---
Пройти Антиплагиат ©

Главная » Международное частное право. Курс лекций » - Физические лица как субъекты международного частного права



- Физические лица как субъекты международного частного права

Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. Найти рефераты и курсовые по данной теме Уникализировать текст 



 
Правовое положение физических лиц как субъектов МЧП определяется и в национальном законодательстве, и в международных договорах. Национальное законодательство чаще всего представлено в виде законов о правовом статусе иностранных граждан, а также в виде комплекса коллизионных норм, регулирующих их право– и дееспособность. В России в настоящее время действует Федеральный закон от 25 июля 2002 г. № 115-ФЗ в ред. от 21 июля 2014 г. «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» (далее – Закон). Что же касается соответствующих коллизионных норм, то они имеют трехуровневую структуру . Во-первых, в их число входят нормы гражданского законодательства , содержащиеся в разд. VI части третьей ГК РФ . Согласно ст. 1195 ГК РФ личным законом физического лица считается право страны, гражданство которой это лицо имеет. Если лицо наряду с российским гражданством имеет и иностранное гражданство, его личным законом является российское право.
Если иностранный гражданин имеет место жительства в Российской Федерации, его личным законом является российское право. При наличии у лица нескольких иностранных гражданств личным законом считается право страны, в которой это лицо имеет место жительства. Личным законом лица без гражданства считается право страны, в которой это лицо имеет место жительства. Личным законом беженца считается право страны, предоставившей ему убежище. В соответствии со ст. 1196–1197 ГК РФ иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в России гражданской правоспособностью наравне с российскими гражданами. Гражданская правоспособность и гражданская дееспособность физического лица определяются его личным законом. Признание в России физического лица недееспособным или ограниченно дееспособным подчиняется российскому праву. Согласно ст. 1200 ГК РФ признание в России физического лица безвестно отсутствующим и объявление физического лица умершим подчиняются российскому праву.
Во-вторых, коллизионные нормы о правосубъектности физических лиц содержат двусторонние договоры о правовой помощи, заключенные Россией с рядом государств. В этом случае договорные коллизионные нормы заменяют собой национальные коллизионные нормы российского гражданского права. Так, в Договоре между Российской Федерацией и Республикой Польша о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам от 16 сентября 1996 г. (далее – Договор между Российской Федерацией и Республикой Польша) указано, что дееспособность физического лица определяется в соответствии с законодательством Договаривающейся стороны, гражданином которой это лицо является (п. 1 ст. 19). При признании лица ограниченно дееспособным либо недееспособным компетентен суд Договаривающейся стороны, чьим гражданином является лицо, которое должно быть признано ограниченно дееспособным либо недееспособным. Суд применяет законодательство своего государства (ст. 20). Для признания лица безвестно отсутствующим или умершим, а также установления факта смерти применяется законодательство и компетентны суды Договаривающейся стороны, гражданином которой являлось лицо в то время, когда оно по последним сведениям было в живых (п. 1 ст. 23).
В-третьих, коллизионные нормы о правосубъектности физических лиц содержатся и в многосторонних договорах о правовой помощи . В данном случае такие нормы имеют более широкую сферу действия и применяются всеми государствами – участниками договора. Примером может служить Минская конвенция СНГ 1993 г. о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (далее – Минская конвенция) в ред. Московского протокола от 28 марта 1997 г. (далее – Московский протокол). Минская конвенция указывает, что дееспособность физического лица определяется законодательством Договаривающейся стороны, гражданином которой является это лицо. Дееспособность лица без гражданства определяется по праву страны, в которой он имеет постоянное место жительства (п. 1–2 ст. 23). По делам о признании лица ограниченно дееспособным или недееспособным компетентен суд Договаривающейся стороны, гражданином которой является это лицо (п. 1 ст. 24). Суд применяет законодательство своего государства. По делам о признании лица безвестно отсутствующим или объявлении умершим и по делам об установлении факта смерти компетентны учреждения юстиции Договаривающейся стороны, гражданином которой лицо было в то время, когда оно по последним данным было в живых, а в отношении других лиц – учреждения юстиции по последнему месту жительства лица. Учреждения юстиции Договаривающихся сторон применяют законодательство своего государства (п. 1, 3 ст. 25).
Когда речь идет о содержании правового статуса физического лица в МЧП, то под ним понимается вся совокупность правоотношений, осложненных иностранным элементом, в которых это лицо участвует. Тем не менее существует несколько групп правоотношений, имеющих большое значение и играющих решающую роль при определении статуса иностранного физического лица в каком-либо государстве. К их числу относятся наследственные, семейные и трудовые правоотношения. В их регулировании опять-таки четко просматриваются два источника – национальное законодательство и международные договоры.
 
