Единый реферат-центр


Список дисциплин:
  • Астрономия и космонавтика
  • Банковское, биржевое дело и страхование
  • Безопасность жизнедеятельности и охрана труда
  • Биология, естествознание, КСЕ
  • Бухгалтерский учет и аудит
  • Военное дело и гражданская оборона
  • География и экономическая география
  • Геология, гидрология и геодезия
  • Государство и право
  • Журналистика, издательское дело и СМИ
  • Иностранные языки и языкознание
  • История и исторические личности
  • Коммуникации, связь, цифровые приборы и радиоэлектроника
  • Краеведение и этнография
  • Криминалистика и криминология
  • Кулинария и продукты питания
  • Культура и искусство
  • Литература
  • Маркетинг, реклама и торговля
  • Математика
  • Медицина
  • Международные отношения и мировая экономика
  • Менеджмент и трудовые отношения
  • Музыка
  • Педагогика
  • Политология
  • Предпринимательство, бизнес и коммерция
  • Программирование, компьютеры и кибернетика
  • Производство и технологии
  • Психология
  • Разное
  • Религия и мифология
  • Сельское, лесное хозяйство и землепользование
  • Сестринское дело
  • Социальная работа
  • Социология и обществознание
  • Спорт, туризм и физкультура
  • Строительство и архитектура
  • Таможенная система
  • Транспорт
  • Физика и энергетика
  • Философия
  • Финансы, деньги и налоги
  • Химия
  • Экология и охрана природы
  • Экономика и экономическая теория
  • Экономико-математическое моделирование
  • Этика и эстетика
  • Главная » Рефераты » Текст работы «Выявление основных закономерностей конструирования социальной проблемы наркомании СМИ»


    Выявление основных закономерностей конструирования социальной проблемы наркомании СМИ

    Дисциплина: Социальная работа
    Вид работы: дипломная работа
    Язык: русский
    Дата добавления: 12.08.2015
    Размер файла: 346 Kb
    Просмотров: 2740
    Загрузок: 6
    ВВЕДЕНИЕ
    ГЛАВА 1. КОНСТРУКЦИОНИСТСКИЙ ПОДХОД К ИЗУЧЕНИЮ СОЦИАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ.
    §1. Понятие социальной проблемы с точки зрения конструкционистского подхода
    §2. Конструкционистский подход к изучению социальной проблемы наркомании
    ГЛАВА 2. СМИ КАК АГЕНТ КОНСТРУИРОВАНИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ.
    §1. Факторы и эффекты представления социальных проблем средствами массовой информации
    §2. Представление ситуации с наркоманией средствами массовой информации в российском обществе: обзор результатов социологических исследований
    ГЛАВА 3. СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ И ПРОБЛЕМА НАРКОМАНИИ.
    §1. Программа исследования «Конструирование проблемы наркомании в прессе Республики Карелия»
    §2. Анализ результатов эмпирического исследования
    ЗАКЛЮЧЕНИЕ
    СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
    ПРИЛОЖЕНИЕ 1: таблица информативных для контент-анализа номеров прессы. 
    ПРИЛОЖЕНИЕ 2: классификатор контент-анализа прессы.
    ПРИЛОЖЕНИЕ 3: диаграммы распределения категорий и единиц контент-анализа.

    Текст работы




    ***


    Хочу скачать данную работу! Нажмите на слово скачать
    Чтобы скачать работу бесплатно нужно вступить в нашу группу ВКонтакте. Просто кликните по кнопке ниже. Кстати, в нашей группе мы бесплатно помогаем с написанием учебных работ.

    Через несколько секунд после проверки подписки появится ссылка на продолжение загрузки работы.
    Повысить оригинальность данной работы. Обход Антиплагиата.
    Сделать работу самостоятельно с помощью "РЕФ-Мастера" ©
    Узнать подробней о Реф-Мастере
    РЕФ-Мастер - уникальная программа для самостоятельного написания рефератов, курсовых, контрольных и дипломных работ. При помощи РЕФ-Мастера можно легко и быстро сделать оригинальный реферат, контрольную или курсовую на базе готовой работы - Выявление основных закономерностей конструирования социальной проблемы наркомании СМИ.
    Основные инструменты, используемые профессиональными рефератными агентствами, теперь в распоряжении пользователей реф.рф абсолютно бесплатно!
    Как правильно написать введение?
    Подробней о нашей инструкции по введению
    Секреты идеального введения курсовой работы (а также реферата и диплома) от профессиональных авторов крупнейших рефератных агентств России. Узнайте, как правильно сформулировать актуальность темы работы, определить цели и задачи, указать предмет, объект и методы исследования, а также теоретическую, нормативно-правовую и практическую базу Вашей работы.
    Всё об оформлении списка литературы по ГОСТу Как оформить список литературы по ГОСТу?
    Рекомендуем
    Учебники по дисциплине: Социальная работа


    Похожие работы:
    Воспользоваться поиском

    Как скачать? | + Увеличить шрифт | - Уменьшить шрифт



    Реферат.



    ВВЕДЕНИЕ
    На современном этапе развития общества  средства массовой информации (СМИ) играют значительную и с течением времени все возрастающую роль в формировании представлений людей о тех или иных социальных явлениях и процессах, включая социальные проблемы. Члены общества сталкиваются с большей частью социальных проблем чаще всего благодаря сообщениям средствам массовой информации. Мы узнаем о преступлениях, террористических актах, катастрофах и т.д. в большинстве случаем из новостных сюжетов телевидения, газет, радио и Интернет-сайтов. 
    Нередко возникали случаи того, что представляя тем или иным образом социальные проблемы, средства массовой информации формировали среди населения тревоги, страхи и паники. Примером в данном случае могут послужить «волны преступности», моральные паники, изученные такими социологами, как С. Коэн , М. Фишман , Ф. Дженкинс , У. Блюдина  и др. Последствиями этих паник могут стать призывы к чрезмерному ужесточению мер социального контроля, ужесточение уголовного законодательства вплоть до применения смертной казни. 
    Если говорить о наркомании, то в обсуждении этого явления  в рамках СМИ недостатка нет, так по результатам нашего курсового исследования 2010 года «Стигматизация потребителей наркотиков в СМИ (контент-анализ прессы Республики Карелия)» каждый четвертый номер прессы содержал в себе сюжеты о данной проблеме. Однако то, каким образом освещается данная проблема для потребителей информации, может также создавать некоторые проблемные моменты в обеспечении благополучия общественного развития и возможных путей преодоления этого социального недуга. Так, если в СМИ будет преобладать криминальный дискурс, то общество будет крайне негативно воспринимать  носителей проблемы – наркопотребителей, будут приниматься усиленные меры в рамках правовой системы, если же станет доминировать медицинский дискурс, то скорей всего общество направит все свои силы на совершенствование медицинской помощи таким индивидам. Так, результаты анализа дискурсивного поля прессы в рамках исследования  Н. Смирновой демонстрируют, что в сюжетах газет активно конструируются и воспроизводятся деструктивные криминальные и медицинские дискурсы, а примеры конструктивного обсуждения и общественного реагирования на проблему наркомании растворяются в них .  Омельченко отмечает, что борьба с правонарушениями, лечение и реабилитация наркозависимых остаются приоритетными направлениями работы с данным явлением . СМИ зачастую представляют ситуацию с наркоманией как несоответствующую действительности, так, например, П. Мейлахс в исследовании конструирования прессой Санкт-Петербурга проблемы наркомании выявил наличие моральной паники вокруг ситуации наркотиков в течение 2002 года, хотя на самом деле ситуация с наркотиками в тот период менялась незначительно . 
    Иначе говоря, в качестве оптимального варианта представляется такая ситуация, при которой СМИ представляют социальную проблему в равной степени с точки зрения различных дискурсов.  Это обеспечит как более широкое знание общества по обсуждаемому вопросу, предоставит возможность для объективной оценки и критики происходящих событий, а более полное понимание проблемы повысит уровень терпимости к носителям проблемы наркомании. 
    Таким образом, проблемная ситуация заключается в противоречии между усилившимся дестабилизирующим влиянием СМИ на общественное восприятие социальной проблемы наркомании, частым искажением социальной реальности, перевесом  в пользу определенных моделей представления проблемы и необходимостью становления гражданского общества в России, которое имело бы возможность опираться в своем развитии на полную, объективную, разностороннюю информацию, исходящую от СМИ, для принятия рациональных решений проблемы наркомании. 
    Объектом дипломного исследования выступают процессы проблематизации явления наркомании средствами массовой информации. Предметом исследования - основные закономерности конструирования социальной проблемы наркомании средствами массовой информации. 
    Цель дипломной работы заключается в выявлении основных закономерностей конструирования социальной проблемы наркомании средствами массовой информации (на примере прессы Республики Карелия). 
    Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:
    1) Рассмотреть специфику конструкционистского подхода к изучению социальных проблем, включая особенности конструирования проблемы наркомании в современном обществе;
    2) Рассмотреть типичные практики конструирования социальных проблем средствами массовой информации и тенденции конструирования проблемы наркомании в российских СМИ;
    3) Провести эмпирическое исследование посредством метода контент-анализа «Конструирование проблемы наркомании в прессе Республики Карелия». 
    4) Провести количественный и качественный анализ собранных данных. 
    Гипотеза дипломного исследования:
    СМИ чаще воспроизводят наиболее распространенные в обществе дискурсы конструирования социальной проблемы наркомании (криминальный и медицинский дискурс). 
    Операционализация и интерпретация понятий: 
    1) Социальная проблема - деятельность индивидов или групп по выражению недовольства и выдвижению утверждений-требований относительно некоторых предполагаемых условий .
    2) Понятия “конструирование социальной проблемы” и “проблематизация ситуации” будут использоваться в качестве тождественных, обозначая процесс наделения какой-либо ситуации статусом социальной проблемы, предполагающим необходимость и возможность ее изменения .
    3) В последующем в нашей работе мы будем различать два следующих понятия, такие как «средства массовой коммуникации (СМК)» и «средства массовой информации (СМИ)», так как  большинство исследователей говорят в своих работах  о СМК, которые можно определить следующим образом: «…это общественные учреждения, организационные структуры, профессионально занимающиеся сбором, обработкой и распространением информации» , в их работах исследуется и часть СМК, а в частности СМИ, поэтому данные исследования пригодны для нашего анализа. Однако мы в своем исследовании будем использовать термин СМИ, под которым подразумеваем следующее: «СМИ - периодическое печатное издание, радио-, теле-, видеопрограмма, кинохроникальная программа, иная форма периодического распространения массовой информации» , здесь видно, что СМИ не включают в себя акторов создания сообщений, а внимание акцентируется на источниках информации. 
    Логика дипломной работы заключается в переходе от обоснования применимости конструкционистского подхода к осуществляемому с данной теоретической позиции анализу процессов конструирования социальных проблем СМИ. Структура работы представлена тремя главами: в первой главе рассмотрены особенности конструкционистского подхода к определению социальных проблем, и в частности применение данного подхода к изучению проблемы наркомании; во второй главе обозначены основные механизмы конструирования социальных проблем СМИ, и результаты социологических исследований, отражающих данные о конструировании СМИ проблемы наркомании. В третьей главе освящены программа дипломного исследования и его результаты. 
    Дипломная работа выполнена в рамках конструкционистского подхода к изучению социальных проблем. Конструкционистский  подход  разрабатывался  такими  учеными,     как   Г.    Блумер ,  М. Спектор и Дж. Китсьюз , Дж. Шнайдер , Дж. Бест , П. Ибарра , Г. Миллер и Дж. Холстайн , Д. Лазик , С. Хилгартнер и Ч. Боск . Представители данного подхода предлагают исследовать процессы определения людьми те или иные ситуации, как нежелательные, пагубные, опасные, угрожающие. 
    Современные приверженцы этого подхода Д. Лазик и Дж. Бест не призывают к полному отказу от проведения традиционных объективистских исследований, которые призваны изучить социальные проблемы как социальные явления, то есть определить их масштаб, выявить причины и последствия. Они предлагают рассматривать конструкционистский подход как важное дополнение, а  не как альтернативу другим подходам. Д. Лазик указывает на то, что конструкцинистский подход акцентирует внимание на «смыслах, которые люди создают в нашем мире . 
    Говоря о российской научной мысли, то конструкцинистский подход  тоже становится достаточно популярным среди исследователей, здесь известны такие  социологи: Е. А. Богданова , Г. В. Еремичева , В. И. Ильин , И.. А. Климов, П. А. Мейлахс  и др.  Е. Г. Дьякова и А. Д. Трахтенберг анализировали конструирование социальной реальности и установление повестки дня российскими средствами массовой коммуникации. 
    Ранее социологи отмечали недостаток конструкцинистского подхода, который заключался по их мнению в отсутствии внимания к роли средств массовой коммуникации в конструировании социальных проблем. На данный момент этот пробел был восполнен рядом работ о конструировании средствами массовой коммуникации социальных проблем преступности (Г. Кавендер и М. Фишман ), наркотиков (К. Беккет и Т. Сассон ), ВИЧ и СПИДа (Э. Альберт , А. Бейкер), пропадающих детей (Дж. Бест) и др. 
    Широкий круг исследований о представлении проблемы преступности средствами массовой коммуникации представлен именами британских, ирландских, американских криминологов (М. Визехарт , Ф. Дж. Дэвис , М. Фишман, М. Гордон и Л. Хит, Дж. Шели и К. Эшкинз , С. Смит  и др.). Данные, которые были ими, получены, свидетельствуют о наличии существенных различий между медиа-конструкциями преступности и официальной статистической картиной ситуации. 
    Предположения о значительной влиянии средств массовой коммуникации на представления общественности о преступности выдвинуты в работах Ф. Дж. Дэвиса, М. Фишмана, С. Смита, П. Уильямса и Дж. Дикинскона  и др.). Г. Шнайдером был разработан ряд рекомендаций для журналистов, занимающихся темой преступности, на основе криминологических исследований. 
    Российские социологи (П. А. Мейлахс, Н. Смирнова , И. Костерина ) исследовали конструирование прессой социальной проблемы наркотиков, ВИЧ  и СПИДа (Ж. В. Журавлева, И. Савельева ), терроризма (П. В. Романов, В.В. Щебланова, Е. Р. Ярская-Смирнова), преступности (Ю. Ю. Комлев, Л. Г. Толчинский, В. Н. Демидов )  и др. 
    Теоретико-методологической основой дипломной работы выступает «мягкая» версия конструкционистского подхода к социальным проблемам, то есть контекстуальный конструкционизм. С точки зрения этой версии, социальные проблемы представляют собой конструкции, которые создаются индивидами и группами, выражающими недовольство относительно тех или иных предполагаемых ситуаций и выдвигающими требования изменить их. Представители контекстуального конструкционизма Дж. Бест, С. Хилгартнер и Ч. Боск признают возможность обращения к социальному контексту конструирования социальных проблем, то есть к самим ситуациями относительно которых выдвигаются требования изменения, и возможность сравнения статистических, экспертных, медийных и других конструкций социальной проблемы. 
    В исследований применялся метод контент-анализа прессы Республики Карелия за 2005-2009 гг. Выбор контент-анализ в качестве метода исследования, обусловлен, тем, что он может помочь как в изучении непосредственно средств массовой информации в качестве агентов, конструирующих проблему наркомании, так и может быть направлен на изучение общественного мнения не прямо, а опосредованно: через исследование характеристик субъекта (в нашем случае – СМИ), влияющих на общественное мнение, через изучение применяемых ими средств (публикаций) . В выборку вошли три региональные газеты, различной направленности: газета «Карелия», газета «Карельская Губерния», «Молодежная газета Карелии». Выборочная совокупность формировалась посредством систематического отбора, в нее попало по два номер газет в месяц за период 2005-2009 годов, что в результате составило 380 номеров карельской прессы. Анализировались публикации, весь контекст которых касался проблемы наркомании и наркотиков. Анализ включал в себя, как количественную составляющую (подсчет числа публикаций по данной теме), так и качественную – критический анализ изучаемых материалов. Представляемая ситуация с наркоманией СМИ сравнивалась с официальными статистическим данными (публикуемыми Федеральной службой государственной статистики) о распространении заболевамости наркоманией и о количестве наркопреступлений. 
     Эмпирическую базу работы составляют результаты авторских исследований  П. А.  Мейлахса – исследование, касающееся конструирования проблемы наркомании петербургской прессой,  в рамках которого был осуществлен анализ публикаций в петербургских газетах «Санкт-Петербургские ведомости», «Невское время», «Час пик» и «Вечерний Петербург», посвященных теме наркомании, за период с 1997 по 2003 год включительно . Исследование конструирования  проблемы роста потребления наркотиков среди подростков и молодежи в местной прессе Н. Смирновой. В исследовании принимало участие три региона: Ульяновская, Самарская области и Республика Татарстан. В выборку были включены три газеты: областная общественно-политическая газета местных новостей; городская общественно-политическая; молодежная газета (еженедельная) .  Контент-анализ четырех региональных газет 2008-2009 гг., осуществленный в рамках нашего прошлогоднего курсового исследования «Стигматизация потребителей наркотиков в СМИ (контент-анализ прессы РК)» - выборочная совокупность составила 213 номеров; данные, полученные в ходе анализа местной прессы, сопоставлялись с данными официальной статистики по заболеваемости наркоманией и количеству совершенных наркопреступлений за период 2005-2009 годов по РФ и  Республике Карелия, представленными на сайте Федеральной службы государственной статистики , с целью фиксирования различий между статистической конструкцией преступности и конструкцией СМИ.
     
     

    ГЛАВА 1. КОНСТРУКЦИОНИСТСКИЙ ПОДХОД К ИЗУЧЕНИЮ СОЦИАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ 

    §1. Понятие социальной проблемы с точки зрения конструкционистского подхода
    Необходимо раскрыть понимание социальных проблем в рамках конструкционистского подхода для того, чтобы выявить отличительные особенности его  применения в исследованиях социальной реальности. 
    Первые очертания данного подхода обнаруживают себя в конце 1930-х – начале 1940-х гг. в работах Р. Фуллера и Р. Майерса. Они определяют социальные проблемы следующим образом: «Каждая социальная проблема состоит из объективного условия и субъективного определения…Социальные проблемы - это то, что люди считают социальными проблемами» . Эти авторы первыми обозначили необходимость принимать во внимание субъективный элемент социальных проблем, но важное место оставляли и для объективных условий.  Они говорили, что основная причина любой социальной проблемы - конфликт между ценностями. Фуллер и Майерс предложили первую разработку стадий социальной проблемы, которая показывает, что социальные проблемы не являются изначально чем-то окончательным и созревшим, они постоянно находятся в процессе развития, в котором выделяются различные фазы и стадии 1) стадия осознания; 2) стадия определения политики; 3) стадия реформы. 
    Основные идеи конструкционизма сформулированы в совместном труде М. Спектора и Дж. Китсьюза  «Конструирование социальных проблем» в 1970-е годы. Исследователи полностью отказываются от объективного социального условия как составляющей социальной проблемы. «Всякое определение социальных проблем, которое начинается словами: «социальные проблемы – это те условия…», ведет в концептуальный и методологический тупик» . Ими было предложено отказаться от идеи социальных проблем как вида условий в пользу понимания социальных проблем как риторики. Спектор и Китсьюз определяют социальные проблемы как деятельность индивидов или групп по выражению недовольства и выдвижению утверждений-требований относительно некоторых предполагаемых условий. Таким образом, социальная проблема – это деятельность тех, кто утверждает, что условие существует, и определяет его как проблему. Для достижения успеха индивиды или группы привлекают внимание общественности к предполагаемым условиям и выступают с требованиями изменить их. 
    Ключевым в данном определении социальных проблем являются понятие «выдвижение утверждений-требований (claims-making) и «предполагаемые условия». Выдвижение утверждений-требований обозначается в качестве социально-проблемной деятельности, которая включает в себя следующие виды активности: ответы на вопросы анкет или интервью при обследовании общественного мнения; обращения с жалобами и письмами протеста; выступления  в парламенте; проведение пресс-конференций; «проблематизирующие» сообщения средств массовой коммуникации; осуществление протестной деятельности и участие в ней (митинги, маршей протеста, забастовок). 
    Можем добавить сюда и деятельность наших коллег социологов, в том случае, если освещение результатов их исследований способствуют росту обеспокоенности  общественности относительно какого-либо события. Однако Г. Блумер  отмечал, что в подавляющем большинстве случаев, напротив, обеспокоенность общественности заставляет социологов сосредотачиваться на исследовании тех или иных явлений. 
    Слово «предполагаемый» используется Спектором и Китсьюзом  для того, чтобы подчеркнуть, что любое утверждение-требование выдвигается относительно условия, предположительно существующего. Сосредотачиваясь на анализе процесса выдвижения утверждений требовательного характера, конструкционисты оставляют в стороне вопрос о том, являются выдвигаемые утверждения-требования верными или ошибочными, существует в действительности это условие. Исследователи объявляют о том, что для конструкционистского анализа не имеет значения существование самого условия, вокруг которого разворачивается социально-проблемная деятельность. Такую позицию среди конструкционистов называют строгой версией конструкционизма. Их точка зрения заключается в том, что необходимо избегать каких-либо допущений об объективной реальности при анализе социальных проблем.  Здесь реальные социальные условия не имеют значения, значение имеет то, что говорят члены общества о данных условиях. В его рамках целью исследователя не будет являться оценка верности утверждений-требований . Еще данное направление конструкционизма называют феноменологической версией, т. к. в его рамках оспаривается способность аналитика выносить суждения относительно социальных условий, отражая тем самым феноменологическую точку зрения. Наше знание о мире есть социальная конструкция, утверждает феноменологическая социология. 
    Менее строгой версией выступает контекстуальный конструкционизм, который сосредотачивается на процессе выдвижения утверждений-требований, но в то же время допускает возможность обращения к социальному контексту конструирования изучаемых явлений . Мы в своем исследовании обратимся к применению обоих направлений, так как нам необходимо проанализировать определенные средства отражения проблемы наркомании в СМИ и воздействия на аудиторию (риторику), но также сосредоточимся на поиске искажений представленной информации. Официальная статистика – один из наиболее распространенных источников, с помощью которых контекстуальные конструкционисты включают знание социальных условий в свою аргументацию. Мы также в своем исследовании затронем официальные статистические данные. 
    Многие сторонники конструкционистского подхода предлагали свое видение стадий развития социальной проблемы. Важное место в рамках конструкционистского подхода занимают модели стадий социальной проблемы  Г. Блумера и М. Спектора и Дж. Китсьюза. 
    Г. Блумер предлагает пять стадий социальной проблемы. Спектор и Китсьюз обозначили недостаток модели Фуллера и Майерса, как и модели Блумера, который заключается в следующем: они не объясняют того, что происходит с социальной проблемой после появления официальной реакции. Данные модели предполагают, что деятельность официальных структур составляет заключительную стадию социальной проблемы. Мы представим соотношение стадии Блумера  и стадий, предлагаемых Спектором и Китсьюзом в виде схемы «см. рис. 1.1»: 
                                                                                                                                                  
