-
Пройти Антиплагиат ©



Главная » История и философия экономической науки » 7. Теоретико-методологические основы экономической науки



Теоретико-методологические основы экономической науки

Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. Найти рефераты и курсовые по данной теме Уникализировать текст 



 
Любой вариант определения предмета экономической науки не исключает того факта, что она занимается изучением человеческого поведения, человеческого общества, и следовательно, относится не к естественным, а к социальным наукам. Социальные науки, в том числе экономика, социология, имеют предмет, отличающийся от предмета естественных наук, например физики, химии. Существенны ли эти различия?

Проблема социальных наук

К середине XX в. многие ученые — философы, экономисты и социологи пришли к согласию в том, что научные методы социальных и естественных наук должны основываться на общих принципах. Различия между методами естественных и социальных наук стали казаться незначительными. Некоторые ученые и вовсе не видели этих различий. Сходную позицию многие, скорее даже большинство экономистов, занимают и в настоящее время.
Однако эти казавшиеся незыблемыми посылки, в дальнейшем были поколеблены. Вновь возникли споры вокруг казавшихся решенными методологических проблем. Возник вопрос о том, должны ли исследователи социальной реальности заниматься интерпретацией социальной деятельности или отыскивать поведенческие законы, как это делается в естественных науках.

Теоретизирование и анализ в социальных науках


Можно отрицать возможность возникновения систематической теории на основе долговременного накопления эмпирических исследований. Но тогда следует утверждать, что любой анализ социальной реальности заведомо предполагает внутреннюю приверженность какой-либо общей теории. В этом состоит одна из важнейших особенностей социальных наук, в том числе экономической науки .
Всякий анализ в социальных науках связан с определенной формой теоретизирования. Осознанно или неосознанно ученый, приступая к исследованию, принимает для себя определенную теоретическую основу — форму теоретизирования.
В качестве примера рассмотрим исследование религиозных верований. Почти любой анализ религии предполагает определение религии как системы верований и социального действия особого типа. Он предполагает определенные воззрения на природу общества, одним из компонентов которого является религия. Такой анализ должен включать решение проблем приобретения знаний о религии и влиянии религиозных верований.
Можно ли утверждать, что сам характер решения подобных проблем будет диктовать результаты эмпирического исследования? Если можно, то, может быть, предпочтительно не рассматривать эти теоретические проблемы до завершающей стадии анализа, когда суждение о том, что такое религия и каков характер ее воздействия, можно будет вывести на основе накопленных данных? С этим согласиться нельзя, поскольку здесь молчаливо предполагается, что уже «известно», что есть религия.
Определение религии как веры в сверхъестественное основывается на представлениях, характерных для европейских обществ. Основывается на представлениях, существующих на уровне здравого смысла. Это представление проистекает из дуализма явлений «этого мира» и явлений «иного мира» в христианской традиции.

Веберовский взгляд на религию.


