---
⭐⭐⭐ Единый реферат-центр

Главная » Публичное право » 18. Закон как выразитель субстанции общих идей




Закон как выразитель субстанции общих идей

Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. Найти рефераты и курсовые по данной теме Уникализировать текст 



Мы не будем более останавливаться на самопроизвольном процессе ассимиляции индивидов; мы вполне определенно считаем, что эта тема является одной из наиболее благодарных тем для изучения в области публичного права, но размеры настоящей работы не позволяют нам шире развить эту тему. Мы должны теперь обратить наше внимание на новый объект, на то, что ассимиляция индивидов ведет к закону и что закон, в свою очередь, является могущественным средством ассимиляции и централизации.
История достаточно ясно показала, что ассимиляция индивидов ведет к закону; не только потому, что, будучи источником права, закон появляется в тот момент цивилизации, когда ассимиляция уже в значительной степени осуществилась, но еще и потому, что история прекрасно показывает нам стремление народов к закону, к единству права посредством закона и к равенству всех перед законом: стремление это ясно выражено в истории старой Франции, работами легистов оно неразрывно связано с развитием и прогрессом третьего сословия, которое должно было осуществить режим законности.
Поскольку утвердилось царство закона, его централизирующая и ассимилирующая роль стоит вне всякого сомнения.
«Две существенные черты, — говорит Дайси, —характеризовали публичные институты Англии во все времена, начиная с завоевания норманнов: первое — это всемогущество или то бесспорное главенство, которое осуществлялось центральной властью над всей страной; вторая, тесно связанная с первой, это царство закона, его главенство».
С первого взгляда знаменитый юрист мог бы быть поражен тем, что царство закона можно понимать как средство политической централизации; ведь он скорее считает, что господство закона дает индивидам определенные гарантии, но после размышлений он не колеблясь, признал бы, что первая точка зрения не исключает второй и что на самом деле действительная гарантия индивидов состоит в том, что политическая централизация государства не может быть осуществлена иначе, как на основе закона, являющегося в одно и то же время и централизующим и индивидуалистическим. Его совершенно убедило бы следующее замечание. Он отмечает, что британская конституция, поскольку она опирается на закон, т.е.. по английским понятиям, на нормы писаные или неписаные, по применяемые судьей, состоит в значительной степени из норм, относящихся к индивидуальным свободам, вследствие этого получается, что именно индивидуальные свободы, в следствии их концентрации или централизации, породили конституцию. В континентальных странах скорее замечается обратное явление, конституционные законы стремятся перечислить и торжественно гарантировать индивидуальные свободы, как бы вытекающие из самой конституции. Но во всяком случае независимо от того, вытекает ли конституция из индивидуальных свобод или наоборот, централизация государства и индивидуальная свобода находятся в тесной взаимной связи и оба связаны с господством закона.
Содержание (существо) закона. — Если закон является результатом ассимиляции и если, в свою очередь, он есть средство ассимиляции, то это естественно приводит к мысли о его содержании и ставит очень спорный вопрос о его сущности. Мы уже много раз встречались с проблемой закона, но рассматривали ее всегда со стороны формальных его элементов; мы видели, что закон представляет из себя комбинацию регламента и обычая, что он часто является результатом определенной процедуры, что в нем имеется договорный элемент, но мы до сих пор еще не знаем его действительной, внутренней сущности.
Его действительная сущность есть и может быть только субстанцией общих идей, применяемых к урегулированию положений и социальных отношений. Здесь сразу можно заметить, что это определение родственно знаменитому революционному определению, согласно которому «закон является выражением общей воли» (Декларация прав, ст.6). Такое сходство этих двух определений является залогом их точности не в том смысле, что революционное определение является действительно вполне верным, так как оно, наоборот, заключает в себе ошибку, на которую мы сейчас укажем, а в том смысле, что в него не могли бы верить в течение стать долгого времени, если бы оно не заключало в себе значительной доли истины. Ошибка формулы «закон есть выражение обшей воли» заключается в том, что закон рассматривается как императивная норма, являющаяся актуальным выражением общей воли и что таким образом эта общая воля рассматривается как законодательствующая, т.е. господствующая или управляющая. Но это, очевидно, является совершенно неточным; закон, понимаемый как актуально желаемая императивная норма, является делом воли большинства, существующей в парламенте или в пределах избирательного корпуса; законодательствующей или, иными словами, господствующей и является эта воля большинства; что касается общей воли, не воли большинства, а воли единодушной, являющейся волей подданных, а не правительства, то она есть ничто иное как воля присоединения или согласия.
