⭐⭐⭐ Единый реферат-центр

Главная » Рефераты » Текст работы «Закат крепостной эпохи »


Закат крепостной эпохи

Закат крепостной эпохи 

Дисциплина: История и исторические личности
Вид работы: автореферат
Язык: русский
ВУЗ: ---
Дата добавления: 15.05.2018
Размер файла: 116 Kb
Просмотров: 160
Загрузок: 1

Все приложения, графические материалы, формулы, таблицы и рисунки работы на тему: Закат крепостной эпохи (предмет: История и исторические личности) находятся в архиве, который можно скачать с нашего сайта.
Приступая к прочтению данного произведения (перемещая полосу прокрутки браузера вниз), Вы соглашаетесь с условиями открытой лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная (CC BY 4.0)
.

Текст работыСкачать файл








Хочу скачать данную работу! Нажмите на слово скачать
Чтобы скачать работу бесплатно нужно вступить в нашу группу ВКонтакте. Просто кликните по кнопке ниже. Кстати, в нашей группе мы бесплатно помогаем с написанием учебных работ.

Через несколько секунд после проверки подписки появится ссылка на продолжение загрузки работы.
Сколько стоит заказать работу? Бесплатная оценка
Повысить оригинальность данной работы. Обход Антиплагиата.
Сделать работу самостоятельно с помощью "РЕФ-Мастера" ©
Узнать подробней о Реф-Мастере
РЕФ-Мастер - уникальная программа для самостоятельного написания рефератов, курсовых, контрольных и дипломных работ. При помощи РЕФ-Мастера можно легко и быстро сделать оригинальный реферат, контрольную или курсовую на базе готовой работы - Закат крепостной эпохи .
Основные инструменты, используемые профессиональными рефератными агентствами, теперь в распоряжении пользователей реф.рф абсолютно бесплатно!
Как правильно написать введение?
Подробней о нашей инструкции по введению
Секреты идеального введения курсовой работы (а также реферата и диплома) от профессиональных авторов крупнейших рефератных агентств России. Узнайте, как правильно сформулировать актуальность темы работы, определить цели и задачи, указать предмет, объект и методы исследования, а также теоретическую, нормативно-правовую и практическую базу Вашей работы.
Как правильно написать заключение?
Подробней о нашей инструкции по заключению
Секреты идеального заключения дипломной и курсовой работы от профессиональных авторов крупнейших рефератных агентств России. Узнайте, как правильно сформулировать выводы о проделанной работы и составить рекомендации по совершенствованию изучаемого вопроса.
Всё об оформлении списка литературы по ГОСТу Как оформить список литературы по ГОСТу?
Рекомендуем
Учебники по дисциплине: История и исторические личности


Краткое описание документа: Закат крепостной эпохи автореферат по дисциплине История и исторические личности. Понятие, сущность и виды, 2017.

Как скачать? | + Увеличить шрифт | - Уменьшить шрифт






автореферат по дисциплине История и исторические личности на тему: Закат крепостной эпохи ; понятие и виды, классификация и структура, 2016-2017, 2018 год.

Реферат по истории на тему: Закат крепостной эпохи 
Россия в начале XIX в. К началу XIX в. территория России раскинулась на тысячи верст — от Балтийского моря до Тихого океана. На этом пространстве проживало 43,7 млн человек. Из них на долю Сибири приходилось 3 млн человек. Наиболее плотно были заселены центральные губернии. Плотность населения составляла здесь около 8 человек на 1 кв. версту (в большинстве европейских стран в это время — 40—49 человек).
К югу, северу и востоку от центра страны плотность населения резко падала. В Заволжье и на Дону она составляла не более 1 человека на 1 кв. версту. Еще меньше плотность населения была в Сибири. А Дальний Восток представлял собою огромные незаселенные территории.
В России, стране многонациональной, бок о бок с русским народом, самым многочисленным, жили другие народы, связанные с ним общностью исторических судеб. В западных и южных губерниях русское население соседствовало с украинским и белорусским. На огромных просторах от Волги до Восточной Арктики расселились тюркоязычные народы (татары, чуваши, башкиры, якуты и др.). Область распространения финно-угорских народов (мордвы, мари, коми, удмуртов) охватывала Поволжье, север Европейской России, Урал.
В религиозном отношении Россия тоже была неоднородна. Большинство населения придерживалось православной веры. От официального православия отделилось старообрядчество. В западных губерниях было распространено католичество, в Прибалтике — протестантство. Значительная группа народов (татары, башкиры, большинство горцев Кавказа) придерживалась ислама. Калмыки, кочевавшие в низовьях Волги, и буряты в Забайкалье исповедовали буддизм. Многие поволжские, северные и сибирские народы сохраняли традиционные родоплеменные (языческие) верования.
В дореформенной России господствовал сословный строй. Самым богатым, образованным и привилегированным сословием было дворянство. Важнейшей его привилегией было владение крепостными крестьянами. Их труд был главным источником дворянских доходов.
Ряд важных привилегий имело купечество. Оно было освобождено от некоторых податей и рекрутчины. Самые богатые купцы (первой гильдии) имели преимущественное право вести крупную внешнюю и внутреннюю торговлю. Купцы второй гильдии обладали привилегиями в крупной внутренней торговле, а третьей — в мелкой торговле. К числу привилегированных сословий относилось и духовенство.
В мещанстве состояло непривилегированное население городов — ремесленники, мелкие торговцы, наемные работники. В прежние времена всех их называли посадскими людьми. Мещане были обложены высокой податью, поставляли рекрутов в армию и не освобождались от телесных наказаний.
Самым многочисленным и угнетенным сословием было крестьянство. К середине XIX в. его численность составила более 30 млн человек. Из них 15 млн принадлежали к государственным крестьянам. На севере России и в Сибири они составляли большинство населения. Много государственных крестьян было и в центральных губерниях. В этот разряд были зачислены народы Поволжья (чуваши, мордва, мари, татары). Государственные крестьяне платили подати, терпели поборы и произвол властей. Но в сравнении с помещичьими крестьянами они жили свободнее и имели больше земли.
Крепостных крестьян, которых А.И. Герцен с горькой иронией называл «крещеной собственностью», насчитывалось более 14 млн человек. В нечерноземных губерниях центральной России 2/3 населения было крепостным. В черноземной полосе помещикам принадлежало менее половины крестьян, а в Среднем Поволжье — около 2/3.
В нечерноземных губерниях многие помещики переходили от барщины к оброку. Малоплодородная земля Нечерноземья кое-как кормила крестьянина и его семью, но надо было еще заплатить оброк. И крестьянин занимался ремеслами или шел на заработки в город, чтобы отдать помещику добрую часть заработанных денег. Состоятельных крестьян помещик облагал более высоким оброком.
В черноземных губерниях царила барщина. Многие помещики в страдную пору заставляли крепостных пять дней в неделю работать на господских полях. Для работы на себя у них оставалось лишь два дня.
Другие помещики переводили крестьян на «месячину»: выдавая им раз в месяц определенное количество хлеба, они заставляли их все время работать в барском хозяйстве, отпуская лишь на праздники. Желая получить максимальный доход от каждого двора, помещики, случалось, сами подбирали невест для повзрослевших парней или переводили крестьянских детей из одной семьи в другую. В крестьянстве из поколения в поколение копились обида и недовольство. Но крупных волнений, за исключением кратковременных и разрозненных бунтов, не было в течение всего XIX в.
Расслоение крестьянства и зарождение товарных отношений в деревне сдерживались системой крепостничества, шли очень медленно и в начале XIX в. еще не имели необратимого характера. Одна и та же семья при жизни одного поколения могла пройти через несколько социальных групп бедноты, середняков, богатых — и вернуться в исходное положение. Все зависело от соотношения едоков и работников. Молодая семья с большим числом малых детей билась в постоянной нужде. Когда дети подрастали и начинали работать, положение улучшалось. Но старел и умирал глава семьи, сыновья разделялись — и все начиналось сначала. Крестьяне, сильно разбогатевшие на торговле, выкупались на волю и переселялись в город. Плохих работников помещики старались сбыть в рекруты, а их семейства присоединить к другим дворам. Так «подравнивалось» население крепостной деревни.
Труд крепостных был малоэффективен. Крестьянина невозможно было заставить работать на помещика так же хорошо, как на себя. На своем участке крестьянин работал в два раза производительнее, чем на господском поле.
Некоторые помещики пытались совершенствовать свое хозяйство (переходили от трехполья к многопольным севооборотам, выписывали из-за границы сельскохозяйственные машины). Но эти нововведения, основанные на труде крепостных, приносили мало пользы. Тем не менее помещичьи хозяйства были теснее связаны с рынком, чем крестьянские, продукция которых в основном шла на собственное потребление.
Особой группой крестьянства было казачество (1,5 млн человек). Прошли те времена, когда казачья вольница причиняла властям крупные неприятности. В XVIII в. власти установили полный контроль над казачьими областями, а в XIX в. стали создавать новые казачьи войска для охраны границ. В казаки зачислялись помимо их воли лица других сословий, прежде всего государственные крестьяне. Так было образовано Сибирское казачье войско, а затем Забайкальское.
В середине XIX в. в России существовало 9 казачьих войск: Донское, Черноморское (позднее преобразованное в Кубанское), Терское, Астраханское, Оренбургское, Уральское, Сибирское, Забайкальское и Амурское. Самым большим было Донское войско, вторым по численности — Оренбургское, а третьим — Черноморское. Впоследствии Кубанское войско вышло на второе место. Позднее других были созданы Семиреченское (в Туркестане) и Уссурийское войска.
Атаманом всех казачьих войск считался наследник престола. Во главе каждого войска стоял наказной (назначенный) атаман. Станичные атаманы избирались на станичных сборах (сходах). Только в этом нижнем звене еще сохранялся изначальный казачий демократизм.
Казак являлся на службу со своей строевой лошадью, обмундированием и холодным оружием. Благодаря хорошей боевой подготовке и военным традициям казачьи части сыграли видную роль в Отечественной войне 1812 г. и в других войнах сохранялось их значение в охране внешних рубежей России.
Казаки отличались своеобразием своего быта, традиций, языка, фольклора. Они были трудолюбивы, гостеприимны, набожны (особенно старообрядцы), почтительны к старшим, казачьей семье слово и воля родителей считались законом.
Сословный строй постепенно себя изживал — прежде всего в городах. Купечество уже не контролировало всю торговлю. К середине XIX в. в больших городах купцы 3-й гильдии растворились среди торгующих мещан и крестьян, мещанство перемешалось с пришлым крестьянством.
Среди городского населения образовывались новые классы — буржуазия и пролетариат. Они формировались не на юридической, а на чисто экономической, имущественной основе, что характерно для капиталистического общества. В рядах предпринимательского (буржуазного) класса оказывались многие дворяне, купцы, разбогатевшие мещане и крестьяне. Среди рабочих преобладали крестьяне и городская беднота.
Слабым местом в экономике России были пути сообщения. В первой половине XIX в. основной поток грузов внутри страны двигался по рекам. В XVIII в. была построена Вышневолоцкая система каналов, связавшая с Петербургом реки Волжского бассейна. В 1810 г. открылся новый путь в том же направлении — Мариинская система. На следующий год стала действовать Тихвинская система.
Судоходство на юге и в центре страны, где реки были полноводны, глубоки и неторопливы, очень отличалось от судоходства на северных реках, мелких, узких и порожистых. Поэтому на юге и севере использовались разные типы судов. Местом перегрузки был Рыбинск. За одно судоходство товары с юга и востока редко успевали в Петербург — чаще зимовали в пути. По рекам в Петербург шли хлеб, лес, пенька, железо, в обратном направлении — изделия столичной промышленности и товары из-за рубежа.
В южных губерниях, где не было такого густого переплетения рек и озер, как на севере, грузы перевозились по грунтовым дорогам. «В степи кочующий обоз», запряженный медлительными волами, совершал свой путь в течение долгих месяцев. Весной и осенью грунтовые дороги становились непроходимыми.
В середине XIX в. началось строительство шоссейных дорог. Они соединили важнейшие города Европейской России. В 1851 г. открылось движение на первой в России железной дороге, связавшей Петербург и Москву.
В местах пересечения торговых путей устраивались ярмарки. В 1816 г. сгорел волжский городок Макарьев и знаменитая Макарьевская ярмарка была перенесена в Нижний Новгород. Ежегодно в июле—августе сюда стекалось множество товаров, отечественных и зарубежных, из стран Европы и Востока, вплоть до Китая.