     
    Рис. 1.1. Стадии развития социальной проблемы по Г. Блумеру
     
    Модель Спектора и Китсьюза  включает в себя четыре стадии, при всём этом стадия 2 соответствует последней стадии моделей Блумера, Фуллера и Майерса, а стадии 3 и 4 описывают то, что происходит с социальной проблемой после определения и осуществления официальной политики. Как указывают Спектор и Китсьюз, данные стадии – это своего рода «второе поколение» социальной проблемы, когда решения предшествующих проблем становятся основой для новых утверждений и требований . 
    Раскроем более подробно модель стадий Спектора и Китсьюза на примере проблемы наркомании: стадия 1. Группы, входящие  в систему здравоохранения или группы общественной инициативы утверждают (например, наркологический диспансер), что фиксируется рост такого нежелательного явления как наркомания. Предают данные официальной статистики огласке, принимают участие в дискуссиях по данной проблеме, делая эту тему предметом общественного и политического внимания;  стадия 2. Государственные органы, ответственные за принятие решений (например, министерство здравоохранения) легитимизируют высказывания данных групп. Предлагается осуществлять решение проблемы наркомании, снизить уровень заболеваемости наркоманией, предлагаются меры борьбы (например, профилактика) с целью отреагировать  на утверждения-требования;  стадия 3. Повторное выдвижение утверждений-требований первоначальными группами (или уже иными группами), выражающее неудовлетворенность установленным порядком ведения дел относительно проблемы наркомании, бюрократическим обращением с утверждениями-требованиями, неспособностью создать условия сотрудничества и доверия в рамках этого порядка и бездушным отношением к утверждениям-требованиям (например, возмущение общественных организации по поводу того, что  органы правопорядка относятся с легкомыслием к проблеме молодежной наркомании); стадия 4. Отказ общественных организаций (например, КРОО «Матери против наркотиков») от деятельности государственных органов по решению проблемы наркомании, или отсутствие официальной реакции и разворачивание деятельности по созданию альтернативных институтов (например, организация международного сотрудничества с иностранными коллегами). 
    Нам это схема представляется наиболее удачной для описания российской действительности, где руководящие органы являются наиболее бюрократизированными структурами. Такая организация деятельности значительно замедляет, либо не дает хода процессу принятия решений, что ведет к неэффективности обращения к данным органам  или вынесению несвоевременных управленческих решений. Актуальна в России и проблема коррупции, нецелевого расходования средств, выделяемых для решения различных задач, осуществления принятых законопроектов, различных программ, а также невнимание к адаптации принимаемых решений к российской действительности, что также ведет к их неудачному осуществлению. Все это будет непрерывно отбрасывать какую-либо социальную проблему на вторую стадию, либо приводить к альтернативным путям четвертой стадии. 
    Стоит отметить, что данная модель, как и модели Блумера и Фуллера и Майерса, не предполагает строгой последовательности указанных стадий. Более верным является взгляд на процесс социальной проблемы как на пересекающиеся, накладывающиеся друг на друга, одновременные взаимодействия . 
    В рамках конструкционистского подхода предпринимались попытки обобщить опыт конструирования различных проблем и выработать некоторые общие стратегии выдвижения утверждений требовательного характера.  Так, Донилин Лазик  указывает, что успешными, как правило, являются следующие стратегии конструирования социальных проблем». 
    1) Конструирование отличного в рамках знакомого. Именно новое и необычное привлекает внимание аудитории, которая склонна испытывать апатию в отношении привычных социальных проблем. В то же время важно, чтобы это новое не было абсолютно новым. Аудитория должна обладать таким знанием, которое позволит ей понять новые утверждения-требования. Такая стратегия реализуется двумя способами: а) новая проблема конструируется как пример существующей проблемы с новыми типами жертв и виновников, которые являются вариациями старых (конструирование проблемы равных прав женщин на основе проблемы равных прав афро-американцев в США); б) расширение содержания категории, обозначающей уже известную социальную проблему (распространение категории «терроризм» на такие явления, как «наркотерроризм» и др.). 
    2) Конструирование индивидуальных причин проблемы. Аудиторию более привлекают истории об индивидах, чем о социальных причинах какого-либо условия. 
    3) Конструирование широко распространенного условия. Так успешной стратегией конструирования социальной проблемы наркотиков будет являться стратегия представления в качестве жертв не только наркозависимых, но и их близких, а также всех «налогоплательщиков» и всего общества в связи с экономическими расходами на  контроль за ситуацией. Подчеркивание масштаба условия и числа жертв способствует и убеждению аудитории в том, что данная социальная проблема не так уже далека от нее. 
    4) Конструируются жертвы, которые принадлежат к среднему классу, который является носителем значительных экономических и социальных ресурсов. 
    5) Конструирование «ужасающих» последствий, преставление проблемы как «кризиса», «эпидемии», «катастрофы». Например, результаты нашего прошлогоднего курсового исследования («Стигматизация потребителей наркотиков в СМИ (контент-анализ прессы Республики Карелия)»)) показали:  в 24,1% высказываний  наркомания идентифицировалась с болезнью общества, русской нации, с запретным желанием и тягой – «губительный недуг», «греховное влечение», «национальное бедствие», «наркотическая язва», «пристрастие» и др. «Общее правило: чем больше страдают жертвы, тем эффективнее утверждение-требование» . 
    6) Персонализация проблемы. Аудитория хочет знать подробности воздействия условия на людей, а такого рода подробности могут быть найдены в историях личного характера. Таким образом затрагиваются чувства людей . 
    7) Конструирование простоты. Условие и люди, затрагиваемые им, конструируются в рамках данной стратегии в простой и удобной для понимания форме. Один способ ее реализации состоит в конструировании такого образа условия, который содержит в себе только нежелательные, «страшные» последствия, другой является акцентирование «невинности» жертв данного условия - они не несут ответственность за свое состояние.
    8) Конструирование проблемы в надлежащее время. Конструирование проблемы в надлежащее время означает, что выдвижение утверждений-требований является более успешным в тот период, когда средства массовой коммуникации сообщают об определенных событиях. Так, например, события, связанные с операцией силовых органов по изъятию крупной партии наркотиков в ночном клубе, очевидно, повышают эффективность утверждений-требований относительно повышенного уровня  наркопреступности. 
    9) Конструирование проблемы с учетом того, что большая часть сообщений большинства средств массовой коммуникации имеет развлекательный характер. Использование данной стратегии фактически означает использование всех ранее перечисленных стратегий. Д. Лазик заключает: используя все эти стратегии возникнет образ новой проблемы, но в то же время не настолько новой, чтобы ее восприятие  требовало от аудитории разработки новых способов  мировоззрения.  Это будет образ невероятно распространенного условия, с серьезными последствия, затрагивающими благополучных членов обществ. Образ такой проблемы будет успешен, он будет отражать здравый смысл и являться эмоционально привлекательным: аудитория будет испытывать позитивное человеческое сострадание по отношению к жертвам  и обвинять только тех «виновников», кто из них совершенно очевидно является порочным . 
    Как технология конструирования социальных проблем  конструкционизм может использоваться в разных целях: гуманистических (вызвать определенные действия, направленные на улучшение положения тех или иных групп; с целью обрести власть или авторитет (победа на выборах – конструирование той или иной социальной проблемы «выгодной» для кандидата, убеждение избирателей в том, что именно этот кандидат способен эту проблему «решить») . 
    Наибольшую же пользу конструкционизм может принести в качестве аналитического средства, т. к. в современном мире процесс выдвижения утверждений-требований является практически непрерывным . 
    Для методических основ нашего исследования обозначим выделенные Бестом стандартные источники утверждений-требований, поиск которых выступает первой задачей конструкционистского анализа: 1) СМК – пресса, радио и телевидение; 2) научные и научно-популярные книги и периодика; 3) популярные издания – статьи в неспециализированных журналах, ток-шоу и др.; 4) выступления в парламенте; 5) брошюры, листовки, тезисы и другие недолговечные материалы; 6) опросы общественного мнения; 7) интервью с тем, кто выдвигает утверждения-требования . 
    Также Дж. Бест предлагает определенный шаблон этапов исследования в рамках конструкционистского подхода. Изменение уровня интереса к социальной проблеме можно измерить, определив частоту, с которой выдвигаются утверждения-требования определенного типа. После того как исследователь определился с набором утверждений-требований необходимо приступать к анализу их содержания .
    Еще одним объектом анализа в таком исследовании будут выступать те, кто выдвигает утверждения-требования. Следующей задачей контекстуального конструкциониста будет являться необходимость постановки вопроса о том, какова вероятность того, что выдвигающие утверждения-требования искажают или неточно описывают условия, или как условия могут объяснять утверждения-требования, либо реакцию  на них. 
    Таким образом, можно заключить, что специфика конструкционисткого подхода к изучению социальных проблем состоит главным образом в том, что социальные проблемы с его точки зрения представляются не как объективно существующие условия, масштаб и серьезные последствия которых заставляют общественность обратить на себя внимание.  Наоборот именно деятельность требовательного характера определенных социальных групп и индивидов в отношении определенных условий способствует включению того или иного условия в список уже сконструированных социальных проблем. Следовательно, социальная проблема – это условие, к которому предъявляются требования по его изменению и которое признано большинством в качестве социальной проблемы.  Социальная проблема в рамках данного подхода обладает определенным циклом развития, который включает стадии, начиная с возникновения этой проблемы. Конструкционизм может использоваться с нескольких позиций: как исследовательский подход, в рамках которого выделились две группы исследователей – строгие и контекстуальные конструктивисты; как технология конструирования социальных проблем, которая может помочь как их исследователю, так и агентам их конструирования. Конструированием социальных проблем, то есть заниматься социально-проблемной деятельностью могут различные источники выдвижения утверждений-требований, в список которых входят и интересующие нас СМИ. 
     

    §2. Конструкционистский подход к изучению социальной проблемы наркомании
     

    Для разработки нашего эмпирического исследования дадим определение наркомании и обозначим особенности данного явления с точки зрения конструкционисткого подхода. 
    Если рассматривать явление наркомании в современном обществе в качестве социального конструкта, сформированного какими-либо агентами (СМИ, государство, общественные организации и др.), то можно объединить все точки зрения на данное явление и выделить две идеально-типические конструкции (научные конструкты, объединяющие характеристические черты, присущие какому-либо социальному явлению, которые не присутствует в социальной реальности) – две модели потребления наркотиков, на которые указывают исследователи – криминальная и медицинская модели.
    Основа разделения терминов «медицинская модель» и «криминальная модель» была заложена в 1970 году в работах американского социолога Э. Фридсона. Он свое внимание на девиантной роли, которая представляет собой организованный набор нежелательных значений и атрибутов, приписываемых личности, и определяется как девиантная другими индивидами. Девиантные роли могут быть аналитически классифицированы в соответствии с типично приписываемыми атрибутами . 
    Им предлагаются следующие атрибуты: 
    1) Ответственность, которая приписывается человеку за причину его девиантности: предъявляется ли ему она как таковая. Это важно для предсказания типа социального контроля, который применят к типу девиантности. Скорее всего поведение индивида, признанного ответственным за свою девиантность попадет в компетенцию  репрессивных агенств социального контроля, если ответственность не признают, то появляются шансы на применение мер лечебного и реабилитационного характера, то есть реститутивных агентств социального контроля ;
    2) Прогноз для девиантной личности: одни типы девиантности рассматриваются как временные, излечимые, другие же наоборот как неизлечимые. От обозначенного прогноза будет зависеть степень, в которой индивида сегрегируют от общества. Так «излечимые» случаи девиантости приведут лишь к временной изоляции индивида, а к «неизлечимым» девиантнам применят карательные санкции вплоть до полного изгнания индивида из социума или смертной казни. 
    3) Наличие или отсутствие стигмы у типа девиантости. Не все виды девиатного поведения сопровождаются стигматизацией (например, превышение скорости при вождении автомобиля). 
    Конрад и Шнайдер  в работе 1980 года «Девиантность и медикализация: от греха к болезни» определяют медицинскую модель как ту, при которой источник девиантного поведения исходит изнутри индивида и констатирует наличие физиологического, конституционального, органического или психогенного агента или условия, способствующего отклоняющемуся поведению.  
    Позднее в 1999 году Фокс  рассматривает медицинскую модель наркомании, согласно которой источник аддикции кроется либо в психологической предрасположенности, либо в нарушении метаболизма. Однако оба эти подхода, как считает исследовательница, видят зависимого индивида как обладающего определенными личностными особенностями или дефектами, делающими наркотизацию почти неизбежной, и недостаточно принимают во внимание влияние социальной структуры. 
    В середине 80-х годов Джеймс Ходон  в работе о моральной панике вокруг употребления наркотиков в Америке рассматривает криминальную и медицинскую модели. Так, согласно криминальной модели, потребители наркотиков рассматриваются как те, кто в состоянии контролировать свое поведение и кто сделал сознательный выбор в пользу жизненного стиля, связанного с употреблением наркотических веществ. Для сторонников этой модели из этого тезиса следует вывод, что такие члены общества заслуживают наказания. Согласно медицинской модели, потребители наркотиков - это больные люди, которые не способны контролировать свое поведение и их следует не наказывать, а лечить. 
    Таким образом, мы можем отметить, что медицинская и криминальная модели достаточно многомерные явления, которые могут быть представлены в различных вариациях, а не просто представляют полюса одной оси: больной - преступник. 
    На основе представленных моделей выносятся юридические решения, касающиеся судьбы наркопотребителей. От того насколько эти модели приняты в обществе зависит поддержка или неприятие обществом выбранной государственной политики. Так Брубейкер и Купер говорят о том, что в современном мире именно государство в лице своих юридических и медицинских институтов  обладает легитимным правом конструировать системы категорий девиантности и применять их в практической деятельности . Омельченко  отмечает, что борьба с правонарушениями, лечение и реабилитация наркозависимых остаются приоритетными направлениями работы с данным явлением. Костерина утверждает, что в СМИ мы также можем найти презентацию проблемы наркотиков как проблемы преступности и проблемы «больных». О. Доброштан  показал на примере анализа русскоязычных Интернет ресурсов, посвященных проблеме наркотиков, что в виртуальном пространстве доминирует медицинский дискурс. 
    Сложность применения данных моделей на практике обусловлена отсутствием согласия среди агентов их осуществления в принятии единой модели и определении четких границ обеих. Попытки полностью развести болезнь и преступление  (применение уголовного наказания к наркоторговцам и лечения к больным наркоманией) оказываются тщетными в силу того, что подавляющее большинство наркозависимых продают дозы наркотиков или являются посредниками в купле-продаже наркотиков с определенной степенью регулярности, и перед употреблением хранят их и вследствие этого выступают преступниками по закону. И наоборот подавляющее большинство наркоторговцев являются наркозависимыми. Поэтому в случае применения наказания к таким индивидам важно какая из моделей будет превалировать, и если криминальная, то сделают ли какую-либо поправку на статус обвиняемого – скажется ли факт наркозависимости на его судьбе. 
    Перейдем к рассмотрению критериев сравнения криминальной и медицинской модели.
    1) Определение наркотиков и наркотизма. Две модели дают разные определения этим понятиям, однако, формально, в медицине и в криминологии определение наркотиков чисто юридическое. Медицинское определение гласит : наркотики - это вещества, включенные в список Постоянного комитета по контролю за наркотиками, который утвержден Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации. Юристы рассматривают наркотики наряду с другими «аморальными» и делинквентными, или криминальными явлениями и определяют наркотизм как феномен преступности. Медикам же свойственно рассматривать злоупотребление наркотиками в одном ряду с употреблением легальных веществ, таких как никотин, алкоголь. Таким образом, несмотря на формальное определение наркотиков в рамках обеих моделей через существующее законодательство, их понятие в них существенно разнится:  для юристов наркотик – это вещество, за незаконный оборот которого следует уголовное преследование, а для медиков наркотик – лишь одно из множества (в том числе легальных) веществ, которые вызывают психическое заболевание – наркотическую зависимость.
    2) Причины наркотизации. В медицинской модели наркотизация  как правило – результат действия одной из следующих причин либо их сочетания: генетическая склонность, нарушение метаболизма, биологические особенности возраста, стресс, психологическая дезадаптация и др. Социальное окружение  в медицинском аспекте играет роль провоцирующего фактора, который воздействует на психику человека, вызывает стресс или депрессию из-за чего он прибегает к наркотикам. В криминальном дискурсе эти факторы воздействуют на личность напрямую, вызывая желание принять наркотик.
    Медицинская модель концентрирует внимание на внутренних, индивидуальных причинах наркотизации, криминальная же характеризуется фокусировкой на внешних для человека и коллективных факторах приобщения к наркотикам. Вторую группу факторов, оказывающих влияние на развитие наркомании, в криминальной модели представляют кризис общественных ценностей, духовный вакуум и ухудшение морально-нравственной атмосферы в обществе. В условиях кризиса ценностей индивид не имеет стойкой опоры в своем поведении, что приводит к удовлетворению сиюминутных потребностей и стремлению к саморазрушительному поведению, в том числе и к приобщению к наркотическим практикам. Мы бы обозначили такое состояние общества как аномию, с точки зрения теории аномии Э. Дюркгейма, которую он представил в его труде «Самоубийство: социологический этюд» 1897 года .  Также значимым в развитии наркомании может оказаться подражание моде . 
    3) Ответственность индивида. Согласно медицинской модели, вследствие аддикции (злоупотребления и болезненного пристрастия к наркотическим веществам) потребители не несут ответственности за свои действия, направленные на прием наркотиков. Сторонники криминальной модели видят в человеке, который попробовал наркотик, преступника, в независимости от последствий употребления. Его главное преступление – пресечение моральных границ. Потребители наркотиков в данном случае полностью ответственны за свое поведение, и становятся добровольными участниками наркотической субкультуры. Их поведение – это их сознательный выбор в направлении нарушения нормативных стандартов . 
    4) Статус индивида. Психоактивные вещества, входящие в перечень тех, за незаконный оборот которых полагается уголовное наказание, определяются (маркируются в качестве таковых) в процессе работы определенных социальных групп, они навязывают свою систему категоризации психоактивных веществ. В результате победы этих групп устанавливается, кто и когда может легально употреблять, то, что в данном обществе считается наркотиками.  Итак, можно отметить то, что конструктивистская интерпретация наркотиков определяет их следующим образом: наркотики – это то, что общество сегодня определяет в качестве таковых. Примерами конструирования такого перечня психоактивных веществ является список Постоянного комитета по контролю за наркотиками, который утвержден Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации и аналогичные списки различных комитетов ООН. 
    5) Меры, применяемые к индивиду. В рамках медицинской модели, мерами, направленными на корректировку личности потребителя наркотиков будут являться лечение и реабилитация. В криминальной модели упор делается на меры, связанные с изоляцией и наказанием индивидов. Приверженцы этой модели считают, что главным направлением борьбы с наркотиками должна быть система мер, направленная на нейтрализацию наркомафии и снижение незаконного оборота наркотиков. 
    6) Аргументация и стиль. Развитие медицинской модели происходило в рамках психиатрического и общемедицинского дискурса, который является частью общего дискурса рациональности. Медицинские суждения берут верх над моральными, поскольку понимание того, как функционирует человеческий организм и того, каким опасностям он подвержен, основано на научном знании и представляется ценностно-нейтральным, утверждают Ибарра и Китсьюз . Потребление наркотиков в данном дискурсе является проблемой, потому что оно связано с рисками для человеческого организма, а не из-за присущей ему аморальности. Аргументы противоположных сторон будут представляться неправильными, так как они основаны на ошибочных допущениях. Опираясь на веберовскую классификацию социального действия идеальным типом действия в медицине предстает целерациональное действие. Так медицине не чужды ценности, такие как ценность человеческой жизни, здоровье и здоровый (рациональный) разум, однако принятие конкретных решений аргументируется тем, насколько они позволяют рационально достичь цели, определяемые этими ценностями .
    Для сторонников криминальной модели наркотизм плох сам по себе, вследствие того, что он разрушает моральный порядок, на который опирается общество. Наказание, которое здесь получает человек за употребление или продажу наркотиков далеко не всегда будет соответствовать степени вреда, наносимого себе или другому. По мнению сторонников криминальной модели, (Романовой Л. И ) наркомания она страшна прежде всего тем, что разрушает нравственное сознание людей. «Таким образом, для сторонников криминальной модели наркомании более характерна моральная аргументация или морализм, который можно определить как доктрину, организованную вокруг принципа сохранения морали как таковой. Такая аргументация соответствует другому типу действия веберовской классификации, ценностно-рациональному действию, ценность которого не зависит от результата; такой тип действия происходит, когда действующий убежден в том, что поступать так ему велит долг, религиозное убеждение или моральные принципы» .  Однако представители данной модели зачастую прибегают к медицинским и научным фактам аргументации для убеждения, которые сообщают дополнительную  легитимацию моральным аргументам, придавая им окраску научности и объективности. При этом, стоит отметить, что чаще всего приводятся те факты, которые подтверждают моральную позицию автора, а те, что противоречат ей, отбрасываются, тем самым происходит селективное использование научных фактов. 
    7) Индивидуализм и коллективизм. Медицинская модель в равной степени преследует цели охраны общественного здоровья и защиту прав личности (больного наркоманией). В основе криминальной модели скорее лежит идеология коллективизма и ставит благо коллектива выше прав личности. С позиции данной идеологии первоочередной задачей правительства является борьба за «общественное благо» от посягательства преступного индивида. Для нее характерны различные практики, в которых происходит исключение нежелательного индивида из общества.  С помощью их общество отгораживает себя от наркоманов. Кроме того, приверженность коллективизму или индивидуализму в этих моделях обусловлена выше указанным рассмотрением ими причин наркомании, так медицинская модель  говорит об индивидуальных причинах наркомании, а криминальная делает акцент на причинах коллективных – разрушение общественных ценностей или активность определенных групп (наркомафии). 
    Таким образом, мы рассмотрели две распространенные конструируемые в современном обществе модели наркомании, которые представляют собой два идеальных типа, две научные конструкции, которые могут помочь нам при изучении представления проблемы наркомании в СМИ. 
    В данной главе мы обозначали теоретические основы конструкционистского подхода к изучению социальных проблем, дали определение социальной проблемы с точки зрения данного подхода, определились с тем, что в нашем исследовании будет доминировать мягкая версия конструкционистского подхода, которая позволяет осуществлять оценку воздействия социальных факторов на процесс выдвижения утверждений-требований. Важным для последующего анализа данных нашего исследования явилось выделение конструкционистского подхода в качестве технологии конструирования социальных проблем, что позволит выявить и классифицировать наиболее популярные способы воздействия прессы Республики Карелия на аудиторию. Работы большинства исследователей дают практически полные конструкции к проведению исследований подобных нашему, так ими поставлены программные вопросы таких исследований, описан возможный круг источников выдвижения утверждений-требований, куда входят средства массовой информации. Данный анализ способствовал осмыслению отличительных особенностей конструкционистского подхода, причин возникновения, распространения и закрепления той или иной социальной проблемы на публичных аренах, а также разграничению дискурсов конструирования проблемы наркомании в современном мире, что окажет нам помощь в выявлении преобладающего дискурса, используемого карельской прессой. Тем самым, нами была в полной мере решена первая задача нашего дипломного исследования. 
     