Но в этой формуле верно то, что закон, рассматриваемый не в смысле императивной нормы, т.е. не со стороны формы его исполнения, но рассматриваемый в его существе со стороны идей, которые в нем заключаются, должен быть выражением общих идей. Такая постановка вопроса устраняет совершенно то препятствие, из-за которого померкла революционная доктрина закона, а именно непогрешимость общей воли. Руссо пытался показать эту непогрешимость в знаменитой главе «Общественного договора» «О голосовании», но он сделал это при помощи некоторой уловки, толкуя общую волю как волю к совместному сожительству, лишенную какой-либо определенной идеи: вотум большинства в отношении данного закона и должен был показать членам меньшинства то, что они должны были бы желать в области определенных идей, чтобы действительно обладать волей к совместной жизни. Таким образом, идея большинства становится идеей меньшинства и вследствие этого единодушной идеей, а единодушная идея членов какой-либо группы по вопросу о норме, затрагивающей общие интересы, не может быть ложной,
Софизм состоял в том, что смешивали волю к совместной жизни, которая может существовать и без общих идей, с общей волей в отношении общих идей.
В эпоху представительного режима, являющуюся эпохой идей и мнений, недопустимо, чтобы законодательство создавалось единственно в результате воли к совместной жизни; подданные не ограничиваются тем, что говорят amen, они не принимают всех выработанных парламентом законов только потому, что законы эти выработаны для общего благополучия. Подданные имеют вполне определенные идеи о различных вещах, эти идеи являются или единодушными, или не единодушными: если они не являются единодушными, то идеи большинства могут превратиться в закон, но это не будет доказывать непогрешимости закона, потому что меньшинство имеет другие идеи, идеи не менее определенные, от которых оно даром не откажется и таким образом единодушие не будет достигнут.
Надо отказаться от иллюзии непогрешимости закона, которая к тому же самым жестоким образом опровергается фактами, а, вследствие этого, и от революционной теории обшей воли; но можно и должно защищать ту мысль, что закон должен быть субстанцией общих идей в каждый данный момент: закон более или менее осуществляет этот идеал и поэтому он в большей или меньшей степени хорош, но именно в этом заключается его идеальная сущность.
Базис общих идей объясняет характерные черты закона, на которые авторы конституционного права должны были первые указать и которые, однако, они обходят молчанием, а именно то, что закон создан для гарантий равенства и свободы и вследствие этого для гарантии всех индивидуальных прав. Это в особенности правильно для конституционных законов, но это также правильно и вообще для всех законов. Странное явление: в современном публичном праве рассуждают об основном принципе, о равенстве перед законом и не думают о том, чтобы искать этот принцип во внутреннем характере закона. Если существует равенство перед законом, это значит, что закон, согласно его определению, является правилом, равным в отношении всех, и он является таковым потому, что он основан на элементах общности между людьми и в силу того, что он выражает взаимоотношения хорошо ассимилировавшихся индивидов. Равным образом, если, согласно выражению, которое не принято, но которое нужно ввести, существует «свобода перед законом», т.е. если мы живем при убеждении «все дозволено, что не запрещено», если свобода является принципом, а правительственное усмотрение — исключением, то это также lanncui от внутреннего характера закона, от того, что базируясь на элементах общности между людьми и свободно устанавливая эти элементы общности, право, основанное на законе, целиком проникнуто индивидуалистической свободой. Закон существует для живущих совместно индивидов, которые все равны между собой и все граждане; он существует для граждан, в то время как регламенты или указы существуют для подданных.
 