Общая сумма проданного товара достигала нескольких миллионов рублей. Действовали и другие ярмарки — в Ростове Великом и в Ирбите (на Урале). На ярмарках и базарах Северного Кавказа встречались казаки, русские переселенцы, горцы, купцы из центральной России. Горские товары (скот, шерсть, кожи, ремесленные изделия) обменивались на зерно, ткани, чай, сахар.
И все-таки на ярмарки и торжища вывозились далеко не все товарные излишки, производившиеся в России. У помещиков и некоторых зажиточных крестьян скапливались нереализованные запасы хлеба за несколько лет. А между тем хлебный экспорт России оставался на одном уровне с начала и до середины XIX в.
В 1811 г. численность городского населения России составляла 2765 тыс. человек, или 6,6% всех российских жителей. Самым крупным городом был Петербург (335 тыс. жителей). В Москве насчитывалось 270 тыс. человек. Третьим по величине городом в России был Виль¬но (56 тыс.). В Сибири наиболее крупным городом был Тобольск (16 тыс.).
Многие малые города имели аграрный характер. Их жители пахали землю, держали скот. В среднерусских городах было развито садоводство. Такие города, как Волхов, Калуга, Путивль, Ржев, буквально утопали в садах. Преобладала деревянная застройка. Пожары, случалось, опустошали целые города.
Некоторые города (Петербург, Москва, Тула, Ярославль, Коломна, Кунгур и др.) выделялись большим количеством промышленных предприятий.
В промышленности начиналась конкуренция между крепостным трудом и вольнонаемным. Первый использовался на старых уральских заводах, переживавших затяжной кризис, и в помещичьих мануфактурах. Второй применялся на мелких, но быстро развивавшихся предприятиях, которые открывали купцы, мещане, разбогатевшие крестьяне.
К середине XIX в. доля вольнонаемных рабочих в русской промышленности составляла около половины от всего числа работающих. Но надо помнить, что вольнонаемным рабочим нередко был крепостной оброчный крестьянин. Кадры потомственных вольнонаемных рабочих были пока еще невелики.
Горнодобывающая и металлургическая промышленность размещалась, в основном, на Урале, Алтае и в Забайкалье
Основными центрами металлообработки и текстильной промышленности стали Петербург, Московская и Владимирская губерний, Тула. Особенно быстро развивалась текстильная промышленность.
К концу 1820-х гг. Россия почти перестала ввозить ситец из-за рубежа. Но в целом отечественная промышленность, несмотря на природные богатства России, не удовлетворяла потребностей населения в промышленных товарах. В середине XIX в. Россия ввозила каменный уголь, сталь, химические продукты, льняные ткани.
На некоторых заводах началось применение паровых машин. В 1815 г. в Петербурге на машиностроительном заводе Берда был построен первый отечественный пароход «Елизавета». С середины XIX в. в России исподволь начался промышленный переворот.
При этом крепостническая система, всевластие бюрократии, плохое состояние путей сообщения — все это ограничивало развитие производительных сил страны и определяло тот замедленный темп экономической жизни, который так отличал Россию от стран Западной Европы.
Начало царствования Александра I. Александр I вступил на престол 12 марта 1801 г. в возрасте 23 лет. Он имел хорошее образование. Его воспитатель, швейцарец Лагарп, придерживался идей французского Просвещения. Будучи наследником престола, Александр немного фрондировал против отца. Он говорил, что мечтает дать народу конституцию, устроить его жизнь и удалиться в маленький домик где-нибудь на берегах Рейна.
Тень убитого отца преследовала Александра до конца его дней, хотя вскоре по воцарении он выслал из столицы участников заговора. В первые годы своего правления Александр опирался на небольшой круг друзей, который сложился около него еще до восшествия на престол. П.А. Строганов, А. Чарторыйский, Н.Н. Новосильцев, В.П. Кочубей по-прежнему заходили на чай к Александру, а заодно обсуждали государственные дела. Этот кружок стали называть Негласным комитетом. Его члены, во главе с Александром, были молоды, исполнены благих намерений, но очень неопытны.
И все же первые годы царствования Александра I оставили наи¬лучшие воспоминания у современников.
«Дней Александровых прекрасное начало» — так обозначил эти годы А.С. Пушкин. Наступил короткий период «просвещенного абсолютизма». Открывались университеты, лицеи, гимназии. Принимались меры к облегчению положения крестьян. Александр прекратил раздачу государственных крестьян во владение помещикам.
В 1803 г. был принят указ о «вольных хлебопашцах». Согласно указу, помещик мог освободить своих крестьян, наделив их землей и получив с них выкуп. Но помещики не спешили воспользоваться этим указом. За время царствования Александра I было освобождено всего 47 тыс. душ мужского пола. Но идеи, заложенные в указе 1803 г., впоследствии легли в основание реформы 1861 г.
В Негласном комитете было высказано предложение о запрещении продавать крепостных без земли. Торговля людьми осуществлялась в России в неприкрытых, циничных формах. Объявления о продаже крепостных печатались в газетах. На Макарье веко и ярмарке их продавали наряду с прочим товаром, разлучали семьи. Иногда русский крестьянин, купленный на ярмарке, отправлялся в далекие восточные страны, где до конца своих дней жил на положении раба-чужестранца.
Александр I хотел пресечь подобные постыдные явления, но предложение о запрещении продавать крестьян без земли натолкнулось на упорное сопротивление высших сановников. Они считали, что это подрывает крепостное право. Не проявив настойчивости, молодой император отступил. Было запрещено только публиковать объявления о продаже людей.
К началу XIX в. административная система государства находилась в состоянии очевидного развала. Введенная Петром I коллегиальная форма центрального управления явно себя не оправдала. В коллегиях царила круговая безответственность, прикрывавшая взяточничество и казнокрадство. Местные власти, пользуясь слабостью центрального управления, творили беззакония.
На первых порах Александр I надеялся навести порядок и укрепить государство путем введения министерской системы центрального управления, основанной на принципе единоначалия. В 1802 г. вместо прежних 12 коллегий было создано 8 министерств: военное, морское, иностранных дел, внутренних дел, коммерции, финансов, народного просвещения и юстиции. Эта мера укрепила центральное управление.
Но решительной победы в борьбе с злоупотреблениями достигнуто не было. В новых министерствах поселились старые пороки. Разрастаясь, они поднимались до верхних этажей государственной власти. Александру были известны сенаторы, бравшие взятки. Желание изобличить их боролось в нем с опасением уронить престиж Сената.
Становилось очевидно, что одними перестановками в бюрократической машине нельзя решить задачу создания такой системы государственной власти, которая активно содействовала бы развитию производительных сил страны, а не пожирала ее ресурсы. Требовался принципиально новый подход к решению задачи.
Александру I удалось найти человека, который с полным правом мог претендовать на роль реформатора. Им стал Михаил Михайлович Сперанский (1772— 1839). Сперанский происходил из семьи сельского священника. Выдающиеся способности и трудолюбие выдвинули его на важные государственные посты.
В 1807 г. Александр приблизил его к себе, а затем взял с собой, отправляясь в Эрфурт на свидание с Наполеоном. Французский император быстро оценил скромного статс-секретаря, внешне ничем не выделявшегося в русской делегации. «Не угодно ли вам, государь, — в шутку спросил он Александра, — обменять мне этого человека на какое-нибудь королевство?»
Сперанский отличался широтой кругозора и строгой системностью мышления. Он не терпел хаоса и сумбура. Любой, самый запутанный вопрос в его изложении приобретал упорядоченную стройность.
В 1809 г. по поручению Александра он составил проект коренных преобразований. В основу государственного устройства Сперанский положил принцип разделения властей — законодательной, исполнительной и судебной. Каждая из них, начиная с самых нижних звеньев, должна была действовать в строго очерченных рамках закона.
Создавались представительные собрания нескольких уровней во главе с Государственной думой — всероссийским представительным органом. Дума должна была давать заключения по законопроектам, представленным на ее рассмотрение, и заслушивать отчеты министров.
Все власти — законодательная, исполнительная и судебная — соединялись в Государственном совете, члены которого назначались царем. Мнение Государственного совета, утвержденное царем, становилось законом.
Если в Государственном совете возникало разногласие, царь по своему выбору утверждал мнение большинства или меньшинства. Ни один закон не мог вступить в действие без обсуждения в Государственной думе и Государственном совете.
Реальная законодательная власть по проекту Сперанского оставалась в руках царя. Но Сперанский подчеркивал, что суждения Думы должны быть свободными, они должны выражать «мнение народное». В этом и заключался его принципиально новый подход: действия властей в центре и на местах он хотел поставить под контроль общественного мнения. Ибо безгласность народа открывает путь к безответственности властей.
По проекту Сперанского избирательными правами пользовались все граждане России, владеющие землей или капиталами, включая государственных крестьян. Мастеровые, домашняя прислуга и крепостные крестьяне в выборах не участвовали, но пользовались важнейшими гражданскими правами. Главное из них Сперанский сформулировал так: «Никто не может быть наказан без судебного приговора». Это должно было ограничить власть помещиков над крепостными.
Осуществление проекта началось в 1810 г., когда был создан Государственный совет. Но затем дело остановилось: Александр I все более входил во вкус самодержавного правления. Однажды он накричал на престарелого Г.Р.Державина, поэта и государственного деятеля: «Ты все хочешь учить, а я — самодержавный царь и хочу, чтобы было так, а не иначе!»
Высшее дворянство, прослышав о планах Сперанского наделить гражданскими правами крепостных, выражало недовольство. Против Сперанского объединились все консерваторы, среди которых особо выделялся А.А. Аракчеев, бывший фаворит Павла, попавший в милость и к новому императору. Сперанский был окружен платными и добровольными шпионами, которые передавали царю каждое его неосторожное слово. В марте 1812 г. он был арестован и сослан в Нижний Новгород.
Александр I, как и его предшественники, вел активную внешнюю политику. Продолжалось сближение России с Грузией, начавшееся во второй половине XVI11 в. В основе его лежала общность интересов в борьбе с Турцией и Ираном, которые пытались подчинить себе народы Закавказья.
В 1801 г., когда обстановка в Грузии крайне осложнилась, грузинский царь Георгий XII отрекся от власти в пользу русского царя. В 1804 г. началась война России с Ираном, длившаяся до 1813 г. По мирному договору Иран признал присоединение к России Дагестана и Северного Азербайджана. Русские войска обеспечили народам Закавказья защиту от агрессии со стороны южных соседей и от набегов горских племен. В Закавказье пришел долгожданный мир.
В Европе с конца XVIII в. шла череда непрерывных войн. Они начались тогда, когда коалиция европейских держав во главе с Англией выступила против республиканской Франции. В кровопролитной борьбе Франция отстояла свое право на выбор формы государственного устройства. Ветхие феодально-аристократические режимы континентальной Европы терпели поражения от французской армии, рожденной в революции и закаленной в борьбе против захватчиков.
К несчастью, эта армия не заметила той границы, перейдя которую она подавила свободу собственного народа и превратилась в орудие закабаления соседних стран. Во Франции к власти пришел генерал Наполеон Бонапарт, провозгласивший себя императором. Теперь Франция, по существу, вела войны за мировое господство.
Пожар европейских войн захватывал все новые и новые страны. В борьбу постепенно вовлекалась Россия. В 1805 г. она вступила в военный союз с Англией и Австрией против Франции. В конце того же года русские и австрийские войска потерпели тяжелое поражение от наполеоновской армии в сражении под Аустерлицем.
После этого турецкое правительство, подстрекаемое французской дипломатией, закрыло для русских судов Босфор. В 1806 г. началась затяжная русско-турецкая война. Театром военных действий стали Молдавия, Валахия и Болгария.
Тем временем против Франции сложилась коалиция в составе Англии, России, Пруссии, Саксонии и Швеции. Главной силой коалиции были армии России и Пруссии. Союзники действовали несогласованно, и в 1806— 1807 гг. Наполеон нанес им ряд серьезных ударов.
В июне 1807 г. русская армия потерпела поражение под Фридландом. Через несколько дней в местечке Тильзит (на территории тогдашней Восточной Пруссии) состоялась встреча Александра I и Наполеона. Там же был заключен мирный договор.