    ГЛАВА 2. СМИ КАК АГЕНТ КОНСТРУИРОВАНИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ

    §1. Факторы и эффекты представления социальных проблем средствами массовой информации
    Обратимся к рассмотрению особенностей конструирования социальных проблем таким агентом выдвижения утверждений-требований как СМИ.  Обозначим причины того, почему та или иная проблема выходит в «повестку дня» СМИ, каким образом происходит отбор представляемых социальных проблем, с какими эффектами СМИ могут воздействовать на аудиторию. 
    Одним из вариантов ответа на вопрос о том, каким образом происходит отбор социальных проблем СМИ, может послужить концепция публичных арен, которая была разработана американскими социологами С. Хилгартнером и Ч. Боском. Для на наиболее важными положениями являются следующие :
    1) уровень общественного внимания к той или иной социальной проблеме  не является следствием объективного характера этой проблемы, а следствием процесса коллективного определения ситуации как проблемы; 
    2) социальные проблемы конструируются в рамках публичных арен. Количество внимания, уделяемого на таких аренах проблеме, определяет ее успех (ее размер и масштаб). В качестве публичных арен можно определить: исполнительную и законодательную ветви власти, суды,  СМК (службы новостей, журналы, газеты, радио), кинематограф, организации, занимающиеся проведением политических кампаний, литература, касающаяся социальных вопросов, научные сообщества, религиозные организации, профессиональные общества, а также частные фонды. В данных институтах происходят обсуждение, отбор, определение, формулировка, оформление, драматизация и представление на обзор  общественности социальных проблем; 
    3) СМК обладают определенной пропускной способностью, которая ограничивает число социальных проблем, которые они способны конструировать в течение какого-либо периода времени. Показателями пропускной способности радио и телевизионных новостей выступают минуты эфирного времени, для периодических изданий таким показателем будет являться площадь столбцов; 
    4) пропускная способность СМК мала, вследствие этого СМК социальные проблемы вынуждены конкурировать за место в информационном поле, формируемой СМК. Телевидение, радио и пресса не просто сообщают о происходящих событиях, а формируют определенную «повестку дня».  В процесс ее формирования входит: отбор определенных вопросов из множества сообщений, которые поступают в информационные службы, редакции газет и телекомпаний, и выстраивание их в определенном порядке в соответствии с их предполагаемой значимостью. Те агенты, которые осуществляют отбор вопросов  и таким образом, формируют повестку дня , называются gate-keepers («привратники», «контролеры»); 
    5) Если ситуацию начинают определять как социальную проблему, это не означает, что объективные условия действительно ухудшились. И наоборот, если проблема исчезает из информационного пространства и сферы общественного внимания это не обязательно будет означать, что ситуация в действительности улучшилась . 
    8) Число социальных проблем, которое представляют СМК, определяется их пропускной способностью; 
    9) То общественное внимание, которым пользуются социальные проблемы, крайне неравномерно распределяется между ними:
    Малое число социальных проблем достигает чрезвычайного успеха и становится доминирующими информационными темами;
    Несколько большее число достигает умеренного успеха и пользуется некоторым постоянным вниманием журналистов, политиков и всей общественности;
    Авторы концепции выделили следующие принципы отбора социальный проблем, для того, чтобы те могли выигрывать конкуренцию с другими проблемами   
    драматичность: СМК отдается предпочтение в пользу драматичных ситуаций, социальные проблемы, представленные в драматическом аспекте имеют более высокие шансы выдержать конкуренцию с другим проблемами ; 
    новизна: для сохранения своих позиций в повестке дня, проблемам необходимо сохранять свой драматический характер, драматичность должны обновляться за счет новых событий, иначе проблема станет испытывать упадок. 
    культурные предпочтения: те социальные проблемы, которые соответствуют распространенным культурным предпочтениям, обладают более высокой конкурентоспособностью;
    политические пристрастия: СМК как и остальные публичные арены подвержены мощному влиянию господствующих политических и экономических групп. Если социальная проблема определяется в соответствии их политическим интересам, то она имеет более высокие шансы на успех;
    проблемы, которые растут в пределах одной публичной арены, имеют тенденцию распространяться на другие, однако число таких социальных проблем относительно небольшое;
    Социальные проблемы конструируются сообществами «привратников», «контролеров» публичных арен, которые могут «приватизировать» проблемы. 
    А. К. Сконфельд, Р. Ф. Майер и Р. Дж. Гриффин  предлагают схожие критерии отбора социальных проблем «контролерами» или «функционерами» публичных арен, в том числе и СМК:
    1) Проблеме необходимо носить такой характер, чтобы те, кто выдвигает утверждения-требования могли обеспечить непрерывный поток событий – информационных поводов; 2) Проблема должна соответствовать одной из установленных стилизованных «рубрик», которые используются ежедневными газетами; 3) Между агентами выдвижения утверждений-требований, с одной стороны, и функционерами, с другой, наблюдалось некоторое классовое соответствие – не обязательно в политико-экономических интересах, то хотя бы в плане способов коммуникации и простоты установления   социальных и профессиональных контактов; 4) Непременное условие – проникновение в редакции газет журналистов, участвующих в процессе выдвижения утверждений-требований.
    Итак, мы рассмотрели концепцию публичных арен, которая раскрывает ряд важных особенностей конструирования социальных проблем.  С помощью нее можно осмыслить механизмы возникновения социальной проблемы, определить причину повышения уровня общественного внимания к проблеме, что обеспечивает успех той или иной проблемы на публичных аренах. Она объясняет причины присутствия той или иной проблемы на публичных аренах вследствие пропускной способности СМК, что приводит к настоящей конкурентной борьбе между проблемами за присутствие в поле общественного внимания. Эта концепция позволяет раскрыть понятие «повестки дня» и тех агентов, которые конструируют проблемы.  Она также способствует пониманию того, что масштабы представляемой проблемы не всегда могут соответствовать действительности, пониманию механизмов восходящих и нисходящих движений проблем в рамках публичной арены СМК, а также какими принципами руководствуются контролеры при отборе тех или иных ситуаций в повестку дня. 
    Обратимся к некоторым результатам криминологических и социологических исследований представления социальной проблемы преступности западных исследователей. 
    Британский исследователь Б. Рошье  сопоставлял в своей работе Отбор криминальных новостей прессой», опубликованной в 1973 г., 1) объем и структуру сообщений о преступности в британской прессе, 2) официальную криминальную статистику  и 3) показатели восприятия ситуации с преступностью британской общественностью. В ходе исследования был проведен контент-анализ сообщений о преступлениях в трех британских общенациональных  ежедневных газетах. Исследовались выпуски газет в сентябре 1938, сентябре 1955 и сентябре 1967 гг. Был проведен также опрос взрослого населения Ньюкасла. Результаты были следующими: послевоенный рост уровня преступности прессой, точно так же, как снижение официально зарегистрированного уровня преступности в период с 1950 по 1955 гг. не сопровождалось спадом уровня освещения. Так, была опровергнута гипотеза, согласно которой растущие уровни преступности должны сопровождаться растущим уровнем внимания и обеспокоенности   со стороны СМК и наоборот.
    Еще одним важным выводом Рошье, был следующий: относительная частота, с которой сообщалось о тех или иных преступлениях, не имела никакого отношения к их доле в статистике преступности. Единственным видом преступности, представленным прессой особенно несоразмерно  его доле в официальной статистике, были убийства. Следовательно, газеты дают искаженное представление об относительной частоте различных типов преступности, и это искажение связано с чрезмерным освещением более серьезных правонарушений. Также были выявлены следующие тенденции: сосредоточенность на раскрытых преступлениях, в тех случаях, когда сообщалось о судебных решениях, чаще говорилось о серьезных наказаниях, в особенности заключения в тюрьму; немного информации сообщалось о самих правонарушителях, более часто указываемые сведения – пол, возраст, профессия (реже). 
    Одним из наиболее известных социологических исследований представления ситуации с преступностью СМК является исследование волны преступности М. Фишмана .  Он исследовал «волну преступности» в сообщениях нью-йоркских СМК, которая произошла в период октябрь - декабрь 1976 г. Три ежедневные городские газеты и пять местных телевизионных компаний сообщали о волне насилия против пожилых людей. В  конечном счете ситуация с преступностью в Нью-Йорке стада темой новостей национальных телевидения и газет. 
    За волной преступности последовали серьезные последствия. Волна преступности вызвала жесткие заявления властей, усиление соответствующих подразделений полиции, попытки ужесточения законодательства. Возросло чувство страха людей перед преступностью, этот эффект имел общенациональный характер. 50% респондентов в возрасте пятидесяти и более лет сообщили о том, что испытывают большее беспокойство, находясь на улице, чем год назад. Однако в действительности роста преступности именно против пожилых людей отмечено не было. Анализ статистических данных правоохранительных органов, проведенный впоследствии, показал, что волна преступности в нью-йоркских средствах массовой коммуникации не имела реальных оснований. 
    М. Фишман раскрыл в своей работе механизм возникновения волны преступности. Такая волна возникла в результате характерных для СМК практик тематизации новостей и взаимодействия между различными информационными агентствами, телекомпания и газетами, которые заимствуют друг у друга «новости», а также вследствие взаимодействия между журналистами и официальными органами. 
    Криминальная тема имеет свойство закрепляться в сообществе медиа-организации в случае, если журналисты замечают друг у друга к ней внимание. После того, как она начинает распространяться среди большого числа медиа-организации, достоверность этой темы уже не вызывает сомнений у тех организаций, которые осветили ее первыми. В этот момент они видят, что и другие стали использовать данную тему. Медиа-организации, уже использующие ее, без сомнений будут вновь сообщать о новых примерах, так как действительное наличие их уже подтверждено остальными . 
    Еще один вывод М. Фишмана заключается в том, что правоохранительные и другие официальные органы могут как нейтрализовать такого рода волну, так и способствовать ее возникновению, если она соответствует их интересам  (например, увеличению финансирования, росту престижа, созданию позитивного имиджа в глазах избирателей). Именно правоохранительные органы ежедневно снабжают медиа-организации определенным набором сообщений о криминальных событиях, так как поместить все произошедшие события в сводку невозможно, полиция отбирает на ее взгляд наиболее интересные для журналистов происшествия.  Если полиция ощущает, что СМИ интересуются каким-то определенным типом преступности, она включает примеры этого типа в сообщения как можно чаще. Именно таким образом, полиция в состоянии поддерживать возникающие волны преступности . 
    Можно отметить, что указанные работы исследователей о представлении преступности СМК предоставили убедительные данные о существовании ряда смещений и искажений. Некоторые исследования свидетельствуют о значительном влиянии СМК на представление общественности о преступности. 
    В работе Н. Кристи «Борьба с преступностью как индустрия»  прослеживается важная мысль о том, что СМИ играют крайне негативную роль в отношении восприятия людьми ситуации с преступностью. Если СМИ начинают нагнетать обстановку вокруг проблемы преступности, становятся все более настойчивыми популистские призывы к наведению порядка,  затем следует ужесточение законодательства, рост числа заключенных, и повышает вероятность введения или рост применения смертной казни. Общественное мнение изменчиво и склонно к поддержке жестких репрессивных мер контроля. Такая реакция общественности должна свидетельствовать об ответственности СМК за социальные последствия потребления продукта их деятельности. 
    Криминологи,  в частности Г. Шнайдер , предлагает следующие рекомендации, касающиеся представления преступности СМК, которые возможно с соответствующими поправками распространить и на ряд других конструируемых проблем,  в том числе и к проблеме наркомании: изображение преступности должно соответствовать действительности, нужно учитывать особенности восприятия населением такого рода информации. Материалы о преступности желательно дополнять сведениями о личности преступников, об условиях их жизни и причинах преступности; в документальных сюжетах освещать результаты криминологических исследований в соответствующей области, доступно объяснять выводы, вытекающие из них. Журналистам необходимо проявляться больший интерес к научным разработкам криминологов, обучаться анализу проблемы преступности, уметь рассматривать проблему над уровнем обыденного сознания, обладать терпением для изображения обыденности преступности, а не только останавливаться на сенсационных событиях. Данные рекомендации будут осуществимы в случае тесного сотрудничества криминологов и СМИ . 
    Утверждать, что эти рекомендации используются сегодня российскими журналистами, занимающимися темой преступности, не представляется возможным. Так, например, в прошлогоднем курсовом исследовании по результатам контент-анализа республиканской прессы не было выявлено представления сведений о личности преступников, пресса была более склонна говорить о них как о «наркоманах» и «преступниках» (каждый четвертый номер содержал подобные высказывания), не повествуя о способствующих их поведению причинах. 
    При конструировании той или иной социально проблемы агенты должны отчетливо понимать не только закономерности конструирования на начальных этапах, но и иметь возможность спрогнозировать дальнейшее присутствие данной проблемы в рамках публичной арены. Для этого необходимо знать, что после того, как проблема успешно выиграет конкурентную борьбу, могут возникнуть так называемые непреднамеренные эффекты СМИ, которые способствуют падению или отсутствию интереса к проблеме. 
    Агенты конструирования той или иной социальной проблемы, пытаясь привлечь внимание общественности и политиков к  какой-либо ситуации, стремятся получить доступ к СМК и способствовать представлению ими данной ситуации, и обычно исходят из того, что большое количество сообщений будет способствовать успеху проблемы в конкурентной среде. Между тем, они не учитывают один важный момент, который заключается в том, что  повторяющиеся сообщения СМК о социальных проблемах могут иметь обратный эффект и способствовать возникновению «усталости сострадать» жертвам тех или иных проблем. 
    Снижению интереса к проблеме и активности дискуссии вокруг нее может способствовать так называемая «наркотизирующая дисфункция СМК», которая легла в основу изучения незапланированных, непреднамеренных эффектов массовой коммуникации, сформулировали данную концепцию П. Лазарсфельд и Р. Мертон. Они указывают на то, что современное человечество все большую часть времени затрачивает на потребление продукции СМК, однако если оно потребляет огромное количество их сообщений, то это может привести к лишь поверхностному вниманию к социальным проблемам, за которым часто скрывается массовая апатия к данному вопросу . 
    Иначе говоря, большое количество потоков информации способствует усыплению, наркотизации, нежели активности  рядового потребителя информации. Поскольку больше времени отводится самому процессу потребления информации, сокращается та его доля, которая может быть направлена на организованное социальное действие. Индивид способен воспринимать сообщения о проблемах и обсуждать возможные варианты действий. Однако все это лишь интеллектуальная деятельность, активизации социального действия при всём этом не происходит. Тем временем гражданин удовлетворен своим высоким уровнем интереса и информированности по какому-либо вопросу, но в то же время не замечает своей оторванности от принятия решений и действий. Он воспринимает свои контакты с информацией в качестве замещающих действий, при всём этом он ошибается, отождествляя знание о проблемах с действиями в отношении их решения. При этом его совесть остается абсолютно чистой, он находится в курсе дела, он информирован, он обладает массой идей о том, что может быть сделано в отношении проблемы. Однако времени на действие у него уже не остается . Таким образом, «Непреднамеренным результатом воздействия все возрастающих доз массовой коммуникации может быть отвлечение энергии людей от активного участия и превращение ее в пассивное знание» . 
    В качестве еще одного варианта ответа на вопрос, почему интерес к той или иной социальной проблеме угасает, и она уходит из повестки дня СМИ может выступить концепция «усталости сострадать». Эта концепция была разработана тремя американскими социологами – К. Кинник, Д. Кругменом и Г. Камероном . Понятие «усталость сострадать» (“compassion fatigue”) использовалась прежде для описания эмоционального состояния людей, профессия которых связана с оказанием помощи другим людям, чаще всего среди медицинских работников. В русском языке этот термин чаще звучит как «эмоциональное выгорание».
    Исследователи сделали попытку применить это понятие к эмоциональному состоянию аудитории СМК, возникающее в результате потока информации о социальных проблемах и их последствиях. В середине 1990-х гг. ими было проведено исследование влияния СМК на отношение жителей г. Атланты и его пригородов к жертвам насилия, бездомным, больных СПИДом, и детям, подвергшимся жестокому обращению. Исследование проводилось посредством телефонного опроса. Было опрошено 316 респондентов посредством метода интервью. 
    Респондентов просили по шкале от 1 до 5 (где 5 означало высокую чувствительность, а 1 – усталость сострадать) оценить влияние на них сообщений СМК о представленных в исследовании проблемах: 40,1% респондентов сообщило, что ощущают усталость сострадать или близки к этому состоянию в отношении насильственных преступлений, 35% - в отношении СПИДа, 33,1% - в отношении бездомности, 14,7% -  в отношении жестоко обращения с детьми. Оказалось, что чаще усталость сострадать испытывают белые, мужчины и люди со средним образованием. 
    О наличии связи между СМК  и усталостью сострадать свидетельствуют данные о том, что испытывающие это состояние в отношении той или иной проблемы склонны избегать сообщений, исходящих от СМК о проблеме. Это принимало формы уклонения от информационных программ, переключение каналов, выключение или отключение звука телевизора или радио, откладывание газеты в сторону, мысленное отвлечение от предлагаемого сюжета, беглое просматривание газетных и журнальных статей, большая избирательность в выборе программ, сокращение времени, уделяемого на СМК в целом, контроль над просмотром телепередач детьми . Так, результаты данного исследования могут говорить о том, что непродуманные действия СМК могут привести к угасанию интереса к ним самим и стремлению аудитории избежать контакта с ними, такие процессы будут не выгодны для СМК. С другой стороны, действуя таким способом, СМК берут на себя ответственность за дальнейшее развитие социальной проблемы в обществе, за ее решение, так как, воспринимая такой большой поток информации по определенной проблеме, аудитория больше не сострадает жертвам проблемы, стремится не думать о ней, а, следовательно, и не принимать никаких мер по ее решению. 
    Также исследователи сделали два важных вывода: наибольшую усталость сострадать в отношении бездомности и СПИДа испытывают индивиды, наиболее удаленные от этих проблем с точки зрения их жизненных обстоятельств, отсюда следует, что организациям, занимающимся социальными вопросам, следует способствовать тому, чтобы между зрителями и жертвами возникало ощущение большего сходства; те, кто испытывал усталость сострадать в отношении СПИДа и жестокого обращения с детьми, в гораздо меньшей степени были склонны обсуждать эти проблемы с другими людьми, это говорит о том, что межличностная коммуникация может быть одним из средств предотвращения или сокращения  размеров потери чувствительности к проблемам. 
    Итак, можно сделать вывод, что авторы концепции усталости сострадать говорят о существовании определенного порога, за которым насыщение имеет скорее отрицательный, а не нейтральный эффект. В тот момент, когда сообщения о социальной проблеме достигают пороговой точки насыщения, они не просто уже не оказывают влияния на аудиторию, но и могут оказывать на нее отрицательное влияние . В таком случае аудитория будет стремиться к избеганию сообщений о проблеме. Так концепция К. Кинник, Д. Кругмена, Г. Камерона свидетельствует, что представление о том, что чем больше сообщений о той или иной социальной проблеме, тем выше будет ее успех в конкурентной борьбе и тем выше шансы на исправление ситуации в обществе является ошибочным. Следовательно, в современных условиях агентам конструирования социальных проблем необходимо в своих коммуникационных стратегиях «учитывать перспективу работы с информационно перегруженной и эмоционально подавленной общественностью» . 
    Если говорить о российской действительности, то И. Г. Ясавеев указывает на то, что специальных исследований в области эмоционального выгорания аудитории в российской социологии до сих пор нет. Однако можно предположить, что оно является широко распространенным, если принять во внимание интенсивность потока сообщений о преступлениях, террористических актах, войне на Северном Кавказе. И. Ясавеев пишет, что такого рода последствия вообще не осознаются частью журналистов, так для примера можно привести несколько цитат из интервью, взятых у журналистов казанских телекомпании и газет: «Шеф говорит: больше выставлять трупы, чтобы люди их каждый день видели, будто шоковая терапия», «Утром мы отбираем самое интересное. По картинке смотрим, где больше крови. Это цинично, но так приходится делать» . 
    Часть журналистов, в основном работающие на уровне редакторов, соглашаются с тем, что аудитория теряет чувствительность: «Когда показывают трупы, кровь – аудитория остается равнодушной, их больше не задевают реки крови»; «В телекомпании Х – сплошная «чернуха», я считаю это неправильным. Основную информацию люди получают из газет. Реальность создают масс-медиа. Казанская аудитория устала от крови, убийств, татарстанская – от политики, а российская – от проблем наркомании» . 
    И все-таки большая часть журналистов видит неправильный выход из этой ситуации, на их взгляд, нужно использовать такие же по характеру материалы, но вызывающие больший отклик у аудитории, не осознавая того, что и такие сюжеты рано или поздно вызовут «усталость сострадать». 
    Таким образом, концепция наркотизирующей дисфункции и усталости сострадать свидетельствуют о том, что СМК не всегда являются эффективным каналом конструирования социальных проблем. Разрабатывая кампанию по конструированию какой-либо проблемы, следует учитывать вероятность потери чувствительности со стороны аудитории в результате потока сообщений об этой проблеме. 
    Итак, мы рассмотрели особенности конструирования социальных проблем средствами массовой информации, которые раскрывают причины присутствия тех или иных проблем в поле внимания СМИ, уровень проявляемого к ним интереса со стороны СМИ, последствия конструирования проблем СМИ среди аудитории, нежелательные эффекты, с которыми могут столкнуться агенты, выдвигающие утверждения-требования в отношении какой-либо проблемы. Все это отражает определенный цикл существования социальной проблемы на публичной арене СМИ, который позволяет спрогнозировать возможные сценарии ее развития или напротив регресса. 
     
