⭐⭐⭐ Единый реферат-центр

Главная » Рефераты » Текст работы «Способы защиты прав и интересов участников корпорации»


Способы защиты прав и интересов участников корпорации

Сущность и особенности защиты прав и интересов участников корпорации. Способы защиты прав и интересов участников корпорации. Иски о признании права, о признании сделки недействительной, об исполнении обязанности в натуре и т.д.

Дисциплина: Государство и право
Вид работы: реферат
Язык: русский
ВУЗ: --
Дата добавления: 12.08.2017
Размер файла: 60 Kb
Просмотров: 156
Загрузок: 0

Все приложения, графические материалы, формулы, таблицы и рисунки работы на тему: Способы защиты прав и интересов участников корпорации (предмет: Государство и право) находятся в архиве, который можно скачать с нашего сайта.
Приступая к прочтению данного произведения (перемещая полосу прокрутки браузера вниз), Вы соглашаетесь с условиями открытой лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная (CC BY 4.0)
.

Текст работыСкачать файл







Хочу скачать данную работу! Нажмите на слово скачать
Чтобы скачать работу бесплатно нужно вступить в нашу группу ВКонтакте. Просто кликните по кнопке ниже. Кстати, в нашей группе мы бесплатно помогаем с написанием учебных работ.

Через несколько секунд после проверки подписки появится ссылка на продолжение загрузки работы.
Сколько стоит заказать работу? Бесплатная оценка
Повысить оригинальность данной работы. Обход Антиплагиата.
Сделать работу самостоятельно с помощью "РЕФ-Мастера" ©
Узнать подробней о Реф-Мастере
РЕФ-Мастер - уникальная программа для самостоятельного написания рефератов, курсовых, контрольных и дипломных работ. При помощи РЕФ-Мастера можно легко и быстро сделать оригинальный реферат, контрольную или курсовую на базе готовой работы - Способы защиты прав и интересов участников корпорации.
Основные инструменты, используемые профессиональными рефератными агентствами, теперь в распоряжении пользователей реф.рф абсолютно бесплатно!
Как правильно написать введение?
Подробней о нашей инструкции по введению
Секреты идеального введения курсовой работы (а также реферата и диплома) от профессиональных авторов крупнейших рефератных агентств России. Узнайте, как правильно сформулировать актуальность темы работы, определить цели и задачи, указать предмет, объект и методы исследования, а также теоретическую, нормативно-правовую и практическую базу Вашей работы.
Как правильно написать заключение?
Подробней о нашей инструкции по заключению
Секреты идеального заключения дипломной и курсовой работы от профессиональных авторов крупнейших рефератных агентств России. Узнайте, как правильно сформулировать выводы о проделанной работы и составить рекомендации по совершенствованию изучаемого вопроса.
Всё об оформлении списка литературы по ГОСТу Как оформить список литературы по ГОСТу?
Рекомендуем
Учебники по дисциплине: Государство и право


Краткое описание документа: Способы защиты прав и интересов участников корпорации реферат по дисциплине Государство и право. Понятие, сущность и виды, 2017.

Как скачать? | + Увеличить шрифт | - Уменьшить шрифт





реферат по дисциплине Государство и право на тему: Способы защиты прав и интересов участников корпорации; понятие и виды, классификация и структура, 2015-2016, 2017 год.

Реферат на тему: Особенности защиты прав и интересов участников корпорации, 2017.

