---
Пройти Антиплагиат ©

Главная » Правовые гарантии иностранных инвесторов по законодательству РФ и в международном инвестиционном праве. » 6.4 Международно-правовые гарантии возмещения убытков в ходе осуществления иностранной инвестиционной деятельности



Международно-правовые гарантии возмещения убытков в ходе осуществления иностранной инвестиционной деятельности

Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. Найти рефераты и курсовые по данной теме Уникализировать текст 



Проблема компенсации за убытки, нанесенные иностранному инвестору в ходе осуществления инвестиционной деятельности, является ключевой в исследуемой сфере. Ситуацию еще более осложняет то обстоятельство, что вопросы компенсации за принудительное нарушение действующего контракта не нашли до сих пор однозначной оценки при судебно-арбитражном разрешении возникшего инвестиционного спора.
В определенной степени этому способствует различное юридическое содержание данной дефиниции. Компенсация охватывает два вида действий, которые отличаются друг от друга. В первом случае компенсация охватывает совокупность оценочных операций. Последние сложны тем, что они касаются действующего предприятия, когда совершается оценка не только прямого ущерба, но и упущенной выгоды. Во втором случае компенсация понимается как предоставление в распоряжение подвергшихся принудительно изъятию у инвестора установленных сумм. При этом такое предоставление должно осуществляться на условиях, которые не приводят к появлению новой формы изъятия собственности, особенно посредством таких методов, как установление верхнего предела компенсации, или рассрочки платежей, или запрет на конвертацию, или переводы сумм.
Международные договоры закрепляют обязанность государств по защите иностранных инвестиций от безвозмездной экспроприации. Государства обязуются не национализировать, не реквизировать иностранную собственность в обычных ситуациях. В исключительных случаях государство вправе в принудительном порядке, закрепленном в законодательстве, изымать иностранные инвестиции при условии выплаты быстрой, адекватной и эффективной компенсации. Международные соглашения предусматривают право инвестора обратиться в суд или другой независимый орган для проверки стоимости экспроприированного имущества.
Требование о компенсации может быть удовлетворено при наличии определенных фактических обстоятельств:
- во-первых, инвестиции должны быть фактически осуществлены;
- во-вторых, инвестиции должны быть осуществлены на территории принимающего государства;
- в-третьих, экспроприированный объект должен соответствовать статусу иностранной инвестиции, при этом бремя доказывания вышеназванных обстоятельств лежит на инвесторе;
- в-четвертых, в случае экспроприации де-факто осуществлении меры должны быть результатом действий принимающего государства.
Международное право, как выше доказывалось, не запрещает принимающему инвестиции государству проводить их принудительное изъятие при соблюдении следующих условий: в общественных (публичных) целях, в установленном законом порядке, дедискриминационным образом и с предоставлением компенсации. Вместе с тем международное право однозначно выступает за то, чтобы овладение юридическим титулом на собственность являлось случаем экспроприации, подлежащей компенсации.
В 1960-1970-х гг. было принято несколько резолюций ООН, относящихся к юридическому статусу иностранных инвестиций. Наиболее значительной из них является Резолюция № 1803 от 1962 г., которая получила особое признание в теории и практике арбитражного рассмотрения. Другие резолюции, принятые в 1970-х гг. в контексте так называемого нового международного экономического порядка, не получили аналогичного юридического признания.
В Резолюции № 1803 от 1962 г., которая и сегодня отражает состояние общего международного права, предусматривается, что международное право, а не внутригосударственное право стран должно быть надлежащей юридической нормой для определения компенсации в случае экспроприации и что «соглашения об иностранных инвестициях, свободно заключенные суверенными государствами или между суверенными государствами, должны добросовестно соблюдаться».
Несмотря на общепризнанные международные принципы компенсации, несмотря на публично-правовые обязательства принимающих государств по выплате надлежащей компенсации, требования иностранных инвесторов о выплате надлежащей компенсации не всегда удовлетворялись государствами-экспроприаторами.