    §2. Представление ситуации с наркоманией средствами массовой информации в российском обществе: обзор результатов социологических исследований

    После того, как мы рассмотрели процесс конструирования социальных проблем СМК,  на примере выделенных закономерностей в рамках осуществленных западными учеными исследований, нам важно обратиться к фактам российской действительности и непосредственно к изучаемой нами социальной проблеме – наркомании. В этом нам могут помочь работы российских исследователей, касающихся конструирования социальных проблем СМИ. 
    Так, П. А. Мейлахс (кандидат социологических наук, научный сотрудник центр независимых социологических исследований) говорит о том, что мы не можем беспристрастно посмотреть на проблему употребления наркотиков в «объективных» и нейтральных категориях, все наше представление о ней выражается в категориях, сконструированных до нас кем-то и для чего-то. Этим «кем-то» зачастую выступают СМИ, и в работах данного исследователя наиболее часто мы можем встретиться с изучением СМИ, как агента конструирования социальных проблем. Ему принадлежат следующие публикации по этой проблеме: «Человек наркозависимый: свободный преступник или больной раб? Анатомия криминального и медицинского дискурсов наркомании» ; «Публичное пространство в дискурсе российского неоморализма» ; «Дискурс прессы и пресс дискурса: конструирование проблемы наркотиков в петербургских СМИ» ; «Моральная паника вокруг наркотиков в России: почему она закончилась?» . 
    В рамках исследования «Дискурс прессы и пресс дискурса: конструирование проблемы наркотиков в петербургских СМИ»  была поставлена цель анализа дискурсивных стратегий, реализуемых СМИ, направленных на конструирование моральной паники вокруг проблемы наркотиков. В рамках исследования был осуществлен анализ публикаций в петербургских газетах «Санкт-Петербургские ведомости», «Невское время», «Час пик» и «Вечерний Петербург», посвященных теме наркомании, за период с 1997 по 2003 год включительно. Анализировались публикации, где встречались слова «наркомания» или «наркотики» во всех их грамматических вариациях. Кроме того, для сравнения петербургской ситуации с общероссийской, анализировались статьи посвященные проблеме наркомании в центральных средствах массовой информации – «Российская газета», «Независимая газета», «Известия», «Московский комсомолец», «Комсомольская правда», «Коммерсантъ», «Советская Россия». Анализ включал в себя, как количественную составляющую (подсчет числа публикаций по данной теме), так и качественную – критический дискурс-анализ рассматриваемых материалов.
    По результатам исследования П. Мейлахс утверждает, что моральная паника в отношении наркотиков позади. Число публикации по данной проблематике с каждый годом снижается. Так, во всех, выбранных для анализа газетах тенденции схожи - резкий рост количества публикаций в 1998, 1999 году и постепенное падение, начавшееся в 2001-2002, которое продолжается во всех газетах по сию пору. Так, например, в «Независимой газете» число публикаций за период 1997 – 2003 гг. выглядит так «см. рис. 2.2»:  

    Рис. 2. 2. Число публикации о наркотиках в «Независимой газете» за период 1997- 2003 гг. 
     
    Такая тенденция подтверждает то, что спад упоминания о проблеме в СМИ может не зависеть от таких объективных факторов, как снижение действительных случаев проблемы, так как ситуация   с наркотиками не менялась или менялась незначительно в этот период, в то же время падение интереса наблюдалось довольно резкое. 
    В целом автор приводит следующие этапы представления проблемы наркотиков  в прессе на тот период времени: первый этап характеризуется нагнетанием обстановки, сюжеты были наполнены катастрофическими прогнозами вокруг ситуации с наркоманией; далее поток публикаций увеличился еще больше, и утверждалось, что самые нежелательные прогнозы уже сбылись, появились призывы увеличить ответственность за потребление и незаконный оборот наркотиков вплоть до смертной казни, и такое ужесточение законов последовательно происходило в 1997-1998 гг.; третий этап характеризуется угасанием интереса к проблеме, репрессивная риторика постепенно уступает место реабилитации и профилактике (данный подход к проблеме тоже предполагает усиление механизмов социального контроля, но здесь внимание больше смещается к медицинскому рассмотрению проблемы). Так, осенью 2003 года была принята поправка к УК РФ, которая отчасти либерализовала существующие  антинаркотические законы. Коллективистская риторика, призывающая к ограждению общества от преступных посягательств индивида смещается в сторону к индивидуалистской, которая подразумевает защиту прав индивида от репрессивной политики коллектива. Качественный анализ публикаций о наркомании в газетах, попавших в выборку, моральной паники не зафиксировал, за исключением очень короткого периода в начале 2002 года. Для СМИ чаще всего была свойственна сдержанная позиция к наркозависимому, как к преступнику-жертве. Для прессы Петербурга также не была свойственна демонизация определенных групп (ответственных за сложившуюся ситуацию) – один из главных признаков моральной паники, что не позволяет характеризовать реакцию петербургских СМИ как моральную панику. Однако в дискурсивных стратегиях как петербургских, так и общероссийских СМИ можно выделить такие общие моменты, как попытки определения ситуации как «катастрофической» и угрожающей безопасности государства. Такое описание ситуации на самом деле не соответствовало действительности. Так, например, в США, стране, проводящей одну из самых жестких в западных странах политику в отношении наркотиков, цифры более тревожные – в 2000 году марихуану там пробовали около 34% взрослых, а кокаин, гораздо более тяжелый наркотик – 11%. Для сравнения: в Санкт-Петербурге в 2000 году, степень приобщенности к наркотикам составляла примерно 18,5%, при всём этом для 6,5% это были разовые пробы, 6,5% употребляли наркотики неоднократно, однако в дальнейшем прекратили употребление, оставшиеся 6% употребляли наркотики на момент проведения исследования . Как оценить такие данные – много это или мало? Для тех, кто исходит из предпосылки, что количество пробовавших или употребляющих наркотики (часто люди не склонны видеть особой разницы между этими категориями) должно равняться нулю или колебаться около него, как было в бывшем СССР, эти цифры могут вызвать панику. Для тех же, кто осведомлен, что в развитых западных странах уровень наркотизации примерно тот же самый уже десятки лет, а в некоторых странах, например в США, бывал и побольше, (65,5% попробовавших школьников в 1981 году) и “национальной катастрофы” или “разрушения генофонда” там не происходит, эти цифры не выглядят столь пугающими. 
    Таким образом, общественная реакция на употребление наркотиков чаще обусловлена картиной мира, противоречием между представлениями о существующем и должном, между тем, какой представляется ситуация, и тем какой она должна быть, а не данными официальной статистики, показывающими уровень наркотизации населения. 
    П. Мейлахс  выделяет следующие дискурсивные стратегии, характерные для общероссийских и петербургских СМИ:
    1) конструирование повышенной опасности наркомании:
    посредством способа сигнификации – увеличения воспринимаемой угрозы посредством отождествления с более острой социальной проблемой (сравнение употребления наркотиков с «чумой», «национальной катастрофой»);
    посредством конвергенции проблем – два вида активности связываются между собой с целью увеличения эффекта (наркотерроризм – проблема наркотиков связывается с проблемой терроризма; наркоинтервенция);
    с помощью автоматической проблематизации – с проблемой наркотиков связываются другие социальные проблемы (например, преступность и СПИД) – величина и опасность этих проблем автоматически ставятся в  прямую зависимость от количества людей, употребляющих наркотики;
    социальная работа по категоризации – этот способ представляется тем, что все люди, употребляющие наркотики с любой частотой  относятся к категории «наркоманы». Если следовать логике изложения проблемы прессой, то ситуация выглядит действительно катастрофичной. Так, в сюжетах заявлялось, что «наркоман» готов пойти на все радио дозы «наркоманы, страдающие от ломки, ради дурмана с легкостью идут на убийство» («Невское время», 28.11.2003), он «заражает» в год 7-10 человек  («Час пик», 06.11.2002).  Писалось, что в России – 4 миллиона наркоманов (т.е. людей, готовых пойти на все), простые расчеты покажут, что в 2004 году станет 40 миллионов людей, готовы на все ради дозы наркотиков. В 2005 году согласно той же логике их уже будет 400 миллионов, то есть более чем в два раза превысит население России;
    селективная типизация – при освещении преступлений, связанных с употреблением наркотиков, случаи тяжких преступлений – убийств представляются как наиболее типичные, о них пишется больше, хотя их доля на самом деле крайне мала. 
    Так же автор выделяет мобилизационные стратегии СМИ, которые должны стимулировать действия общества для борьбы с опасностью. 
    В этом случае он обращается к методологическим инструментам, которые предлагают Ибарра и Китсьюз, а в частности к риторическим идиомам - комплексы определений, которые помещают проблематизируемое условие - категорию в моральные универсумы. Так риторика катастрофы состоит из метафор и мыслительных практик, которые должны вызвать у убеждаемого чувство неминуемой катастрофы. Она также призвана объединить всех агентов, конкурирующих на рынке социальных проблем, под один символический зонт, поскольку все остальные проблемы оказываются логически подчинены главной ;
    Прямая мобилизация – призывы объединяться, обращаться к «телефонам доверия», осуществлять доносы на подозреваемых:  («Сообщи куда следует ради ближнего», «Российская газета» 26.2.1999). 
    П. Мейлахс помимо прочих выделил стратегии персонификации зла:
    Моральные паники обычно сопровождаются конструированием «народных дьяволов» (Коэн), тех, кто лично ответственен за сложившуюся ситуацию. Наркомания – сложное явление, оно обусловлено многими социальным, культурными и другим факторами. С помощью персонификации зла легче драматизировать обстановку, и тем самым конкретизировать ее, из этого следует работа по конструированию образа «наркомана» - воплощения зла. Конструирование образа «другого» в случае проблемы наркотиков имеет особенности, в антинаркотическим дискурсе СМИ «они» – это превращенные или совращенные «мы». «В любую минуту каждый из «нас» может стать «им» («Фактически в опасности каждая семья», «Невское время», 08.04.2000). Одной из главных особенностей «их» называют часто – готовность на все ради единственной дозы наркотика и «заражение» других. «Несмотря на то, что ситуация в них часто описывалась как катастрофическая (и в этом она соответствует критериям моральной паники), демонизации наркозависимых, за исключением короткого периода в первой половине 2002 года. А без этого, то есть без повышенной враждебности к определенной группе населения, признанной персонально ответственной за существующее положение вещей, характеризовать ситуацию как моральную панику нельзя» .
    Четвертой группой стратегий выступает легитимация определения ситуации.  
    Представленная СМИ картина мира должны быть легитимирована, что можно осуществить двумя путями:
    1) Через апелляцию к мнениям экспертов. В данном случае эксперты и СМИ находятся во взаимной связи друг с другом, так как СМИ объективируют мнение эксперта и придают ему валидный статус общественной озабоченности. Обратный процесс будет наблюдаться, когда СМИ начнут говорить от имени публики, что придаст легитимацию мнениям, высказанным самой газетой, после него уже официальные источники могут ссылаться на точку зрения газеты как на объективное мнение общества. Тем самым СМИ воспроизводят позиции экспертов, а эксперты позиции СМИ. В ситуации с наркоманией экспертами чаще выступают представители МВД и Минздрава, которые подтверждают катастрофичность ситуации и необходимость принятия жестких мер. Между этими экспертами различие проявляется главным образом в отношении вопроса излечимости наркомании. Для обладания проблемой нужно быть в состоянии предложить что-то для ее решения. Знание этого и есть мандат профессии на владение проблемой. Поэтому врачи всегда будут говорить о том, что наркомания – дело не безнадежное, сказать, что она неизлечима означает потерять мандат на владение проблемой, теперь медики обрели лучший мандат – профилактику, мандат опять попадает к медикам. Агенты силовых ведомств более склонны утверждать, что наркомания почти неизлечима, их мандат заключается в изоляции «наркоманов». Экспертом может и выступить и сам наркозависимый, в роли частичного эксперта, он может сказать то, что согласуется с тем, что утверждается в рамках доминирующих дискурсов, он подтверждает как «человек, знакомый с реалиями наркоманского быта». Если его слова будут противоречить предположениям, принятым в этих дискурсах, то его высказывания сочтут наркоманскими мифами и вымыслами. 
    2) Устранение конкурентных определений ситуации, которые ставят под сомнение навязываемую картину мира. Как правило, клэймсмейкеры, в нашем случае СМИ, оперируют оборотами «всем известно», «во всех странах», тем самым нейтрализуя дискуссию, показывая однозначность, непротиворечивость, единственность их решения, тем самым монополизируют дискурс, стремятся сделать свою точку зрения единственно возможной. В СМИ говорится о том, что существует те, кто пытается проводить либеральные законы, при всём этом следы этих агентов в СМИ практически представлены не были, сторонники таких законов объявлялись преступниками и обвинялись в пропаганде наркотиков. Несмотря на все флуктуации, которые происходили в петербургских газетах в отношении контрдискурса, попытки представить его как дело рук наркобаронов и тем самым криминализировать его не были характерными .
    Таким образом,  исследование П. Мейлахса констатировало, что по России в целом, и в Санкт-Петербурге начиная с 2001 года, интерес прессы к проблеме наркотиков падал. В петербургской прессе наблюдалось стремление СМИ представить ситуацию как катастрофическую, но квалифицировать ее в качестве моральной паники не представилось возможным, вследствие того, что один из важнейших компонентов – конструирование образа «народных дьяволов», или демонизация наркозависимых – отсутствовал. Она отмечалась лишь в начале 2002 года, что позволяет говорить о моральной панике в тот период времени. В исследовании был выделен ряд дискурсивных стратегий СМИ, направленных на формирование чувства повышенной опасности наркомании, мобилизацию общества на решение проблемы, легитимацию определения ситуации, персонификацию зла. Мы можем опираться на данные стратегии при анализе результатов нашего дипломного исследования. 
    Другим исследованием, представляющим для нас интерес, выступает работа Н. Смирновой «Паника или Знание? Конструирование проблемы роста потребления наркотиков среди подростков и молодежи в местной прессе» . Данная статья написана на основе результатов исследования «Паника и изоляция или знание и помощь? Рост потребления наркотиков среди различных групп молодежи: стратегии общественного реагирования в региональном контексте социальных изменений» (1999-2000 гг.). В исследовании было представлено три региона: Ульяновская, Самарская области и Республика Татарстан. В выборку были включены три газеты: областная общественно-политическая газета местных новостей, ежедневная на русском языке с большим тиражом, рассчитанная на обывателя; городская общественно-политическая, ежедневная на русском языке со средним тиражом, рассчитанная на вдумчивого читателя, с учредителями из административных структур; молодежная газета (еженедельная) на русском языке. 
    Анализ отобранных материалов позволил описать характерные для местной прессы дискурсы подросткового и молодежного наркотизма и их социальные функции (отражена реакция различных социальных субъектов на рост потребления наркотиков в подростковой и молодежной среде, роль социальных институтов в обсуждении проблем подростковой и молодежной наркомании, распределение медиа-пространства, практики медиа-презентаций антинаркотических государственных программ и общественных инициатив). В исследовании было выделены следующие дискурсы представления СМИ проблемы наркомании среди молодежи: криминальный, медицинский, политический, социально-психологический, общественный, медиа-дискурс молодых. Для них можно выделить следующие тенденции освещения. 
    В рамках криминального дискурса основным направлением деятельности правоохранительных органов является контроль за незаконным оборотом наркотиков, методы борьбы с молодежной наркоманией носят карательно-репрессивный характер, куда включается заключение под стражу, лишение свободы, изъятие наркотиков. В качестве профилактических мер используются рейды в учебные заведения, на улицах, дискотеках, барах, кафе, и встречи-беседы с учащимися, преподавательским составом и родителями. В качестве сопутствующей проблемы выделяется проблема рост подростковой и молодежной преступности, связанной с незаконным оборотом наркотиков, убийства, грабеж  с целью получения денежных средств на приобретение наркотиков. Статистические данные дополняются конкретными случаями совершения преступления. Голос общественности, проявляющийся в сюжетах, наоборот гласит, что правоохранительные органы снисходительно относятся к наркоторговле. 
    Медицинский дискурс проявляется в следующих тенденциях: наркомания рассматривается в качестве тяжелого заболевания, но излечимого, но не все медики придерживаются этой позиции. Основные направления деятельности наркологических диспансеров включает лечение и реабилитацию наркозависимых, профилактику наркомании. В группы риска входят эмоционально незрелые, импульсивные, агрессивные и неконтактные, с пониженным уровнем ответственности личности. Отмечается, что девушки значительно быстрее становятся наркозависимыми. Меры борьбы, которые предлагают – это медосмотры без права принудительного обследования в учебных заведениях с участием врачей-наркологов, принудительное стационарное лечение наркоманов, изоляция от внешнего мира. Размещено на реф.рф Предлагаемые методы – медикаментозное лечение. Реальные успехи на пути к выздоровлению возможны только при усилиях со стороны самого пациента. Иначе медикам остается лишь вариант борьбы за жизнь пациентов от очередной передозировки наркотиков. В качестве сопутствующей проблемы обозначается рост ВИЧ-инфицированных, заболеваемости гепатитом В и С, отравлением наркотиками. Однако медицинский медиа-дискурс не предлагает конструктивных решений для изменения ситуации в целом. 
    Политический дискурс основным направлениями деятельности определяет создание региональных антинаркотических программ и привлечение внимания общественности к проблеме, прежде всего, рассматривается финансовая составляющая и указывается на объединение усилий различных ведомств в рамках работы межведомственных комиссий. Предлагаемые меры борьбы – объединение предложений общественности, разработка, принятие и контроль  за исполнением антинаркотических программ на уровне региона, участие в разработке антинаркотической законодательной базы. Представители органов власти (комитеты по делам молодежи, отделы образования, здравоохранения, правоохранительные органы) выступают активными инициаторами и организаторами различных акций «Нет наркотикам!», «Молодежь против наркотиков» и др. В рамках их проведения проходят: совещания и семинары для работников образования, медосмотры в учебных заведениях с участием врачей-наркологов, беседы и классные часы, круглые столы со специалистами, просмотр документальных фильмов и видеосюжетов, конкурсы плакатов и рисунков, рейды в неблагополучные семьи и родительские собрания.
    Политический дискурс выражает позиции региональных институтов государственной власти. Последние, обладая административными и финансовыми ресурсами, продвигают государственные целевые программы борьбы с наркоманией, эффективность которых вызывает сомнение общественности. Альтернативный опыт в виде общественных инициатив находит свое выражение в социально-психологическом и общественном медиа-дискурсах.
    Социально-психологический дискурс: основные направления деятельности социально-психологических служб и центров – реабилитация малолетних наркоманов и их семей, профилактика наркомании среди подростков и молодежи. 
    В группы риска чаще всего попадают дети из социально неблагополучных семей, дети из семей, где присутствует попустительский стиль воспитания, или наоборот чрезмерно авторитарный.  В ряд факторов приобщения к наркотикам включаются конфликты с родителями, проблемы общения со сверстниками. Профилактические меры включают анонимное консультирование, телефоны доверия, занятия лечебной гимнастикой с молодыми наркоманами и «профилактические беседы» с родителями, издание специальных пособий для родителей, работу в информационно-тренинговых группах и группах самопомощи родственникам наркозависящих. В казанском центре «Выбор» пришли к выводу, что не только наркологи должны заниматься проблемой наркомании, но и подростки, пройдя обучение, сами могут стать для своих сверстников полезным источником информации.
    Сопутствующая проблема здесь это суицидальное поведение. 
    Общественный дискурс:  основные направления деятельности общественных организаций, служб и центров — это изучение и создание системы общественного сдерживания подростковой и молодежной наркомании как социального явления. Особенно активно этот дискурс представлен на страницах самарской прессы. Представители его констатируют, что общество ведет борьбу с жертвами: наркоманами и их семьями. Деятельность социальных институтов, включенных в решение проблемы молодежной наркомании, подвергается жесткой критике.  Критике в рамках общественного медиа-дискурса подвергаются и «больше похожие на рекламу» меры профилактики подростковой и молодежной наркомании. Возможные пути решения проблемы можно найти лишь при тесном взаимодействии различных ведомств и объединении усилий общественности, всех жителей. Для этого необходимо изменение общественного мнения к наркомании, как к социальному явлению, уйти от однозначно негативного и отвергающего отношения. В качестве сопутствующей проблемы выступает ограничение призыва наркоманов в ряды армии.   Данный дискурс также затрагивает проблему организации досуга для молодежи. Его отличает критический и комплексный взгляд на ситуацию и действия социальных институтов, включенных в решение проблемы, что представляет собой реальный противовес официальному политическому дискурсу. 
    Дискурс молодых:  «Взрослые» медиа-дискурсы меркнут, когда на страницах газет появляются описания наркотических практик, точно записанные журналистами со слов малолетних наркоманов. Этот дискурс отличает суровые картины жизни наркозависимых, сосредоточенность молодых на себе, своих ощущениях и переживаниях. Сами молодые наркоманы осознают уникальность своего опыта, желают предостеречь других от подобных ошибок. Наркомания здесь является реальностью. 
    Анализ дискурсивного поля прессы в этом исследовании по проблеме молодежной наркомании констатировал, что на страницах газет активно конструируются и воспроизводятся деструктивные криминальные и медицинские дискурсы, где растворяются примеры моделей конструктивного обсуждения и общественного реагирования на изучаемую проблему. Приоритет криминальных и медицинских дискурсов демонстрирует распределение ролей и властных отношений между региональными социальными институтами в пользу правоохранительных  и медицинских органов, а также способы их реагирования, которые обычно не выходят за рамки карательных и принудительных мер. 
    Таким образом, результаты российских исследований показывают, что проблема наркомании является достаточно актуальной темой для СМИ, используются различные стратегии для ее конструирования, и чаще преобладает криминальный и медицинский дискурсы при освещении проблемы. 
    Рассмотренные в этой главе аспекты представляются для нас важными, знание механизмов конструирования проблемы СМИ и тенденций, характерных для российской действительности, может помочь нам в анализе нашего эмпирического исследования, для определения тенденций, характерных для прессы Республики Карелия, определения их причин, и возможности сравнения с общероссийскими тенденциями. 
     