При возникновении конфликтных ситуаций, связанных с нарушением или возникновением угрозы нарушения прав участника корпоративного юридического лица, он может воспользоваться широким арсеналом разнообразных способов защиты, предусмотренных, в частности, ст. 12 ГК. Их применение обусловлено содержанием и структурой конфликта, а также характером спорных правоотношений.
Теория не выработала критериев, которые исчерпывающим образом ограничивали бы смысловое значение такого понятия, как корпоративные правоотношения. Когда оно употребляется в узком значении, под ним подразумевают правоотношения, складывающиеся внутри корпорации. В широком значении данное понятие охватывает также правоотношения, в которых принимают участие, с одной стороны, сама корпорация (юридическое лицо) или лица, входящие в ее структуру, а с другой стороны — иные субъекты, взаимодействие с которыми является предпосылкой нормальной реализации индивидуальных или коллективных прав и интересов участников корпорации, а также самого существования и деятельности корпоративного юридического лица.
В первом случае речь идет о правоотношениях, имеющих гражданско-правовую природу, (а также о комплексных, сложных правовых связях, которые могут включать в себя элементы трудовых правоотношений). Соответственно, в целях защиты прав и интересов участников корпорации применению подлежат универсальные гражданско-правовые способы (иски о признании права, о признании сделки недействительной, об исполнении обязанности в натуре и т.д.), а также специальные гражданско-правовые способы защиты, учитывающие особенности корпоративных конфликтов (иски о признании недействительным решения собрания, о признании реорганизации корпорации несостоявшейся и т.п.).
Во втором случае правоотношения, тесно связанные с корпоративными и имеющие в основе своей частноправовую природу, могут быть осложнены публично-правовыми элементами, обусловленными осуществлением государственного регулирования и контроля в экономической и иных сферах жизнедеятельности общества. Неправомерное осуществление такого рода функций государственными органами или иными субъектами, наделенными властными полномочиями, предопределяет возможность и необходимость использования особых способов защиты, которые носят публично-правовой характер. Ст. 12 ГК, в частности, относит к ним признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления, а также неприменение судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону.
Если корпоративные правоотношения развиваются ненадлежащим (неправомерным) образом, это создает предпосылки для возникновения конфликта, т.е. осознанного противостояния, — нередко дополняемого активным или пассивным взаимным противодействием,— различных субъектов, объединяемых корпоративными правоотношениями, и отношениями, тесно с ними связанными. Преодоление подобного рода конфликтной ситуации может быть достигнуто при помощи различных юридических средств.
Вообще, право на защиту можно рассматривать как элемент любого субъективного гражданского права, т.е. как одно из правомочий его обладателя. Он может воспользоваться законными способами защиты, которые представляют собой правоохранительные меры, направленные на устранение нарушения права. Те из них, которые применяются в юрисдикционных формах (в судебном или административном порядке), непосредственно обеспечены государственным принуждением, в том числе, путем прямого воздействия на нарушителя.
Лишь один способ защиты из открытого перечня, приведенного в ст. 12 ГК, не предполагает реализации в юрисдикционной форме: это самозащита, позволяющая правообладателю самостоятельно пресечь нарушение его права. После принятия Федерального закона «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника» от 27 июля 2010 г. № 193-ФЗ к числу нсюрисдикционных способов защиты гражданского права стали также относить использование процедуры медиации, проводимой без передачи спора на разрешение суда или третейского суда, и заключение по результатам ее проведения медиативного соглашения.
При использовании указанных выше способов защиты воздействие государства на конфликтную ситуацию носит опосредованный характер. Например, в случае оспаривания в суде действий правообладателя, предпринятых им в рамках самозащиты, суд может признать его поведение правомерным, тем самым оказав данному лицу косвенное содействие в защите его права. При заключении медиативного соглашения государство также может быть задействовано в преодолении первоначального конфликта косвенным образом: если соглашение не исполняется или исполняется обязанной стороной не в полной мере, лицо, которое использовало медиативную процедуру для защиты и восстановления своего права, может инициировать судебное разбирательство с целью понудить другую сторону к исполнению обязательств, предусмотренных соглашением.
Возможность использования мер самозащиты в ходе корпоративного конфликта сомнений не вызывает. При этом не следует переоценивать значимость медиации для урегулирования корпоративных конфликтов на досудебной стадии, т.е. когда само их применение имеет целью избежать судебного вмешательства.
Одним из принципов медиации является конфиденциальность. Поэтому такая форма посредничества не может применяться к спорам, которые «затрагивают или могут затронуть права и законные интересы третьих лиц, не участвующих в процедуре медиации» (ч. 5 ст. 1 Федерального закона «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника»). Это ограничивает ее использование для целей преодоления корпоративных конфликтов, т.к. сама специфика существования и функционирования юридического лица, основанного на членстве, сложность, многообразие и взаимообусловленность экономических, организационных, правовых связей — между участниками и юридическим лицом, между самими участниками, между участниками юридического лица и его органами и т.д. — порождают необходимость при построении корпоративных отношений руководствоваться принципом раскрытия информации и прозрачности.
Этому принципу не будет противоречить такое применение медиации, при котором переговорные процедуры охватывают всех без исключения участников юридического лица (а также иных лиц, права и интересы которых могут быть затронуты последующим медиативным соглашением). При несоблюдении этого условия использование медиации допустимо лишь в тех сегментах корпоративных правоотношений, в которых на законном основании присутствуют определенные элементы конфиденциальности. На сегодняшний день к этой категории правовых связей можно отнести, например, взаимные обязательства лиц, заключивших корпоративный договор (ст. 67.2 ГК).
Что касается использования медиации в связи с судебным разбирательством, то в этом случае конфиденциальный характер переговоров перекрывается и поглощается особыми условиями рассмотрения такого рода дел по правилам АПК (речь о них пойдет далее), и общими требованиями к заключению мирового соглашения, которое не будет утверждено судом, если оно нарушает права и законные интересы других лиц.