§ 1. Статус физических лиц как субъектов международного наследственного права
 
1. Статус физических лиц как субъектов международного наследственного права при наследовании по закону
 
Международное наследственное право является отраслью МЧП, представляющей собой совокупность норм национального законодательства и международных договоров, регулирующих международные наследственные отношения, т. е. наследственные отношения, осложненные иностранным элементом. В мировой юридической доктрине и практике принято выделять два основных подхода к определению сущности наследования: 1) в странах континентального права, в том числе в России, наследование понимается как разновидность универсального правопреемства. Такая квалификация восходит к классическому римскому праву, где в лице наследника видели продолжение юридической личности наследодателя; 2) в странах общего права наследование понимается как распределение имущества умершего между лицами, указанными в законе и (или) в завещании.
В соответствии с первой концепцией наследник при принятии наследства становится носителем прав и обязанностей наследодателя в целом и не может принять лишь их часть, а от остальных отказаться. Наследственное имущество при этом рассматривается как совокупность всех активов и пассивов умершего.
Доктрина и практика стран общего права исходит из того, что при наследовании имеет место исчезновение юридической личности умершего и ликвидация его имущества. При этом осуществляется сбор причитающихся ему долгов, оплата его долгов, погашение его налоговых и иных обязанностей. Указанная процедура именуется администрированием и протекает под контролем суда, наследники же получают право на чистый остаток. Обязанность администратора состоит в том, чтобы распределить имущество между теми, кому оно принадлежит на правах выгодоприобретателей. При такой квалификации перехода имущества по наследству не может идти речь, например, об ответственности наследников по долгам наследодателя, которая представляет собой типичный институт в правовых системах, воспринявших модель наследования из римского частного права. Российское право рассматривает наследование как универсальное правопреемство (successio in universum ), говоря о том, что при наследовании имущество умершего (наследство, наследственное имущество) переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства, т. е. в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент (п. 1 ст. 1110 ГК РФ).
Основными источниками международного наследственного права выступают национальное законодательство и международные договоры, представленные как двусторонними договорами о правовой помощи по гражданским и семейным делам, так и многосторонними договорами, важнейшими из которых являются следующие:
• Гаагская конвенция 1973 г. относительно международного управления имуществом умерших лиц (далее – Гаагская конвенция 1973 г.);
• Гаагская конвенция 1989 г. о праве, применимом к наследованию в силу смерти (далее – Гаагская конвенция 1989 г.);
• Гаагская конвенция 1961 г. о коллизии законов, касающихся формы завещательных распоряжений (далее – Гаагская конвенция 1961 г.);
• Базельская конвенция 1972 г. о введении системы регистрации завещаний (далее – Базельская конвенция);
• Вашингтонская конвенция 1973 г., предусматривающая Единообразный закон о форме международного завещания (далее – Вашингтонская конвенция).
Основным методом регулирования в международном наследственном праве выступает коллизионно-правовой метод. Это объясняется тем обстоятельством, что наследственное право, выступая важнейшей областью частного права любого государства, представляет собой типично национальную правовую материю. Юридическая регламентация порядка перехода имущества умершего к другим лицам испытывает значительное влияние исторических, культурных, религиозных, этических и семейных традиций. Основные коллизионные нормы в области наследования в России закреплены в гражданском законодательстве , согласно которому отношения по наследованию определяются по праву страны, где наследодатель имел последнее место жительства. Наследование недвижимого имущества определяется по праву страны, где находится это имущество, а наследование недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, – по российскому праву (п. 1 ст. 1224 ГК РФ).
Согласно Договору между Российской Федерацией и Республикой Польша правовые отношения в области наследования движимого имущества регулируются законодательством Договаривающейся стороны, гражданином которой был наследодатель в момент смерти. Правовые отношения в области наследования недвижимого имущества регулируются законодательством Договаривающейся стороны, на территории которой находится это имущество. Вопрос о том, какое наследственное имущество следует считать движимым, а какое недвижимым, решается в соответствии с законодательством Договаривающейся стороны, на территории которой находится имущество (ст. 39). Если согласно применимому законодательству Договаривающейся стороны наследником является государство, то движимое имущество переходит в собственность Договаривающейся стороны, гражданином которой был наследодатель в момент смерти, а недвижимое имущество переходит в собственность Договаривающейся стороны, на территории которой оно находится (ст. 40).