    ГЛАВА 3. СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ И ПРОБЛЕМА НАРКОМАНИИ

    §1. Программа исследования «Конструирование проблемы наркомании в прессе Республики Карелия»
    Актуальность: 
    На современном этапе развития общества  средства массовой информации играют значительную и с течением времени все возрастающую роль в формировании представлений людей о тех или иных социальных явлениях и процессах, включая социальные проблемы. Мы узнаем о преступлениях, террористических актах, катастрофах и т.д. в большинстве случаем из новостных сюжетов телевидения, газет, радио и Интернет-сайтов. 
    Если говорить о наркомании, то в обсуждении этого явления  в рамках СМИ недостатка нет, так по результатам нашего курсового исследования 2010 года «Стигматизация потребителей наркотиков в СМИ (контент-анализ прессы Республики Карелия)» каждый четвертый номер прессы содержал в себе сюжеты о проблеме наркомании. Однако то, каким образом освещается данная проблема для потребителей информации, может также создавать некоторые проблемные моменты в обеспечении благополучия общественного развития и возможных путей преодоления этого социального недуга. Так, результаты анализа дискурсивного поля прессы в рамках исследования  Н. Смирновой демонстрируют, что в сюжетах газет активно конструируются и воспроизводятся деструктивные криминальные и медицинские дискурсы, а примеры конструктивного обсуждения и общественного реагирования на проблему молодежной наркомании растворяются в них .  Омельченко отмечает, что борьба с правонарушениями, лечение и реабилитация наркозависимых остаются приоритетными направлениями работы с данным явлением . Средства массовой информации зачастую представляют ситуацию с наркоманией как несоответствующую действительности, так, например, П. Мейлахс в исследовании конструирования прессой Санкт-Петербурга проблемы наркомании выявил наличие моральной паники вокруг ситуации наркотиков в течение 2002 года, хотя на самом деле ситуация с наркотиками в тот период менялась незначительно . 
    Таким образом, проблемная ситуация заключается в противоречии между усилившимся дестабилизирующим влиянием СМИ на общественное восприятие социальной проблемы наркомании, частым искажением социальной реальности, перевесом  в пользу определенных моделей представления проблемы и необходимостью становления гражданского общества в России, которое имело бы возможность опираться в своем развитии на полную, объективную, разностороннюю информацию, исходящую от СМИ, для принятия рациональных решений проблемы наркомании. 
    Основные гипотезы: 
    1) Закономерности конструирования проблемы наркомании в российских СМИ характеризуются преобладанием криминальной и медицинской модели. 
    2) Приоритет криминальной модели демонстрирует распределение ролей и властных отношений между региональными социальными институтами в пользу правоохранительных органов, а также способы их реагирования, которые не выходят за рамки карательных и принудительных мер.
    3) На страницах газет активно конструируется деструктивная информация о проблеме наркомании; 
    Объект:  процессы конструирования явления наркомании прессой Республики Карелия. 
    Предмет: закономерности представления проблемы наркомании в прессе Республики Карелия. 
    Цель исследования: выявить закономерности конструирования проблемы наркомании в прессе Республики Карелия. 
    Задачи: 
    1) выделить категории анализа и единицы анализа, на основании которых будет проводиться анализ информационных сообщений; 
    2) осуществить полевой этап эмпирического исследования;
    3) провести количественный и качественный анализ собранных данных, выявить преобладающие дискурсы конструирования проблемы наркомании в карельской прессе и выделить основные дискурсивные стратегии;
    4) сопоставить статистическую конструкцию наркологической обстановки в Российской Федерации (РФ) и Республике Карелия (РК) (представление о преступности и заболеваемости и распространенности наркоманией по данным официальной статистики) и конструкцию социальной проблемы наркомании, формируемую региональной прессой и определить направленность  и характер смещений, свойственных конструкции СМИ.
    Интерпретация и операционализация понятий:
    1. Средства массовой информации - под средством массовой информации понимается периодическое печатное издание, радио-, теле-, видеопрограмма, кинохроникальная программа, иная форма периодического распространения массовой информации; под периодическим печатным изданием понимается газета, журнал, альманах, бюллетень, иное издание, имеющее постоянное название, текущий номер и выходящее в свет не реже одного раза в год; под продукцией СМИ понимается тираж или часть тиража отдельного номера периодического печатного издания, отдельный выпуск радио-, теле-, кинохроникальной программы, тираж или часть тиража аудио- или видеозаписи программы; под журналистом понимается лицо, занимающееся редактированием, созданием, сбором или подготовкой сообщений и материалов для редакции зарегистрированного средства массовой информации, связанное с ней трудовыми или иными договорными отношениями либо занимающееся такой деятельностью по ее уполномочию; под издателем понимается издательство, иное учреждение, предприятие (предприниматель), осуществляющее материально-техническое обеспечение производства продукции средства массовой информации, а также приравненное к издателю юридическое лицо или гражданин, для которого эта деятельность не является основной либо не служит главным источником дохода .
    2. Следует отметить, что в выше представленном повествовании о различных исследованиях представления проблемы наркомании в СМИ не были четко отделены два термина «модель» и «дискурс» конструирования социальной проблемы, ни один автор не дает  их четкого определения.  Так, например, П. Мейлахс в одной работе пишет о моделях, в следующих уже рассуждает о дискурсах, однако в его работе   дается следующее примерное определение «модели» - социальный конструкт, сформированный какими-либо агентами (СМИ, государство). Н. Смирнова также в своем исследовании выделяет ряд дискурсов представления проблемы наркомании в СМИ, но при всём этом не определяет само понятие «дискурс», однако по описанию и названию каждого дискурса можно судить, что под ними она также подразумевает определенные типические конструкции, построенные определенными агентами (политиками, работниками социальной сферы, активистами общественности). Мы в свою очередь остановимся для своего исследования на термине «дискурс» и будем под ним понимать «социальный конструкт, сформированный определенными агентами». 
    3. Контент-анализ – это перевод в количественные показатели массовой текстовой информации с последующей статистической ее обработкой . 
    4. Категории анализа – это понятия,  в соответствии с которыми будут сортироваться единицы анализа (единицы содержания) . 
    5. Единица анализа – та часть содержания, которая выделяется как элемент, подводимый под ту или иную категорию. 
    6. Единица счета – количественная мера единицы анализа, позволяющая регистрировать частоту (регулярность) появления признака категории анализа  в тексте . 
    Метод: качественно – количественный (контент – анализ прессы Республики Карелия). 
    Выборка: тип сообщений – статьи, место распространения сообщений – Республика Карелия, время появления сообщений -  2005 – 2009 гг. 
    Нами выделены следующие критерии отбора местной прессы:
    1. Областная (республиканская) общественно-политическая газета местных новостей на русском языке с большим тиражом, влиянием в определенных кругах, рассчитанная на вдумчивого читателя, среди учредителей — административные структуры; 2. Областная (республиканская) общественно-политическая газета на русском языке с большим тиражом и влиянием на общественное мнение, рассчитанная на обывателя, без участия административных структур в совете учредителей; 3. Молодежная газета на русском языке. 
    В качестве источников информации мы будем использовать три региональные газеты:
    1) Республиканская общественно-политическая газета «Карелия». Учредители:  Правительство Республики Карелия, Законодательное Собрание Республики Карелия. Выходит 3 раза в неделю - по вторникам, четвергам, субботам. Совокупный тираж 20000 экз. Распространяется во всех районах Карелии, Северо-Западном регионе РФ и в г. Петрозаводске. Публикует все законы, постановления, решения законодательной и исполнительной властей республики, эксклюзивную информация представителей ведомств и учреждений, комитетов и министерств Республики Карелия; парламентские вести, новости РК, РФ, мира; обзор различных сфер жизни общества. 
    2) Еженедельная газета «Карельская Губерния».  Учредитель ООО Издательский Дом «Губерния», выходит по средам, Тираж 18500. 
    3) Еженедельник «Молодежная газета Карелии». Учредитель  ОАО «Кондопога», тираж – 7 тысяч экз. 
    Особое внимание будем уделять следующим рубрикам газет (в них чаще встречались интересующие нас сюжеты), опираясь на прошлогодний опыт исследования данных газет: «Карелия» - «Жить и быть здоровым»; «Карельская Губерния» - «Криминал»; в «Молодежной газете Карелия», такой закономерности отмечено не было. 
    Генеральная совокупность за 2005-2009 год составляет 1256 номеров.  Мы определяем выборочную совокупность посредством систематического отбора . В выборку попадает каждый второй номер еженедельной газеты, каждый шестой номер газеты, которая выпускается три раза в неделю. Таким образом, в выборку попадает  по два номера газет в месяц за 2005-2009  год. 
    Обоснование категорий и единиц анализа:
    1) Криминальный дискурс. Данная категория объединяет следующие единицы анализа: определение наркотиков и наркотизма; причины наркотизации; ответственность индивида; меры, применяемые к индивиду и работа с  проблемой; аргументация, подкрепление фактами и данными; сопутствующая проблема наряду с наркоманией (преступность); коллективизм; деятельность по выявлению проблемы; действующее лицо (силовые и правоохранительные органы, судебная система). Следует отметить, что большинство из указанных единиц анализа были отобраны нами, следуя описанию критериев отличия данного дискурса от медицинского. Также, считаем необходимым добавить в каждую категорию анализа такую единицу, как «предоставляемые цифры, факты, данные, результаты исследований». Это позволит в дальнейшем сравнить  предоставляемые прессой данные с полученной нами статистикой. 
    2) Медицинский дискурс. В рамках данной категории мы остановили свое внимание на следующих единицах анализа, тождественных единицам криминальной модели: определение наркотиков и наркотизма; причина наркомании; ответственность индивида; меры, применяемые к индивиду и работа с проблемой; деятельность по выявлению проблемы; аргументация; сопутствующая проблема (ВИЧ); индивидуализм; действующее лицо (работники медицинской сферы, медицинские учреждения, агенты здравоохранения); предоставляемые цифры, факты, данные, результаты исследований.
    3) Опираясь на исследование Н. Смирновой «Паника или Знание? Конструирование проблемы роста потребления наркотиков среди подростков и молодежи в местной прессе»  мы отобрали еще пять категорий анализа, которые включают в себя различные дискурсы конструирования наркомании. Одним из таких дискурсов является политический. Его можно раскрыть через такие единицы анализа: определение наркомании (как ресурс управления, спекулируя на привлечении внимания к проблеме можно накопить приличный политический капитал, особенно в период предвыборной кампании); деятельность по решению проблемы (создание антинаркотических программ, привлечение внимания общественности к проблеме, объединение усилий различных ведомств, другие меры борьбы); действующее лицо (политические деятели, политические партии, административные структуры и лица); предоставляемые цифры, факты, данные, результаты исследований. 
    4) Социально-психологический дискурс. Здесь можно выделить такие единицы анализа: определение наркомании (как психологическая проблема личности); причины или факторы возникновения проблемы (личностные проблемы, конфликты с родителями, проблемы общения со сверстниками; меры борьбы и профилактика (реабилитация, психотерапевтическое лечение, активное участие родственников, анонимное консультирование, телефона доверия, профилактические беседы и др.); сопутствующая проблема (суициды); акцент на группах риска (социально неблагополучные семьи, беспризорные дети); действующее лицо (социально-психологические службы и центры); предоставляемые цифры, факты, данные, результаты исследований. 
    5) Общественный дискурс. К данной категории относятся следующие единицы анализа: определение наркомании (как социальное явление, социальная проблема); критика деятельности агентов по борьбе с проблемой и эффективности государственных мер (различных социальных институтов, агентов профилактики); определение наркоманов как жертв; предложения по изменению ситуации (тесное взаимодействие ведомств, объединение усилий общественности, всего населения, изменение ОМ к наркомании как к социальному явлению, организация досуга для молодежи); сопутствующая проблема; предоставляемые цифры, факты, данные, результаты исследований; действующее лицо. 
    6) Дискурс потребителей наркотиков. Единицы анализа: описание наркотических практик со слов самих потребителей; сосредоточение на себе (своих ощущениях, переживаниях); желание предостеречь других от подобных ошибок; наркомания как реальность (регулярный поиск дозы, эйфория после употребления); предоставляемые цифры, факты, данные, результаты исследований. 
    7) Технология конструирования проблемы наркомании. Данная категория позволит нам проследить наличие тех приемов, с помощью которых пресса представляет изучаемую проблему. В данную категорию входят такие единицы анализа: конструирование отличного в рамках знакомого; индивидуальные причины проблем; широко распространенное условие (на родственников, близких людей); жертвы, принадлежащие к благополучным слоям общества; конструирование «ужасающих» последствий; персонализация проблемы; простота (условий, людей); надлежащее время для сюжета; предоставляемые цифры, факты, данные, результаты исследований. 
    8) Тематика сюжета. Данная категория является достаточно обширной и абстрактной, главное здесь выделить суть и наполнение сюжета. Единицами анализа могут быть суждения типа: поимка наркопотребителей, распространителей, задержка крупной партии наркотиков; о необходимости профилактики, предлагаются меры борьбы; о правительственных решениях; повествование в целом о проблеме; предоставляемые цифры, факты, данные, результаты исследований и др. В ходе сбора материалы могут быть выявлены другие единицы анализа. 
     
    §2. Анализ результатов эмпирического исследования
     
    На основе выделенных категорий и единиц анализа в период с 15 декабря 2010 года по 15 января 2011 года нами был проведен контент-анализ выбранных печатных изданий на предмет выявления указанных нами в программе исследования дискурсов конструирования проблемы наркомании. В целом  выборочная совокупность представлена в таблице «см. табл. 3.1».
     
    Таблица 3. 1. Количество номеров газет, составивших выборочную совокупность (абс)
    Название газета Количество номеров
    Карелия 121
    Карельская Губерния 131
    Молодежная газета Карелии 128
    Всего: 380

    На данном этапе исследования мы столкнулись с проблемой частого отсутствия необходимого материала в тех номерах, которые попадали выборку, поэтому количество информативных номеров, в которых были найдены те или иные искомые категории не столь значимое, и составляет  следующий процент от всех  номеров, попавших в выборку – 15 % (57 номеров) (Приложение 1, табл. 3.2.). Следовательно, почти каждый седьмой номер содержал в себе информацию о проблеме наркопотребления/ наркозависимости/ наркопреступности. Если говорить о количестве публикаций, то на диаграмме «см. рис. 3.3» можно увидеть, что их число возросло к 2009 году, если говорить о причинах этого, то нельзя утверждать о том, что на рост публикаций повлияли объективные причины и  ситуация с проблемой наркомании усугубилась к 2009 году, уровень регистрируемой заболеваемости и распространенности наркомании остался на прежнем уровне, что и в 2008 году (355 тыс. человек состоящих на учебе с диагнозом наркомания в 2008 году по России в целом, и 353 тысячи в 2009 году соответственно) . 
     