Возвращаясь к юрисдикционным способам защиты, следует отметить, что в ряде случаев эффективным средством воздействия на лиц, нарушающих права и охраняемые законом интересы участников корпорации и корпоративного юридического лица в целом может стать применение административно-правовых санкций в порядке, установленном КоАП РФ. Кодекс предусматривает, в частности, такие составы административных правонарушений как воспрепятствование осуществлению прав, удостоверенных ценными бумагами, незаконные операции с эмиссионными ценными бумагами, нарушение требований законодательства о порядке подготовки и проведения общих собраний акционеров и участников хозяйственных обществ, нарушение правил ведения реестра владельцев ценных бумаг и др.
Назначение административного наказания имеет опосредованное воздействие на развитие и преодоление корпоративного конфликта. Если же его участник заинтересован в том, чтобы применить меры государственного принуждения в целях непосредственной защиты и восстановления своих прав, то наиболее надежным средством для этого служит рассмотрение и разрешение спора по существу в порядке гражданского судопроизводства и административного судопроизводства (производства по делам, возникающим из публично-правовых отношений).
Корпоративный спор впервые получило свое легальное закрепление именно в процессуальном законодательстве в связи с принятием Федерального закона от 19 июля 2009 г. № 205-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Введенные им новеллы затронули в общей сложности четырнадцать законодательных актов, включая АПК РФ.
Основная цель данного Закона, озвученная еще на стадии его разработки — это противодействие корпоративным захватам, снижение количества корпоративных конфликтов, усиление юридической защиты прав и законных интересов акционеров и инвесторов. Помимо прочих мер законодатель стремился при помощи изменения норм о подведомственности и подсудности сконцентрировать функции по разрешению корпоративных конфликтов в определенных звеньях судебной системы.
Необходимость подобного шага обуславливалась несовершенством правил о разграничении компетенции судов общей юрисдикции и арбитражных судов, что порождало предпосылки для недобросовестного манипулирования содержанием исковых требований и позволяло инициатору судебного разбирательства производить своего рода выбор между судами общей и арбитражной юрисдикции, намеренно создавая видимость обстоятельств, с которыми процессуальный закон связывает установление подведомственности и подсудности конкретных дел. В рамках одного и того же корпоративного конфликта в различных судах могло одновременно рассматриваться сразу несколько дел, и в результате применения недобросовестной тактики ведения процесса, использования так называемого административного ресурса или подключения коррупционных схем правовые выводы различных судов, относящиеся к одному и тому же спорному вопросу, могли быть прямо противоположными. А конкурирующие акты становились средством борьбы за захват бизнеса.
Эти неблагоприятные тенденции заметно проявили себя уже в 90-е годы, поэтому при принятии ныне действующего АПК законодатель ввел в него норму о специальной подведомственности арбитражным судам споров между акционером и акционерным обществом, участниками иных хозяйственных товариществ и обществ, вытекающим из деятельности хозяйственных товариществ и обществ, за исключением трудовых споров (при всём этом делалось важное уточнение, что все эти дела подлежат рассмотрению в арбитражном суде независимо оттого, являются ли участниками правоотношений, из которых возникли спор или требование, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане).
Приведенное выше описание дел, подведомственных арбитражным судам, носило слишком обобщенный характер. Поэтому для правильной интерпретации норм о подведомственности необходимо было опираться на ключевую характеристику дел, относящихся к компетенции арбитражных судов, — «дела, связанные с предпринимательской и иной экономической деятельностью» или «экономические споры».
Этот термин достался действующему АПК в наследство от предыдущих арбитражно-процессуальных кодексов 1992 г. и 1995 г. Экономический характер споров — признак весьма расплывчатый, что позволяет отнести к этой категории огромное количество спорных правоотношений, связанных и с различными формами гражданского оборота, в котором практически ежедневно участвуют все граждане, и с непосредственным участием людей в производственной деятельности (трудовые споры, некоторые авторские споры и т.д.).
В ходе дальнейшего совершенствования АПК было признано необходимым более четко сформулировать признаки дел, подведомственных арбитражным судам независимо от субъектного состава спора. Для повышения эффективности правосудия по делам, связанным с корпоративными конфликтами, законодатель ввел в Кодекс целую систему норм, имеющих отношение к различным институтам процессуального права, но единых по своей направленности. И ключевой категорией этих новелл стало новое для отечественного законодательства понятие «корпоративные споры».
В Пояснительной записке к законопроекту была сделана характерная оговорка, что само его введение и использование в АПК направлено на обеспечение юридической экономии и усовершенствование юридической техники. Т.е. и разработчики, а вслед за ними и законодатель, признавали определенную условность понятия «корпоративные споры» в том смысловом наполнении, которое было задано новеллами процессуального права в 2009 году.
Ст. 225.1 АПК, раскрывающая его значение, имеет довольно сложную многоуровневую структуру. В ее первом абзаце дается обобщенная характеристика такого рода дел: здесь ключевое значение имеет перечисление тех разновидностей юридических лиц, по поводу создания, и деятельности которых, или по поводу участия в которых возник спор; затем приводится довольно пространный перечень конкретных категорий споров, при описании которых законодатель определяет не только характер спорных правоотношений, но в рядениками корпоративных споров могут быть лица, не входящие в организационную структуру корпоративной организации. Содержащийся в ст. 225.1 АП К перечень корпоративных споров не является исчерпывающим. Принимая во внимание широкий подход законодателя к смысловому наполнению этого понятия для целей процессуально-правового регулирования, корпоративными спорами следует признать дела, связанные с заключением, исполнением, прекращением корпоративных договоров, в том числе, дела об оспаривании сделок, заключенных отдельными участниками корпоративного договора с третьими лицами и нарушающих условия корпоративного договора (п. 6 ст. 67.2 ГК).