Например, Куба в 1960 г. отклонила требование компаний США о выплате надлежащей компенсации. Мексика в связи с национализацией в 1938 г. нефтяной отрасли заявила о выплате компенсации иностранным инвесторам по мексиканским нормам компенсации.
В международной практике применялся также метод выплаты твердой суммы компенсации. Например, в связи с урегулированием претензий американских инвесторов после национализации Советской Россией иностранной собственности СССР в 1974 г. предложил уплатить твердую сумму в погашение всех претензий независимо от суммы каждой из них. Подобным образом поступил Китай в 1979 г. В таком случае после выплаты государству иностранного инвестора твердой суммы компенсации международное право не подлежит применению к распределению этой суммы. Данный вопрос регулируется национальным правом государства инвестора.
Различия между государствами – импортерами капитала и государствами – экспортерами капитала становятся более размытыми. Государства, которые прежде считались лишь получателями иностранного капитала, например Сингапур, Таиланд, Южная Корея, теперь вывозят капитал в другие государства. Правительства этих стран активно стремятся защитить свои инвестиции, включая во многих случаях заключение ДИД с применением формулы Халла. В то же время главные экспортеры капитала в послевоенное десятилетие, США и Западная Европа, в настоящее время часто являются как получателями иностранных инвестиций, так и их источником.
Выступая за применение правила полной компенсации для своих национальных лиц за границей, они тем самым делают для себя невозможным отказ от такого же режима в отношении иностранных инвесторов на своей территории.
Таким образом, поддержка ими формулы Халла утрачивает характер эгоистического интереса, о котором можно было бы подумать, когда эти государства были почти исключительно экспортерами капитала. Число государств, которые заинтересованы в соблюдении обеих частей компенсационного уравнения, следовательно, нуждаются в таких нормативах компенсации, которые можно было бы применять взаимно, растет, и эти государства, как правило, предпочитают обеспечить для иностранных инвесторов на своей территории такие же нормы формулы Халла, каких они требуют в отношении своих национальных лиц за границей.
Действующие двусторонние договоры России с другими государствами гарантируют, что национализация не будет осуществляться иначе, как при условии выплаты незамедлительной, достаточной и действительной компенсации, и поэтому будет действовать в качестве противовеса неотъемлемому праву государства осуществлять национализацию. Но временное участие России в Договоре к Энергетической Хартии, отсутствие универсальной международной инвестиционной конвенции (несмотря на неоднократные попытки), отход действующего российского закона об иностранных инвестициях от западной доктрины о национализации чреваты определенной опасностью в рассматриваемой сфере.
Другим выработанным критерием является то, затрагивает ли мера, предпринимаемая государством, разумные ожидания инвестора. В этих случаях инвестор должен доказать, что его инвестиции были основаны на состоянии дел, которое не включало оспариваемый режим регулирования. Иск должен быть объективно разумным и не базироваться полностью на субъективных ожиданиях инвестора.
Например, широкую защиту предоставляет двусторонний договор Российской Федерации с Германией: «...инвестор имеет право требования компенсации также в случаях причинения другой Договаривающейся Стороной ущерба хозяйственной деятельности предприятия с его долевым участием, если тем самым причиняется существенный ущерб его капиталовложению…».
Не все соглашения о взаимном поощрении и защите капиталовложений, которые Российская Федерация подписала с другими государствами, полностью соответствуют традиционной западной доктрине о национализации. Ряд двусторонних договоров (с Австрией, Великобританией, Испанией, Италией, Южной Кореей и т.д.) прямо не требует, чтобы возможная национализация сопровождалась быстрой, адекватной, эффективной компенсацией.
Ни федеральным законодательством, ни международными договорами не определен момент экспроприации, хотя он является ключевым в вопросах выплаты компенсации.