    Рис. 3.3. Количество публикаций о проблеме наркомании в период 2005-2009 гг.
    Преобладающее число информативных номеров содержала в себе газета Карелия  (54%),  28% номеров среди массива Молодежной газеты Карелия оказались полезными для нашего рассмотрения, наименьшее количество информации нам встретилось в  Карельской Губернии (24,5%).  
    На  этапе сбора данных  нами были отмечены упоминания по следующим, ранее выделенным категориям и единицам анализа (Приложение 2, табл. 3.3.). 
    Почти во всех анализируемых нами газетах проблема наркомании подводилась под определенные рубрики. Например, в Карельской Губернии наиболее часто такие статьи появлялись в разделе «Криминал», в газете Карелия такие сообщения можно было обнаружить в постановлениях правительства, в общих разделах о событиях, в рубрике «Жить и быть здоровым», в Молодежной газете данной тенденции отмечено не было. Существование таких рубрик и включение в них сюжетов о проблеме наркомании может свидетельствовать о стойкой занимаемой позиции данной социальной проблемы в поле зрения прессы Республики Карелии. 
    Итак, если составить определенный рейтинг категорий анализа, выделенных нами, то мы получим следующие выводы (Приложение 3, рис. 3.4.).  Категория, включающая криминальный дискурс представления проблемы наркомании является преобладающей (39,3% занимает среди других категорий).  Следовательно, именно этот дискурс преобладает при конструировании прессой информации, касающейся изучаемой нами проблемы наркомании. 
    Если говорить о конкретном содержании данной категории, то следует отметить, какие именно составляющие данного дискурса конструирования проблемы доминируют в информационных сюжетах, здесь нам поможет составленный рейтинг единиц анализа в рамках  данного дискурса (Приложение 3, рис 3. 5.). Так большее внимание в рамках подобных сюжетов принадлежит тем лицам, которые осуществляет контроль над преступными проявлениями наркомании (32,4%), тем, кто выявляет наличие проблемы: судебные органы; прокуратура; оперативные работники милиции; следственные отделы милиции; сотрудники уголовного розыска; подразделения специального назначения (спецназ); Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков, упоминаются конкретные фамилии начальников службы (например, «начальник регионального управления Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков Виктор Латыпов», «Карелия», 2006); работники таможни («структуру Сортавальской таможни отделение по борьбе с контрабандой наркотиков», «Карелия», 2007); МВД («Алешин И.В. - Министр внутренних дел по Республике Карелия», «Карелия», 2006); УБОП (управление по борьбе с организованной преступностью: «Илья Репников, начальник отдела по противодействию незаконному обороту наркотиков УБОП МВД Карелии», «Карелия», 2006); межведомственная комиссия по противодействию злоупотреблению наркотическими средствами и психотропными веществами и их незаконному обороту в Республике Карелия; межведомственная комиссия по профилактике правонарушений в республике; отделения профилактики наркомании милиции общественной безопасности УВД г. Петрозаводска; Федеральная служба безопасности («Писанюк А.Б. - начальник Управления Федеральной службы безопасности», «Карелия», 2006);  кинологи («начальник кинологической службы Северо-Западной оперативной таможни Александр Банифатов», «Карелия», 2006).  В данном дискурсе силовые органы часто поддерживаются  и медицинскими работниками, например сотрудниками наркодиспансера («Поэтому нынешнюю акцию Управление проводит совместно с республиканским наркодиспансером», «Молодежная газета Карелии», 2009), таким образом, они высказывают свое мнение о проблеме, сотрудничают совместно по одной проблеме, и предоставляют для правоохранительных органов статистические данные.   
    Можно видеть, что список органов и лиц, ответственных за решение проблемы наркомании охватывают практически всю систему правоохранительных органов, и даже при столь их широкой сети помимо нее создаются межведомственные комиссии для решения этой проблемы, здесь возникает вопрос, выполняются ли тогда все необходимые функции предназначенными для решения проблемы органами, что им приходится вступать в сотрудничество с иными ведомствами, или же это оправданный шаг для повышения эффективности борьбы с проблемой, предполагающий полезный обмен опытом и поддержку, если же действия всех этих агентов не приводят к успешному решению проблемы, тогда рационально ли существование столь их большого количества. Однако на страницах газет в рамках сюжетов активно перечисляются через запятую все причастные к проблеме представители правоохранительной системы, каждый раз акцент делается на должности и имени должностного лица, что скорей всего не способствует повышению интереса к данному материалу, не повысит это и запоминаемости данных имен, однако возможно это делается для конструирования активного участия силовых органов в решении проблемы, их серьезно настроенных агентов, несущих ответственность. Тем самым формируется определенный имидж правоохранительной системы в решении проблемы наркомании, показывается, что она многочисленна и всерьез занята и обеспокоена этой проблемой, она представительна в конкретных лицах и должностях, ее структура четко обозначена. Так, в одном из сюжетов, было отмечено, что именно силовые ведомства выходят на передовые позиции в решении проблемы («Ключевая роль на определенном этапе была отведена правоохранительной системе», «Карелия», 2008). 
    Далее сильный акцент делается именно на тех мерах, которые осуществляют и предлагают вышеуказанные действующие агенты (31,6%). В качестве мер выявления проблемы используются: акции (рейды, облавы) управления наркоконтроля  по местам досуга, где могут распространятся наркотики  («турбаза «Эдем» на дискотеке Sunrise», «Госнаркоконтроль нагрянул в ночной клуб "Филин". Официальная причина визита: уголовное преступление, совершенное около часа ночи. А именно — была осуществлена продажа похожего на наркотики вещества, и благодаря оперативно-разыскной работе это стало известно наркоконтролю.; всех посетителей расположили на втором этаже, а на первом развернули штаб и лабораторию», «Карельская Губерния», 2006); наблюдение, следственные мероприятия («в ходе совместных оперативно-разыскных мероприятий УФСБ России по Республике Карелия и УФСКН РФ по РК задержан наркокурьер», «Карелия», 2007); способ проверочных закупок наркотических средств («Одним из этапов операции было введение в поле зрения сбытчика наркотиков Кузьминского оперативного сотрудника органов безопасности под видом покупателя», «Карелия», 2007); обращение к гражданам сообщать о случаях наркопреступлений («По этим же телефонам можно рассказать о факте распространения наркотиков, предотвратив тем самым трагедии для тех, кто зависит от психоактивных веществ», «Молодежная газета Карелии», 2009). 
    В борьбе с проблемой, проводится как профилактическая работа,  так и работа  уже с теми индивидами, кто наркозависим или причастен к наркопреступлениями, к ней можно отнести и те мероприятия, которые мы выделили в методах выявления проблемы, а также добавить следующие: задержание сбытчиков наркотиков;  наложение ответственности в виде штрафа («К административной ответственности за употребление и незаконное хранение наркотических средств в 2005 году привлечены 397 человек (в 2004-м - 145)», «Карелия», 2006; «Помимо штрафа используется такая действенная форма наказания, как административный арест (до 15 суток», «Карелия», 2006); в виде приговора суда («Два человека привлечены к уголовной ответственности за продажу подросткам наркотических препаратов», «Карелия», 2006); в виде изоляции преступников («Максимальное наказание, которое грозит торговцам таблетками, – до восьми лет лишения свободы», «Карельская Губерния», 2008); отправление на принудительное лечение наркопотребителей; экспертизы по проверке изъятых веществ («экспертиза не выявила в смеси ни одного из запрещенных наркотических веществ», «Карельская Губерния», 2009); изъятие наркотических средств («Объем изъятых наркотиков составил 500 тысяч доз»,  «Карелия», 2007), совершенствование работы таможни – («За один месяц 8 кинологов Карельской таможни и их новобранцы - лабрадоры, овчарки и спаниели - овладели навыками поиска и обнаружения наркотических средств», «Карелия», 2009); перекрытие каналов поставки наркотических веществ («В декабре перекрыли канал поставки наркотиков из Ленинградской в Мурманскую область по территории Карелии», «Молодежная газета Карелии», 2008).
    Меры профилактики предлагаются следующие: различного рода акции, пропагандирующие здоровый образ жизни и отказ от употребления наркотиков («…операции «Подросток» комплексных профилактических мероприятий «Подросток-2005», «Карелия», 2006; «…конкурса сочинений среди учащихся общеобразовательных школ. Его девизом стали слова «Мое будущее - в безопасности»; «Что будет с моей Родиной, если не остановить наркоагрессию?», «Карелия», 2006); взаимодействие учебных заведений и правоохранительных органов («два новых сотрудника райотдела милиции постоянно взаимодействуют со школами района», «Карелия», 2006);  работа межведомственных комиссий («Сергей Катанандов отметил эффективную работу республиканской межведомственной комиссии, которая приоритетом своей работы избрала профилактическую работу среди молодежи»,  «Карелия», 2007).
    Из этого следует, что правоохранительная система сохраняет за собой действительно значимую позицию в решении проблемы, так как ее действия распространяются как на меры профилактики, предупреждения наркомании (в чем она может соперничать с медицинской системой и областью психологической помощи и поддержки), так  и на меры ликвидации, ее направления деятельности касаются взаимосвязи наркозависимости с наркопреступностью. Это означает, что мандат на овладение  проблемой и ее представление в большей степени принадлежит силовым органам. 
    В качестве сопутствующей проблемы наркомании выступает проблема наркоторговли, то есть преступность, связанная с незаконным оборотом наркотиков (приобретение, хранение, продажа наркотических средств). 
    Статистические данные (6,1% упоминаний) чаще всего дополняются конкретным описанием случая совершения преступлениями, повествование о количестве задержанных и изъятых наркотических веществ («По статистике, сегодня 46% детей, которые употребляют наркотики – это дети из «благополучных» семей. И от «дури» своих детей страдают не только карельские министры. В прошлом году в наркотическом опьянении за рулем задержан 18-летний сын экс-министра МВД Латвии», «Карельская Губерния», 2008). Использование данного приема, скорее всего, оправдано тем, чтобы приблизить аудиторию к данной проблеме, придать ей больший оттенок реальности, и чтобы разнообразить сухие статистические данные.  
    Определение наркотиков связывается в рамках дискурса с теми веществами, которые входят в список запрещенных препаратов («розовые таблетки – аналог наркотика "экстази" со сложным названием "хлорфенилпиперазин"; В Питере этот наркотик уже давно пользовался популярностью на многих дискотеках, поскольку до 2007 года он даже не был включен в список запрещенных препаратов», «Карельская Губерния», 2008; «экспертиза не выявила в смеси ни одного из запрещенных наркотических веществ», «Карельская Губерния», 2009).
    Второй в нашем рейтинге категорий выступает «медицинский дискурс» конструирования проблемы, он покрывает 10,7% информационных сюжетов (Приложение 3, рис 3.4.), . В нее входят идентичные с криминальным дискурсом единицы анализа (Приложение 3, рис. 3.6.).
    Медицинский дискурс проявился в следующих тенденциях. Больше внимания уделяется мерам борьбы с проблемой (32,3%). Здесь клеймс-мейкеры предлагают следующие способы решения проблемы наркомании – профилактические мероприятия («При городской больнице уже в текущем году должен быть организован кабинет по подготовке 200 – 250 волонтеров в год, которые будут проводить работу по профилактике наркомании и СПИДа», «Карелия», 2005); участие в мероприятиях по задержке потребителей  и распространителей наркотиков совместно с правоохранительными органами («При появлении наркоконтроля дискотека временно приостанавливалась и полицейские в сопровождении медицинских работников обходили всех присутствующих», «Карельская Губерния», 2006); реабилитация наркозависимых  («…разработка системы реабилитации и профилактики для лиц, страдающих алкогольной и наркотической зависимостью, на базе Республиканского наркологического диспансера», «Карелия», 2006); предоставление бесплатной медицинской помощи («Оказание бесплатной доступной помощи и улучшение ее качества - вот те задачи, которые, по словам Галины Матвеевой, предстоит решать наркологам», «Карелия», 2006); работа в рамках республиканской целевой программы «Здоровый образ жизни» (2007-2010) («…формирование у населения идеологии здорового образа жизни, укрепление физического и духовного здоровья, вовлечение населения в систематические занятия физической культурой, спортом и туризмом», «Карелия», 2006); участие в сюжетах пропагандистской направленности на телевидении, в  прессе («Создано 10 рекламных роликов по популяризации здорового образа жизни для трансляции на ГТРК», «Возобновлена на ГТРК еженедельная передача для подростков и молодежи «Сорока», выпуск 10 декабря был посвящен теме «Здоровый образ жизни», «Карелия», 2006); проведение мероприятий в учебных заведениях; международное сотрудничество («В рамках международного сотрудничества осуществляется работа по программе СТАКБС в проекте «Формирование здорового образа жизни и профилактика заболеваний в рамках развития первичного здравоохранения», «Карелия», 2006); массовые физкультурные мероприятия («…массовых физкультурно-спортивных праздников и фестивалей под лозунгом «Карелия за массовую физическую культуру, спорт и здоровый образ жизни»», «Карелия», 2006); мониторинг наркоситуации в республике («Мониторинг, организация которого была возложена на диспансер, включал в себя получение официальной статистики и социологическое исследование молодежи», «Молодежная газета Карелии», 2009). 
    Итак, мы видим, что в данном дискурсе внимание отводится не тем, кто выдвигает утверждения-требования, а в большей степени их деятельности, тем самым медицинский дискурс можно сказать не имеет представительных акторов, тех конкретных должностных лиц, на которых можно было бы возложить ответственность за ситуацию с наркоманией. Таким образом, складывается определенный образ того, что деятельность медицинских учреждений идет самостоятельно, что отсутствуют лица, наделенные такой властью, чтобы быть ее представителем, в отличие от представителей правоохранительной системы. Лишь изредка мы могли встретить в высказываниях упоминания о действующих лицах медицинского направления, например о главном враче наркологического диспансера, вся остальная информация была достаточно обезличенной, и представлена отдельными учреждениями, организациями. Либо же это можно объяснить тем, что практически не было упоминаний о более высоком органе, ответственном за решение проблемы, о Министерстве здравоохранения и социального развития РФ, которое координирует деятельность медицинских учреждений, представителей которого, скорее всего, называли бы поименно в сюжетах. 
    Так высказывания, в которых можно было встретить тех, кто принимает участие в конструировании медицинского дискурса, составили 24,8%, в них вошли: ГУЗ «Республиканский наркологический диспансер», Республиканский центр медицинской профилактики, медицинские работники, наркологи, СМИ, Министерство здравоохранения и социального развития РФ, библиотеки, Карельский Красный Крест, отделения различных больниц. 
    Однако, следует отметить, что по количеству и широте охвата применяемых мер, медицинский дискурс мало уступает криминальному, медицинские учреждения принимают участие как в предупреждении проблемы, так и в устранении нежелательных последствий. Однако данный дискурс не в состоянии предложить конструктивные решения для изменения ситуации с проблемой в целом, его агенты не располагают системой репрессивных властных полномочий для осуществления радикальных решений и пресечения проблемы. 
    В данном дискурсе больший акцент делается на статистических фактах, мы довольно часто и с определенной периодичностью можем столкнуться с описанием заболеваемости и распространенности наркомании в Республике Карелия (18%) – («1788 человек в Карелии официально зарегистрированы как применяющие в немедицинских целях наркотические и токсические вещества; На учете у наркологов состоят 396 наркоманов и токсикоманов. В основном это молодежь и дети», «Карелия», 2005). Эта тенденция может свидетельствовать о большем запросе СМИ именно на статистическую информацию о заболеваемости наркоманией, нежели о показателях наркопреступности, так как именно наркозависимость и ее распространение на различные группы населения скорее вызовет обеспокоенность рядового потребителя информации. 
    На более высокие позиции в рамках этой модели выходит единица анализа «определения наркомании и наркотических веществ»  (9,8%) - («Метамфетамин - сильный и опасный наркотик, это путь к паранойе, слабоумию, немотивированной агрессии»,  «Карелия», 2007). В таких определениях мы можем чаще встретиться с определением наркотиков с точки зрения химического состава и их воздействия на человеческий организм. 
    В рамках этого дискурса наркомании сопутствует такая проблема, как ВИЧ-инфекция и СПИД, с ней мы встретились в 8,3% упоминаниях.
    Однако на  действия по выявлению проблемы в этой модели делается небольшой уклон (6%), работа с носителем проблемы в медицинских учреждениях начинается после того, как он в них попадает, действия акторов медицинской сферы направлены на преодоление и устранение последствий проблемы или на разработку мер профилактики. 
    Далее по распространенности следует категория анализа «общественный дискурс» - 10,5% (Приложение 3, рис.3.4.). Здесь также как и в криминальном дискурсе значительное внимание уделяется действующим акторам (47,3%) (Приложение 3, рис. 3.7.) – общественным организациям «КРОО «Матери против наркотиков»; представителям бизнеса; фондам; СМИ («средства массовой информации, которые позволяют сформировать «моду» на здоровье», «Карелия», 2006); работникам научной сферы;  иностранным партнерам; организаторам общественных инициатив; мнение рядовых граждан («Люди, знакомые с работой ночных клубов Москвы и Петербурга», «Карельская Губерния», 2006). Основные направления их деятельности (42% упоминаний): волонтерская активность («При городской больнице уже в текущем году должен быть организован кабинет по подготовке 200 – 250 волонтеров в год, которые будут проводить работу по профилактике наркомании и СПИДа», «Карелия», 2005); сотрудничество различных организаций – молодежных, государственных и общественных («Взаимодействие государственных и негосударственных организаций в профилактике наркомании среди подростков и молодежи», «Карелия», 2005; «Министерством культуры и по связям с общественностью Республики Карелия совместно с Союзом дизайнеров Республики Карелия проведен фестиваль социальной рекламы и организована выставка социального плаката», «Карелия», 2006); деятельность общественных организаций («столица Карелии вступила в некоммерческую международную организацию «Европейские города против наркотиков»», «Карелия», 2006); пропагандистская деятельность СМИ («Вопросы о роли средств массовой информации и социальной рекламы в повышении эффективности антинаркотической пропаганды», «Карелия», 2007); деятельность библиотек («Активными участниками программ по профилактике наркомании и пропаганде здорового образа жизни стали библиотеки Карелии. Практически во всех республиканских и муниципальных библиотеках республики через книги, периодические издания, другие источники информации ведется систематическая профилактическая работа», «Карелия», 2007); социальная реклама. Осознание необходимости конструирования проблемы в направлении общественной заинтересованности можно продемонстрировать цитатой высказывания представителя общественной организации  КРОО «Матери против наркотиков» - «…чтобы сформировать в обществе культуру здорового образа жизни, власти предержащей нужна инициатива снизу, и всем нам конкретными делами подтверждать свое стремление к этой. Чем больше общественных инициатив и дел, тем быстрее достигнем желаемого результата – нация станет здоровее», «Молодежная газета Карелии», 2009. 
    Данный перечень акторов и применяемых мер общественностью в борьбе с проблемой представляется крайне скудным и однообразным по сравнению с акторами криминального дискурса, что отражает низкий уровень развития гражданского самосознания в российском обществе. 
    Определенный критический разбор действующими лицами тех или иных действий других акторов представляют собой 3,8% упоминаний, например государственных, правительственных решений, действий правоохранительных органов («Мы же полагаем (авторы статьи), что если наркополиция действительно проводила профилактическую акцию, то есть хотела предотвратить употребление наркотиков на дискотеке, она должна была более серьезно осматривать въезжающих, а не, как говорится в одном анекдоте, "охотиться в заповеднике"», «Карельская Губерния», 2005; «Юристы, к которым мы обратились за консультацией, выразили сомнения в том, что в подписанном прокурором постановлении на обыск помещения могла быть оговорена возможность обыска неограниченного количества людей. И, кроме того, по их мнению, всеобщая проверка людей на содержание в их организме наркотических средств не являлась необходимым», «Карельская Губерния», 2006).  Такой низкий уровень критики к другим агентам также не характеризует общественный дискурс с активной положительной стороны. 
    Сопутствующей проблемой, волнующей общественность Карелии, здесь также называется СПИД и ВИЧ-инфекция (2,3%), с распространением которых акторы также готовы бороться.
     Следовательно, этот дискурс конструирования проблемы представлен крайне слабо, так как количество агентов не высоко, меры, которые они принимают, дублируют используемые методы криминального и медицинского дискурса, и критика в адрес других агентов не ярко выражена, что не противопоставляет общественность другим акторам в выгодном качестве. 
    За общественным дискурсом следует политический дискурс конструирования проблемы наркомании, данная категория составила 9,8% (Приложение 3, рис. 3.4.). Половина упоминаний в данном случае отводится действующим лицам (50,8%) (Приложение 3, рис. 3.8.) – работникам правительственного аппарата («Премьер-министр уверен, что нужно улучшать слаженность действий между государствами-участниками СНГ в борьбе с наркотрафиком и организованной преступностью», «Карельская Губерния», 2009; «Администрация Петрозаводска предлагает потратить в 2005 – 2007 годах 2 миллиона 412 тысяч рублей на реализацию целевой программы комплексных мер антинаркотической политики», «Карелия», 2005);  конкретным должностным лицам («Глава Республики Карелия – С. Катанандов»; «Состав антинаркотической комиссии Республики Карелия Катанандов С.Л. - Глава Республики Карелия, Антипов М.Л. - Председатель Государственного комитета Республики Карелия  по физической культуре и спорту; Бойнич В.Д. - заместитель Премьер-министра Правительства Республики Карелия - Министр здравоохранения и социального развития…», «Карелия», 2008); отдельным министерствам (здравоохранения, культуры и др.).
     Затем наиболее часто в сюжетах речь идет о том, как ведется работа с проблемой (44,3%) – принимаются целевые программы («одобрены две республиканские целевые программы - в новой редакции программа "Здоровый образ жизни" на 2005 - 2007 годы и до 2010 года и программа по реализации государственной антинаркотической политики в Республике Карелия на 2006 - 2007 годы», «Карелия», 2005); осуществляется систематическая работа специальных органов, комиссий, предлагаются конкретные мероприятия и действия по предупреждению и ликвидации последствий проблемы («проведены конкурсы детских и юношеских рисунков и плакатов, различные мероприятия по предупреждению наркомании среди учащихся муниципальных образовательных учреждений; «Администрация города работает над реализацией программы реабилитации подростков, подверженных токсикомании; проводит профилактическую работу в детских домах города, организует выездные профильные лагеря, досуговые мероприятия для детей и юношества», «Карелия», 2007). 
    Таким образом, работа политических акторов в основном ведется в сотрудничестве между различными министерствами и ведомствами государства и на уровне разработки государственных и региональных программ, то есть законотворческой деятельности и координации деятельности отдельных министерств - все это отличает данный дискурс от остальных. Для него также свойственно большее внимание на тех, кто осуществляет данную деятельность и представление акторов поименно, что возлагает на них персональную ответственность перед населением и делает их узнаваемыми, идентифицируемыми. 
    В 4,1% упоминаний создатели сюжетов прибегают к использованию статистической информации («Заместитель руководителя аппарата начальника управления Государственного антинаркотического комитета Сергей Васильев озвучил официальные данные: в России больше полумиллиона наркозависимых, а по оценкам экспертов, число людей, страдающих этим недугом, значительно выше - около 2,5 миллиона человек.; С 1990 года количество наркозависимых выросло в 10 раз. Большинство наркозависимых в России - молодые люди до 30 лет, употребляющие героин, а продолжительность их жизни составляет 5 - 7 лет»,  «Карелия», 2009). Статистика здесь чаще используется для введения в ход событий, для подтверждения наличия проблемы в обществе. 
    При проведении контент-анализа прессы нам удалось встретиться и с таким представлением информации, как повествование от лица самих наркозависимых, данная категория была обозначена нами как «Дискурс потребителей наркотиков», данная категория составила 3,5% (Приложение 3, рис.3.4.). В ее рамках наиболее часто предлагалось к вниманию описание быта потребителей наркотиков, описывалась их повседневная жизнь, такие высказывания были объединены нами под такой единицей анализа, как «наркомания как реальность», на ее долю пришлось 63,7% подобных упоминаний (Приложение 3, рис. 3.9.)  - («Впервые Вячеслав укололся из любопытства в семнадцать лет. А с двадцати стал вести жизнь классического наркомана; К этому времени я уже два года сидел на героине, у меня была сильная физическая зависимость, – рассказывает Вячеслав. — Это когда ты должен уколоться три раза в день: как завтрак, обед и ужин. Ты можешь не есть, не пить, но уколоться просто обязан. Ведь героину наплевать, где ты возьмешь деньги. Ты его раб и сделаешь все, чтобы его найти. Чтобы просто прийти в нормальное человеческое состояние, нужно уколоться. Доза – это как батарейка для фонарика, без нее ничего не работает.; До того я раз пять пытался бросить, но больше трех дней не мог выдержать, ломки были чудовищные», «Карельская Губерния», 2006). Далее следует единица анализа «действующее лицо» (25%), в таких сюжетах можно было познакомиться с конкретными лицами, которые являются или были наркозависимыми – («Бывший петрозаводский наркоман помогает опустившимся людям найти путь к исцелению; Один из реабилитантов "Новой жизни" – петрозаводчанин Вячеслав Анхимов – не скрывает своего прошлого», «Карельская Губерния», 2006). В 6,8% упоминаниях наркопотребители обращались к читателям с желанием предостеречь их от подобных ошибок в жизни («Бывший петрозаводский наркоман помогает опустившимся людям найти путь к исцелению; Один из реабилитантов "Новой жизни" – петрозаводчанин Вячеслав Анхимов – не скрывает своего прошлого», «Карельская Губерния», 2006). 
    Можно сделать вывод о том, что акцент в данном дискурсе делается на определенную сенсационность или на те высказывания потребителей наркотиков, которые наиболее привлекут читателя, дадут основу для обсуждений, то есть на повседневные практики наркозависимого, вместо конструктивного повествования об исцелении и о способах  его достижения. Показательно также, что этот дискурс не востребован СМИ, что может свидетельствовать о том, что наркозависимым практически не дают голоса, аудитории приходится воспринимать проблему наркомании со слов людей, либо связанных с этой проблемой, либо лишь только наслышанных о ней, что не способствует адекватному восприятию проблемы наркомании, не дает ее оценить с разных углов зрения и сформировать общественности взвешенную позицию к самой проблеме и ее носителям.
    Наиболее редко используем прессой социально-психологический дискурс – 1,4% принадлежит этой категории (Приложение 3, рис. 3.4.). Внимание здесь сосредоточено чаще на действующих лицах (41,2%) – реабилитационные центры, психологические службы поддержки (Приложение 3, рис. 3.10.). В этом дискурсе в отличие от других можно было встретиться с причинами и факторами возникновения пристрастия к наркотикам, на которые указывают акторы (29,4%): неблагополучные семьи, отсутствие заботы и внимания к подростку, склад характера личности, окружение сверстников. Только затем следуют предлагаемые меры борьбы с негативным явлением (17,6%) – консультации психолога («…организации профилактической работы в свете антинаркотической политики в РК и работы семейного консультанта с созависимыми», «Карелия», 2006); «Важным достижением стало открытие в Детской городской больнице телефона доверия для оказания экстренной психологической помощи детям и подросткам», «Карелия», 2007). В минимальном количестве упоминалось о группах риска (неблагополучные семьи), которые пересекаются с факторами и с некоторой статистикой (по 5,9%) – («Две трети состоящих на учете несовершеннолетних – дети из неблагополучных семей», «Карелия», 2005). 
    В результате, социально-психологический дискурс выражен в прессе слабо, однако предстает в виде отличающих его высказываний. Непопулярность  данного дискурса скорей всего можно объяснить тем, что психологическая помощь чаще всего оказывается в рамках медицинского лечения и автоматически связывается с системой здравоохранения, нежели выделяется в отдельное направление. 
    Итак, основываясь на выстроенном нами рейтинге дискурсов, можно говорить о том, что в прессе Республики Карелия преобладающими дискурсами конструирования проблемы наркомании являются криминальной и медицинский. Однако мандатом на представление проблемы скорее обладает первый, так как он в полной мере отражает акторов, занимающихся проблемой, располагает широкой системой мер и действий по предупреждению, выявлению проблемы и борьбы с ней, правоохранительная система ориентирована на решение как проблемы наркозависимости, так и сопутствующей ей наркопреступности, данный дискурс является наиболее персонифицированным и широко представленным. 
    Для построения более полной картины, опираясь на исследование петербургской и общероссийской прессы П. Мейлахса , мы попробуем выделить схожие с его классификацией дискурсивные стратегии, определим, какие из них характерны для использования карельской прессой. 
    Первой в этом списке выступает группа стратегии конструирования повышенной опасности наркомании: 
    1) Посредством способа сигнификации – сравнение наркотиков с ядом, с язвой, с национальной катастрофой («…приговор в отношении очередного торговца "белой смертью"»,  «Карельская  Губерния», 2005; «А информация последней недели вскрыла наркотическую язву даже в семьях высокопоставленных карельских чиновников», «Карельская Губерния», 2008; «Он назвал сложившуюся в мире ситуацию с наркотиками наркоэпидемией и охарактеризовал ее как угрозу национальной безопасности страны», «Карелия», 2005).
    2) Посредством конвергенции проблем - «Он назвал сложившуюся в мире ситуацию с наркотиками наркоэпидемией и охарактеризовал ее как угрозу национальной безопасности страны», «Карелия», 2005. 
    3) С помощью автоматической проблематизации – «16 процентов всех смертей в республике составляет смерть от злоупотребления наркотиками, так что наркологическая патология способствует созданию стабильно напряженной ситуации», «Карелия», 2006. 
    4) Социальная работа по категоризации  - «Тщательно спланированные действия позволили нам задержать подозреваемых с поличным, - рассказал оперуполномоченный УУР МВД Карелии Александр Филатов. - У нас есть все основания предполагать, что эти молодые люди имеют отношение и к другим преступлениям. Кроме них в преступной группе было еще несколько человек. Через неделю после того как эти двое попались на квартирной краже, два их товарища были задержаны за кражу сотовых телефонов. Еще двое из этой группы уже несколько месяцев находятся под следствием, тоже за кражи из квартир. Общим для всех них является одно - пристрастие к наркотикам, из-за которого они готовы пойти на преступление», «Карелия», 2005.
    5) Селективная типизация – «В 2005 году на территории Карелии выявлено 461 преступление, связанное с незаконным оборотом наркотиков. 80 процентов составляют тяжкие и особо тяжкие», «Карелия», 2006. 
    Мобилизационные стратеги проявили себя в прямой мобилизации – «По этим же телефонам можно рассказать о факте распространения наркотиков, предотвратив тем самым трагедии для тех, кто зависит от психоактивных веществ»,  «Карелия», 2009.
    Стратегии персонификации зла сопровождались следующими высказываниями: 
    «Пристрастие к наркотикам и соблазн легкой добычи вновь толкнули его на преступный путь», «Карелия», 2005. 
    «Общим для всех них является одно - пристрастие к наркотикам, из-за которого они готовы пойти на преступление», «Карелия», 2005. 
    «Становятся пациентами диспансера наркозависимые, которые в свое время были сняты с учета, что подтверждает расхожее утверждение: героин умеет ждать», «Карелия», 2006.  – данное высказывание констатирует то, что наркозависимость неизлечима. 
    Стратегия легитимации определения ситуации может быть представлена апелляцией к мнениям экспертов посредством указанной нами цитатой в четвертом пункте стратегий по конструированию повышенной опасности наркомании. 
    Итак, дискурсивная стратегия конструирования повышенной опасности наркомании преобладает в прессе Республики Карелия. 
    Несколько схожа с разбором дискурсивных стратегий выступает наша категория анализа «технология конструирования проблемы», которая была обособлена от основного перечная категорий, которые составляли дискурсы. Так категория «технология конструирования проблемы» включает в себя те способы воздействия, которые используют СМИ в своей работе. Данная категория составляет значительный процент (8,4%), так как редко можно было встретить сюжеты, где не был бы использован ни один из предложенных нами приемов (Приложение 3, табл. 3.3.). Так в рамках данной категории наиболее весомыми единицами анализа выступили (Приложение 3, рис. 3.11.): статистические данные (54,3%); жертвы из «благополучных» слоев населения (13,3%) – («я человек почти с высшим экономическим образованием», «Карельская Губерния», 2006; «Министерские дети любят наркотики», «Карельская Губерния», 2008); конструирование отличного в рамках знакомого (11,4%) – («А информация последней недели вскрыла наркотическую язву даже в семьях высокопоставленных карельских чиновников», «Карельская Губерния», 2008; «Продажа легальных наркотиков в Петрозаводске набирает обороты; Раньше курительную смесь, которую уже окрестили "спайсом", в Петрозаводске можно было купить в coffee-shop "Амстердам"», «Карельская Губерния», 2009); почти каждое десятое упоминание содержало персонализацию проблемы (10,5%) – («Городской суд Петрозаводска за решетку на пять с половиной лет Людвига Карапетова, сына министра труда и занятости Карелии Гиви Карапетова», «Карельская Губерния», 2008»); в 6,7% случаях конструировались ужасающие последствия проблемы – («сложившуюся в мире ситуацию с наркотиками наркоэпидемией и охарактеризовал ее как угрозу национальной безопасности страны», «Карелия», 2005). 
    Здесь мы видим, что пресса более склонна убеждать аудиторию цифрами, масштабами проблемы, тем более цифрами можно удобно оперировать в зависимости от ситуации, хоть и технология конструирования ужасающих последствий оказалось на последнем месте, ее скорее всего можно объединить с использованием статистических данных, так как именно цифровая информация зачастую информировала об угрожающих нации прогнозах, далее идет способ распространения проблемы на «благополучные» слои общества, что приближает читателя к ней и может вызвать интерес и тревогу, меньше прессой используются  технология, требующая некоторого ораторского мастерства и некоторой эрудиции в знаниях о проблеме и  представлении материала -  проведение связи новой проблемы с уже знакомыми читателю, и реже обращается к конкретным случаям проблемы. 
    Последняя категория анализа «тематика сюжета» являлась обобщающей, чтобы можно было проанализировать общую направленность содержания информационных сообщений. Эта категория составила 16,4% (Приложение 3, табл. 3. 3.). 26,2% упоминаний в сюжетах касались представления какой-либо статистики, цифр и фактического материала (Приложение 3, рис. 3. 12.). В 23,5% случаях поводом для сюжетов являлась задержка наркопотребителей, распространителей или производителей наркотических средств, 22% повествуют нам о задержке или изъятии партий наркотиков, еще 15,6% упоминаний касалось необходимости профилактики, 6,3% информации – о правительственных решениях, и такой же процент составляют сюжеты, где просто ведется повествование о проблеме. 
    Таким образом, представленные сюжеты чаще всего носят фактический характер о самой проблеме, о случившихся событиях, касающихся ее. Такой посыл несет лишь информационный развлекательный характер, и не рассчитан на борьбу с проблемой, предоставление информации для аудитории, стимулирующей ее на действия, а не лишь на простое получение, осмысление и воспроизведение информации при обсуждении проблемы, информации, не вызывающей «усталость сострадать» к проблемам наркозависимых и их окружению. Для решения же проблемы необходима информация, стимулирующая адекватное восприятие проблемы, ее носителей и инициирующая общественную активность, направленную на ее решение. Посредством конструирования проблемы посредством обнаруженных нами технологий и содержания СМИ выполняют лишь свои функции во благо своей деятельности, работая на себя, обеспечивают свою востребованность: отбирают те сюжеты и материалы, которые интересны на их взгляд, но при всём этом не учитывают непреднамеренные эффекты воздействия на аудиторию, что может сказаться в дальнейшем и на их популярности и на решении этой проблемы обществом. 
    Если говорить далее о самой прессе, то необходимо отметить, что сами представители карельских газет не принимают активного участия в выдвижении утверждений-требований в своих сюжетах, так мы практически не встретили индивидуальных высказываний авторов статей в отношении проблемы наркомании. Пресса напротив активно воспроизводит-представляет мнения других клеймс-мейкеров, которые перечислены нами в списке дискурсов, тем самым оставляя за собой возможность, конструировать проблему лишь в зависимости от учредителей (так, например, газета «Карелия», учредителями которой является Правительство и Законодательное Собрание РК, будет скорее представлять и поддерживать мнение их депутатов) и поддержки тех или иных политических сил, посредством своей пропускной способности, и предпочтения сюжетов определенной направленности, но не выражения своего взгляда. Таким образом, карельская пресса выступает определенным проводником утверждений-требований других акторов, и является публичной ареной для развертывания их дискуссии, но ее представители (однако в этом случае мы ведем речь о СМК – учреждениях и организациях, транслирующих информацию, а не о СМИ, которые ее передают) акторами выступают чаще лишь в силу своих особенностей функционирования. 
    Помимо выше описанного для анализа конструирования прессой РК нам необходимо оценить наличие и степень искажения прессой официальных статистических данных о обстановке с наркозаболеваемостью и наркопреступностью как по России в целом, так и по Республике Карелия, для этого сравним представленные в прессе высказывания с данными, представленными в Российском статистическом ежегоднике  и другими данными, представленными Федеральной службой государственной статистики : например, в газете «Карелия» в 2005 году можно встретить следующее высказывание «За четыре года уровень регистрируемой заболеваемости в России удвоился»,  однако данные, содержащиеся в Российском статистическом ежегоднике, не могут подтвердить это утверждение, если проследить количество заболевших наркотической зависимостью с 2002 по 2005 год, то мы увидим, что данный показатель даже снизился «см. табл. 3.4.». 
     