Использование в ст. 225.1 АП К громоздких смысловых конструкций, снабженных перечислением различных признаков корпоративных споров и их обобщающими характеристиками, которые не всегда различимы и даже неоднозначны в общем контексте этой статьи, не способствует быстрому и точному восприятию ее содержания. Для правильного применения норм о подведомственности корпоративных споров недостаточно учитывать буквальное содержание понятий, которыми они оперируют. Необходимо применять их с поправкой на специфику корпоративных отношений, субъектный состав и содержание которых получили более подробную регламентацию после внесения изменений и дополнений в ГК в результате принятия Федерального закона от 5 мая 2014 г. № 99-ФЗ. Речь идет, прежде всего, о закреплении необходимого признака любой корпоративной организации: к этой категории относятся юридические лица, учредители (участники) которых обладают правом участия (членства) в них и формируют их высший орган.
Организационно-правовую форму юридических лиц, указанных в абзаце первом ст. 225.1 АПК, не следует расценивать в качестве субъектного критерия подведомственности, поскольку субъектный критерий должен отражать статус непосредственных участников спора. В корпоративном же споре далеко не всегда принимает участие само корпоративное юридическое лицо. Перечисление организационно-правовых форм юридических лиц использовано в ст. 225.1, скорее, для характеристики предметного содержания различных корпоративных споров.
Принадлежность к числу коммерческих организаций корпоративного юридического лица, по поводу создания и деятельности которого или по поводу участия в котором возник юридический конфликт, является одним из признаков корпоративных споров, подведомственных арбитражным судам. В качестве аналогичного (равноценного) критерия должна рассматриваться принадлежность юридического лица к числу некоммерческих организаций, указанных в абзаце первом ст. 225.1 АПК, при условии, что такие некоммерческие организации (ассоциации или союзы) объединяют коммерческие юридические лица и (или) индивидуальных предпринимателей.
Поскольку в ГК установлен исчерпывающий перечень некоммерческих организаций, содержание ст. 225.1 АПК необходимо воспринимать в системной связи с подп. 3 п. 3 ст. 50 ГК. К числу ассоциаций (союзов) она относит целый ряд организаций, большая часть из которых может включать в себя коммерческих юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (некоммерческие партнерства, саморегулируемые организации, объединения работодателей, объединения производственных кооперативов, торгово-промышленные палаты).
Новеллы, появившиеся в ГК в результате принятия Федерального закона от 5 мая 2014 г. № 99-ФЗ, лишили АПК своеобразной монополии на легальное определение корпоративных споров. Если раньше закон прямо относил к ним лишь дела, касающиеся деятельности коммерческих юридических лиц и их ассоциаций, то теперь раскрытие сути корпоративных правоотношений через определение понятия корпоративного юридического лица расширяет легальную базу для уточнения содержания и субъектного состава корпоративных споров. И если раньше отнесение конфликтов, возникающих в связи с созданием и деятельностью некоммерческих организаций, к категории корпоративных споров имело, главным образом, доктринальное значение, то теперь, опираясь на ГК, мы с полной уверенностью можем говорить о подведомственности судам обшей юрисдикции корпоративных споров, возникающих в связи с созданием и деятельностью некоммерческих юридических лиц корпоративного типа или по поводу участия в них. К этим юридическим лицам относятся общественные организации, потребительские кооперативы, товарищества собственников недвижимости, казачьи общества, общины коренных малочисленных народов, а также ассоциации (союзы), в которые входят на правах членства некоммерческие организации.
Такой подход к распределению дел по корпоративным спорам между судами общей юрисдикции и арбитражными судами, по-видимому, сохранится и далее, о чем свидетельствует Концепция единого ГПК (далее — Концепция единого ГПК), одобренная Комитетом по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Государственной Думы от 8 декабря 2014 г. № 124(1) . Этот документ намечает единообразное регулирование порядка рассмотрения корпоративных споров с участием как коммерческих, так и некоммерческих организаций, с учетом специфики каждого из видов корпораций.
В настоящее время процессуальный режим рассмотрения такого рода дел в судах общей юрисдикции и арбитражных судах имеет определенные различия, связанные с тем, что ГПК не включает в себя специальных норм, которые отражали бы особенности корпоративных правоотношений и корпоративных конфликтов. До принятия единого ГПК при рассмотрении корпоративных споров суды общей юрисдикции применяют по аналогии положения глав 28.1 и 28.2 АПК, при разработке которых были учтены наиболее распространенные проблемы взаимодействия материально-правового и процессуально-правового регулирования условий и порядка разрешения корпоративных споров.
Особое внимание законодателя привлекли дела по искам о понуждении к созыву общего собрания, а также по искам о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу. Были установлены сокращенные процессуальные сроки рассмотрения дел, связанных с нарушением порядка созыва общего собрания, включая сроки обжалования судебных актов, определен процессуальный статус участника юридического лица, который обращается в суд с иском о возмещении убытков, причиненных этому юридическому лицу, уточнено, что в случае удовлетворения требований по так называемому косвенному (производному) иску выплаты, компенсирующие убытки, причитаются непосредственно корпоративной организации, установлены особенности исполнения судебных решений по обеим категориям дел (ст. 225.7, 225.8 АПК).
Большое практическое значение имело принятие специальных норм о мерах по обеспечению иска и введение примерного перечня таких мер, который упорядочил их использование с учетом особенностей различных категорий корпоративных споров.
Но наиболее важные нововведения, направленные на совершенствование юридической защиты прав участников юридических лиц корпоративного типа, заключались, на наш взгляд, в другом. В результате принятия Федерального закона от 19 июля 2009 г. № 205-ФЗ процессуальный режим рассмотрения корпоративных споров перешел на новый качественный уровень благодаря двум взаимосвязанным и взаимообусловленным решениям законодателя. Это, во-первых, установление подсудности всех споров по поводу создания и деятельности корпоративного юридического лица конкретному арбитражному суду (исключительная подсудность по месту нахождения данного юридического лица), и, во-вторых, обеспечение доступа к информации о корпоративном споре для участников корпоративного юридического лица, для самой корпорации и для иных заинтересованных лиц. Располагая такой информацией, они получают возможность вступить в уже начавшийся процесс либо предпринять иные меры, направленные на защиту своих прав и интересов.