Россия не понесла территориальных потерь, но была вынуждена присоединиться к континентальной блокаде, т.е. порвать торговые отношения с Англией. Этого требовал Наполеон от всех правительств европейских держав, с которыми заключал соглашения. Таким путем он надеялся расстроить английскую экономику. К концу первого десятилетия XIX в под контролем французского императора оказалась почти вся континентальная Европа.
Присоединение к блокаде поставило Россию во враждебные отношения с Англией. Швеция же отказалась прекратить торговлю с Англией и разорвать с ней союз. Возникла угроза нападения на Петербург. Это обстоятельство, а также нажим со стороны Наполеона заставили Александра I пойти на войну со Швецией. Военные действия продолжались с февраля 1808 по март 1809 г. Швеция потерпела поражение и вынуждена была уступить России Финляндию.
Александр I даровал Финляндии автономию (под властью шведского короля она ею не пользовалась). Кроме того, в состав Финляндии был включен Выборг, находившийся во владении России со времен Петра I. Великое княжество Финляндское стало обособленной частью Российской империи. Оно чеканило собственную монету и имело таможенную границу с Россией.
Континентальная блокада была невыгодна России. Русские хлеботорговцы терпели убытки, в казну не поступали налоги на экспорт. В конце концов, в обход соглашения с Наполеоном, торговля с Англией стала осуществляться на американских судах, а между Россией и Францией развернулась таможенная война. Самолюбивый Александр I тяготился навязанным ему Тильзитским миром и отвергал попытки Наполеона диктовать ему свою волю.
Наполеон видел, что Россия не покорилась. Ее сокрушение с последующим расчленением на несколько полузависимых государств должно было, по замыслу французских стратегов, завершить покорение континентальной Европы и открыть заманчивые перспективы похода в Индию.
Отношения с Францией быстро ухудшались. При этом значительная часть русской армии была задействована на юге, где продолжалась война с Турцией. В 1811 г. здесь командующим армией был назначен Михаил Илларионович Кутузов (1745—1813). Ему удалось одержать ряд побед. Затем, проявив незаурядное дипломатическое искусство, Кутузов склонил турецких представителей к подписанию мирного договора. Граница с Турцией была установлена по р. Прут, к России отошла Бессарабия. Сербия, находившаяся под турецким владычеством, получила автономию. Это положило начало полной ее независимости.
В мае 1812г., менее чем за месяц до вторжения в Россию французской армии, военный конфликт с Турцией был улажен. Наполеон, еще не начав новую войну с Россией, потерпел в ней первое (дипломатическое) поражение.
«Гроза двенадцатого года..,».
На рассвете 12 июня 1812 г. «Великая армия» Наполеона (640 тыс. человек), переправившись через Неман, вторглась в пределы Российской империи. Русская армия насчитывала 590 тыс. человек. Она была разделена на три далеко отстоящих друг от друга группы (под командованием генералов М.Б. Барклая-де-Толли, П.И. Багратиона и А.П. Тормасова). Александр I находился при штабе армии Барклая. «Я не положу оружия, — заявил он, — доколе ни единого неприятельского воина не останется в царстве моем».
Быстрое продвижение мощной французской армии опрокинуло планы русского командования задержать ее силами армии Барклая и ударить во фланг силами Багратиона. Стратегическая обстановка требовала скорейшего соединения двух армий, а это заставляло отступать. Численное превосходство неприятеля ставило вопрос о срочном пополнении армии.
Но в России не было всеобщей воинской повинности. Армия комплектовалась путем рекрутских наборов. И Александр I решился на необычный шаг.
6 июля, находясь в военном лагере близ Полоцка, он издал манифест с призывом создавать народное ополчение. В тот же день Александр оставил армию и выехал в Смоленск.
Оставляя заслоны против фланговых ударов, теряя солдат в результате быстрых маршей и стычек с партизанами, «Великая армия» таяла на глазах. К Смоленску под водительством Наполеона подошло только 200 тыс. человек.
В это время Александр I был уже в Москве. Население древней столицы было охвачено патриотическим подъемом. «Наполеон не может нас победить, — говорили простые москвичи, — потому что для этого нужно всех нас наперед перебить».
На встрече с императором дворянство выразило желание выставить в ополчение по 10 человек на каждые сто душ своих крепостных. Московское купечество собрало по подписке 2,4 млн руб. Городской голова, капитал которого составлял 100 тыс. рублей, первый подписался на 50 тыс., крестясь и говоря: «Бог дал их мне, и я отдаю их Отечеству».
Александр I в те дни вел себя необыкновенно скромно, даже робко. Проходя по Кремлю, кланялся народу, просил не расталкивать теснившихся вокруг него людей. Прежде чем выйти к дворянству и произнести речь, долго «набирался духу». Судьба его царствования висела на волоске, но он уже уловил настроение народа, понял, что война приобретает народный характер и что только это может спасти его в схватке с Наполеоном. Кто-то осмелился спросить, что он намерен делать, если Бонапарт захватит Москву. «Сделать из России вторую Испанию», — твердо отвечал Александр. В Испании в это время шла народная борьба против французских оккупантов.
Недаром, однако, говорили, что у Александра I всегда было как бы две политики — либерально-просвещенная и полицейско-репрессивная. В период Отечественной войны А.А. Аракчеев держался в тени, но неотступно следовал за императором. Другой представитель той же политики, граф Ф.В. Ростопчин, был назначен на пост московского генерал-губернатора. Отличаясь самодурством и крайней подозрительностью, он всюду искал шпионов и озадачивал москвичей своими выходками. Когда в одном из московских дворцов дворяне и купцы собрались на встречу с царем, у бокового выхода расторопный Ростопчин поставил возок с двумя полицейскими, одетыми по-дорожному. Все знали, что в этом возке отправится в Сибирь тот, кто скажет лишнее слово.
В конце июля у Смоленска русским армиям удалось соединиться. Александр, к тому времени вернувшийся в Петербург, медлил с назначением главнокомандующего. Общее руководство армиями было поручено Барклаю-де-Толли, занимавшему пост военного министра. Хороший стратег и мужественный воин, он был молчалив, замкнут, малодоступен, почти никогда не говорил с солдатами. В армии его не любили. Багратион, сторонник более активных действий, открыто выражал несогласие с тактикой Барклая.
Генералы не ладили друг с другом. В несогласованности их действий многие видели причину того, что после кровопролитного сражения русские войска оставили Смоленск. Отступление снижало боевой дух армии, участились случаи мародерства, поползли слухи об измене. В армии и обществе заговорили о том, что Барклай «ведет гостя в Москву».
Тем временем, победоносно завершив войну с Турцией, в Петербург вернулся М.И. Кутузов. В ту пору ему шел 67-й год. Ученик и соратник Суворова, он обладал широким стратегическим мышлением, был опытным военачальником и дипломатом.
О Кутузове сразу заговорили как о единственном человеке, способном занять пост главнокомандующего. Московское и Петербургское ополчения избрали Кутузова своим начальником, причем в Петербурге он был избран единогласно, а в Москве обошел Ростопчина.
Александр I недолюбливал Кутузова, но в создавшейся обстановке должен был уступить. «Общество желало его назначения, и я его назначил, — сказал он в сердцах, — сам же я умываю руки». В дальнейшем царь не раз подумывал о замене Кутузова на Барклая, но так и не решился это сделать.
Справедливости ради надо сказать, что Александр I был тверд в борьбе со Наполеоном и внес в нее немалый вклад. Проведя трудные переговоры со шведским королем, он сумел удержать его от союза с французским императором. Так была достигнута еще одна дипломатическая победа в этой войне.
По дороге в армию Кутузов часто повторял: «Если только Смоленск застану в наших руках, то неприятелю не бывать в Москве». За Торжком он узнал, что Смоленск оставлен. «Ключ к Москве взят», — с огорчением сказал Кутузов. После этого его мысли вновь и вновь возвращались к тому, какой выбор он должен сделать. «Не решен еще вопрос, — писал он в одном из писем, — потерять ли армию или потерять Москву».
17 августа у села Царево-Займище Кутузов прибыл в армию, встреченный общим ликованием. Офицеры поздравляли друг друга, а солдаты быстро сложили поговорку: «Пришел Кутузов бить французов». «Разве можно с такими молодцами отступать?» — говорил он, осматривая войска.
Но затем, разобравшись в обстановке, дал приказ продолжить отступление: надо было навести порядок в армии и соединиться с подходившими резервами. Рядом решительных мер Кутузов улучшил снабжение армии, пресек мародерство, подтянул дисциплину. Большие надежды главнокомандующий возлагал на формировавшееся в Москве ополчение.
Москва в эти дни жила необычной жизнью. Большинство тех, кто мог носить оружие, записывалось в ополчение. Старики, женщины, дети готовились в путь. После оставления Смоленска от московских застав потянулись вереницы карет и колясок. Потом их сменили повозки и простые телеги. А затем — пешие.
Торжественные проводы московского ополчения состоялись 14 августа. Замечательный русский поэт В.А. Жуковский, ушедший с ополчением, был человеком совсем не военным. Он писал, что пошел «под знамена не для чина, не для креста и не по выбору собственному, а потому что в это время всякому должно было быть военным, даже и не имея охоты». Московское ополчение участвовало в Бородинской битве.
В Петербурге с 27 августа на трех плацах в течение пяти дней производилось ускоренное обучение 13 тыс. ратников. Впоследствии Петербургское и Новгородское ополчения использовались для усиления войск, прикрывавших Петербург. Несколько позднее включились в военные действия другие ополчения, а также калмыцкие, татарские и башкирские полки.
В конце августа численный перевес все еще был на стороне французов. Но Кутузов шал, что нельзя слишком долго сдерживать рвущуюся в бой армию. Тем более, что русское общество требовало решительных действий и было готово сделать все для победы.
Вечером 22 августа главные силы русской армии остановились у села Бородина на Новой Смоленской дороге, в 110 км от Москвы. К югу от села, километрах в пяти, была деревня Утица — на Старой Смоленской дороге. Развернувшись между ними на холмистой местности, русская армия преградила неприятелю путь на Москву.
Когда главнокомандующий осматривал поле будущего сражения, высоко в небе над ним парил исполинский орел. «Куда он, туда и орел», — вспоминал ординарец Кутузова. Это сочли за добрый знак. Русская армия насчитывала 132 тыс. человек (в том числе 21 тыс. плохо вооруженных ополченцев). Французская армия — 135 тыс. Штаб
Кутузова, полагая, что в армии противника около 190 тыс. человек, избрал оборонительный план.
Французы подошли к Бородину на следующий же день, но были задержаны у деревни Шевардино. 24 августа неприятель штурмовал Шевардинский редут, защищавшийся небольшим отрядом русских войск.
В это время на Бородинском поле спешно возводились укрепления. В центре обороны, на Курганной высоте, была развернута батарея из 18 орудий. Она входила в состав корпуса, которым руководил генерал Н.Н. Раевский. Впоследствии ее стали называть батареей Раевского. Левее от нее, недалеко от села Семеновского, были вырыты земляные укрепления (флеши), на которых разместили 36 орудий. Это был ключевой пункт обороны левого фланга, которым командовал П.И. Багратион. Его имя закрепилось в названии флешей.
26 августа 1812 г. в половине шестого утра началось знаменитое Бородинское сражение. Наполеон намеревался прорвать русские позиции в центре, обойти левый фланг, отбросить русскую армию от Старой Смоленской дороги и освободить путь на Москву.
Но обходный маневр не удался: близ Утицы французы были остановлены. Основной же удар Наполеон обрушил на Багратионовы флеши. Их штурм продолжался почти непрерывно в течение шести часов. Багратион получил тяжелое ранение, командование флангом перешло к генерал-лейтенанту П.П. Коновницыну. Около полудня, ценой огромных потерь французы овладели укреплениями. Русские войска отошли на ближайшие холмы. Попытка французской кавалерии сбить русских с новой позиции успеха не имела.
В это же время были отбиты две атаки французов на батарею Раевского. Пока готовилась третья атака, в тылу французов оказалась русская кавалерия во главе с казачьим атаманом М.И. Платовым и генералом Ф.П. Уваровым. Прошло несколько часов, пока французы организовали отпор. Это время Кутузов использовал для переброски подкреплений в «горячие точки». Третья, решающая атака французов на батарею Раевского была предпринята около двух часов дня.