    Табл. 3. 4. Заболеваемость наркоманией по России за 2002-2005 гг. (тыс. человек)
     
    2002 2003 2004 2005
    29,5 25,2 23,2 26,4
     
     
    В 2009 году снова в газете «Карелия» мы встречаем следующее утверждение «В России больше полумиллиона наркозависимых, а по оценкам экспертов, число людей, страдающих этим недугом, значительно выше - около 2,5 миллиона человек.    С 1990 года количество наркозависимых выросло в 10 раз», однако и с ним мы согласиться не можем, сравнив с данными Федеральной службы государственной статистики. В 2009 году показатель заболеваемости и распространенности по России (количество тех, кто уже состоит на учебе в лечебных учреждениях с диагнозом наркомания) совместно составляют 379,5  тысяч человек, что в итоге не составляет полмиллиона наркозависимых на 2009 год официально зарегистрированных. Не представляется возможным согласиться и со второй частью высказывания о том, что за период с 1990 года по 2009 количество наркозависимых возросло в 10 раз, в данном случае показатель округлен, так как количество состоящих на учете наркозависимых в этот период возросло примерно в 8,2 раза, так как в 1990 года показатели заболеваемости и распространенности составляют вместе 46,1   тыс. человек, а в 2009 году 379,5 тысяч человек. Отсюда следует, что пресса склонна завышать данные о заболеваемости и распространенности наркомании в своих сюжетах. 
    Если говорить о статистике, касающейся наркопреступности, то здесь следует отметить также расхождения между высказываниями в прессе и официальными статистическими данными: в 2005 году в газете «Карелия» следующее утверждение «В 2005 году на территории Карелии выявлено 461 преступление, связанное с незаконным оборотом наркотиков», в официальных же данных их количество составляет 658 ; в 2006 году в «Молодежной газете Карелии» утверждается, что «По информации наркоконтроля, на территории республики в текущем году зарегистрированы более 300 преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков», на сайте Федеральной службы государственной статистики говорится о 833 преступлениях «см. табл.3.5.». Итак, следует отметить, что в карельской прессе уровень наркопреступности занижается. 
     
     
     
     
     
    Табл. 3. 5. Зарегистрированные в Республике Карелия преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков  в период 2005-2007 гг.
     
    2005 2006 2007 2008 2009
    658 833 893 1007 1097
     
    Таким образом, можно видеть, что представленные статистические данные в прессе не всегда соответствуют действительности, данные о заболеваемости наркоманией завышаются, возможно, с целью оказания большего эффекта на аудиторию, поддерживая стратегию конструирования повышенной опасности наркомании посредством представления ее серьезных масштабов и оперированием миллионными показателями. Показатели же наркопреступности наоборот занижаются, вполне возможно, вследствие доминирования криминального дискурса, который так ярко представлен в материалах прессы, и стремлением акторов данного дискурса показать эффективность своей работы в борьбе с незаконным оборотом наркотиков, продемонстрировать результаты своей успешной деятельности. В данном случае мы снова не можем говорить о самостоятельном выдвижении данных утверждений представителями прессы, так как в представлении статистической информации обычно участвуют мнения экспертов, принадлежащих к тому или иному дискурсу. 
    Итак, результаты эмпирического исследования в большем объеме подтвердили поставленные нами гипотезы: так подтвердились гипотезы о том, что криминальный дискурс конструирования проблемы наркомании  преобладает в материалах карельской прессы, приоритет криминального дискурса демонстрирует распределение ролей и власти между социальными институтами в пользу правоохранительной системы, однако вторая часть третьей гипотезы о том, что способы решения проблемы силовых структур ограничиваются лишь карательными и принудительными мерами оказалась не верна, в силу того, что нами было выявлено наличие освещения широкой сети мер борьбы с проблемой наркомании предлагаемой и осуществляемой правоохранительными органами РК. Медицинский дискурс является также достаточно распространенным в проблематизации ситуации вокруг наркомании, что подтверждает нашу гипотезу, однако данный дискурс занимает более слабые позиции в отличие от криминального, в силу того, что не располагает таким властными полномочиями и не прибегает к мерам выявления проблемы, а работает с ней в основном по устранению негативных последствий. Если говорить  о гипотезе номер два, которая гласит о том, что пресса активно конструирует деструктивный образ проблемы наркомании, то это подтвердилось в рамках исследования посредством выделения дискурсивных стратегий, которые наиболее часто используются прессой, так карельская пресса склонна к конструированию повышенной опасности наркомании, представлению завышенных статистических данных о ситуации, в некоторых случаях используется стратегии персонификации зла, которая представляет наркозависимых в качестве неизлечимых и порочных граждан, готовых пойти на все ради получения очередной дозы наркотического вещества, несущих угрозу обществу, такие настроения в материалах прессы способны вызвать панику вокруг ситуации с наркоманией, стигматизированные представления о носителях проблемы и их окружении, способствовать формированию интолерантных установок по отношению к наркопотребителям и мобилизации общественности к осуществлению карательных мер в отношении наркозависимых. 
     