По вопросам наследования движимого имущества компетентны органы Договаривающейся стороны, гражданином которой был наследодатель в момент смерти. По вопросам наследования недвижимого имущества компетентны органы Договаривающейся стороны, на территории которой это имущество находится. Если все движимое имущество, оставшееся после смерти гражданина одной Договаривающейся стороны, находится на территории другой Договаривающейся стороны, то по ходатайству наследника, если с этим согласны все известные наследники, производство по делу о наследовании ведет орган этой Договаривающейся стороны (ст. 42).
Согласно Минской конвенции граждане каждой из Договаривающихся сторон могут наследовать на территориях других Договаривающихся сторон имущество или права по закону или по завещанию на равных условиях и в том же объеме, как и граждане данной Договаривающейся стороны (ст. 44). Право наследования имущества определяется по законодательству Договаривающейся стороны, на территории которой наследодатель имел последнее постоянное место жительства. Право наследования недвижимого имущества определяется по законодательству Договаривающейся стороны, на территории которой находится это имущество (ст. 45). Если по законодательству Договаривающейся стороны, подлежащему применению при наследовании, наследником является государство, то движимое наследственное имущество переходит Договаривающейся стороне, гражданином которой является наследодатель в момент смерти, а недвижимое наследственное имущество переходит Договаривающейся стороне, на территории которой оно находится (ст. 46). Производство по делам о наследовании движимого имущества компетентны вести учреждения Договаривающейся стороны, на территории которой имел место жительства наследодатель в момент своей смерти. Производство по делам о наследовании недвижимого имущества компетентны вести учреждения Договаривающейся стороны, на территории которой находится имущество (ст. 48).
Коллизионному регулированию наследования по закону посвящены Гаагские конвенции 1973 г. и 1989 г. Механизм Гаагской конвенции 1973 г. направлен на определение лиц, имеющих право управлять наследством, уточнение их полномочий и обеспечение их признания на международном уровне. При этом под управлением наследством понимается право одного или нескольких лиц принимать меры к выявлению и обеспечению сохранности имущества наследодателя, а также любые иные меры, направленные на его рациональное использование до реального вступления в свои права наследников. Так, управляющий наследством оплачивает долги наследодателя.
Из ст. 1 Гаагской конвенции 1973 г. следует, что ее действие в принципе ограничивается управлением только движимым имуществом наследодателя. Тем не менее ст. 30 предусматривает, что Договаривающиеся государства могут распространить действие договорного механизма и на недвижимое имущество наследодателя.
Гаагская конвенция 1973 г. вводит международный сертификат , предназначенный для определения лиц, которые имеют право управлять наследством, а также их полномочий. Она указывает на органы, компетентные выдавать такой сертификат, и применимое при этом право. Наконец, она требует международного признания указанного сертификата и устанавливает способы его использования и вызываемые этим последствия, а также основания для его отмены или изменения. В соответствии со ст. 1 Договаривающиеся государства учреждают международный сертификат, определяющий лицо или лиц, уполномоченных управлять движимым имуществом умершего лица, и указывающий его или их полномочия. Согласно ст. 2 сертификат составляется компетентным органом в государстве обычного проживания умершего. Компетенция органов государства в месте обычного места жительства наследодателя является исключительной, так как конвенция не допускает компетенцию органов какого-либо другого государства. Всякий сертификат, выданный органами иного государства, чем в месте жительства покойного, может повлечь отказ в его признании.
Именно из данного правила можно извлечь идею о том, что критерием действия в пространстве Гаагской конвенции 1973 г. является последнее обычное место жительства наследодателя. Если это место жительства находится в государстве, не участвующем в данной конвенции, то ее предписания не имеют обязательной силы. Напротив, если такое место жительства находится на территории Договаривающегося государства, то его органы будут обязаны выдать свидетельство, а другие Договаривающиеся государства обязаны его признавать. Статья 6 предусматривает, что каждое Договаривающееся государство назначает компетентный судебный или административный орган для оформления сертификата . Уточняя, что этот орган должен быть судебным или административным, Гаагская конвенция 1973 г. явным образом вводит норму материально-правового характера. При этом такая формулировка смягчается п. 2 ст. 6, согласно которому Договаривающееся государство может заявить, что сертификат, оформленный на его территории, считается составленным компетентным органом, если он составлен членом профессиональной ассоциации, которая была назначена этим государством, и если он будет подтвержден компетентным органом. Статья 3 провозглашает принцип, в соответствии с которым для определения владельца сертификата и указания его полномочий компетентный орган применяет свое внутреннее право.