Лекция, реферат. Закон как выразитель субстанции общих идей - понятие и виды. Классификация, сущность и особенности.

Оглавление книги открыть закрыть

1. Понятие и сущность публичного права
2. Правовой порядок
3. Правовой порядок и создание правового строя
3.1 Правовой строй
3.2 Правовой строй устанавливается путем объективного самоограничения власти. Отделение политического верховенства от юридического верховенства
4. Эволюция права в направлении к юридической личности
5. Понятие юридической личности
5.1 - Объективное использование понятия
6. Объективная индивидуальность и субъективная личность как составные части понятия юридической личности
6.1 Доля участия объективной индивидуальности в понятии юридической личности
6.2 Органы должны связываться с объективной индивидуальностью.
6.3 О рациональном устройстве объективной индивидуальности.
6.4 Доля участия субъективной личности в понятии юридической личности
7. корпоративной индивидуальности
8. Централизация и представительная организация власти.
9. Дисциплинарное или регламентарное право
10. Обычное право
11. Статутарное или основанное на законе право
11.1 Процедура и статутарное право.
12. Корпоративный институт основывается самостоятельно, сам создает и сам пересматривает свои статуты, все это — в качестве объективной индивидуальности
13. Важность процедур социальных институтов как источников права
14. Вещный характер основных юридических положений
15. Гражданский оборот
15.1 Объективные нормы гражданского оборота
15.2 Индивидуалистические тенденции гражданского оборота
16. Договор. Отношение между договором и гражданским оборотом.
16.1 Общие взаимоотношения договора и института.
16.2 Политический договор
16.3 Противоположение между сущностью политического договора и дого­вора социального
17. Процесс ассимиляции, порождающий закон
18. Закон как выразитель субстанции общих идей
18.1 Централизация всего права в государстве на основе закона.
19. Соотношение закона и обычая
19.1 Взаимоотношения закона и субъективной личности
20. Публичный режим и гласность
21. Юридическая личность и моральное лицо
21.1 Способность к приобретению благ и к вступлению в правоотношения
22. Моральное лицо
22.1 Общая воля Руссо




« назад Оглавление вперед »
17. Процесс ассимиляции, порождающий закон « | » 18.1 Централизация всего права в государстве на основе закона.






 

Учебники по данной дисциплине

Административно-правовое регулирование государственной службы
Как написать диссертацию
Финансовый контроль в зарубежных странах: США, ЕС, СНГ
Современные правовые семьи
Краткое содержание и сравнительная характеристика персонажей произведений Пушкина и Шекспира
Административно-правовые основы государственной правоохранительной службы
Управление системами связи специального назначения
Правила написания рефератов, курсовых и дипломных работ
Кадровое делопроизводство
Защита вещных прав
Социология - методические указания и тесты
Психолого-педагогические аспекты работы в органах ФСИН
Антиинфляционная политика и денежно-кредитное регулирование
История и философия экономической науки
История и методология экономической науки
Прямое и косвенное регулирование мирового финансового рынка
Специальные и общие инструменты регулирования мирового финансового рынка
Факторинговые и трастовые операции коммерческих банков
Инфляционные процессы
Управление компетенциями
Характеристика логистических систем
Стратегические изменения в организации
Реструктуризация деятельности организации
Реинжиниринг бизнес-процессов
Управление персоналом в условиях организационных изменений
Развитие персональной системы ценностей как педагогическая проблема
Подготовка полицейских кадров в Германии, Франции, Великобритании и США
Манипулятивный стиль поведения пациентов с множественными суицидальными попытками
Анафилаксия: диагностика и лечение
Коллективные формы предпринимательской деятельности
Психология лидерства
Антология русской правовой мысли
Компетенции
Психология управления кадрами в бизнесе