Неопределенность в этом вопросе неоднократно становилась камнем преткновения в инвестиционных спорах. Данный пробел может быть устранен путем применения закона по аналогии. Из логического толкования правового регулирования национализации следует вывод, что моментом экспроприации следует считать момент наступления определенного результата для инвестора - лишение владения или прекращение права собственности.
Следует отметить, что в Руководстве по регулированию прямых иностранных инвестиций МБРР установлено, что «в случае широко применяемой национализации, не носящей дискриминационного характера и осуществляемой в рамках проводимых широкомасштабных социальных реформ в исключительных революционных условиях, в обстоятельствах войны или подобных указанным обстоятельствах, компенсацию определяют путем ведения переговоров между принимающим государством и государством – местом жительства инвестора, а при отсутствии результатов проведения таких переговоров – путем международного арбитража» (п. 10 разд. IV).
В международной практике также признано право принимающего государства на вычеты, которое обосновывается переводом чрезмерной прибыли и иными ущемлениями социально-экономических интересов принимающего государства со стороны иностранных инвесторов, а также необходимостью компенсации нанесенного иностранными инвесторами в прошлом ущерба окружающей среде. К примеру, Чили при проведении национализации предъявили вычеты в размере сумм, признаваемых чрезмерной прибылью, полученной иностранными медедобывающими компаниями.
Таким образом, на международном уровне признано, что принимающее государство не обязано выплачивать компенсацию на основе критерия надлежащей компенсации, и может ее сократить, если меры принимаются государством как санкция по отношению к иностранному инвестору, который нарушил законодательство, действующее на момент принятия указанной меры, если такое нарушение установлено в судебном порядке.
Согласно международному праву основания для компенсации наступают, когда имеет место лишение собственника его основных прав. Экспроприированная собственность должна быть оценена на дату, когда государственное вмешательство лишило владельца его прав или сделало его права фактически бесполезными. Так как экспроприация имела длящийся характер, то данное обстоятельство было оценено в пользу инвестора при решении вопроса о взыскании процентов.
В Руководстве о регулировании прямых иностранных инвестиций МБРР также говорится, что «компенсация будет считаться быстрой (prompt) в нормальных обстоятельствах, если она выплачивается без задержек». Далее сказано, что «если государство находится не в обычных, а в исключительных обстоятельствах, как они характеризуются в документах Международного валютного фонда, или в аналогичных им объективных обстоятельствах, связанных с действием валютных ограничений, компенсация в валюте может быть выплачена по частям в течение наиболее короткого срока, который не должен превышать более пяти лет с момента экспроприации...».
Двусторонние договоры по-разному определяют сроки выплаты компенсации: два месяца (ст. 6 Соглашения с Канадой, ст. 5 Соглашения с Великобританией и Республикой Корея); 30 дней (ст. 4 п. 3 Соглашения с Францией); один месяц (ст. 5 Соглашения с Италией); три месяца (ст. 4 Соглашения с Австрией; ст. 4 п. 4 Соглашения с Финляндией).
По-разному определено в рассматриваемых международно-правовых актах и начало течения срока, в пределах которого государство обязано выплатить компенсацию: «со дня принятия меры, относимой к числу мер по национализации и экспроприации» (Соглашения с Финляндией, Великобританией, Республикой Корея и др.); «со дня вступления в силу решения о размере компенсации» (Соглашение с Австрией). Неисполнение государством своего обязательства по выплате компенсации в срок, указанный в соглашении, влечет за собой обязанность выплаты банковского процента по коммерческой ставке, обычно применяемой в указанном государстве, который начисляется с момента просрочки выплаты компенсации до ее выплаты (например, Соглашения с Великобританией, Италией).
При разрешении споров, связанных с экспроприацией, интересы государства имеют приоритет по отношению к обязательствам из инвестиционных соглашений. Однако должен быть соблюден принцип справедливого равновесия между требованиями защиты интересов общества и требованиями защиты основных прав человека (данная позиция нашла выражение в решении Европейского суда по правам человека по делу греческих нефтеперерабатывающих заводов «СТРЭН» и СтратисаАндреадиса против Греции от 9 декабря 1994 г.).