Согласно п. 3 ст. 1 и ст. 10 Гаагской конвенции 1973 г. любое Договаривающееся государство может предусмотреть для признания международного сертификата, выданного за рубежом, получение решения компетентного органа в рамках ускоренной процедуры или только его регистрацию. В случае, когда сертификат признается в иностранном государстве автоматически, суд или иной компетентный орган может на его основе и по ходатайству правообладателя принять любые необходимые меры, обеспечивающие сохранность наследства за рубежом. Если, напротив, для признания сертификата требуется соблюдение особой процедуры или регистрации, это ведет к дополнительным затратам времени, которые могут негативно отразиться на сохранности наследства. Именно поэтому согласно ст. 1 Конвенции 1973 г. владелец сертификата может с момента наделения его силой и во время любой процедуры по его признанию за рубежом принимать или ходатайствовать о принятии необходимых обеспечительных и срочных мер на основании простого предъявления данного сертификата.
Статья 13 называет два основания для отказа в признании международного сертификата за рубежом, которые должны одинаково оцениваться во всех государствах – участниках конвенции. Прежде всего, в признании может быть отказано, если сертификат не имеет официального характера или не соответствует образцу, приложенному к конвенции. В признании сертификата может быть также отказано в случае, если из его содержания не следует, что он исходит от органа государства, имеющего международную компетенцию по смыслу конвенции. Статья 14 предусматривает, что в признании сертификата может быть отказано, если, по мнению запрашиваемого государства, наследодатель имел обычное место жительства на его территории. В признании может быть также отказано на основании ст. 15, если сертификат несовместим с решением по существу, вынесенным или признанным в запрашиваемом государстве. Статья 19 Гаагской конвенции 1973 г. однозначно указывает, что в признании сертификата не может быть отказано, оно не может быть отозвано или лишено силы по основаниям, прямо не предусмотренным конвенцией.
Гаагская конвенция 1989 г. направлена исключительно на разрешение коллизионных конфликтов в области наследования, поэтому в сферу ее действия не входят ни вопросы судебной или административной компетенции, ни признание иностранных судебных решений по наследственным делам. Статья 1 перечисляет предметы, прямо исключенные из области применения конвенции: она не регулирует вопросы, связанные с формой завещаний (их разрешению посвящена Гаагская конвенция 1961 г.), дееспособностью и режимом имущества супругов. В то же время, для того чтобы исключить всякую двусмысленность в понятии применимого наследственного статута, материальная область его действия уточняется в ст. 7. В частности, наследственный закон, выбранный в соответствии с положениями Гаагской конвенции 1989 г., применяется:
• к определению наследников по закону и по завещанию, определению взаимных долей данных лиц, к обязательствам, возложенным на них наследодателем, а также иным правам на наследство, основанным на факте смерти, включая суммы, взимаемые с наследства органом судебной или иной власти в пользу лиц, близких к наследодателю;
• лишению наследства и признанию лица недостойным наследником;
• отношению и уменьшению долей безвозмездно переданного имущества и их учету при расчете наследственных долей;
• наследственной массе, обязательным долям в наследстве и иным ограничениям свободы распоряжения имуществом на случай смерти;
• материально-правовой действительности завещательных распоряжений (п. 2 ст. 7).
Вместе с тем, Договаривающиеся государства могут распространить действие применимого права на любые области, которые в соответствии с их внутренним правом относятся к наследственному праву (п. 3 ст. 7). Гаагская конвенция 1989 г. характеризуется принципиальным выбором в пользу единства права, применимого к наследованию . Таким образом, материальное право, определенное на основе коллизионных норм конвенции, применяется ко всему наследству, независимо от его пространственных или содержательных характеристик. Это позволяет разрешить традиционные проблемы, возникающие в рамках системы раздельности наследования (регулирование пассива наследства, расчет обязательной доли, компенсации между наследниками при разделе). Статья 3 свидетельствует о поисках равновесия между двумя коллизионными привязками – гражданством, с одной стороны, и обычным местом жительства – с другой.