Согласно ст. 225.4 АПК арбитражный суд, рассматривающий дело по корпоративному спору, размещает на официальном сайте в сети «Интернет» информацию о принятии заявления к производству, о дальнейшем движении дела, а также все принятые по делу судебные акты, в том числе о вступлении вдело новых лиц, об изменении основания или предмета ранее заявленного иска, о принятии обеспечительных мер, об отказе от иска, о признании иска, о заключении мирового соглашения, о принятии судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела в арбитражном суде.
Наряду с этим суд обязан направить в адрес самой корпоративной организации копии судебных актов, отражающих принятие дела к производству, а также изменения основания или предмета иска. Независимо от участия в деле данное юридическое лицо вправе знакомиться с его материалами, делать копии, выписки и т.д.
Ст. 225.4 АПК предусматривает также, что в определении о принятии дела к производству суд может обязать указанную выше корпоративную организацию уведомить о возбуждении дела, о предмете и основании заявленного требования, а также об иных обстоятельствах спора участников данного юридического лица, лиц, входящих в его органы управления и органы контроля, а также держателя реестра владельцев ценных бумаг и (или) депозитария, осуществляющих учет прав на его эмиссионные ценные бумаги.
Аналогичное правило действует и в случаях подачи заявления об обеспечении иска. В определении о его принятии суд может обязать истца самостоятельно уведомить об этом не только лиц, участвующих в деле, но и корпоративную организацию, даже если она воздерживается от вступления в процесс (ч. 9 ст. 225.6 АПК).
Выполнение требований арбитражного суда в обоих случаях обеспечивается возможностью применения санкции — судебного штрафа.
Таким образом, нормы арбитражного процессуального права обеспечивают условия, позволяющие реализовать один из важнейших принципов корпоративного управления, принятых в европейской и отечественной практике — принцип раскрытия информации и прозрачности.
Характерный именно для арбитражного процесса особый режим рассмотрения корпоративных споров, создающий для юридического лица и его участников систему дополнительных процессуальных гарантий эффективной судебной защиты, объясняет значение правила о специальной подведомственности корпоративных споров арбитражным судам.
Его установление практика рассматривает в качестве обстоятельства, исключающего возможность рассмотрения корпоративных споров третейскими судами.
На современном этапе развития правового регулирования корпоративных отношений вполне логичной выглядит тенденция сосредоточения корпоративных споров в юрисдикции государственных судов, что, в сущности, воспринимается как паллиативное средство упорядочения процессуальных форм их разбирательства и разрешения. Вместе с тем можно согласиться с высказанными в литературе критическими замечаниями по поводу применения правил специальной подведомственности в качестве самостоятельного основания, исключающего третейское разбирательство по отдельным категориям дел.
Институт подведомственности не приспособлен к регламентации вопросов о допустимости третейского разбирательства и изначально не был рассчитан на их регулирование. И упомянутая выше практика является, скорее, вынужденной. Она складывается в условиях отсутствия специальных норм, которые прямо исключали бы возможность рассмотрения третейскими судами некоторых видов гражданских дел в целях защиты правопорядка, обеспечения интересов неопределенного круга лиц или отдельных категорий участников гражданских правоотношений.
Принцип конфиденциальности третейского разбирательства, закрепленный в ст. 18 Федерального закона от 24 июля 2002 г. № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации», не позволяет требовать от третейских судов (постоянно действующих или образованных ad hoc) раскрытия какой-либо информации о рассматриваемом корпоративном споре. Но даже если заинтересованные лица ею обладают, сама правовая природа третейского разбирательства делает для них недоступным вхождение в процесс или последующее оспаривание решения третейского суда в рамках гражданского судопроизводства.
Объективно существующее расхождение принципов корпоративного регулирования и режима осуществления третейского разбирательства учитывается и в зарубежном праве (Австрии, Бельгии, Франции и др.), которое не исключает рассмотрение корпоративных споров третейским судом, но ограничивает такой порядок разрешения конфликтов. Не отрицая самой возможности восприятия зарубежного опыта, следует признать необходимость взвешенного, дифференцированного подхода к установлению или, напротив, к исключению третейского разбирательства как формы разрешения различных корпоративных конфликтов.
Для этого потребовалось бы, прежде всего, провести своего рода ревизию и анализ тех категорий дел, которые можно отнести к разряду корпоративных споров и иных тесно связанных с ними дел, обозначенных таким же наименованием в тексте ст. 225.1 АПК. Речь идет о юридических конфликтах, в основе которых лежат правоотношения, не укладывающиеся в рамки общего понятия корпоративных правоотношений, включенного сравнительно недавно в п. 1 ст. 2 ГК — «отношения, связанные с участием в корпоративных организациях или с управлением ими».
Актуальность проблем применения третейского разбирательства для разрешения корпоративных споров напрямую связана с таким фактором, как трансграничное экономическое сотрудничество, что не могли не принять во внимание разработчики Концепции единого ГПК. Поскольку определенная часть корпоративных споров рассматривается международными коммерческими арбитражами, встает вопрос «об определении возможного круга корпоративных споров, которые могли бы при определенных условиях признаваться арбитрабильными в соответствии с соглашением сторон, в других федеральных законах и международных договорах и рассматриваться третейскими судами и международными коммерческими арбитражами при сохранении контроля со стороны государственных судов при выдаче исполнительного листа либо при оспаривании арбитражного решения».
В Концепции единого ГПК также намечены задачи, которые должны быть решены при разработке нового процессуального кодекса в связи с принятием Федерального закона от 7 мая 2013 г. № 100-ФЗ и включением в ГК целого блока норм, регулирующих порядок осуществления участниками корпорации права на судебную защиту.
К некоммерческим организациям эти и другие правила, регулирующие корпоративные отношения, подлежат применению в соответствии с общим принципом, сформулированным в п. 1 ст. 2 ГК, нормами о некоммерческих корпоративных организациях, которые были включены в ГК Федеральным законом от 5 мая 2014 г. № 99-ФЗ, а также с учетом законодательства об общественных объединениях.
В целях сохранения стабильности внутрикорпоративных правоотношений и защиты интересов контрагентов корпоративного юридического лица ГК устанавливает ряд ограничений на судебное оспаривание решений собрания, сделок, заключенных таким юридическим лицом, а также на предъявление требований о возмещении убытков, причиненных корпорации.