Определить религию как набор верований и связанных с ними форм поведения означает сделать предположение как о природе социального действия, так и о процессах приобретения знания о них. Например, взгляд Макса Вебера на религию связан с его утверждением о том, что человеческое поведение, даже будучи подчиненным внешним, материальным условиям и укорененным в материальных потребностях, является, по существу, осмысленным .
Человеческая деятельность предполагает осознанное поведение. Человек не только приспосабливается к природе, но и планирует деятельность таким образом, чтобы реализовать свои цели в условиях ограничений. Тем не менее сознание, опосредованное языком, позволяет людям выделять себя из природного окружения. Сознание предполагает, что люди каким-то образом истолковывают свое положение в этом мире. Они вынуждены задумываться о смысле своего существования. Эти вопросы высшего смысла, встающие перед людьми, и отличают их от других видов животных.
Торжество науки и технологии в современном обществе не побудило людей к отказу от религии. «Религиозная потребность» и проблема высшего смысла постоянно присутствуют в самых процветающих обществах. Интерпретация религии должна дополняться пониманием того, как должен работать анализ, например, религии или какого-либо другого явления социального мира.
Для Вебера единицей анализа был индивидуум как индивидуальный актер — «единичный носитель осмысленного поведения». Под этим Вебер подразумевал, что социальные группы и общество в целом должны пониматься как агрегации индивидуальных действий, типологизированные наблюдателем для целей сравнительного и исторического анализа.
Из веберовских рассуждений следует несколько выводов. Единицей анализа у Вебера является индивидуум как индивидуальный актер, а общество предстает как совокупность различных типов индивидуального поведения. Это следует из его понимания того, как должен осуществляться анализ, а именно путем абстрагирования от частного опыта наблюдателя. Понятия — это гипотетические, эвристические средства для упорядочения опыта и подготовки данных для анализа, а не для описания реальности как таковой.
Следуя методу, требующему, чтобы объект был наблюдаемым, Вебер сталкивается с трудностями при исследовании тех смыслов, которыми индивидуумы — актеры наделяют свое поведение.
Вебер предполагает, что интерпретации смысла поведения могут быть обоснованы только с помощью утверждений относительно поведения. Например, пусть утверждается, что «душевное внутреннее одиночество» является результатом веры в догматы кальвинизма и такая вера ведет к рационализации практического, в частности, экономического мирского поведения. Тогда можно убедиться в том, что это реальность, а не плод нашего воображения. Для этого нужно сделать эмпирическую оценку частоты связей и установить отношения между двумя наблюдаемыми группами явлений — кальвинистской верой и рациональным экономическим поведением.
Такое заключение может быть подкреплено указанием на то, что противоположные или различные верования ведут к различным экономическим последствиям. Для этого достаточно сопоставить восточный мистицизм с его уходом от мира, аскетизмом, в противоположность мирскому поведению европейцев.
Вебер в целом одобрительно относился к идее о том, что конфликтующие интерпретации событий и смыслов могут найти решение в нейтральных по отношении к теории данных. Но это одобрение с оговоркой, что анализ любого исторического события никогда не может быть полностью исчерпывающим. Эти проблемы теоретического мышления — в веберовском подходе к религии.