Если обычное место жительства наследодателя находилось в другой стране, чем государство его гражданства, то именно оно является определяющим при выборе применимого права, при условии что наследодатель прожил там не менее пяти лет до смерти и отсутствуют исключительные обстоятельства, свидетельствующие о том, что наследодатель явно сохранял более тесную связь со страной своего гражданства (п. 2 ст. 3). Пункт 3 ст. 3 закрепляет возврат к праву страны гражданства: оно применяется, если наследодатель проживал в другом государстве менее пяти лет, за исключением случаев, когда наследодатель имел более тесные связи с другим государством. Гаагская конвенция 1989 г. предусматривает объективную коллизионную привязку, используемую для определения применимого права в любом наследственном деле независимо от наличия или отсутствия завещания. Тем не менее определенное место было оставлено волеизъявлению будущего наследодателя, которое ограничивается следующим образом:
1) с одной стороны, выбор применимого права должен по общему правилу распространяться на регулирование всего наследства. Наследодатель не может нарушить принцип единства наследования;
2) с другой стороны, выбор может быть сделан только между правом государства обычного места жительства или правом государства гражданства наследодателя в момент такого выбора или на момент смерти (п. 1 ст. 5).
Согласно п. 2 ст. 5 добровольный выбор заинтересованным лицом применимого права должен быть выражен в заявлении, совершенном в форме распоряжения на случай смерти. В остальном формальная действительность заявления о выборе права, применимого к наследованию, зависит от законов страны суда, а в странах, где применима Гаагская конвенция 1961 г. о коллизии законов, касающихся формы завещательных распоряжений, – от ее правил. Несмотря на то что данное заявление должно облекаться в форму завещания, оно может ограничиваться исключительно указанием на право, применимое к наследованию, и не содержать каких-либо указаний относительно судьбы имущества наследодателя. Выбор применимого права будущим наследодателем должен быть ясным и однозначным, не допуская сомнений в его толковании. При этом презюмируется, что выбранное материальное право распространяется на все наследство, где бы оно ни находилось и в чем бы оно ни выражалось (п. 4 ст. 5). Здесь вновь проявляется забота разработчиков Гаагской конвенции 1989 г. о сохранении единства наследования.
Статья 8 определяет наследственный договор как соглашение, совершенное в виде отдельного документа или следующее из взаимных завещаний, которым предоставляются, изменяются или отзываются со встречным предоставлением или без такового права в будущем наследстве одного или нескольких лиц – участников соглашения. Текст нормы формален в том смысле, что наследственный договор не может регулировать наследование после другого лица, не являющегося стороной договора, но он может касаться нескольких будущих наследств, которые откроются после смерти сторон договора. Гаагская конвенция 1989 г. ничего не говорит о международной действительности наследственного договора как такового – она довольствуется указанием на применимое право, которое позволит судить об этом.
Статья 11 открывает дополнительные возможности для реализации принципа автономии воли в сфере наследования. Помимо варианта, предусмотренного ст. 5 относительно выбора права, применимого к наследованию, стороны могут договориться о праве, применимом к наследственному до говору. Выбор сторон, в сущности, ограничен тем фактом, что он возможен только между правом обычного места жительства и правом гражданства на момент заключения договора. В то же время он достаточно широк, поскольку возможен выбор между правом любой из сторон договора. Право, применимое к наследственному договору, определяется на основе специальных правил и необязательно совпадает с правом, применимым к самому наследованию. Статья 12 организует взаимодействие между этими потенциально различными материальными законами. Так, право, применимое к наследственному договору, преобладает при оценке действительности последнего, но в то же время уступает место праву, применимому к самому наследованию при регулировании наследственных прав лиц, не участвующих в наследственном договоре. Что касается формы договора, то помимо требования о его заключении в письменной форме (ст. 8) и необходимости явного выбора применимого права (ст. 11) конвенция отсылает к праву страны суда.
В качестве исключения Гаагская конвенция 1989 г. допускает применение при наследовании материальных норм государства по месту нахождения имущества в двух особых случаях. Во-первых, внутренние нормы государств, которые в силу экономического, семейного или социального назначения применяются к наследованию недвижимого имущества, предприятий или других специальных видов имущества, сохраняют свое действие, даже если наследование в целом подчиняется материальному праву другого государства (ст. 15). Несмотря на то, что правила ст. 15 довольно обширны, они выступают в качестве исключения из общих правил конвенции и должны толковаться ограничительно. Во-вторых, исключение в пользу законов по месту нахождения имущества касается права государства получать в собственность выморочное имущество, находящееся на его территории (ст. 16).
 
