредственно человеческим сознанием.
Представители естественных наук лишены такого знания участника, знания от первого лица, поскольку не могут представить себе, каково это — быть атомами или молекулами. Но представители общественных наук, которые имеют дело с человеческим действием, могут поставить себя в положение тех актеров, поведение которых анализируется.
Verstehen — это не только необходимая черта адекватного объяснения в общественных науках, но и уникальный по силе источник знания, не доступный внешнему знанию в естественных науках. Но как узнать в каждом конкретном случае, дает ли применение Verstehen надежные результаты? Можно выразить сомнение в том, помогает ли представителям общественных наук дополнительная, полученная посредством интуиции информация, поскольку знание создает неприятную проблему — как быть с утверждениями, которые случайно или намеренно вводят нас в заблуждение?
Таким образом, защищать интуицию в качестве доступных представителям общественных наук дополнительных источников знания, которые могут помочь в формулировке подходящих гипотез о человеческом поведении, легко. Трудно, практически невозможно установит обоснованность «понимающей» общественной науки.
Другое возражение против методологического монизма было сформулировано Питером Уинчем в его «Идее общественной науки» в 1958 г. . Идея заключается в том, что значение не относится к категориям, подвластным причинно-следственному анализу. Пока предметом социального исследования остается человеческое поведение, определяемое правилами, объяснение в общественных науках должно вестись не в терминах физических причин и следствий, а в терминах мотивов и намерений индивидов.
Иначе говоря, присущий социальным исследованиям тип знания может быть приобретен только тогда, когда вы «выучите правила». А они подразумевают знание явлений изнутри, опыта действия в соответствии с этими правилами. Таким образом, новое возражение против методологического монизма в конечном счете сливается со старым возражением в рамках доктрины Verstehen.
Критика в обоих случаях состоит в том, что нет проверяемого метода легализации утверждений о поведении, регулируемом правилами.
Рассмотрим в заключении, каковы были бы последствия строгого следования методологическому индивидуализму для экономической теории. Все макроэкономические утверждения, несводимые к микроэкономическим, оказались бы вне закона. Поскольку такой сводимостью пока могут похвастать лишь немногие из них, это означало бы распрощаться со всей общепризнанной макроэкономической теорией. С методологическим принципом, применение которого настолько губительно для науки, явно что-то не в порядке.



Лекция, реферат. От Поппера – к позитивной методологии - понятие и виды. Классификация, сущность и особенности. 2018-2019.



« назад Оглавление вперед »
5. Традиционные взгляды и нормативная методология Поппера « | » 7. Теоретико-методологические основы экономической науки






 

Учебники по данной дисциплине

Административно-правовое регулирование государственной службы
Как написать диссертацию
Финансовый контроль в зарубежных странах: США, ЕС, СНГ
Современные правовые семьи
Краткое содержание и сравнительная характеристика персонажей произведений Пушкина и Шекспира
Административно-правовые основы государственной правоохранительной службы
Управление системами связи специального назначения
Публичное право
Правила написания рефератов, курсовых и дипломных работ
Кадровое делопроизводство
Защита вещных прав
Социология - методические указания и тесты
Психолого-педагогические аспекты работы в органах ФСИН
Антиинфляционная политика и денежно-кредитное регулирование
История и методология экономической науки
Прямое и косвенное регулирование мирового финансового рынка
Специальные и общие инструменты регулирования мирового финансового рынка
Факторинговые и трастовые операции коммерческих банков
Инфляционные процессы
Управление компетенциями
Характеристика логистических систем
Стратегические изменения в организации
Реструктуризация деятельности организации
Реинжиниринг бизнес-процессов
Управление персоналом в условиях организационных изменений
Развитие персональной системы ценностей как педагогическая проблема
Подготовка полицейских кадров в Германии, Франции, Великобритании и США
Манипулятивный стиль поведения пациентов с множественными суицидальными попытками
Анафилаксия: диагностика и лечение
Коллективные формы предпринимательской деятельности
Психология лидерства
Антология русской правовой мысли
Компетенции
Психология управления кадрами в бизнесе