Анализ религии Давида Дюркгейма


Но различные стили теоретизирования могут приводить к противоположным результатам при анализе одного и того же социального явления. Примером тому является анализ религии Давида Дюркгейма.
В противоположность веберовскому анализу религии, подход Дюркгейма основан на идее о том, что религия есть социальный факт — коллективная реальность, совершенно отличная и не идентифицируемая с совокупностью индивидуальных решений социально-психологических проблем высшего смысла 118, 19J.
Как и Вебер, Дюркгейм, осуществляя анализ, приводит в действие весь набор социального теоретизирования. Вновь в центр выдвигаются две проблемы: природа социального действия и процесс приобретения знаний о нем. Подобно Веберу, Дюркгейм утверждает, что человеческая деятельность предполагает использование культурных символов и что действие несводимо к материальным условиям. Социальные правила и конвенции, воспроизводимые посредством языка, отделяют социальный мир от природного мира. Однако Дюркгейм расходится с Вебером, утверждавшим, что различие природного и социального миров обусловливает радикальное размежевание между методами естественных и социальных наук.
Дюркгейм считает, что социальные науки обладают значительно большей познавательной силой, чем это готов был признать Вебер.
Это явствует из определения религии у Дюркгейма. Проводимое им разграничение священного и мирского противостоит обычному для бытового сознания, веберовскому разделению на «этот мир» и «иной мир».
Дюркгейм рассматривает религию — верования и практику, относящуюся к священным вещам, как универсальное достояние социальной жизни. Она изменчива по своему содержанию, но никогда не исчезает. Например, общество не может характеризоваться через Бога как сверхприродное существо, но вера в священные ценности не может быть исключена. Согласно Дюркгейму национализм и моральный индивидуализм есть средства сдерживания «религиозности» в индустриальных обществах.
Дюркгеймовский взгляд на универсальность религии в большей степени соответствует его собственной, высокой оценке познавательной силы социальных наук. Вебер не разделял надежды на возможность формулирования универсальных законов социальной жизни. Эта точка зрения, даже если она и верна, плохо согласуется с его анализом проблем высшего смысла, с которыми, как представляется, сталкиваются все действующие субъекты.
Дюркгеймовское воззрение, провозглашающее универсальность религии, опирается на тезис о том, что религиозные верования позволяют индивидам составить представление о социальном мире и природном окружении. Индивиды зависят от общества, а религия является всего лишь формой коллективного знания об обществе и природе, а также моральной санкцией, призванной способствовать социальной интеграции. Вера в существование души — вовсе не «невежественный миф», а признание и освящение того факта, что общество или коллективная жизнь является по отношению к жизни индивида высшей, непознаваемой и определяют ее смысл.
Дюркгейм не разделяет тезис о том, что индивидуум — актер является элементом анализа, а общество представляет собой лишь сложную матрицу взаимодействий между субъектами. Он придерживается мнения, что условиями взаимодействия являются социальные факты, коллективные представления или социальные течения. В результате религия рассматривается как выражение самосознания общества.
Именно это представление Вебер хотел исключить из анализа. Так, самоубийство является для Дюркгейма не результатом реализации намерения актера. Это по Веберу самоубийство — есть следствие различных ограничительных нормативных и материальных условий.
Дюркгейм может считать самоубийство примером социальных явлений, которые могут быть определены некими понятиями. Эти понятия не является эвристическим средством наблюдателя, суммирующим отдельные индивидуальные случаи. По Дюркгейму, общество и групповая жизнь не могут быть сведены к совокупности индивидуальных действий без того, чтобы потерять при этом сущность социальной науки.
Дюркгейм отстаивает приоритет общества как предмета социальных наук. Интересуясь условиями и последствиями функционирования конкретных религий, Дюркгейм, в противоположность Веберу, интересовался в первую очередь универсальным социальным значением религии. Дюркгеймовский рационально-дедуктивный подход к теоретическому исследованию религии проявляется не только в ее определении.
Выбранный Дюркгеймом подход, основанный на конкретном исследовании — анализе тотемизма у племени арунта, свидетельствует, что эта религия рассматривается им как имеющая универсальное значение. На примере изучения тотемизма как наиболее элементарной религиозной формы можно выявить основополагающие структуры и функциональные элементы, характерные для всех религий, а именно опосредование дуализма священного и мирского, а также организацию освященной ритуальной практики.
Формы теоретизирования. Формы теоретизирования, используемые при конкретном анализе социальной реальности, включая используемые Вебером и Дюркгеймом, несмотря на их различия, поддаются сравнительной оценке.
Социальное теоретизирование имеет свою структуру. Она не является результатом согласия среди ученых по вопросу о природе социальной реальности или путей, посредством которых может быть получено знание социального. Для того чтобы установит эту структуру, необходимо поставить определенные фундаментальные вопросы, ответы на которые являются предварительным условием всякого исследования социальной реальности. Существует два таких вопроса, которые невозможно обойти, и все социальное знание является, по существу, ответом на них:
1. Какова природа социальной реальности?
2. Каков наилучший способ получения знаний о ней?
Эти вопросы неизбежно встают перед каждым ученым, и даже отказ от их обсуждения сам по себе означает определенный способ решения связанных с ними проблем. Например, суждения о том, что такие вопросы «не имеют отношения к делу», поскольку «социальная реальность» «самоочевидна», уже содержат в себе определенный ответ, предполагающий определенную теоретическую позицию.
Очевидно, что не все ученые осознанно обдумывают эти вопросы до того, как приступить к своим конкретным исследованиям, хотя некоторые поступают именно таким образом. Но следует исходить из того, что все они должны это делать. Нет необходимости в том, чтобы полностью удовлетворительные ответы на эти вопросы были найдены до начала исследования. Но исследование обязательно предполагает ответы на указанные вопросы независимо от того, признает это исследователь или нет.

Материальна или идеальна природа социальной реальности?