2. Статус физических лиц как субъектов международного наследственного права при наследовании по завещанию
 
Согласно российскому законодательству способность лица к составлению и отмене завещания, в том числе в отношении недвижимого имущества, а также форма такого завещания или акта его отмены определяются по праву страны, где завещатель имел место жительства в момент составления такого завещания или акта. При этом завещание или его отмена не могут быть признаны недействительными вследствие несоблюдения формы, если она удовлетворяет требованиям права места составления завещания или акта его отмены либо требованиям российского права (п. 2 ст. 1224 ГК РФ).
Согласно Договору между Российской Федерацией и Республикой Польша способность составлять или отменять завещание, равно как и правовые последствия недостатков волеизъявления, определяются законодательством Договаривающейся стороны, гражданином которой был наследодатель в момент составления или отмены завещания. Форма составления или отмены завещания определяется законодательством Договаривающейся стороны, гражданином которой был наследодатель в момент составления или отмены завещания. При этом достаточно соблюдения законодательства Договаривающейся стороны, на территории которой было составлено или отменено завещание (ст. 41). Завещание вскрывает (оглашает) орган Договаривающейся стороны, на территории которой находится завещание. Копия завещания и протокола о вскрытии (оглашении) завещания пересылается органу, компетентному вести дело о наследовании (ст. 43).
Согласно Минской конвенции способность лица к составлению и отмене завещания, а также форма завещания и его отмены определяются по праву той страны, где завещатель имел место жительства в момент составления акта. При этом завещание или его отмена не могут быть признаны недействительными вследствие несоблюдения формы, если последняя удовлетворяет требованиям права места его составления (ст. 47).
Коллизионному регулированию наследования по завещанию посвящена Гаагская конвенция 1961 г., материальному регулированию – Базельская и Вашингтонская конвенции. Единственная цель Гаагской конвенции 1961 г. заключается в том, чтобы на основании унифицированных коллизионных норм определить право, применимое к форме завещания. Она оставляет полностью вне пределов своего действия вопросы материальной действительности и правовых последствий завещания. Сразу обращает на себя внимание систематически используемая в тексте данной конвенции специфическая терминология: термину «завещание» государства-участники предпочли термин «завещательные распоряжения». В то же время Гаагская конвенция 1961 г. не применяется к наследственным договорам, хотя их исключение из предмета ее действия прямо не предусмотрено в самом тексте. Это связано с общепринятым толкованием наследственного договора как двустороннего обязательства, тогда как завещание представляет собой акт одностороннего волеизъявления, который может быть отозван лицом, его совершившим.
С позиции действия в пространстве Гаагская конвенция 1961 г. носит универсальный характер. Так, в соответствии со ст. 6 применение коллизионных норм, установленных в конвенции, не зависит от каких-либо требований взаимности. Данная конвенция применяется, даже если гражданство заинтересованных лиц или право, подлежащее применению, не являются гражданством или правом Договаривающегося государства. Из этого следует, что договорная коллизионная норма полностью заменяет в Договаривающихся государствах соответствующую норму национального МЧП. Статья 1 предусматривает возможность применения к форме завещания пяти различных законов. Завещательное распоряжение является действительным в том, что касается формы, если его форма соответствует внутреннему законодательству:
1) места, где завещатель сделал его, или
2) гражданства, которое имел завещатель либо во время, когда он сделал распоряжение, либо во время его смерти, или
3) места, в котором завещатель имел свой домицилий либо во время, когда он сделал распоряжение, либо во время его смерти, или
4) места, в котором завещатель имел свое обычное местожительство либо во время, когда он сделал распоряжение, либо во время его смерти, или
5) когда речь идет о недвижимости, места ее нахождения.
Таким образом, заинтересованное лицо может совершить завещание в соответствии с законами страны либо места составления завещания, либо гражданства завещателя, либо его места жительства, и это завещание может распространяться на все его имущество. Одновременно завещатель вправе использовать положения внутреннего законодательства страны места нахождения принадлежащего ему недвижимого имущества для составления завещания в отношении только этого недвижимого имущества. Статья 2 провозглашает, что ст. 1 применяется и к завещательным распоряжениям, отменяющим предшествующее завещательное распоряжение. В п. 2 ст. 2 уточняется, что отмена также является действительной в том, что касается формы, если она соответствует одному из законов, согласно условиям которого отмененное завещательное распоряжение было действительным.