Схватка длилась более полутора часов. Под напором превосходящих сил русские были вынуждены отойти. Наполеон бросил им вслед кавалерию. Но русская кавалерия ответила контратакой и французы были остановлены. Вклинившись в оборону русских войск, они не смогли добиться прорыва. Путь на Москву по-прежнему был для них закрыт. День закончился под грохот артиллерии. Канонада Бородинского сражения, как говорили, была слышна у московских застав. С наступлением темноты Наполеон приказал оставить ряд захваченных высот, в том числе батарею Раевского.
Атакующая сторона обычно несет более крупные потери. В боях 24—26 августа Наполеон потерял 58,5 тыс. солдат и офицеров. Потери русской армии были не намного меньше — 44 тыс. Это объяснялось тем, что по ходу боя армии неоднократно менялись ролями — русские выбивали французов с захваченных позиций. Большие потери русские войска несли от вражеской артиллерии.
В Бородинском сражении русская армия имела небольшой перевес в количестве пушек, но французы вели более сосредоточенный огонь. На действиях русской артиллерии сказалась гибель в разгар сражения ее командующего генерала А.И. Кутайсова. Русская армия потеряла около тысячи офицеров и 23 генерала. Умер от раны отважный Багратион.
Ввиду больших потерь и принимая во внимание, что у Наполеона остался нетронутый резерв (Старая гвардия), Кутузов приказал утром 27 августа отойти с поля сражения.
Армия подошла к Москве, в которой к тому времени осталась примерно четвертая часть населения. 1 сентября в деревне Фили под Москвой состоялся военный совет, на котором Кутузов поставил вопрос, дать ли под стенами древней столицы еще одно сражение или отступить без боя. Ряд генералов (Бенигсен, Дохтуров, Уваров, Коновницын) настаивали на сражении.
Барклай возражал: в случае неудачного исхода армия не сможет быстро отступить по узким улицам большого города и произойдет катастрофа. Кутузов тоже не был доволен позицией, занятой русской армией. «Пока будет еще существовать армия и находиться в состоянии противиться неприятелю, — сказал он, — до тех пор останется еще надежда с честью окончить войну, но при уничтожении армии не только Москва, но и вся Россия была бы потеряна»
Встал вопрос, в какую сторону отступать. Барклай предложил идти к Волге: «Волга, протекая по плодороднейшим губерниям, кормит Россию». Если бы приняли это предложение, отступать пришлось бы по Владимирской дороге. Но Кутузов не согласился. Решено было идти по Рязанской дороге. Закрывая совет, Кутузов сказал: «Что бы ни случилось, я принимаю на себя ответственность пред государем, Отечеством и армиею».
На следующий день русская армия вышла из Москвы. Когда удалось оторваться от неприятеля, Кутузов приказал оставить Рязанскую дорогу и проселочными дорогами, через Подольск, перейти на Калужскую. В Калуге и ее окрестностях были сосредоточены продовольственные склады, необходимые для армии. Вечером того же дня проходящие войска заметили огромное зарево, поднявшееся над Москвой.
В оставленной русскими войсками и обезлюдевшей Москве орудовали мародеры из «Великой армии» и обыкновенные грабители. Французское командование сначала не придало значения начавшимся в разных местах пожарам. Но в сухую и теплую погоду огонь быстро распространялся. И вот уже сплошь загорелись Арбат и Замоскворечье, вспыхнули деревянные дома на Моховой. Огонь охватил торговые ряды Китай-города. В огромные костры превратились баржи с сеном на Москве-реке.
Огненное кольцо сжималось вокруг Кремля, где остановился Наполеон. Поздно вечером император со свитой выедал из Кремля и по горящей Тверской перебрался в Петровский загородный дворец.
Кутузов пил чай и беседовал с крестьянами, когда ему сообщили о пожаре. Помолчав, он сказал: «Жалко это, правда, но подождите, я ему голову проломаю».
Москва горела шесть дней. Пожар уничтожил три четверти городских построек и провиантские склады. Французская армия сразу оказалась на грани голода.
Русская армия расположилась у села Тарутина, в 80 км от Москвы, прикрывая тульские оружейные заводы и плодородные южные губернии. Подтягивались резервы, залечивались раны. Обосновавшийся в Москве Наполеон полагал, что кампания окончена, и ждал предложений о мире. Но никто не слал к нему послов. Гордому завоевателю пришлось самому обращаться с запросами к Кутузову и Александру I.
Кутузов отвечал уклончиво, ссылаясь на отсутствие полномочий. При этом возглавляемая им армия была решительно против переговоров о мире. А при дворе шла закулисная борьба. Вдовствующая императрица Мария Федоровна, брат царя Константин и царский любимец Аракчеев возглавили придворную клику, требовавшую мира с Наполеоном.
К ним присоединился канцлер Н.П. Румянцев. Между армией и двором возникли напряженные отношения, и генералы довели до сведения царя свое пожелание об отставке Румянцева. Александр посчитал такой поступок величайшей дерзостью, но подавил свой гнев. Румянцев остался на посту канцлера. Но вступать в переговоры с Наполеоном царь отказался.
Положение наполеоновской армии быстро ухудшалось. Оторвавшись от своих тыловых баз, она существовала за счет изъятия продуктов у местного населения. Повсюду бесчинствовали фуражиры и мародеры. Подмосковные крестьяне, как прежде смоленские, уходили в леса.
На смоленской земле и в Подмосковье развернулось партизанское движение. Отрядами партизан руководили солдаты, бежавшие из французского плена, местные помещики, особо авторитетные крестьяне. Так под командованием крепостного крестьянина Герасима Курина в Подмосковье сражалось свыше 5 тыс. пеших и 500 конных крестьян. В Смоленской губернии широкую известность получила старостиха Василиса Кожина, возглавлявшая отряд из подростков и женщин. Партизаны выслеживали и уничтожали отдельные небольшие группы наполеоновских солдат.
Кутузов, быстро оценивший значение партизанской войны, стал засылать в тыл неприятеля кавалерийские отряды. Пользуясь поддержкой населения, они наносили чувствительные удары по врагу.
Одним из первых пошел в партизаны поэт и гусар Денис Васильевич Давыдов (1784—1839). Подполковник А.С. Фигнер проник в оккупированную Москву и слал донесения в штаб Кутузова. Затем он организовал партизанский отряд. Смелые рейды по тылам противника совершал отряд А.Н. Сеславина. Отряд И.С. Дорохова, взаимодействуя с крестьянскими повстанцами, в конце сентября освободил г. Верею.
В октябре отряды Давыдова, Фигнера, Сеславина и В. В. Орлова-Давыдова, Действуя совместно, окружили и взяли в плен 2 тыс. французов. За месяц пребывания в Москве французская армия потеряла около 30 тыс человек.
Приближались холода, и Наполеон понял, что зимовать на московских пепелищах было бы безумием. В начале октября у села Тарутина произошло сражение между французским авангардом и частями русской армии. Французы отступили с большими потерями. Будто бы для того, чтобы «наказать» русских, Наполеон 7 октября вывел свою армию из Москвы. Передовые части двух армий встретились у Малоярославца.
Пока город переходил из рук в руки, подошли основные силы. Перед Наполеоном встал вопрос: давать ли генеральное сражение, чтобы прорваться на Калужскую дорогу, или отступать по Смоленской, где его ожидали разграбленные села и озлобленное население. На этот раз непобедимый Наполеон решил не искушать судьбу и дал приказ ступать на Смоленск.
Но оказалось, что от судьбы не уйдешь. Отступавшие французские войска подвергались ударам казаков, летучих кавалерийских отрядов, партизан. От бескормицы падали лошади — приходилось бросать артиллерию, спешивалась кавалерия. Кутузовская армия двигалась параллельно наполеоновской, все время угрожая вырваться вперед и отрезать пути отступления. Из-за этого Наполеон не смог задержаться в Смоленске дольше четырех дней.
С наступлением холодов положение французской армии стало критическим. Только гвардия и присоединившиеся к ней два корпуса сохраняли боеспособность.
Огромные потери французская армия понесла при переправе у р. Березины 14—16 ноября. Вскоре после этого Наполеон тайно уехал в Париж, оставив армию. В середине декабря жалкие ее остатки перешли обратно через Неман.
Преследовавшая Наполеона русская армия тоже понесла большие потери — не только в боях, но и от холода, плохого питания, болезней, изнурительных маршей. К берегам Немана вышла лишь половина той армии, что стояла у Тарутина.
Наполеоновское нашествие было огромным несчастьем для России. В прах и пепел были обращены многие города. В огне московского пожара навеки исчезли драгоценные реликвии прошлого. Громадный урон понесли промышленность и сельское хозяйство. Впоследствии Московская губерния быстро оправилась от опустошения, а в Смоленской и Псковской вплоть до середины века численность населения была меньше, чем в 1811 г.
Но общая беда, как известно, сближает людей. В борьбе с врагом тесно сплотилось население центральных губерний, составлявшее ядро русской нации. Не только губернии, непосредственно пострадавшие от нашествия, но и примыкавшие к ним земли, принимавшие беженцев и раненых, отправлявшие ратников, продовольствие и вооружение, жили в те дни одной жизнью, одним делом. Это значительно ускорило сложный и длительный процесс консолидации русской на-ции. Теснее сблизились с русским народом другие народы России.
Жертвенная роль, выпавшая на долю Москвы в драматических событиях 1812 г., еще более возвысила ее значение как духовного центра России. Наоборот, сановный Петербург, двор, официальное правительство оказались на периферии событий. О них в тот грозный год как бы почти забыли. Александру I так и не удалось сблизиться с народом. Аракчеев, Ростопчин, полицейский возок — все это по-прежнему отделяло его от простого народа, от общества.
М.И. Кутузов, в ком счастливо сочетались лучшие черты русского характера, не случайно оказался в центре событий. Выдвинутый народом, обществом, в тот год он стал, по существу, национальным лидером. В самом названии Отечественной войны как бы подчеркивается ее общественный, народный характер. (Недаром император Павел в свое время пытался запретить слово «Отечество».)
В 1812 г. русское общество, заставив самодержавное правительство потесниться, вновь, как во времена Минина и Пожарского, взяло дело защиты Отечества в свои руки. В борьбе с иностранными захватчиками Россия отстояла свою независимость и территориальную целостность.
Эти события произвели очень сильное впечатление на современников, особенно на молодежь. «Мы были дети 12-го года», — говорили о себе декабристы. «Гроза двенадцатого года» наложила неизгладимый отпечаток на творчество А.С. Пушкина, М.Ю.Лермонтова. На ее преданиях выросли А.И, Герцен и Н.П. Огарев. Она не прошла бесследно.
Заграничный поход русской армии и Венский конгресс. К весне 1813г. значительная часть Польши была освобождена от наполеоновских войск. Русская армия под командованием М.И. Кутузова вступила на территорию Пруссии.
Прусский король, боявшийся Наполеона как огня, настаивал на продолжении союза с ним. Но прусская армия объявила о прекращении военных действий против русских войск. По всей Германии развернулось народное движение против оккупантов. В тылу французских войск действовали партизанские отряды. Одним из них командовал русский офицер А.С. Фигнер. (Осенью он погиб, пытаясь вырваться из окружения.)
В феврале 1813г. Россия и Пруссия заключили союзный договор, а затем французы были изгнаны из Берлина. Наполеон, однако, собрал новую армию, численно превосходившую действовавшие против него войска. В апреле умер Михаил Илларионович Кутузов. После этого русско-прусские войска потерпели ряд поражений. В военных действиях наступила пауза и развернулась дипломатическая борьба.
Наполеоновская дипломатия, проявившая неуступчивость, не смогла предотвратить образование новой антифранцузской коалиции в составе России, Англии, Пруссии, Австрии и Швеции.
В октябре 1813г. произошло грандиозное Лейпцигское сражение («битва народов»). С обеих сторон в нем участвовало более полумиллиона человек. Наполеон был разбит, но из-за несогласованности действий союзников умел выйти из окружения. В конце 1813 — начале 1814 г. союзные армии вступили на территорию Франции. 18 (30) марта капитулировал Париж.
Наполеон был сослан на о. Эльбу в Средиземном море. Но через год он неожиданно вернулся во Францию и без единого выстрела вступил в Париж. На этот раз его правление продолжалось всего сто дней, В июне 1815 г. в битве на картофельных полях близ селения Ватерлоо в Бельгии он потерпел решающее поражение от соединенных сил английской, голландской и прусской армий.