В решении по делу CompaniadelDesarrollodeSantaElena, S.A. против Республики Коста-Рика арбитраж в рамках МЦУИС констатировал, что согласно международному праву принимающее государство вправе экспроприировать иностранную собственность в пределах своей территории в общественных целях и при условии выплаты быстрой, адекватной и эффективной компенсации.
Еще одним источником права являются решения международных трибуналов. Юриспруденция последнего времени по этому вопросу обобщена автором в другой работе следующим образом: «Международные трибуналы последнего времени неизменно подтверждают требование международного права о том, что при экспроприации иностранной собственности должна выплачиваться полная компенсация. Продолжаются теоретические дебаты относительно сферы охвата возможных изъятий из этого стандарта, однако последние решения показывают, что оправданием для таких изъятий могли бы послужить только действительно чрезвычайные обстоятельства. Это подтверждение стандарта полной компенсации частично объясняется все более широким признанием того, что такой стандарт способствует иностранным инвестициям, имеющим жизненно важное значение для экономического развития».
Другие специалисты (например, М. Сорнараджа и С. Асанте) ставят под сомнение эти выводы. Они вполне справедливо отмечают, что судебные и арбитражные прецеденты являются лишь вторичным источником международного обычного права, и главное внимание сосредоточивают на признанных неясностях и непоследовательности самих решений.
Однако, как правило, эти авторы игнорируют самые примечательные элементы этой, сейчас уже довольно обширной, юриспруденции: а) каждый арбитражный трибунал последнего времени и каждый арбитр (включая многих представителей арбитража из третьего мира) исходит из того, что отправной точкой для компенсации при изъятии иностранной собственности является полная стоимость этой инвестиции; б) хотя часто возникают разногласия по фактической оценке инвестиций, ни один трибунал или отдельный арбитр в последнее время не поддержал принципиальный отход от стандарта полной компенсации в конкретном деле.
Граница между концепцией косвенной экспроприации и мерами государственного регулирования, за которые не полагается компенсация, последовательно не проводилась (при рассмотрении дел). Однако тщательный анализ относящейся к делу практики по разрешению споров показывает, что в широком смысле существуют определенные критерии, которые суды и арбитражи использовали для разграничения этих концепций: 1) степень вмешательства в право собственности; 2) характер правительственных мер, т.е. цель и обстоятельства правительственной меры; 3) коллизия меры с разумными ожиданиями, связанными с инвестициями.
Международные суды и арбитражи часто отказывались присуждать компенсацию, когда действия правительства не снижали существенно или не сводили полностью к нулю экономическую стоимость собственности. Имеет широкую поддержку позиция, в соответствии с которой вмешательство должно быть существенным, чтобы считаться экспроприацией, т.е. это имеет место, когда оно лишает иностранного инвестора основных прав собственности или когда оно коллидирует с инвестициями в течение значительного периода времени.
Согласно ч. 3 ст. 35 Конституции РФ в Российской Федерации национализация будет законной только при условии равноценного возмещения стоимости национализируемого имущества. Толкование принципов компенсации, применяемое двусторонними инвестиционными договорами, различается по критериям определения компенсации даты, на которую дается оценка, сроков выплаты компенсации, также начисления процентов на сумму компенсации. Большинство из договоров предусматривают «быструю, адекватную и эффективную компенсацию».
Согласно ч. 3 ст. 35 Конституции РФ компенсация должна быть выплачена предварительно. Однако такой подход не воспринят российской практикой международных договоров. Договоры, заключенные Россией до и после принятия Конституции РФ 1993 г., предусматривают выплату компенсации после акта экспроприации. Поскольку Конституция РФ имеет высшую юридическую силу и прямое действие, то согласно ч. 1 ст. 15 Конституции РФ иностранный инвестор вправе потребовать именно предварительной выплаты компенсации. Таким образом, условие о предварительной выплате в случае экспроприации будет побуждать государство к скорейшей выплате и искусственно удерживать от проведения экспроприации.