Статья 65.2 ГК в редакции Федерального закона от 5 мая 2014 г. № 99-ФЗ предусматривает, что участник корпорации или сама корпорация, требующие возмещения причиненных корпорации убытков либо признания сделки корпорации недействительной или применения последствий недействительности сделки, должны принять разумные меры по заблаговременному уведомлению других участников корпорации (а соответствующих случаях — и самой корпорации) о намерении обратиться с такими требованиями в суд, а также предоставить им иную информацию, имеющую отношение к делу; порядок уведомления о намерении обратиться в суд с иском может быть предусмотрен законами о корпорациях и учредительным документом корпорации. Как отмечается в разъяснениях Верховного Суда Российской Федерации, по смыслу этой нормы учредительными документами не может быть предусмотрен такой порядок уведомления, который создаст существенные препятствия для обращения истца в суд, в частности возложит на участника чрезмерные расходы. Например, не допускается установление требования о направлении уведомления или связанных с ним документов акционерам публичного акционерного общества на их почтовые адреса.
В соответствии со ст. 181.4 ГК участник корпорации, оспаривающий решение собрания, обязан заблаговременно в письменной форме уведомить всех участников данного юридического лица о своем намерении обратиться в суд и представить им иную информацию, имеющую отношение к делу.
Такое требование может стать не просто обременительным, но при определенных условиях даже невыполнимым, если, например, корпоративное юридическое лицо насчитывает большое число участников. Очевидно, что конфликт не способствует сотрудничеству тех, кто в него вовлечен, поэтому у лиц, намеревающихся обратиться в суд, могут возникнуть проблемы с получением достоверной информации об адресах, по которым должна осуществляться рассылка письменных уведомлений.
Применительно к акционерным обществам эта проблема была решена в результате дополнения Федерального закона «Об акционерных обществах» статьей 93.1, согласно которой письменное уведомление о намерении обратиться в суд направляется акционером в адрес самого общества, которое после получения подтверждения о принятии иска к рассмотрению принимает меры к доведению этой информации до сведения других акционеров.
Действующее законодательство не дает ответа на вопрос о том, может ли невыполнение требований, предусмотренных указанными выше нормами, повлечь какие-либо правовые последствия для истца, не уведомившего о своих намерениях других участников корпоративной организации.
Что же касается этой категории лиц, то как раз для них ГК устанавливает правила процессуально-правового характера, фактически означающие ограничение конституционного права на судебную защиту: если участники соответствующего гражданско-правового сообщества, уведомленные одним из них о намерении обратиться в суд, не присоединятся к иску об оспаривании решения собрания, то в дальнейшем они «не вправе обращаться в суд» с аналогичным требованием, даже если будут оспаривать данное решение по другим основаниям (отличным от основания поданного первоначально и разрешенного в судебном порядке иска).
Такое же правило установлено для участников корпорации, не присоединившихся к искам о возмещении причиненных корпорации убытков и о признании недействительной совершенной корпорацией сделки или о применении последствий недействительности сделки. Отличие состоит в том, что эти лица впоследствии не вправе обращаться в суд с тождественными требованиями; здесь, очевидно, подразумевается тождество и предмета, и основания иска.
Приведенные выше положения ст. 65.2 и ст. 181.4 ГК содержат важную оговорку, согласно которой предъявление нового иска не допускается, «если только суд не признает причины этого обращения уважительными».
В пояснительной записке к проекту будущего Федерального закона от 7 мая 2013 г. № 100-ФЗ применительно к делам об оспаривании решения собрания в качестве примера указано, что повторное (новое) оспаривание решения допустимо, «если судом установлены согласованные действия истца и ответчика в рамках первого процесса, сводящиеся к фиктивному оспариванию решения». Это пояснение не учитывает строго формализованный порядок осуществления правосудия, который не предусматривает возможности установления подобного рода фактов в ходе принятия искового заявления к производству или на стадии подготовки к судебному разбирательству.
При буквальном истолковании непродуманных правил и небрежных формулировок оказывается, что реализация права на судебную защиту, т.е. права на иск в процессуальном смысле, зависит от усмотрения суда, что полностью противоречит абсолютному характеру конституционного права на судебную защиту. В связи с этим Верховный Суд Российской Федерации разъяснил, что в случае обращения неприсоединившегося участника с самостоятельным иском суд не вправе отказать ему в принятии заявления.
Поскольку законодатель намеренно ввел в ГК новеллы, призванные регулировать процессуальные отношения, при уяснении их смысла резонно предположить, что использованные в этих нормах понятия должны соответствовать категориям процессуального права. Следовательно, если в ст. 181.4 ГК говорится о присоединении к иску, то речь идет о присоединении к групповому иску, рассматриваемому по правилам главы 28.2 АПК.
При этом выбор этой процессуальной формы, т.е. обращение в суд в защиту прав и законных интересов группы лиц, целиком и полностью зависит от усмотрения того, кто первым инициирует судебное разбирательство. К тому же групповой иск неприменим для малочисленной корпорации: согласно ч. 2 ст. 225.10 АПК дела о защите нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов группы лиц рассматриваются арбитражным судом по правилам, установленным главой 28.2 данного Кодекса, в случае, если ко дню обращения в арбитражный суд лица, инициирующего рассмотрение дела, к его требованию присоединились не менее чем пять лиц.
Возможно, говоря о присоединении, законодатель имел в виду, что еще до первого обращения в суд участники корпоративной организации достигнут договоренности о будущем процессуальном соучастии, в частности, о совместной подаче искового заявления. Нельзя исключить и другое предположение — что присоединение к иску в контексте п. 6 ст. 181.4 ГК допускает подачу новых самостоятельных исков (после возбуждения первого дела), сопровождаемых ходатайством об объединении дел.
Даже если рассматривать все эти варианты «присоединения» в качестве гипотетических, в них обнаруживается одно общее свойство: они ограничивают свободу распоряжения материальными и процессуальными правами для лиц, которые могут быть заинтересованы в оспаривании решения собрания, но в момент, когда первоначальный инициатор судебного процесса извещает их о своем намерении, они по тем или иным причинам не видят необходимости или целесообразности действовать в том же направлении совместно с другим участником корпорации.