В 1814 г. в Вене был созван конгресс для решения волоса о послевоенном устройстве Европы. В австрийскую столицу съехались представители всех европейских государств (кроме Турции), но главную роль играли Россия, Англия и Австрия. Русскую делегацию возглавлял Александр I.
Победа народов Европы над тиранией Наполеона была использована европейскими правителями для восстановления прежних монархий. Но крепостное право, сметенное в ряде стран по ходу наполеоновских войн, восстановить оказалось невозможно.
По венским соглашениям в состав России перешла значительная часть Польши вместе с Варшавой. Александр I предоставил Польше конституцию и созвал сейм.
В 1815 г., когда конгресс закончился, русский, прусский и австрийский монархи подписал и договор о Священном союзе. Они взяли на себя обязательство обеспечивать незыблемость решений конгресса. В дальнейшем к союзу присоединилось большинство европейских монархов. В 1818—1822 гг. регулярно созывались конгрессы Священного союза. Англия не вступила в союз, но активно его поддерживала.
После наполеоновское устройство мира, осуществленное на консервативной основе, оказалось непрочным. Некоторые из восстановленных феодально-аристократических режимов вскоре стали трещать по швам.
Священный союз был активен лишь первые 8—10 лет, а затем фактически распался. Тем не менее Венский конгресс и Священный союз нельзя оценивать только отрицательно. Они имели и положительное значение, обеспечив на несколько лет всеобщий мир в Европе, измученной кошмаром непрерывных войн.
После наполеоновского нашествия возникло длительное отчуждение между Россией и Францией. Лишь к концу XIX в. отношения потеплели, а затем началось сближение.
В 1912 г. в России широко отмечалось столетие Отечественной войны. 26 августа на Бородинском поле состоялся парад. Были возложены венки к памятнику на батарее Раевского, на могилу Багратиона. У деревни Горки, где находился командный пункт русских войск, был открыт памятник Кутузову. В торжествах участвовала французская военная делегация. На холме у села Шевардина, откуда руководил сражением Наполеон, был установлен обелиск в память о французских солдатах и офицерах, павших на полях России.
Так, через сто лет, произошло примирение. Ибо не могут и не должны народы вечно хранить обиду друг на друга.
Внутренняя политика Александра I после Отечественной войны. После наполеоновских войн передовая часть русского общества ожидала, что в истории России начнутся новые времена. Солдаты и офицеры, познакомившись с более свободной жизнью европейских народов, в новом свете воспринимали печальную российскую действительность. Крепостные крестьяне, побывавшие в ополчении, испытавшие все тяготы походной жизни, смотревшие смерти в глаза, с тяжелым разочарованием убеждались, что они не заслужили даже свободы.
Александр I понимал необходимость перемен. В частных беседах он говорил, что крестьян надо освободить. Прочитав антикрепостническое стихотворение А.С. Пушкина «Деревня», царь велел благодарить поэта за добрые чувства, которые оно внушает. Но это были слова. Дела оказались иными.
Проект освобождения крестьян царь поручил составить Аракчееву. Царский временщик, запоровший в своем имении не одного крепостного, с готовностью взялся исполнить порученное дело. И проект под его руководством был составлен. В основе его лежало предложение покупать в казну поступающие в продажу имения. Для этой цели ежегодно надо было отпускать 5 млн руб. Каждый выходящий на волю крестьянин должен был получить земельный надел не менее 2 дес. (по существу, это был нищенский надел). При таких темпах крепостное право должно было окончательно исчезнуть не раньше, чем через 200 лет.
При этом министр финансов заявил, что в казне не найдется на эти цели 5 млн руб. ежегодно. Тогда, в 1818 г., был создан секретный комитет для разработки нового плана. Членам комитета удалось разработать проект, не требовавший от казны никаких расходов, но рассчитанный на столь же неопределенный срок. Царь ознакомился с проектом и запер его в своем письменном столе. Этим дело и кончилось.
В марте 1818 г., в речи на открытии польского сейма, император заявил о намерении дать конституционное устройство всей России. Эту речь с восторгом восприняли все передовые русские люди. Тогда же Александр поручил Н.Н. Новосильцеву разработать проект российской конституции.
Работа над проектом шла под непосредственным руководством князя П.А. Вяземского, поэта и государственного деятеля. За образец была взята польская конституция. Использовался и проект Сперанского. К 1821 г. работа над «Государственной уставной грамотой Российской империи» была закончена.
Как и по проекту Сперанского, намечалось создание законосовещательного представительного органа. При этом он должен был быть не однопалатным, как у Сперанского, а двухпалатным: верхней палатой становился Сенат. Сенаторы назначались царем, а члены нижней палаты отчасти тоже назначались, а отчасти избирались на основании многостепенных выборов. Россия получала федеративное устройство, разделяясь на 12 наместничеств, в каждом из которых создавался свой представительный орган.
Важное значение имело провозглашение в «Уставной грамоте» гарантий неприкосновенности личности. Никто не мог быть арестован без предъявления обвинения. Никто не мог быть наказан иначе, как по суду. Провозглашалась свобода печати. Если бы «Уставная грамота» была введена в действие, Россия вступила бы на путь к представительному строю и гражданским свободам.
В 1820—1821 гг. произошли революции в Испании и Италии, началась война за независимость в Греции. Эти события не на шут¬ку испугали царя. Немного поколебавшись, он поступил так, как поступал неоднократно. Проект «Уставной грамоты» был положен в дальний ящик стола и забыт. Царствование Александра близилось к концу. Слова так и не воплотились в дела.
Более того, политика Александра I стала меняться не в лучшую сторону. Царя давно беспокоило то, что система набора в армию («рекрутчина») не позволяла резко увеличивать численность армии в военное время и сокращать в мирное. Еще Павел замышлял устройство военных поселений. Через Аракчеева эту идею воспринял Александр. Военный министр Барклай-де-Толли был против этой затеи, но по указанию царя первые опыты были предприняты еще до 1812 г.
В 1815г. Александр вернулся к мысли о военных поселениях. Это стало его навязчивой идеей. «Они будут во что бы то ни стало, хотя бы пришлось уложить трупами дорогу от Петербурга до Чудова», — говорил он в запальчивости. От Чудова начиналась полоса военных поселений, основная часть которых развертывалась в Новгородской губернии. Устройство их было поручено Аракчееву.
В селения вводились воинские части, и все жители переводились на военное положение. Одно село, не пожелавшее принять солдат, было блокировано, и голод заставил крестьян сдаться. Всех взрос¬лых крестьян, до 45 лет, одели в военную форму и побрили. Крестьянские избы сносились, на их месте строились одинаковые дома, рассчитанные на четыре семьи, которые должны были вести общее хозяйство.
Весь быт военных поселян был мелочно расписан. Отступления от расписания строго карались, на что расходовались целые возы шпицрутенов. Основным занятием были военные учения. Все сельскохозяйственные работы производились только по приказу командира.
А поскольку офицеров интересовала прежде всего шагистика и они мало разбирались в земледелии, то случалось, что хлеб осыпался на корню, а сено гнило под дождем. Ремеслами и торговлей можно было заниматься лишь с разрешения начальства.
В результате в районе военных поселений прекратилась всякая торговля. Особенно большие притеснения испытывали зажиточные крестьяне, державшиеся более независимо. Аракчеев считал, что «нет ничего опаснее богатого поселянина».
Даже жениться военный поселянин мог только с разрешения начальства. Современники наблюдали трагикомические сцены, когда парни и девушки выстраивались в две шеренги и командир назначал невесту каждому парню.
В военных поселениях неоднократно происходили восстания (крупнейшее — в 1831 г., в районе Старой Руссы). Тем не менее, система военных поселений, основанная на самом грубом попрании человеческой личности, просуществовала до 1857 г.
Примерно с 1820 г. Александром стала овладевать странная апатия. Он снова заговорил о том, что снимет корону и уйдет в частную жизнь. Все дела постепенно сосредоточивались в руках Аракчеева. Подобострастный перед царем, он был груб со всеми, кого не боялся, кто не мог с ним посчитаться. Всеобщую ненависть к себе он сносил охотно и не без самодовольства.
Доверившись Аракчееву, Александр погубил себя в общественном мнении. В петербургском Гостином дворе купцы толковали о том, что государь забросил дела, разъезжает по Европе, тратит большие деньги, а когда дома, то забавляется военными парадами.
Но не все было так просто, как казалось обывателям. Александр жил сложной и не совсем ясной для окружающих внутренней жизнью. Он был словно весь соткан из противоречий. В нем уживались склонность к религиозному мистицизму и любовь к шагистике, откровенная леность к занятиям и всегда неутоленная жажда путешествий, заставившая его исколесить половину Европы и половину России. Во время путешествий по России он заходил и в крестьянские избы.
Казалось, правда, что в последние годы своей жизни Александр пытался уйти в религию, забыться на парадах и в поездках только для того, чтобы отвлечься от двух преследовавших его мыслей. Одна из них была о том, что в его царствовании уже ничего нельзя исправить и оно не оправдывает убийства отца. Вторая — о зреющем против него самого заговоре.
Первые организации будущих декабристов. В 1815 г. несколько офицеров Семеновского полка устроили «артель»: в складчину готовили обеды, а после играли в шахматы, вслух читали иностранные газеты, обсуждали острые вопросы. Вскоре Александр дал знать, что такого рода «сборища» ему не нравятся. Офицеры поняли, что они не могут рассчитывать на гласное обсуждение животрепещущих вопросов российской действительности.
В 1816 г. возникла первая тайная офицерская организация, названная «Союзом спасения». Его возглавил полковник Гене¬рального штаба Александр Муравьев. В число основателей входили также князь Сергей Трубецкой, Никита Муравьев, Матвей и Сергей Муравьевы-Апостолы, Иван Якушкин. Все шестеро были участниками Отечественной войны и заграничных походов. Якушкин отличился в Бородинском сражении. Позднее в «Союз» вступили гвардейские офицеры Павел Пестель, князь Евгений Оболенский и Иван Пущин, лицейский друг Пушкина.
Главной целью общества было введение конституции и гражданских свобод. В уставе «Союза» говорилось, что если царствующий император «не даст никаких прав независимости своему народу, то ни в коем случае не присягать его наследнику, не ограничив его самодержавия». Обсуждался и вопрос об отмене крепостного права.
Глубокое негодование среди членов общества вызвало устройство военных поселений. Под впечатлением от известий о насилиях над мирными крестьянами Якушкин вызвался убить царя. Друзьям с большим трудом удалось его отговорить.
«Союз спасения» строился на основании глубокой конспирации и строгой дисциплины. За два года в общество вступило около 30 человек. Перед его руководителями остро встал вопрос, что же делать дальше. Общество не могло пассивно ожидать конца царствования. Цареубийство большинство членов отвергало по нравственным соображениям.
К тому же стало известно, что Александр готовится освободить крестьян и ввести конституцию. Осуществление этих реформ сделало бы бессмысленным существование замкнутой офицерской организации.
В то же время надо было учитывать опасность того, что реакционеры объединят свои усилия и, как во времена Сперанского, сорвут преобразования. Поэтому было решено сосредоточить силы на подготовке общественного мнения к предстоящим реформам, на пропаганде конституционных идей.
В 1818 г. вместо «Союза спасения» был основан «Союз благоденствия». Во главе его стояли те же лица, что и в прежней организации. Они образовали Коренную управу. Ей подчинялись местные «управы» — в Петербурге, Москве и некоторых других городах.
Новый «Союз» носил более открытый характер. В нем состояло около 200 человек. В уставе («Зеленой книге») говорилось, что «Союз» считает своей обязанностью «распространением между соотечественников истинных правил нравственности и просвещения споспешествовать правительству к возведению России на степень величия и благоденствия». Одной из главных своих целей «Союз» считал развитие благотворительности, смягчение и гуманизацию нравов.
Судьба крепостного крестьянина и рядового солдата была в центре внимания «Союза». Его члены должны были делать достоянием гласности факты жестокого обращения с крепостными, «истреблять» продажу их поодиночке и без земли. Следовало добиваться устранения из армейской жизни произвола, жестоких наказаний, рукоприкладства.
Большое значение «Союз благоденствия» придавал гуманистическому воспитанию юношества. Члены «Союза», имевшие поместья, должны были открывать школы для крестьян. «Союз» ставил себе целью бороться против взяточничества, стремился к мирному разрешению возникающих в стране конфликтов, стараясь приводить к соглашению «различные племена, состояния, сословия». Развитие производительных сил Отечества тоже входило в цели «Союза». Его члены должны были способствовать внедрению передовых приемов земледелия, росту промышленности и ремесел, расширению торговли.