Лекция, реферат. Международно-правовые гарантии возмещения убытков в ходе осуществления иностранной инвестиционной деятельности - понятие и виды. Классификация, сущность и особенности. 2018-2019.

Оглавление книги открыть закрыть

1. Без имени
2. Об авторах
3. ВВЕДЕНИЕ
4. ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ИНСТИТУТА ПРАВОВЫХ ГАРАНТИЙ В МЕЖДУНАРОДНОМ ИНВЕСТИЦИОННОМ ПРАВЕ
4.1 Эволюция правового регулирования инвестиционных отношений между государством и иностранным инвестором
4.2 Понятие правовых гарантий иностранных инвесторов по законодательству Российской Федерации
5. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРАВОВЫХ ГАРАНТИЙ ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТИЦИЙ ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И В МЕЖДУНАРОДНОМ ИНВЕСТИЦИОННОМ ПРАВЕ
5.1 Правовые режимы иностранных инвестиций
5.2 Принцип недискриминации, взаимность и реторсия
5.3 Страхование иностранных инвестиций
5.4 Национально-правовые механизмы страхования иностранных инвестиций
5.5 Международно-правовые механизмы страхования иностранных инвестиций
5.6 Налогообложение иностранных инвестиций
5.7 Российский правовой механизм оптимизации налогообложения иностранных инвестиций
6. ЗАЩИТА ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ В СФЕРЕ ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТИЦИЙ
6.1 Международно-правовые аспекты защиты собственности
6.2 Международно-договорные основы защиты собственности
6.3 Принудительные формы изъятия иностранных инвестиций: национализация, экспроприация
6.4 Международно-правовые гарантии возмещения убытков в ходе осуществления иностранной инвестиционной деятельности
7. РАЗРЕШЕНИЕ ИНВЕСТИЦИОННЫХ СПОРОВ МЕЖДУ ГОСУДАРСТВОМ И ИНОСТРАННЫМ ИНВЕСТОРОМ
7.1 Понятие и классификация инвестиционных споров
7.2 Досудебные методы урегулирования инвестиционных споров
7.3 Разрешение инвестиционных споров в рамках Международного Центра по урегулированию инвестиционных споров
7.4 Арбитражная практика МЦУИС
7.5 Разрешение инвестиционных споров в рамках двусторонних инвестиционных соглашений
8. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
9. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК




« назад Оглавление вперед »
6.3 Принудительные формы изъятия иностранных инвестиций: национализация, экспроприация « | » 7. РАЗРЕШЕНИЕ ИНВЕСТИЦИОННЫХ СПОРОВ МЕЖДУ ГОСУДАРСТВОМ И ИНОСТРАННЫМ ИНВЕСТОРОМ






 

Похожие работы:

Воспользоваться поиском

 

Учебники по данной дисциплине

Арбитражный процесс. Конспект лекций
Философия права в схемах
Гражданский кодекс РФ. Часть 1.
Источники римского права.
Общие положения Главы 1 ФЗ "О полиции". Комментарии.
Принципы деятельности полиции. Комментарий к Глава 2 ФЗ "О Полиции"
Обязанности полиции. Комментарий к Главе 3 ФЗ "О Полиции"
Применение полицией специальных средств и физической силы. Комментарии к главам 4 и 5 ФЗ "О полиции"
Земельное право. Учебник. 2010 год.
Гражданское право - том 1.
История государства и права России.
Право Европейского Союза (ЕС)
Комментарий к ГПК РФ.
Общие положения о гражданском судопроизводстве (гражданском процессе)
Муниципальное право. Краткий курс лекций.
Нотариат и нотариальная деятельность
Российское предпринимательское право. Учебник.
Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу РФ
Шпаргалка по конституционному праву зарубежных стран.
Аграрное право
Административное право РФ
Международное частное право. Краткий курс лекций.
АВТОРСКИЕ И СМЕЖНЫЕ С НИМИ ПРАВА
Должностные и служебные преступления: лекции к курсу
Международное частное право. Учебник.
Административное право - Шпаргалки.
Обществознание - учебник.
Хозяйственное право. Курс лекций.
Римское право - конспект
Медицинское право
Административное право. Лекции.
Трудовое право РФ. Учебник.
Муниципальное право. Билеты.
Проблемы теории государства и права. Лекции
Гражданский процесс. Ключевые вопросы
Как защитить свои интересы в ЖКХ
Криминалистика - лекции.
Уголовный процесс
Уголовное право РФ - экзаменационные ответы
Адвокатура. Основы адвокатуры
Теория государства и права - подробный курс лекций (ТГП)
Проблемные аспекты гражданского права
Трудовое право. Учебное пособие
Арбитражный процесс
Основы права в кратком изложении
Гражданское право учебник
Гражданское право. Лекции
Семейное право учебник
Арбитражный процесс - билеты
Международное частное право. Курс лекций
Основы гражданского права
Основы наследственного права. Лекции
Основы земельного права
Прокурорский надзор. Лекции
Основы и проблемы права. Лекции
Основы государственного управления
История государства и права. Учебник
Административно-процессуальное право. Курс лекций
Семейное право учебник онлайн
Семейное право учебник 2
Семейное право учебник 3
Основы земельного права 2
Земельное право 3
Трудовые права работников
Уголовный процесс - билеты