Согласно ст. 11 каждое Договаривающееся государство может оговорить за собой право не признавать в силу положений его законодательства, относящегося к этому вопросу, формы завещательных распоряжений, сделанных за границей, когда выполнены нижеследующие условия:
• завещательное распоряжение является действительным в том, что касается формы, в силу закона, применяемого исключительно в связи с местом, где завещатель сделал свое распоряжение;
• завещатель имел гражданство государства, делающего оговорку;
• завещатель был домицилирован в указанном государстве или имел там свое обычное местожительство;
• завещатель умер в государстве ином, чем то, в котором он сделал свое распоряжение. В любом случае данная оговорка действует только в отношении собственности, находящейся в государстве, делающем оговорку.
Статья 10 говорит о том, что каждое Договаривающееся государство может оставить за собой право не признавать, кроме исключительных обстоятельств, завещательные распоряжения, сделанные в устной форме одним из его граждан, не имеющим какого-либо другого гражданства.
Цель, преследуемая Базельской конвенцией , заключается в создании в Договаривающихся государствах системы, позволяющей завещателю зарегистрировать свое завещание. С одной стороны, регистрация завещания позволяет снизить риск того, что о нем не станет известно или станет известно слишком поздно, а с другой – облегчает открытие данного завещания после смерти завещателя. В соответствии со ст. 1 Договаривающиеся государства обязуются создать системы регистрации завещаний на своей территории . Чтобы подчеркнуть, что Базельская конвенция не касается существа наследственных отношений, ст. 10 указывает, что данная конвенция не затрагивает правила, которые в каждом Договаривающемся государстве касаются действительности завещаний и иных актов. Следовательно, если регистрации завещания не требуется для обеспечения его действительности в соответствии с внутренним законодательством Договаривающихся государств, то несоблюдение договорных норм не может повлиять на действительность завещания, которое соответствует иным формальным требованиям, предусмотренным внутренним законодательством.
В соответствии со ст. 2 каждое Договаривающееся государство создает или назначает единый уполномоченный орган или несколько органов , которые компетентны осуществлять регистрацию, предусмотренную конвенцией, и отвечать на запросы. Что касается органа или органов, назначаемых в соответствии с конвенцией, то на них возлагается выполнение двух основных функций. Во-первых, они осуществляют регистрацию завещаний. При этом Договаривающиеся государства и уполномоченные ими органы свободны в определении материальной формы такой регистрации (бумажной или электронной), а также порядка ведения соответствующего реестра. Так, п. 2 ст. 7 предусматривает, что данные должны содержаться в регистрационной записи в форме, определяемой каждым Договаривающимся государством. Единственное материально-правовое условие, связанное с ведением национальных реестров завещаний , устанавливается в п. 1 ст. 8, согласно которому регистрация должна оставаться в тайне в течение жизни завещателя. Следовательно, каждое Договаривающееся государство должно обеспечить конфиденциальность сведений, содержащихся в реестре завещаний.
Во-вторых, после смерти завещателя уполномоченные органы обеспечивают информирование заинтересованных лиц о наличии завещания. Данные сведения могут быть получены любым лицом по представлении свидетельства о смерти или иного аналогичного документа, подтверждающего кончину завещателя (п. 2 ст. 8). Уполномоченный орган не должен определять наличие интереса или необходимых качеств у лиц для получения сведений из реестра. Это может быть наследник, нотариус, адвокат, кредитор или даже просто любопытный. Следует иметь в виду, что регистрация завещания не предполагает передачу уполномоченному органу информации о его содержании. Это всего лишь простая отметка о существовании завещания и места, в котором оно хранится.
Кроме органа или органов, осуществляющих регистрацию завещаний, каждое Договаривающееся государство должно согласно ст. 3 назначить единый национальный орган , который при необходимости будет напрямую осуществлять регистрацию завещаний за рубежом и отвечать на запросы от уполномоченных органов других Договаривающихся государств. В отличие от органа, осуществляющего регистрацию завещаний, здесь используется модель единого центрального органа, что спосо