Для достижения своих целей члены «Союза» должны были активно участвовать в общественной жизни, в деятельности легальных научных, просветительных и литературных обществ. Предполагалось наладить издание собственного журнала.
Знакомство с «Зеленой книгой» показывает, что ее авторы были передовыми людьми — с широким кругозором и добрым сердцем. Существовала и вторая часть «Зеленой книги», известная лишь основному ядру общества. В ней были записаны его заветные цели — введение конституции и уничтожение крепостного права.
За короткое время своего существования «Союз благоденствия» успел сделать очень немногое из того, что было намечено. Его члены выступали за отмену крепостного права, некоторые из них старались облегчить положение своих крепостных.
Иван Якушкин открыл школу в своем имении. Сергей Муравьев-Апостол, служивший в Семеновском полку, много сделал для того, чтобы облегчить жизнь солдата. При этом все его усилия пошли прахом, когда в Семеновский полк был назначен новый командир. Сразу же воцарились муштра и палочная дисциплина. В 1820 г. в полку произошли солдатские волнения. «Зачинщики» были жестоко наказаны, остальные солдаты разосланы по отдаленным гарнизонам.
Будущие декабристы не участвовали в этом выступлении, но кары коснулись и их. Большинство офицеров-семеновцев были срочно переведены в обычные армейские корпуса и высланы из столицы. 17-летнему Михаилу Бестужеву-Рюмину не разрешили даже заехать в имение, чтобы попрощаться с умирающей матерью. Вместе с Сергеем Муравьевым-Апостолом он был переведен на юг, в Черниговский полк.
Среди солдат этого полка оказалось много бывших семеновцев. Павел Пестель в 1821 г. был произведен в полковники и назначен командиром Вятского полка, который располагался недалеко от Черниговского. Так оказались на юге многие участники тайного общества.
Между тем правительство оставило политику реформ и вступило на путь реакции. Стало очевидно, что организационное строение и программа «Союза благоденствия» не отвечают новым условиям. Вместо того чтобы «споспешествовать правительству», надо было развернуть самостоятельную борьбу за обновление России. В 1821 г. тайный съезд «Союза благоденствия» в Москве объявил организацию распущенной. Руководители движения хотели организовать новое общество, способное к более решительным действиям.
Северное и Южное общества декабристов. В 1821 — 1822 гг. возникло два новых общества — Северное в Петербурге и Южное в армейских частях, расквартированных на Украине. Они поддерживали связь между собой, стремились к объединению, но пошли во многом разными путями.
Северное общество возглавила Дума, в которую входили Сергей Трубецкой, Никита Муравьев и Евгений Оболенский. Программным документом общества стала «Конституция», разработанная Н.М. Муравьевым.
В первоначальном варианте она называлась «Уставной грамотой Славяно-русской империи». Не только по этому названию, но и по содержанию проект Муравьева перекликался с проектом Вяземского. Поддерживая близкие отношения со многими членами общества, Вяземский ознакомил их с проектом, над которым так много работал и от которого правительство отказалось.
Сходство двух проектов заключалось в сохранении монархии, введении федеративного устройства и создании двухпалатного представительного органа, избираемого на основе имущественного ценза. Но по сравнению с проектом Вяземского права представительного органа были расширены, а монарха — ограничены. Россия должна была стать конституционной монархией.
Но самое глубокое отличие состояло в том, что Муравьев не мыслил введения конституции без отмены крепостного права. «Крепостное право и рабство отменяются, — говорилось в его проекте. — Раб, прикоснувшийся земли русской, становится свободным».
Крестьянам, освобожденным от крепостной неволи, предоставлялся приусадебный участок и надел по 2 десятины на двор. Приходится признать, что этот пункт заимствован из проекта Аракчеева. Вместе с тем в «Конституции» подчеркивалось, что военные поселения должны быть ликвидированы.
«Конституция» Никиты Муравьева была сложным документом. Ее автор, занимавший среди декабристов очень умеренные позиции, попытался свести воедино и пересмотреть неосуществленные проекты Александра I. Кое в чем он продвинул их вперед, кое в чем остался на их почве.
Положительная сторона проекта Муравьева — это то, что в своей основе он был реалистичен. Автор понимал, что нельзя навязывать стране такие преобразования, для которых она еще не созрела.
Недостаточная реалистичность некоторых положений объяснялась не «забеганием вперед», а боязнью слишком задеть интересы помещиков. В самом деле, вряд ли можно было считать реальным освобождение крестьян от помещичьей кабалы, если бы они получили по две десятины на двор.
В последующие годы в Северном обществе произошла смена поколений. А.Н. Муравьев, основатель «Союза спасения», отошел от общества. Все менее активно работал в нем Никита Муравьев, не обладавший крепким здоровьем. Трубецкой по службе был переведен в Киев. К руководству пришли более молодые и радикально настроенные люди. В начале 1825 г. в Думу входили Е.П. Оболенский, А.А. Бестужев и К.Ф. Рылеев, вступивший в общество в 1823 г. по рекомендации Пущина.
Евгений Оболенский был человеком мягким и не очень решительным. Александр Бестужев (литературный псевдоним — Марлинский), поэт и беллетрист романтического направления, блестящий офицер, охотно отвлекался на светские развлечения. Основное бремя организаторской работы в тайном обществе легло на Кондратия Рылеева.
Ко времени вступления в общество (28 лет) он был уже известным поэтом. В своих стихах он прославлял свободу, внушал ненависть к тирании. Широкую популярность приобрела его ода «К временщику». Все знали, что она адресована Аракчееву. В Северном обществе Рылеев проявил замечательные организаторские способности.
В числе новых членов был Петр Каховский. Он собирался в Грецию, где шла война за независимость, Но остался в Петербурге, встретив Рылеева, своего старого друга. Человек нетерпеливый, Каховский рвался совершить цареубийство. С немалым трудом Рылееву удавалось его сдерживать.
Большим успехом Рылеева было установление контактов с кружком морских офицеров, которые позднее вступили в Северное общество. Трубецкой, вернувшийся в Петербург, не принимал активного участия в жизни общества, предпочитал приглядываться и прислушиваться.
Программным документом Южного общества стала написанная Пестелем «Русская правда». Согласно этому проекту Россия провозглашалась единой и неделимой республикой с однопалатным парламентом (Народным вечем). Избирательным правом наделялись все лица, достигшие 18 лет. Исполнительная власть передавалась Державной думе, состоящей из пяти человек. Каждый год из нее выбывал один человек и один избирался. Пост президента занимал тот, кто находился в Думе последний год.
Крепостное право отменялось, сословия ликвидировались. К освобожденным крестьянам переходила половина всего земельного фонда. Другая половина оставалась в частной собственности помещиков и иных лиц, пожелавших приобрести землю.
Павел Пестель и Никита Муравьев, написавшие столь разные проекты, расходились и в том, как провести их в жизнь Муравьев предполагал вынести свой проект на рассмотрение Учредительного собрания. Пестель считал, что Русская правда» должна быть введена в действие декретом Временного революционного правительства, обладающего диктаторской властью.
«Русская правда» была выдающимся памятником декабристской мысли. Аграрная ее часть отличалась продуманным подходом к проблеме. Недаром впоследствии, когда готовилось освобождение крестьян, власти взяли за основу (сами того не подозревая) идею Пестеля о разделении земель частновладельческих и крестьянских. Но не все в программе Пестеля было реалистично.
Нельзя, например, было ликвидировать в России сословия, когда в ней еще не вполне сложились классы капиталистического общества. Это повело бы к разрушению социальных структур общества, могло вылиться в развал и хаос.
Пестель, главный теоретик Южного общества, был человеком замкнутым и малообщительным. Душой Южного общества стал Сергей Муравьев-Апостол. Его любили солдаты, к нему тянулись офицеры. Правой рукой Муравьева-Апостола был Михаил Бестужев-Рюмин, обладавший неиссякаемой энергией и организа-торскими способностями. Именно он разузнал об «Обществе соединенных славян» и установил с ним контакт.
В отличие от Южного общества, где тон задавали опальные гвардейцы, Общество славян сложилось в среде провинциального офицерства. Члены этого общества (братья Борисовы, И.И. Горбачевский и др.) мечтали о создании федерации свободных славянских государств. Бестужев-Рюмин сказал им, что начинать надо с освобождения России от ига самодержавия и крепостного права. Считая это первым шагом к освобождению всех славянских народов, члены «Общества соединенных славян» присоединились к Южному обществу.
Чтобы выработать общую программу действий, Пестель в 1824 г. приезжал в Петербург. Ему не удалось убедить «северян» принять «Русскую правду», хотя многие из них, в том числе Рылеев, постепенно становились республиканцами. Договорились только об одном — выступать надо совместно. Предполагалось, что это произойдет летом 1826 г.
1825 год. Декабрь и декабристы. Александр I давно знал о существовании тайных обществ, но странно бездействовал. Осенью 1825 г. императорская чета уехала отдыхать в Таганрог. В конце октября император ненадолго съездил в Крым. Вернулся нездоровым, несколько дней перемогался, а затем болезнь приняла серьезный оборот. 19 ноября 1825 г. Александр I скончался в возрасте 47 лет.
Внезапная смерть царя, физически здорового, но душевно надломленного, поразила многих современников. И долгие годы после этого ходила легенда, будто под сводами Петропавловского собора обрел покой другой человек. Александр же оделся в простую одежду, накинул на плечи котомку и ушел в народ. Ходил он, беспаспортный, по городам и селам, назывался старцем Федором Кузьмичем, терпел от властей обиды и, наконец, нашел приют где-то в глухой сибирской деревне. Учил там грамоте крестьянских детей и замаливал свои грехи, вольные и невольные.
Когда стали разбирать оставшиеся после Александра I бумаги, обнаружили несколько доносов с поименным перечислением членов тайных обществ. Генерал И.И. Дибич, начальник Главного штаба, тотчас же отослал все бумаги в Петербург и распорядился об аресте руководителей Южного общества.
Александр I не имел детей. Наследовать престол должен был Константин, второй сын Павла I. Но в свое время он был так потрясен убийством отца, что дал зарок не вступать на престол. А женитьба на польке совсем отрезала ему дорогу на трон. Александр завещал престол своему следующему по старшинству брату — Николаю.
Долгие годы это завещание оставалось тайной. Известие о смерти императора пришло в столицу 27 ноября. Великий князь Николай Павлович начал было говорить о завещании и о своем праве на престол. Но его резко осадил военный губернатор Петербурга, герой Отечественной войны М.А. Милорадович: существует закон о престолонаследии, который надо соблюдать, а кроме того он, Николай, не очень любим в гвардии и потому вряд ли присяга ему пройдет спокойно. Николая и в самом деле не любили в гвардии. «Зол, мстителен, скуп», — говорили о нем офицеры. Получив такой отпор, Николай стушевался и вместе со всеми присягнул брату.
Константин оставался в Варшаве. Он заперся в кабинете, никого не принимал и не распечатывал пакетов, адресованных ему как императору. В письмах к Николаю он подтверждал свое отречение от престола, но отказывался приехать в Петербург и заявить об этом публично. Ему казалось безопасней оставаться в Варшаве под прикрытием верных ему войск.
Междуцарствие затягивалось. Препираясь между собой, братья роняли свой авторитет. Многие понимали, что выбор любого из них сулит мало хорошего: резкий, вспыльчивый, характером весь в отца Константин и холодный, надменный Николай. В такой обстановке взоры некоторых сановников и многих офицеров обратились в сторону тайного общества, которое фактически перестало быть тайным.
На собраниях у Рылеева толпилась масса народа, и никто твердо не знал, кого уже приняли в общество, а кого еще нет. Милорадович смотрел на эти собрания сквозь пальцы. Однажды к Оболенскому подошел генерал В.Н. Шеншин, командир гвардейской бригады, и спросил: «Что же нам теперь делать? А в теперешних обстоятельствах необходимо на что-то решиться».
В считанные дни выявилась влиятельная оппозиция самодержавию, включавшая в себя некоторых членов Государственного совета и сенаторов, часть генералитета и офицерства и значительную долю столичной интеллигенции. Сердцевидной этой оппозиции стало Северное общество.