Ответы на вопрос относительно природы социальной реальности всегда вращались вокруг двух аспектов: существования социальной реальности как набора материальных явлений или как совокупности идей относительно материального мира.
Этот дуализм, эта двойственность является не столько наблюдаемым состоянием дел, сколько характеристикой всех попыток теоретизирования на тему о том, к какому типу «объектов» относится социальная реальность. Этот дуализм, эти две возможности — материализм и идеализм — дают альтернативное решение вопроса о природе социальной реальности.
Материализм. Те, кто подчеркивает материальный характер социальной реальности, считают, что человеческую деятельность можно охарактеризовать как поведение, обусловленное влиянием материальных условий. Феномены природы определяют границы наших возможностей как человеческих существ, идет ли речь о климате, силе тяжести или физических данных людей.
Социальные явления также рассматривают как материальные и ограничивающие, будь то формы социальной организации, производственные системы, средства насилия или культурные факты. В этом случае при объяснении процессов в социальной реальности подчеркивают их материальность.
Натурализм. Материалистический подход часто связан с доктриной натурализма, предполагающей существование минимального различия между человеческим поведением и поведением животных или даже неодушевленных предметов. Тогда тот факт, что люди являются «целеполагающими» и «мыслящими» существами, не создает серьезных препятствии для применения методов и техники естественных наук к предмету социальных дисциплин.
И природный, и социальный миры представляются в одинаковой мере как материальные сущности, внешние по отношению к наблюдателю, «связи» которого с этими мирами устанавливаются через органы чувств наблюдателя. Науки, естественные и социальные, характеризуются, таким образом, полным единством.
Идеализм. С альтернативной — идеалистической — точки зрения значение и специфика человеческой деятельности полностью игнорируется. Речь теперь идет об уникальном факте использования сложных систем языковых знаков и культурных символов с целью показать себе и другим, что они намерены делать.
Подобная точка зрения предполагает, что человеческая деятельность является не поведением как адаптацией к материальным условиям. Она является выражением смысла, который люди определяют посредством языка своим поступкам. Поэтому социальное действие всегда является процессом наделения ситуации смыслом. Именно смыслы, идеи, символы и составляют реальность социального мира.
Утверждается, что такая деятельность, как богослужение или самоубийство, не является просто набором отдельных поведенческих актов, имеющих место при определенных материальных условиях, аналогичных, например, сезонной миграции птиц.
Посещение церкви, преклонение колен, прыжок с высокого дома или под поезд не могут быть поняты вне контекста социальных правил и культурных смыслов. Они могут быть расшифрованы наблюдателем только благодаря использованию им собственных интерпретационных способностей. В итоге в социальных науках мы вынуждены «интерпретировать смысл» социальных событий, используя такие термины, как «желание», «любовь», «благо». Это совершенно не применимо в естественных науках.
В природном мире неодушевленные объекты лишены способности осознавать смысл своей деятельности. Объекты естественной науки подчиняются законам, в то время как люди подчиняются правилам культуры, которые неприменимы к природному миру.
Когда Вы подчиняетесь законам государства, это не тождественно ситуации, в которой камень подчиняется законам гравитации, будучи брошенным в воздух. Это не означает, что Вы вольны в том, чтобы не подчиниться государственному закону, в то время как камень не может не подчиниться закону гравитации. Это означает, что Вы можете размышлять о том, подчиниться или не подчиниться государству. Принимая то или иное решение, Вы не можете не задумываться над тем, что представляют собой законы государства и каковы вероятные последствия Вашего действия. Это интерпретируемое воображение будущего состояния дел является главным элементом настоящего действия.
Любая попытка объяснить социальное действие в терминах существующих материальных условий упускает из виду способность человека действовать в рамках смысла, который не может быть привязан к материальному настоящему или прошлому.
Таковы два альтернативных решения вопроса о том, чем является социальная реальность. Как материалистическое, так и идеалистическое решения являются исчерпывающими и взаимоисключающими; они могут быть выражены в присущей им терминологии.
Номинальна или реальна социальная реальность?
В социальных науках представлены два отчетливо сформулированных альтернативных решения вопроса о возможности познания социальной реальности. Эти решения — номинализм и реализм.
Номинализм исходит из того, что понятия, которые используются для описания и объяснения мира, такие, как «бюрократия», «предпринимательство» — всего лишь имена. Это удобные имена, которые созданы для того, чтобы обобщить отдельные явления, образующие социальный мир. Реальность социального мира, неважно материален он или идеален, заключается в том, что он состоит из уникальных отдельных событий и явлений.
С подобной точки зрения реальность университета, например, составляют все отдельные действующие субъекты и виды их деятельности, образующие его в какой-то конкретный момент. Используя обобщающий термин «университет», мы тем самым признаем удобство обобщения или сведения воедино всех этих уникальных элементов. Это означает, что существует возможность обобщенно рассуждать обо всех тех уникальных взаимодействиях людей, которые образуют университет. Описанный подход к проблеме познания обычно обозначается как номинализм.
Овеществление. При познании социальной реальности нет, таким образом, ничего предосудительного в использовании подобных общих выводов до тех пор, пока мы не принимаем ошибочно эти общие термины — имена за саму реальность. А она остается совокупностью отдельных событий. Ошибочное наделение общих понятий реальностью обычно называется овеществлением.
Подобное заблуждение проявляется в том случае, когда мы, например, говорим, что социальные классы «действуют, исходя из собственных интересов». Социальные классы не могут иметь интересов, поскольку социальный класс — это имя, которое мы присваиваем какой-то совокупности конкретных социальных взаимодействий. Они не могут действовать и потому, что только индивиды способны к действию. Наделять подобными способностями социальные классы, фирмы, государства означает овеществлять.
Разумеется, язык социальных наук неполон. Но следует признать, что они — всего лишь концептуальные «договоренности в целях удобства». Таким образом, номинализм — это не просто отрицание всяких попыток утверждать, что некий коллектив способен действовать. Номинализм отрицает также всякие «неуместные» попытки соотносить действия с реальностями, которые будто бы являются «чем-то иным, нежели» или «выходят за пределы» конкретных компонентов нашего социального опыта.
Когда Вебер говорит о «религии Китая», он всего лишь обобщает те «типичные» способы, посредством которых совокупность индивидов, проживающих на территории Китая, решает проблемы высшего смысла. «Единство» и «общность», предполагаемые выражением «религия Китая», являются результатом концептуальной деятельности Вебера. В целях получения знания он утверждает это, «как если бы» подобное единство существовало.
Номинализм — это определенный способ преодолеть невозможность познания социальной реальности во всех ее частностях.
Реализм. Альтернативная номинализму точка зрения исходит из того, что значение научных понятий заключено в их способности «обнаруживать» социальную реальность, непосредственно не доступную наблюдению. Понятия вовсе не обобщают наблюдаемые частности, они действительно пробиваются к реальности, которая лежит в основе и объясняет отдельные события.
Вспомним высказывание Карла Маркса о том, что, если бы социальные структуры были даны в опыте, нужды в науке вообще не было бы . Данная позиция обычно обозначается как реализм.
Интерес Дюркгейма к племенам арунта объяснялся не стремлением описать их религиозные верования и деятельность, с тем, чтобы данное описание можно было присовокупить или сопоставить с аналогичными описаниями других обществ. Цель была в другом — найти материал для иллюстрации «элементарных форм» всякой религии как универсальных или общих структур, которые характеризуют общества вообще.
Классификация теоретизирования. Теперь можно получить основу для классификации теоретизирования в отношении социальной реальности по четырем пунктам. Их можно показать с помощью диаграммы, представленной на рис. 3.1. Эта классификация дает основу для анализа структуры теории социальных наук. Элементы классификации не являются новыми, они часто использовались ранее в различных классификациях.