Лекция, реферат. - Физические лица как субъекты международного частного права - понятие и виды. Классификация, сущность и особенности.

Оглавление книги открыть закрыть

Принятые сокращения
1. Понятие и предмет международного частного права
2. Метод международного частного права
§2. Источники международного частного права
2. Понятие и основные виды источников международного частного права
§3. Нормативный состав международного частного права и его соотношение с внутригосударственным и международным публичным правом
1. Нормативный состав международного частного права
2. Соотношение международного частного права, внутригосударственного права и международного публичного права
§1. Понятие, структура и виды коллизионных норм в международном частном праве
§2. Классификация основных типов формул прикрепления
§3. Оговорка о публичном порядке в международном частном праве
§4. Императивные нормы в международном частном праве
§5. Установление содержания иностранного права
§1. Правовой статус государств как субъектов международного частного права
§2. Государственная собственность в международном частном праве
§3. Государственное регулирование международного оборота культурных ценностей
2. Государственное регулирование реституции культурных ценностей
- Юридические лица как субъекты международного частного права
- Физические лица как субъекты международного частного права
- Собственность и международное инвестиционное право
- Интеллектуальная собственность и международное интеллектуальное право
- Международное коммерческое право
§1. Источники международного коммерческого права
§2. Понятие, форма и порядок заключения международных коммерческих контрактов
§3. Основные условия международных коммерческих контрактов
§4. Ответственность сторон за неисполнение или ненадлежащее исполнение международных коммерческих контрактов
§5. Основные типы международных коммерческих контрактов
- Международное транспортное право
§1. Правовое регулирование международных морских перевозок
§2. Правовое регулирование международных авиационных перевозок
§3. Правовое регулирование международных автомобильных перевозок
§4. Правовое регулирование международных железнодорожных перевозок
- Международное расчетное право
§1. Формы страхования валютных рисков в международных расчетных отношениях
§2. Банковский перевод как форма международных расчетов
§3. Инкассо как форма международных расчетов
§4. Документарный аккредитив как форма международных расчетов
§5. Международное чековое право
- Международный гражданский процесс
§2. Судебная юрисдикция в международном гражданском процессе
§3. Обеспечительные меры в международном гражданском процессе
§4. Правовая помощь в международном гражданском процессе
§5. Признание и исполнение иностранных судебных решений
- Международный коммерческий арбитраж
§2. Международные арбитражные соглашения
§3. Обеспечительные меры в международном коммерческом арбитраже
§4. Правовой статус Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации
§5. Признание и исполнение иностранных арбитражных решений
- Тенденции развития МЧП




« назад Оглавление вперед »
- Юридические лица как субъекты международного частного права « | » - Собственность и международное инвестиционное право






 

Похожие работы:

Воспользоваться поиском

 

Учебники по данной дисциплине

Арбитражный процесс. Конспект лекций
Философия права в схемах
Гражданский кодекс РФ. Часть 1.
Источники римского права.
Общие положения Главы 1 ФЗ "О полиции". Комментарии.
Принципы деятельности полиции. Комментарий к Глава 2 ФЗ "О Полиции"
Обязанности полиции. Комментарий к Главе 3 ФЗ "О Полиции"
Применение полицией специальных средств и физической силы. Комментарии к главам 4 и 5 ФЗ "О полиции"
Земельное право. Учебник. 2010 год.
Гражданское право - том 1.
История государства и права России.
Право Европейского Союза (ЕС)
Комментарий к ГПК РФ.
Общие положения о гражданском судопроизводстве (гражданском процессе)
Муниципальное право. Краткий курс лекций.
Нотариат и нотариальная деятельность
Российское предпринимательское право. Учебник.
Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу РФ
Шпаргалка по конституционному праву зарубежных стран.
Аграрное право
Административное право РФ
Международное частное право. Краткий курс лекций.
АВТОРСКИЕ И СМЕЖНЫЕ С НИМИ ПРАВА
Должностные и служебные преступления: лекции к курсу
Международное частное право. Учебник.
Административное право - Шпаргалки.
Обществознание - учебник.
Хозяйственное право. Курс лекций.
Римское право - конспект
Медицинское право
Административное право. Лекции.
Трудовое право РФ. Учебник.
Муниципальное право. Билеты.
Проблемы теории государства и права. Лекции
Гражданский процесс. Ключевые вопросы
Как защитить свои интересы в ЖКХ
Криминалистика - лекции.
Уголовный процесс
Уголовное право РФ - экзаменационные ответы
Адвокатура. Основы адвокатуры
Теория государства и права - подробный курс лекций (ТГП)
Проблемные аспекты гражданского права
Трудовое право. Учебное пособие
Правовые гарантии иностранных инвесторов по законодательству РФ и в международном инвестиционном праве.
Арбитражный процесс
Основы права в кратком изложении
Гражданское право учебник
Гражданское право. Лекции
Семейное право учебник
Арбитражный процесс - билеты
Основы гражданского права
Основы наследственного права. Лекции
Основы земельного права
Прокурорский надзор. Лекции
Основы и проблемы права. Лекции
Основы государственного управления
История государства и права. Учебник
Административно-процессуальное право. Курс лекций
Семейное право учебник онлайн
Семейное право учебник 2
Семейное право учебник 3
Основы земельного права 2
Земельное право 3
Трудовые права работников
Уголовный процесс - билеты