Центром притяжения консервативных сил стал Николай, и вскоре заговорили о новой присяге. Это заставило руководителей Северного общества начать действовать. Было решено Николаю не присягать, поднять гвардейские полки и собрать их на Сенатской площади.
Если бы в наличии оказались внушительные силы, кандидатура Николая отпала бы сама собою. Тогда Сенат должен был обнародовать манифест о созыве Великого Собора для решения вопроса о форме правления.
До созыва Собора власть переходила в руки Временного правительства. В его состав предполагалось пригласить наиболее уважаемых и заслуженных людей: адмирала Н.С. Мордвинова, М.М. Сперанского, сенатора И.М. Муравьева-Апостола (отца трех членов Южного общества), а также московского архиепископа Филарета
Тогда же было решено, что власть над войсками, отказавшимися присягать Николаю, вручается полковнику Трубецкому. Выбор его объяснялся тем, что князь являлся как бы связующим звеном между сановно-аристократической оппозицией и Северным обществом.
При этом в несколько дней положение круто изменилось Путем обещаний, давления и угроз Николай сплотил на своей стороне подавляющую часть высших сановников и генералов. 13 декабря ему присягнули Государственный совет и Сенат. Вместе со всеми пришлось присягнуть и тем, на кого надеялись члены тайного общества.
Мордвинов, отправляясь в Совет, сказал знакомому поручику, что не знает, вернется ли: если не присягнет, то и не вернется. И добавил: «Теперь не нам, а вам, господа, и гвардии должно действовать».
Начался отлив и в самом Северном обществе: уже не знали, на кого можно положиться, а на кого нет. Некоторые говорили, что не верят в успех и не хотят быть четвертованными.
Между тем присяга войск была назначена на 14 декабря. Не выступить было нельзя, ибо дело зашло слишком далеко и общество перестало быть тайным. В случае неудачи решили отступать в район военных поселений. Заговорщики надеялись, что войска, присягнувшие Николаю, не будут стрелять в своих братьев по оружию и компромисс будет достигнут.
14 декабря 1825 г. офицеры Александр Бестужев и Дмитрий Щепин-Ростовский (потомок ростовских князей) вывели к памятнику Петру I Московский полк. Затем к ним присоединились гвардейский морской экипаж и лейб-гвардии гренадерский полк — всего около 3 тыс. человек. Верные Николаю войска оцепили их, имея четырехкратное превосходство.
Трубецкой, решив, что дело проиграно, не явился на площадь. Но собравшиеся на ней декабристы так не считали. На стороне Николая было численное превосходство, на их стороне — моральное. Их выступление было бы сразу подавлено, если бы произошло в казармах. Выход к Медному всаднику был очень удачным решением. Здесь их видела вся столица, вся Россия, вся Европа.
Их сила была в том бесстрашном вызове, который они бросали самодержавию, требуя вольностей и прав. «Открытые, откровенные действия необходимы, — писал впоследствии А.И. Герцен, — 14-е декабря так сильно потрясло всю молодую Русь оттого, что было на Исаакиевской площади».
Сила декабристов была также в неприменении силы, ибо Николай как раз и ожидал от них активных действий, чтобы обрушиться на них всем своим войском. Даже первые конные атаки на Московский полк отражались холостыми залпами. Декабристам удалось почти безупречно выстоять в этом моральном поединке. И только когда подъехал Милорадович и начал уговаривать солдат присягнуть Николаю, не выдержали нервы у Каховского...
Николай не хотел идти ни на какие уступки, но противостояние затягивалось. Время работало не на Николая. В его войсках стояло немало членов тайного общества, не сумевших или не рискнувших поднять своих солдат. Через народ, столпившийся у строящегося Исаакиевского собора, солдаты присягнувших полков передавали своим товарищам на Сенатской площади, что перейдут к ним, как только стемнеет. В сумерках, действительно, многое могло смешаться.
Убийство Милорадовича сторонники Николая использовали как повод для решительных действий. Николай приказал пустить в ход артиллерию.
Накануне событий 14 декабря были арестованы руководители Южного общества. Но в конце декабря молодые офицеры из Общества славян освободили Сергея Муравьева-Апостола и его товарищей. С несколькими ротами Черниговского полка он выступил на соединение с другими частями, на помощь которых рассчитывал.
3 января 1826 г. его настиг отряд гусар с конной артиллерией. Муравьев-Апостол не велел солдатам стрелять и повел их в атаку на орудия. Картечным залпом он был ранен, потерял сознание, а очнулся уже в плену.
Декабристы вписали яркие страницы в историю нашей страны. Хотя и не было все так просто в их движении. К нему примкнули разные люди — по характеру, воззрениям, социальному положению. Почти все они, правда, были дворяне, но дворянство не было однородным.
Некоторые из декабристов принадлежали к аристократии, другие — к беспоместному армейскому офицерству, третьи — к разночинной интеллигенции. Столь же различны были истоки идеологии декабристов. Одни из них считали своим предшественником А.Н. Радищева, другим были ближе «верховники».
Среди декабристов существовали разногласия, часто вспыхивали споры. Но до раскола дело не доходило. Декабристов крепко связывало общее дело — борьба против самодержавия и крепостничества. А внутренняя борьба в самом движении никогда не выходила на первое место. Это было замечательной особенностью движения декабристов.
Были в этом движении и очевидные слабости. Главная заключалась в сравнительной малочисленности его рядов. Нельзя, правда, совсем уж вырывать декабристов из общего состава оппозиции неограниченному самодержавию, которая выявилась в 1825 г.
Декабристы были решительнее других и больше всех пострадали, а те, другие, отделались отставками, царской немилостью, а то и вовсе не понесли наказания. «Это наши друзья по четырнадцатому, которые удружили нам ссылкою», — говорили с горечью о них декабристы.
Другая слабость декабристского движения заключалась в несколько любительском, не всегда серьезном отношении к делу. Лишь немногие — Рылеев, Пестель, Муравьев-Апостол — с головой ушли в это дело и представляли всю его опасность. Другие же были слишком молоды, беспечны, слишком любили жизнь, чтобы отказываться от всех ее благ, красоты и радостей.
В официальных документах выступление декабристов именовалось не иначе, как «бунт», «мятеж», «возмущение». Так правительство пыталось оправдать жестокую расправу над участниками движения. Сами они употребляли слово «восстание». Оно и закрепилось в исторической литературе.
При этом после трех российских революций начала XX в. этот термин несколько изменил свой смысл. Он воспринимается теперь по-большевистски, как «вооруженное восстание», как выступление с широким и опережающим применением оружия. А вот этого-то и не было у декабристов.
Много поспорив по вопросу о средствах достижения цели, декабристы пришли к выводу, что хороши не все средства, и отдали предпочтение мирным формам борьбы. Их выступление на Сенатской площади по существу и в основном было мирной формой протеста, хотя в руках они имели оружие.
Е.П. Оболенский считал, что в самом своем начале движение декабристов носило нравственный, этический характер — «в защиту истины и правды». И только потом оно приобрело политический оттенок. «Но и тут надобно сказать, — отмечал он, — что и политический характер, принятый Обществом, подчинялся нравственному, принятому в основание Общества».
Правление Николая I (1825—1855). Консервативный курс. Новый период русской истории, наступивший после разгрома декабристов, неразрывно связан с личностью Николая I.
В 1796 г., в последний год царствования Екатерины II, у нее родился третий внук, которого нарекли Николаем. Он рос здоровым и крепким ребенком, выделяясь среди сверстников высоким ростом. Отца он потерял в четыре года. Со старшими братьями у него не сложилось близких отношений. Детство он провел в бесконечных военных играх с младшим братом.
Восстание декабристов послужило исходным пунктом правления Николая I. В борьбе с революцией увидел он свою миссию. Важнейшим оружием в этой борьбе он считал государственную мощь. Идеологической основой его политики явились взгляды Карамзина, автора «Истории Государства Российского» — первого систематического курса русской истории.
В своих сочинениях, в беседах, которые он вел с Николаем с ноября 1825 г. до самой своей смерти в мае 1826 г., Карамзин проповедовал теорию идеального самодержавного государства.
Он утверждал, что самодержавие органически присуще России, однако царь должен не тиранить страну, а служить ей. Подданные, полагал Карамзин, обязаны беспрекословно повиноваться монарху, но и смело высказывать ему свои мнения.
Эта программа обусловила консерватизм политики Николая — популярные в начале его царствования сравнения с Петром I оказались преждевременными. Цель Николая заключалась не в изменении режима, а в устранении его недостатков. Информацию о них он черпал, в частности, из подготовленного по его распоряжению свода критических замечаний декабристов.
Страну он стремился превратить в подобие армии, где каждый четко знает свою задачу и действует согласно приказам, как деталь в огромной машине. Недаром Николай увлекался техническими науками и был равнодушен к гуманитарным. Бюрократический аппарат при нем постепенно и неуклонно военизируется. Полностью военизированы, например, были горное, лесное ведомство, министерство путей сообщения, генералы возглавляли 41 из 53 губерний.
Работая по 18 часов в сутки, Николай пытался лично управлять всеми звеньями государственного механизма и регламентировать все стороны жизни общества. Указания царя реализовались через «собственную его императорского величества канцелярию».
Ее III отделение во главе с личным другом царя генералом А.Х. Бенкендорфом представляло собой самое могущественное ведомство империи. Это была тайная полиция, которая собирала сведения о настроениях в народе, происшествиях, раскольниках и сектантах, надзирала за неблагонадежными и иностранцами, высылала подозрительных, ведала теми тюрьмами, где содержались государственные преступники, боролась с фальшивомонетчиками, вела полицейскую статистику.
Подобные функции имели пестелевский приказ высшего благочиния и советские органы безопасности. В молодости руководители III отделения были близки к декабристам, правда, вовремя от них отошли.
Бенкендорф состоял в одной масонской ложе с Пестелем, а преемник генерала Л. В. Дубельт входил в «Общество соединенных славян». Штат 111 отделения был невелик, поначалу всего 16 человек, но в его распоряжении находились разветвленная сеть осведомителей и шеститысячный корпус жандармов.
11 отделение той же канцелярии занялось кодификацией законов. В русском законодательстве царил полный хаос. Действовали и Соборное уложение 1649 г., и тысячи принятых с тех пор и совершенно неупорядоченных законов. Титанический труд, осуществлявшийся под руководством Сперанского, завершился изданием в 1833 г. пятнадцатитомного систематизированного «Свода законов Российской империи». Царь пожаловал Сперанскому орден Андрея Первозванного и отверг его предложение создать новое законодательство.
Чувствуя себя «отцом нации», Николай хотел заботиться обо всех ее сословиях. Прежде всего эта забота касалась дворянства, которое с трудом приспосабливалось к развивающимся рыночным отношениям. С 1833 по 1850 гг. разорилось 20% дворянских семей, потеряв земли и крепостных.
Выходцы из других сословий, главным образом из буржуазии, входили в состав дворянства, делая карьеру и повышаясь в чинах в соответствии с Табелью о рангах. Эти естественные процессы власть попыталась затормозить.
Дворянам выдавались ссуды и государственные земли, для них создавались бесплатные учебные заведения, получение дворянского звания затруднялось. Раньше личное дворянство давал 12-й, потомственное — 8-й класс гражданской служебной лестницы, теперь соответственно 9-й и 5-й.
В тоже время ограничивалась дворянская демократия. Губернские дворянские собрания были подчинены губернаторам и министру внутренних дел; должности предводителей дворянства и иные выборные должности стали рассматриваться как государственные. Право голоса в этих собраниях сохранялось за помещиками, имевшими не менее ста крепостных душ и трех тысяч десятин земли. Не столь богатые дворяне должны были складывать свои души и десятины до указанных норм и избирать своего представителя.
Власти не забывали и о крестьянах. Среди крестьян ходили слухи о скором освобождении, они порождали волнения, способные при неблагоприятных обстоятельствах вылиться в массовое восстание.
Как и его предшественники, начиная с Екатерины II, Николай осознавал, что, по словам Бенкендорфа, «крепостное состояние есть пороховой погреб под государством». Но, как и они, император полагал, что еще большую опасность таит в себе его отмена.
За годы его правления было учреждено девять секретных комитетов по крестьянскому вопросу, однако и само их обилие, и тайна, окружавшая их работу, обусловили незначительность результатов.
В 1837—1841 гг. была проведена реформа управления государственными крестьянами, составлявшими почти половину общей численности крестьян. Казенные имения отошли в ведение Министерства государственных имуществ. Это новое ведомство возглавил генерал П.Д. Киселев, по выражению Николая, его «начальник штаба по крестьянской части».