     
    ЗАКЛЮЧЕНИЕ
    Для достижения целей и задачей дипломного исследования нам необходимо было обозначить специфику конструкционистского подхода к изучению социальных проблем, к которым относится  и интересующая нас проблема наркомании. Так нами было установлено, что в рамках данного подхода социальные проблемы принято рассматривать в качестве деятельности индивидов или групп по выражению недовольства и выдвижению утверждений-требований относительно некоторых предполагаемых условий. В ситуации с явлением наркомании прием некоторой частью общества наркотических средств с целью изменения своего состояния и приводящий к негативным последствиям, как для организма употребляющего их, так и проявляющийся в деструктивном поведении по отношению к окружающему обществу, все это будет представляться нежелательным условием для определенных групп людей или отдельных индивидов. Они будут выдвигать на определенных публичных аренах (источниках утверждений-требований) утверждения-требования за прекращение существования данных условий. Такие группы людей принято называть в рамках конструкционистского подхода клеймс-мейкерами, то есть создателями утверждений-требований. Публичными аренами могут являться разные социальные институты, в нашем исследовании в качестве такой арены выступают СМИ, в рамках деятельности которых осуществляется выдвижение утверждений-требований, посредством проблематизирующих сообщений.  
    Мы рассмотрели конструкционистский подход с различных точек зрения, в качестве исследовательского подхода и технологии конструирования проблемы. Далее для того, чтобы опираться в своем исследовании на уже существующие факты, нам было нужно рассмотреть наиболее типичные подходы к конструированию проблемы наркомании. Здесь на помощь нам пришла работа П. Мейлахса ,  в которой он описывает явление наркомании как социальный конструкт и выделяет две идеально-типические конструкции-модели (дискурсы) потребления наркотиков в современном обществе. Критерии сравнения этих двух дискурсов (криминального и медицинского) были заложены нами в перечень единиц контент - анализа, а категории анализа было дополнены еще некоторыми дискурсами, выделяемыми в анализе результатов исследования Н. Смирновой : общественным, политическим, социально-психологическим дискурсами и дискурсом наркопотребителей. 
    Тем самым нами была решена в полной мере первая задача нашего дипломного исследования. 
    Совмещение анализа процесса конструирования СМИ социальных проблем и общероссийских закономерностей конструирования проблемы наркомании позволило реализовать вторую задачу дипломного исследования. 
    Анализ теоретических положений позволил нам выделить те показатели, которые мы включили в категории и единицы контент-анализа. 
    Для того, чтобы осуществить анализ  существующих закономерностей представления проблемы наркомании в СМИ нами был предпринят контент-анализ прессы Республики Карелия на наличие в ней указанны дискурсов (моделей) конструирования проблемы и выявление закономерностей в их использовании прессой. 
    Анализ полученных данных позволил судить о том, что карельская пресса отражает общероссийские закономерности в конструировании проблемы наркомании: преобладает криминальный и медицинский дискурс, что подтверждает основную гипотезу нашего дипломного исследования. Криминальный дискурс однако располагает большей силой воздействия  на решение проблемы посредством наличия широкого перечня мер как по профилактике, выявлению, так и по устранению проблемы, его отличительной особенностью выступает приоритет использования карательных репрессивных мер  в борьбе с проблемой. В его рамках проблема наркомании чаще представляется с точки зрения существования незаконного оборота наркотических веществ. Для карельской прессы свойственно широкое освещение этого дискурса, персонализации его акторов, освещение статистической информации о наркопреступности и занижение ее показателей по сравнению с данными официальной статистики, возможно, в силу стремления показать эффективность деятельности правоохранительной системы. Медицинский дискурс также распространен в конструировании проблемы наркомании, хотя он уступает криминальному как по частоте упоминаний, так и по качественному содержанию. Меньше по количеству говорится об агентах данной модели, меньшим набором средств борьбы с проблемой она располагает, практически исключая методы выявления проблемы, в рамках нее пресса более склонна использовать статистические данные, которые в свою очередь выполняют роль реализации технологии конструирования проблемы посредством описания ужасающих масштабов распространения наркозависимости и представления будущих катастрофических прогнозов, если не остановить рост заболеваемости наркоманией. Для данного дискурса также характерно искажение статистической информации в пользу более высоких показателей, скорее всего, для большего воздействия на читателя, стремление обратить внимание на подобные сюжеты и задуматься над проблемой. Однако пресса не осознает того, что представляя, таким образом информацию у аудитории с течением времени проявиться эффект «усталости сострадать», что вызовет апатию к решению данной проблемы или желанию избежать столкновения с очередной порцией информации о ней. 
    Другие дискурсы представлены слабо, выводы по ним представлены в анализе результатов исследования в третьей главе. Здесь же в заключении хотелось бы отметить еще общественный дискурс, который занимает третью позицию в рейтинге моделей. Хоть общественная деятельность по решению проблемы и повышает свои позиции, следует сказать о том, что все равно его позиция вызывает некоторое беспокойство, так как это отражает распределение сил в обществе и эти силы распределяются отнюдь не в направлении гражданских, общественных инициатив, что может свидетельствовать как о низком уровне развития гражданского общества в России в целом, так и о том, что российская общественность более склонна к восприятию и осмыслению информации, но не к преобразованию знаний в активные действия, направленные на решение проблемы. Такое положение дел можно объяснить проявлением «наркотизирующей дисфункции СМИ» в представлении информации по проблеме наркомании, об этом свидетельствует то, что большинство знает о проблеме достаточно, но вся активность заканчивается лишь на приеме информации, ее обработке. Это происходит силу перегруженности каналов информации подобными сообщениями и преобладанием криминального  и медицинского дискурса, что дает посыл общественности о том, что и без ее активного участия ведется деятельность по устранению проблемы посредством силовых органов. 
    Таким образом, можно видеть, что читателю в основном предоставляется фактологический материал, рассказывается лишь о наличии данной проблемы в обществе, о возрастающих ее масштабах и успешном сдерживании этого роста благодаря действиям силовых структур, при всём этом отсутствует какой-либо критический или аналитический взгляд на проблему наркомании. Следуя данному направлению, пресса способна лишь вызывать резко отрицательную оценку и эмоции страха относительно данного явления, приводя общественное мнение к определенной драматизации этой проблемы. Транслируя данное мнение населению СМИ, не оставляют выбора обществу в пользу толерантного, соучастного отношения к проблеме наркозависимости и тем людям, кто оказался близок к данной проблеме. У потребителя информации может сформироваться мнение о том, что со всеми нарушающими мораль и законы членами общества в рамках наркопотребления нужно обращаться посредством карательных мер, которые включают законодательные и силовые средства. Такая ситуация не оставляет возможности для формирования установки на осознание необходимости и важности профилактики этого негативного явления. Общество должно понимать, что предупреждение проблемы эффективнее и выгоднее для социальной системы, чем устранение ее последствий. Тем самым СМИ несут определенную долю ответственности за восприятие проблемы наркомании общественностью и ее активность в отношении ее решения. 
    В качестве некоторых рекомендации можно посоветовать: прессе необходимо дозировать информацию о проблеме наркомании, предоставлять достоверные статистические данные о ситуации во избежание паники вокруг этой проблемы, осваивать использование различных дискурсов проблематизации явления наркомании. Все это может оживить аудиторию от эффекта «усталости сострадать» и «наркотизирующей дисфункции СМИ» и будет способствовать возрастанию активности со стороны самой общественности по решению и конструированию данной проблемы, а также представители прессы станут более самостоятельным источником выдвижения утверждений-требований в силу пересмотра своих стратегий и активности по освоению новых. 
    Перспективы дальнейшего изучения проблемы могут представляться следующими: для наиболее полной картины действий СМИ в отношении конструирования проблемы наркомании необходимо изучение аудитории по выявлению того, совпадает ли ее мнение с воспринятой от СМИ информацией, воспроизводит ли она те же дискурсы. Также существует возможность исследования в среде представителей СМИ, их мнения по данной проблеме. 
     
     
    СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
    Официальные документы: 
    1) О средствах массовой информации»: федер. закон от 27 декабря 1991 г. № 2124-1: ред. от 9.02.2009 // Консультант Плюс: комп. справ. правовая система [Электронный ресурс] / Компания "Консультант Плюс". - Электрон.дан. - [М.]. – Режим доступа: http://www.consultan t.ru/online/base/?req=doc;base=LAW;n=90293, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. рус. – (Дата обращения: 27.04.2010).
    Исторические источники: 
    2) Дюркгейм Э. Самоубийство: социологический этюд/ Э. Дюркгейм// пер.с фр. А.Н.Ильинского; под ред. В.А.Базарова. - Москва: Мысль, 1994. - 400с.
    3) Российский статистический ежегодник – 2008 [Электронный ресурс]/ Федеральная служба государственной статистики. – Электрон. дан. - М., 1999.  – Режим доступа: http://www.gks .ru/bgd/regl/b08_13/Main.htm, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. рус. – (Дата обращения: 28. 04. 2011). 
    4) Российский статистический ежегодник – 2010 [Электронный ресурс]/ Федеральная служба государственной статистики. – Электрон. дан. - М., 1999. – Режим доступа: http://www.gk s.ru/bgd/regl/b10_13/Main.htm, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. рус. – (Дата обращения: 28. 04. 2011). 
    5) Число преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков [Электронный ресурс]// Центральная база статистических данных// Федеральная служба государственной статистики. – Электрон. дан. – М., 2011. – Режим доступа: http://www.gks .ru/dbscripts/Cbsd/DBInet.cgi?pl=2318012, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. рус. – (Дата обращения: 15. 04. 2011). 
    Научная литература: 
    6) Альберт Э. СПИД и пресса: создание и трансформация социальной проблемы/   Э. Альберт // Средства массовой коммуникации и социальные проблемы: хрестоматия/ cост. Ясавеев И. Г.  -  Казань: Изд-во Казанск. ун-та, 2000. - С. 115-138. 
    7) Бест Дж. Конструкционистский подход к исследованию социальных проблем/  Дж. Бест// Контексты современности - II: хрестоматия/ сост. и общ. ред. С.А. Ерофеева. -  Казань, 2001. - С. 164-175.
    8) Бест Дж. Социальные проблемы/ Дж. Бест// Социальные проблемы: конструкционистское прочтение: хрестоматия/ cост. И. Г. Ясавеев. - Казань: Изд-во Казанск. ун-та, 2007. - С. 26-54.
    9) Блумер Г. Социальные проблемы как коллективное поведение / Г. Блумер// Контексты современности – II: хрестоматия / сост. и ред. С. А. Ерофеев. – 2-е изд., перераб. и доп. – Казань: Изд-во Казанск. ун-та, 2001. – С.150–159.
    10) Богданова Е.А. Конструирование проблемы защиты прав потребителей/    Е. А. Богданова // Рубеж. - 2003. - №18. – С. 25 – 36. 
    11) Еремичева Г. Недоверие как социальная проблема современной России/ Г. Еремичева, Ю. Симпура // Журнал социологии и социальной антропологии. - 1999. - №4. - С. 145-159.
    12) Ибарра П.  Дискурс выдвижения утверждений - требований и просторечные ресурсы/ П. Ибарра, Дж. Китсьюз // Социальные проблемы: конструкционистское прочтение: хрестоматия/  сост. И. Г. Ясавеев. - Казань: Изд-во Казанск. ун-та, 2007. - С.55-114.
    13) Ильин В. И. Социальное неравенство/ В. И. Ильин. - М.: Изд-во «Институт социологии РАН», 2000. -  280 с.
    14) Касьянов В. В. Социология массовой коммуникации: учебное пособие/ В. В. Касьянов. – Ростов н/Д: Феникс, 2009. – 427с. 
    15) Кинник К. Усталость сострадать: коммуникация и чувство опустошенности в отношении социальных проблем / К. Кинник, Д. Кругмен, Г. Камерон// Средства массовой коммуникации и социальные проблемы / под. ред. Д. Кругмана. - Казань, 2000. - 317 с.
    16) Комлев Ю. Ю. Средства массовой информации в коммуникативной деятельности органов внутренних дел: проблемы теории и практики/ Ю. Ю. Комлев, Л. Г. Толчинский, В.Н.Демидов. - М.: ВНИИ МВД России, 2001. - 294 с.
    17) Костерина И. Криминал, скандалы, реклама и проповеди: наркомания и наркотики в презентациях СМИ/ И. Костерина// Тринадцатый шаг: социология наркотизации / под ред.   Е. Омельченко. - Ульяновск: Изд-во УлГУ, 2002. – С. 35-42. 
    18) Лазарсфельд П. Ф., Мертон Р.К. Наркотизирующая дисфункция средств массовой коммуникации // Средства массовой коммуникации и социальные проблемы: хрестоматия/ сост. И. Г. Ясавеев. - Казань: Изд-во Казан, ун-та, 2000. - С. 185-186. 
    19) Мейлахс П. А. Дискурс прессы и пресс дискурса: конструирование проблемы наркотиков в петербургских СМИ/ П. А. Мейлахс// Журнал социологии и социальной антропологии. - 2004. - Т. VII. - №4. - С. 135-151.
    20) Михайлов В. А. Социология общественного мнения: учебное пособие/                    В. А. Михайлов. – Тверь: Твер. Гос. Ун-т, 2005. – 384с. 
    21) Рабочая книга социолога / под. общ. ред. и с предисл. Г. В. Осипова. - Изд.3-е. - М.: Едиториал УРСС, 2003. – 480 с. 
    22) Савельева И. Если вы пишете о СПИДе...: Журналистам о СПИДе/ И. Савельева. - М.: Российский фонд «ИМЕНА»; Издательский центр «Рубикон», 1999. - 130 с.
    23) Сконфельд А. К. Конструирование социальной проблемы: пресса и инвайроментализм/ А. К. Сконфельд, Р. Ф. Мейер, Р. Дж. Гриффин// Средства массовой коммуникации и социальные проблемы: хрестоматия/ cост. И. Г. Ясавеев. - Казань, 2000. – С. 139–184. 
    24) Спектор М. Конструирование социальных проблем / М. Спектор, Дж. Китсьюз// Контексты современности – II: хрестоматия / сост. и ред. С.А.Ерофеев. – 2-е изд., перераб. и доп. – Казань: Изд-во Казанск. ун-та, 2001. – С.160–163.
    25) Федотова Л. Н. Анализ содержания ¾ социологический метод изучения средств массовой коммуникации/ Л. Н. Федотова.  -  М.: Научный мир, 2001. - 214с.
    26) Фишман М. Волны преступности как идеология / М. Фишман// Средства массовой коммуникации и социальные проблемы: хрестоматия / сост. И. Г. Ясавеев. – Казань: Изд-во Казанск. ун-та, 2000. – С.85–114.
    27) Хилгартнер. С. Рост и упадок социальных проблем: концепция публичных арен/   С. Хилгартнер, Ч. Л. Боск// Средства массовой коммуникации и социальные проблемы: хрестоматия / сост. И. Г. Ясавеев. – Казань: Изд-во Казанск. ун-та, 2000. – С.18–53.
    28) Шнайдер Г. Преступность и средства массовой информации/ Г. Шнайдер// Советское государство и. право. - 1990. - №7. - С. 118-122. 
    29) Ядов В. А. Стратегия социологического исследования. Описание, объяснение, понимание социальной реальности/ В. А. Ядов.  – 7-е изд. – М.: «Добросвет», 2003. – 596 с. 
    30) Ясавеев И. Г. Конструирование социальных проблем средствами массовой коммуникации/ И. Г. Ясавеев. – Казань: Изд-во Казанск. ун-та, 2004. – 200с.
    31) Ясавеев И. Г. Конструирование социальных проблем средствами массовой коммуникации: дис…д-ра социолог. наук: 22.00.04 - Социальная структура, социальные институты и процессы/ И. Г. Ясавеев; Казанский (Приволжский) федеральный университет. – Казань., 2006. – 316 с. 
    Иностранная литература: 
    32) Beckett K. The media and the construction of drug crisis in America/ K. Beckett,           T. Sasson//  The new war on drugs: symbolic politics and criminal. – 265p. 
    33) Best J. But seriously folks: the limitations of the strict constructionist interpretation of social problems/ J. Best. - Constructionist controversies: issues in social problems theory ed. by G.Miller, J.A.Holstein. - Hawthorne, N.Y.: Aldine de Gruyter, 1993. - P.109-127.
    34) Jenkins P. Intimate enemies: moral panics in contemporary Great Britain/ P. Jenkins. - Hawthorne, N.Y., 1992.
    35) Loseke D. R. Thinking about social problems: an introduction to constructionist perspectives / D. R. Loseke. – 2nd ed. – Hawthorne, N.Y.: Aldine de Gruyter, 2003. – XII, 224 p.
    36) Schneider J. Introduction// Studies in the Sociology of Social Problems / Ed. By              J. Schneider, J. Kitsuse. - New Jersey: Norwood, 1984.
    37) Sheley J.F. Crime, crime news and crime views/ J. F. Sheley, C. D. Ashkins // Public opinion quarterly. - 1981. - Vol.45. - P.492-506.
    38) Smith S.J. Crime in the news Susan Smith British journal of criminology/ S. J. Smith. - 1984. - Vol.24, N 3. - P.289-295.
    39) Williams P. Fear of crime: read all about it? The relationship between newspaper crime reporting and fear of crime/ P. Williams, J. Dickinson// British journal of criminology.- 1993. - Vol.33, N 1. - P.33-56.
    40) Wisehart M.K. Newspapers and criminal justice/ M. K. Wisehart Pund, R. Frankfurter (eds) Criminal justice in Cleveland (1922). - Reprint: Patterson Smith, Montclair,N.J., 1968. - P.515-555.
    Электронные ресурсы: 
    41) Блюдина У. «Молодежные культуры», масс медиа и феномен «моральных паник»/ У. Блюдина// Научно-исследовательский Центр «Регион» [Электронный ресурс]/ Научно-исследовательский Центр «Регион». - Электрон. ст. – Ульяновск, 2011. – Режим доступа: http://www.regioncentre .ru/resources/books/drug/drug4/, свободный. – Загл. с экрана.  – Яз. рус. – (Дата обращения: 13. 04. 2011). 
    42) Григорьев С. И. Основы современной социологии. Контент-анализ/                         С. И. Григорьев, Ю. Е. Растов // Библиотека «Полка букиниста» [Электронный ресурс] /  PolBu.Ru. – Электрон. кн. – [Россия], cop. 2006. – Режим доступа: http://polbu.ru/grigoriev_sociology/ch23_i.html, свободный. – Загл. с экрана.  – Яз. рус. – Аналог печат. изд. (Григорьев С. И, Растов Ю. Е. Основы современной социологии: учебное пособие. – М.: Педагогическое общество России, 2002. – 256 с.). -  (Дата обращения: 27.04.2010).  
    43) Коен С.  «Народные бесы и моральные паники: возникновение Модов и Рокеров»/ С. Коэн//  Научно-исследовательский Центр «Регион» [Электронный ресурс]/ Научно-исследовательский Центр «Регион». – Электрон. ст. - Ульяновск, 2011. – Режим доступа: http://www.regioncentre .ru/resources/books/subcult/subcult14/text5/, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. рус. – (Дата обращения: 13. 04. 2011)
    44) Кристи Н. Борьба с преступностью как индустрия. Вперед к Гулагу западного образца/ Н. Кристи// Центр содействия реформе уголовного правосудия «Тюрьма и Воля» [Электронный ресурс]/ РОО «Центр содействия реформе уголовного правосудия». – Электрон. ст. – [Россия], cop. 2010. – Режим доступа: http://www.prison.org/lib/christy1.htm, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. рус. – (Дата обращения: 26. 04. 2011).
    45) Мейлахс П. А. Моральная паника вокруг наркотиков в России: почему она закончилась?/ П. А. Мейлахс// Федеральный образовательный портал «Экономика. Социология. Менеджмент» [Электронный ресурс]/ ЭСМ. – Электрон. ст. – Москва, 2005. – Режим доступа: http://ecsocman.edu.ru/text/18915332/, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. рус. – (Дата обращения: 03.04. 2011). 
    46) Мейлахс П. А. Публичное пространство в дискурсе российского неоморализма/     П. А. Мейлахс// Федеральный образовательный портал «Экономика. Социология. Менеджмент» [Электронный ресурс]/ ЭСМ. – Электрон. ст. – Москва, 2005. –Режим доступа: http://ecsocman .edu .ru/text/18915339/, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. рус. – (Дата обращения: 3.04.2011).
    47) Мейлахс П. А. Человек наркозависимый: свободный преступник или больной раб? Анатомия криминального и медицинского дискурсов наркомании/ П. А. Мейлахс//  Федеральный образовательный портал «Экономика. Социология. Менеджмент» [Электронный ресурс]/ ЭСМ. – Электрон. ст. – Москва, 2005. – Режим доступа: http://ecsocman .edu .ru/text/19211695/, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. рус. – (Дата обращения: 1. 12. 2010).
    48) Смирнова Н. Паника или Знание? Конструирование проблемы роста потребления наркотиков среди подростков и молодежи в местной прессе/ Н. Смирнова//  Научно-исследовательский Центр «Регион» [Электронный ресурс]/ Научно-исследовательский Центр «Регион». - Электрон. ст. - Ульяновск, 2011. – Режим доступа: http://www.regioncentre .ru/resources/books/geroin/geroin11/, свободный. – Яз. рус. - (Дата обращения: 13. 04. 2011).
    Приложения.
    Все рисунки, таблицы и приложения есть в архиве с данной работой, которы можно скачать с нашего сайта.
     
     

    дипломная работа по дисциплине Социальная работа на тему: Выявление основных закономерностей конструирования социальной проблемы наркомании СМИ; понятие и виды, классификация и структура, 2014-2015, 2016 год.



    Похожие учебники и литература:    Готовые списки литературы по ГОСТ

    Социальное проектирование
    Социология. Курс лекций
    Социология. Курс лекций.
    Технологии социальной работы. Пособие
    Патронатное воспитание
    Социальная педагогика
    Технологии социальной работы с семьей и детьми
    Глоссарий социальной работы
    Глоссарий социальной работы 2
    Глоссарий социальной работы 3
    Право социального обеспечения учебник
    Право социального обеспечения учебник. Часть 2
    Медико-социальная работа. Учебник
    ПСО - лекции



    Скачать работу: Выявление основных закономерностей конструирования социальной проблемы наркомании СМИ

    Перейти в список рефератов, курсовых, контрольных и дипломов по
             дисциплине Социальная работа