Рис. 3.1. Классификация теоретизирования в социальных науках
 



Лекция, реферат. Теоретико-методологические основы экономической науки - понятие и виды. Классификация, сущность и особенности. 2018-2019.



« назад Оглавление вперед »
6. От Поппера – к позитивной методологии « | » 7.1 Структура теоретизирования: четыре стратегии






 

Учебники по данной дисциплине

Административно-правовое регулирование государственной службы
Как написать диссертацию
Финансовый контроль в зарубежных странах: США, ЕС, СНГ
Современные правовые семьи
Краткое содержание и сравнительная характеристика персонажей произведений Пушкина и Шекспира
Административно-правовые основы государственной правоохранительной службы
Управление системами связи специального назначения
Публичное право
Правила написания рефератов, курсовых и дипломных работ
Кадровое делопроизводство
Защита вещных прав
Социология - методические указания и тесты
Психолого-педагогические аспекты работы в органах ФСИН
Антиинфляционная политика и денежно-кредитное регулирование
История и методология экономической науки
Прямое и косвенное регулирование мирового финансового рынка
Специальные и общие инструменты регулирования мирового финансового рынка
Факторинговые и трастовые операции коммерческих банков
Инфляционные процессы
Управление компетенциями
Характеристика логистических систем
Стратегические изменения в организации
Реструктуризация деятельности организации
Реинжиниринг бизнес-процессов
Управление персоналом в условиях организационных изменений
Развитие персональной системы ценностей как педагогическая проблема
Подготовка полицейских кадров в Германии, Франции, Великобритании и США
Манипулятивный стиль поведения пациентов с множественными суицидальными попытками
Анафилаксия: диагностика и лечение
Коллективные формы предпринимательской деятельности
Психология лидерства
Антология русской правовой мысли
Компетенции
Психология управления кадрами в бизнесе