Признавая допустимость таких ограничений, законодатель должен был свести их к минимуму, предельно четко определить их меру, добиться оптимальной сбалансированности интересов различных участников корпоративных правоотношений, чтобы они могли руководствоваться не догадками, а ясными и конкретными правилами, регулирующими (а) порядок уведомления о предстоящем обращении в суд, включая срок, а также способы передачи информации и способы подтверждения факта ее передачи, (Ь) порядок совместного оспаривания решения собрания, а также (с) правовые последствия, наступающие для тех участников корпоративного юридического лица, которые намеренно воздержались от обращения в суд.
Нельзя согласиться с тем, чтобы неопределенность правового регулирования приводила к неоправданному расширению судебного усмотрения, при котором реализация процессуального права на обращение в суд подвергается оценке на предмет наличия или отсутствия уважительных причин для предъявления иска.
Нормы, призванные обеспечить рассмотрение дела о недействительности конкретного решения собрания в одном процессе, не вполне учитывают соотношение таких категорий как «вопросы, включенные в повестку дня» и «решение собрания».
По общему правилу собрание должно принимать отдельное решение по каждому вопросу (п. 2 ст. 181.2 ГК). В этом случае несложно выявить тождество предмета исковых требований, сопоставив предмет иска, рассмотренного и разрешенного ранее, и иска, предъявленного впоследствии другим участником корпорации.
При этом та же норма допускает принятие единого решения по всем вопросам, включенным в повестку собрания, что может означать допустимость неоднократного рассмотрения различных исков об оспаривании одного и того же решения не целиком, а в части (при несовпадении предмета иска). Согласно разъяснениям Верховного Суда Российской Федерации решение собрания может быть признано частично недействительным, если будет доказано, что оно могло бы быть принято и без включения в него недействительной части.
В Концепции единого ГПК сформулированы задачи, связанные с адаптацией процессуального законодательства к новым положениям ГК, направленным на консолидацию водном процессе исков всех тех участников корпоративного юридического лица, которые могут быть заинтересованы в оспаривании решения собрания корпорации и совершенной ею сделки. При этом было бы ошибочным рассчитывать на то, что само по себе перенесение центра тяжести с материально-правового закона на процессуально-правовой способно дать оптимальный результат, обеспечивающий стабильность правоотношений, сложившихся в результате совершения сделки или принятия собранием корпорации того или иного решения. Создание процессуальных барьеров, препятствующих повторному (неоднократному) оспариванию решения или сделки, может привести к произвольному применению соответствующих процессуальных норм, если не будут усовершенствованы правила, регламентирующие процедуру согласования намерений участников различных корпоративных организаций (с учетом их численности и специфики правовых связей), а также консолидацию требований (исков).
В обновленном ГК установлен дополнительный способ защиты корпоративных прав — так называемое «восстановление корпоративного контроля», представляющий по своему правовому значению аналог виндикации, существующий в вещном праве. Данный институт был выработан судебно-арбитражной практикой в целях защиты участников коммерческих корпораций, утративших права на акции (доли) в результате неправомерных действий иных лиц.
Невозможность применения классической конструкции виндикационного иска к таким случаям, с одной стороны, и необходимость возврата утраченных акций (долей участия) пострадавшим участникам корпораций, с другой стороны, вызвали к жизни этот институт. По существу «восстановление корпоративного контроля» является одним из частных случаев такого способа защиты, как восстановление положения, существовавшего до нарушения права (ст. 12 ГК). Данный способ защиты корпоративных прав применяется только к коммерческим корпорациям.
Согласно п. 3 ст. 65.2 ГК участник коммерческой корпорации, утративший помимо своей воли в результате неправомерных действий других участников или третьих лиц права участия в ней, вправе требовать возвращения ему доли участия, перешедшей к иным лицам, с выплатой им справедливой компенсации, определяемой судом, а также возмещения убытков за счет лиц, виновных в утрате доли. При этом суд может отказать в возвращении доли участия, если это приведет к несправедливому лишению иных лиц их прав участия или повлечет крайне негативные социальные и другие публично значимые последствия. В этом случае лицу, утратившему долю участия, выплачивается справедливая компенсация, определяемая судом, за счет лиц, виновных в утрате доли.
В качестве одной из разновидностей восстановления корпоративного контроля можно рассматривать истребование бездокументарных ценных бумаг в порядке, предусмотренном ст. 149.3 ГК, если ценные бумаги были неправомерно списаны со счета правообладателя.
При этом создаются предпосылки нарушения его права на участие в управлении акционерным обществом, поскольку лицо, в пользу которого было осуществлено списание акций, получает возможность реализовать соответствующие права своей волей и от своего имени. И юридическая защита законного правообладателя в таких ситуациях включает в себя дополнительную возможность оспаривания решения собрания, если неуправомоченное лицо реализовало удостоверенное бездокументарными ценными бумагами право на участие в управлении акционерным обществом или иное право на участие в принятии решения собрания. В соответствии с п. 2 ст. 149.4 ГК правообладатель может оспорить соответствующее решение собрания, нарушающее его права и охраняемые законом интересы, если акционерное общество или лица, волеизъявление которых имело значение при принятии решения собрания, знали или должны были знать о наличии спора о правах на бездокументарные ценные бумаги и голосование правообладателя могло повлиять на принятие решения.
По результатам рассмотрения таких исковых требований суд может оставить решение собрания в силе, если признание решения недействительным повлечет причинение несоразмерного ущерба кредиторам акционерного общества или иным третьим лицам.
Этот, по сути экстраординарный, случай оспаривания решения собрания не охватывается правилами ст. 181.3—181.5 ГК и не требует извещения других участников корпоративного юридического лица о намерении обратиться в суд с иском, т.е. выполнения условия, предусмотренного п. 6 ст. 181.4 Кодекса. И использование лицом, со счета которого были неправомерно списаны корпоративные ценные бумаги, дополнительного механизма юридической защиты, предусмотренного п. 2 ст. 149.4 ГК, не должно оказывать влияния на реализацию другими участниками корпорации права на судебное оспаривание решений собрания по общим основаниям.


Похожие работы:
Воспользоваться поиском

Похожие учебники и литература:    Готовые списки литературы по ГОСТ

Арбитражный процесс. Конспект лекций
Философия права в схемах
Гражданский кодекс РФ. Часть 1.
Источники римского права.
Общие положения Главы 1 ФЗ "О полиции". Комментарии.
Принципы деятельности полиции. Комментарий к Глава 2 ФЗ "О Полиции"
Обязанности полиции. Комментарий к Главе 3 ФЗ "О Полиции"
Применение полицией специальных средств и физической силы. Комментарии к главам 4 и 5 ФЗ "О полиции"
Земельное право. Учебник. 2010 год.
Гражданское право - том 1.
История государства и права России.
Право Европейского Союза (ЕС)
Комментарий к ГПК РФ.
Общие положения о гражданском судопроизводстве (гражданском процессе)
Муниципальное право. Краткий курс лекций.
Нотариат и нотариальная деятельность
Российское предпринимательское право. Учебник.
Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу РФ
Шпаргалка по конституционному праву зарубежных стран.
Аграрное право
Административное право РФ
Международное частное право. Краткий курс лекций.
АВТОРСКИЕ И СМЕЖНЫЕ С НИМИ ПРАВА
Должностные и служебные преступления: лекции к курсу
Международное частное право. Учебник.
Административное право - Шпаргалки.
Обществознание - учебник.
Хозяйственное право. Курс лекций.
Римское право - конспект
Медицинское право
Административное право. Лекции.
Трудовое право РФ. Учебник.
Муниципальное право. Билеты.
Проблемы теории государства и права. Лекции
Гражданский процесс. Ключевые вопросы
Как защитить свои интересы в ЖКХ
Криминалистика - лекции.
Уголовный процесс
Уголовное право РФ - экзаменационные ответы
Адвокатура. Основы адвокатуры
Теория государства и права - подробный курс лекций (ТГП)
Проблемные аспекты гражданского права
Трудовое право. Учебное пособие
Правовые гарантии иностранных инвесторов по законодательству РФ и в международном инвестиционном праве.
Арбитражный процесс
Основы права в кратком изложении
Гражданское право учебник
Гражданское право. Лекции
Семейное право учебник
Арбитражный процесс - билеты
Международное частное право. Курс лекций
Основы гражданского права
Основы наследственного права. Лекции
Основы земельного права
Прокурорский надзор. Лекции
Основы и проблемы права. Лекции
Основы государственного управления
История государства и права. Учебник
Административно-процессуальное право. Курс лекций
Семейное право учебник онлайн
Семейное право учебник 2
Семейное право учебник 3
Основы земельного права 2
Земельное право 3



Скачать работу: Способы защиты прав и интересов участников корпорации, 2017 г.

Перейти в список рефератов, курсовых, контрольных и дипломов по
         дисциплине Государство и право