В казенных деревнях строились школы и больницы, натуральные повинности заменялись денежными, крестьяне переселялись на свободные земли и получали ссуды. Тем самым государство хотело дать помещикам пример для подражания. Он был не слишком удачен. Реформа привела к громадному росту бюрократического аппарата.
Появились губернские палаты государственных имуществ, окружные начальники, волостные правления, старшины, сотские, десятники. Казенные крестьяне должны были содержать всех этих многочисленных чиновников, давать им взятки, выполнять их инструкции. В частности, власти заставляли крестьян повсюду сажать картофель, как позднее Хрущев кукурузу. Прокатившиеся «картофельные бунты» засвидетельствовали отношение крестьянства к реформе.
Ряд указов ограничил полномочия помещиков. Им было запрещено отдавать крестьян на заводы, ссылать их в Сибирь, продавать их с раздроблением семей, дарить их, отдавать ими частные долги. Крестьяне получили право с согласия помещиков приобретать недвижимость. При этом разработанный Киселевым проект отмены крепостного права вылился, после обсуждения в очередном секретном комитете, в ничтожный указ об «обязанных крестьянах» (1842). Помещикам разрешалось заключать с крестьянами договора о прекращении крепостного состояния.
Такие крестьяне переходили в разряд «обязанных» и получали в пользование земельные участки, за что должны были платить оброк и (или) отбывать барщину. Размеры этих повинностей фиксировались в договоре и не могли быть произвольно изменены. Комитет единодушно отверг предложение Киселева сделать указ обязательным, и воспользовались им только в семи имениях.
Охранительное направление легло в основу системы образования. Министр народного просвещения С.С. Уваров считал необходимым «умножать число умственных плотин», защищающих юные души от популярных в Европе революционных идей. Важнейшими плотинами он полагал православие, самодержавие, народность — в оппозиционных кругах эта краткая формулировка взглядов Карамзина была названа теорией официальной народности.
Устав 1835 г. ликвидировал даже ту призрачную автономию, которой обладали университеты по уставу 1804 г. Министр просвещения отныне назначал ректоров, деканов, профессоров. Богословие и история православной церкви стали обязательными дисциплинами на всех факультетах.
Университеты лишились функций контроля над средними и низшими училищами. Управление всеми учебными заведениями округа сосредоточилось в руках попечителя. На эту должность обычно назначался местный губернатор или отставной генерал.
Студенты были обязаны носить форму; устав предписывал им нравственные правила, манеры, прическу. Инспектора должны были следить за их поведением, знакомствами, посещением церкви. Провинившихся, как повелось еще при Александре, сажали в карцер, исключали из вузов, отдавали в солдаты.
Эти меры не помешали тем не менее расцвету университетов, наступившему в сороковых годах. Командировки молодых ученых за границу сформировали плеяду блестящих преподавателей. С другой стороны, впервые в русском обществе обнаружилась тяга к знаниям. Раньше университетские аудитории были пусты. Теперь они стали переполнены.
Публичные лекции профессора Т.Н. Грановского (1813—1855) по средневековой истории Англии и Франции, позволявшие внимательным слушателям проводить определенные параллели с Россией, стали «гвоздем» культурного сезона 1843—1844 гг.; на них сходилась «вся Москва».
Новая ситуация повлияла на политику властей. Прежде они заботились об увеличении числа студентов университетов, что, кстати, смягчало строгости устава 1835 г. Ныне же дворянам они рекомендуют поступать, согласно традиции, в военные учебные заведения или прямо в войска, а перед стремящимся в университеты простонародьем выстраивают дополнительные барьеры. Повышается плата за обучение, отменяется право вольнослушателей посещать лекции, от детей мещан и купцов требуются увольнительные свидетельства от обществ.
Правительство резонно рассматривало университеты как рассадник вольнодумства. Чрезмерное распространение университетского образования грозило, на его взгляд, «поколебать порядок сословий».
Власти хотели направить средний класс к конкретным профессиям. При гимназиях и уездных училищах открываются реальные отделения, где преподаются химия, механика, товароведение, бухгалтерия, коммерческое право, история промышленности. Учреждаются институт инженеров путей сообщения, горный, лесной, политехнический институты, техническое училище, земледельческая школа, коммерческая академия.
Консерватизм режима выразился и в усилении цензуры. Запрещалось критиковать монархию, православие, рассуждать о конституции и необходимости перемен. Издания, казавшиеся властям неблагонадежными, закрывались.
Такая участь постигла «Литературную газету» А.А. Дельвига (1831), «Европейца» П.В. Киреевского (1832),« Московский телеграф» Н. А. По¬левого (1834). В 1836 г. их судьбу разделил «Телескоп». Его редактор Н.И. Надеждин был сослан. Причиной столь суровой кары послужила публикация в журнале «Философического письма» П.Я. Чаадаева (1794-1856).
Этот отставной гвардейский офицер утверждал, что религиозное обособление России, получившей веру от Византии, привело к ее культурной изоляции от Востока и Запада, что поэтому она оказалась «не затронутой всемирным воспитанием человеческого рода» и не внесла никакого вклада в его прогресс, что история ее «мрачна», а будущее сомнительно.
Прав или неправ был Чаадаев, значение «Философического письма» заключалось не в этом. Это была первая в истории России попытка осмыслить ее место в мире. Ни одно сочинение не вызывало подобного ажиотажа. «Философическое письмо» читали и обсуждали все, кто умел читать: аристократы и лакеи, профессора и писари.
Негодование было почти единодушным, и правительство только выразило общее мнение, когда объявило Чаадаева сумасшедшим. В издевательской резолюции Бенкендорфа, одобренной Николаем, Чаадаеву запрещалось выходить из дому, дабы не подвергаться «воздействию ... сырого и холодного воздуха». Московскому генерал-губернатору предписывалось организовать ежедневные визиты врача к нему.
Год прожил Чаадаев под полицейским надзором. Реакция общества и властей оказалась для него, кабинетного мыслителя и салонного проповедника, полной неожиданностью. Литератор А.И. Тургенев, друг опального философа, высказывал опасение, как бы «он и в самом деле не помешался».
Дискуссии вокруг «Философического письма» способствовали размежеванию внутри оппозиции, весьма немногочисленной, сосредоточенной в студенческих кружках и светских салонах. В начале сороковых годов в ней сложились два течения — западники и славянофилы.
Славянофилы — это националисты, и точнее было бы назвать их русофилами. Их ведущими деятелями были поэт и историк А.С.Хомяков, философ И.В. Киреевский, его брат, собиратель русских песен П.В. Киреевский, писатель СТ. Аксаков и его сыновья публицисты И. и К. Аксаковы.
Славянофилы полагали, что России предназначен свой, особый путь развития. В православной вере и крестьянской общине они видели те институты, что определяли своеобразие Руси и позволили ей сохранить духовность и цельность, утраченные на рациональном и эгоистичном Западе.
Признавая достижения западной цивилизации, они были убеждены, что свой пик она миновала. Славян, прежде всего русских, они, напротив, считали молодой нацией, которой принадлежит будущее. Пороки современного им строя они связывали с отступлением от древних идеалов и особенно — с деятельностью Петра I, насильственно свернувшего, на их взгляд, Россию с ее «исторического» пути.
Внедрив чуждые ей западные обычаи и учреждения, он, по их мнению, разорвал связь между царем и народом и превратил Россию в полицейское государство. Славянофилы призывали отменить крепостное право, ввести свободы слова и печати.
В то же время они отвергали парламентскую демократию, полагая, что она ведет к хаосу, революции и противна русскому духу. Альтернативой парламенту славянофилы считали земские соборы.
В призвании варяжского князя Рюрика и избрании царем Михаила Романова они усматривали добровольный и вечный отказ русского народа от политического суверенитета. Но взамен, по их утверждению, он желал полной свободы внутренней жизни. Идеи славянофилов резюмировал К. Аксаков в известной и трудноисполнимой формуле: сила власти — царю, сила мнения — народу.
Западники же доказывали, что не существует особых путей развития для разных народов и что Россия должна следовать по пути европейской цивилизации. При этом цель этого маршрута они понимали по-разному. Для одних это был социализм, для других — либеральное, правовое государство.
Поклонников социализма, учившихся в Московском университете, объединил кружок А. И. Герцена (1812—1870) и Н.П. Огарева (1813—1877). В 1834 г. кружок был раскрыт, члены его были отправлены на службу в провинциальные города либо поставлены под полицейский надзор.
В 1841 г. Герцен был вновь сослан (на год) за то, что в письме к отцу рассказал нашумевшую историю о том, как полицейский убил и ограбил прохожего.
Инкубатором либерализма явился кружок Н. В.Станкевича (1813— 1840). Широта взглядов и терпимость Станкевича привлекали к нему людей разных убеждений.
В кружке состояли не только либералы, вроде Т.Н. Грановского, но и будущий анархист М.А. Бакунин (1814—1876), и «неистовый» оппозиционер ВТ. Белинский (1811 — 1848). Намеренная аполитичность кружка, обсуждавшего исключительно философские проблемы, защитила его от преследований полиции. Он распался только с болезнью и смертью своего отца-основателя.
Споры западников и славянофилов почти не выходили за стены светских салонов и лишь изредка прорывались на страницы малотиражных изданий. Властителем дум зарождающейся интеллигенции, первым в русской истории, был Белинский.
Из рук в руки передавались журналы «Отечественные записки» и «Современник», где печатались его литературно-критические статьи. Публику привлекало не только то, что писал Белинский, но и то, что читалось у него между строк, — призыв к революционным переменам. Поэт П.А. Вяземский назвал Белинского «литературным бунтовщиком, который, за неимением у нас места бунтовать на площади, бунтует в журналах».
В сотнях копий разошлось по стране письмо Белинского к Гоголю (1847), написанное по поводу его книги «Выбранные места из переписки с друзьями». Уже пребывавший в состоянии психического расстройства автор «Ревизора» и «Мертвых душ» превозносил «непорочную чистоту» православной церкви, источник процветания России видел, подобно Карамзину, в хороших помещиках и губернаторах, учил гуманному обращению с крестьянами, являющимися, в понимании Гоголя, чем-то вроде неразумных детей, страдающих от недостатка ласки.
Не отличавшийся чувством юмора Белинский обрушился на писателя со всей страстью народного трибуна. Критик дал несколько иную, более реалистичную картину России, представляющей, по его словам, «ужасное зрелище страны, где люди торгуют людьми где ... нет не только никаких гарантий для личности, чести и собственности, но нет даже и полицейского порядка, а есть только огромные корпорации разных служебных воров и грабителей».
Смерть спасла Белинского от ареста. Революция 1848—1849 гг. в Европе откликнулась реакцией в России. Связи с внешним миром были сведены к минимуму. Иностранцам было запрещено въезжать в Россию, русским — выезжать из нее. Находившимся за границей русским гражданам было велено возвращаться домой. Ослушникам грозили лишение подданства и конфискация имущества. Начальство получило право увольнять чиновников за «неблагонадежность».
Для контроля за прессой и цензурой был создан секретный комитет под председательством Д.П. Бутурлина. Цензоров за пропуск крамолы сажали на гауптвахту. За повесть «Запутанное дело» был сослан в Вятку М.Е. Салтыков-Щедрин. И.С. Тургенев за «Записки охотника» был арестован и выслан в свое имение под Орлом. Было запрещено печататься славянофилам.
Гонения обрушились на университеты. Пришлось уйти даже Уварову, оказавшемуся чересчур либеральным для наступивших времен. Лекции отныне подлежали предварительной цензуре. Не разрешалось говорить о социалистических учениях, об отношениях между помещиками и крестьянами.
Из программы были изъяты европейское право и философия. Как сказал новый министр просвещения П.А. Ширинский-Шихматов, «польза философии не доказана, а вред от нее возможен». Логику и психологию могли читать лишь профессора богословия и в соответствии с «истинами откровения». Число студентов университетов сократилось с четырех до трех тысяч. Власти, наконец, добились того, что в университетах воцарились «мертвенность и застой».
В 1849 г. был разгромлен кружок петрашевцев. М. В. Буташевич-Петрашевский (1821 — 1866), переводчик Министерства иностранных дел, создал в своем доме нечто вроде полулегального клуба. По пятницам у него собирались молодые приверженцы социализма и вели литературно-политические беседы.
Сам хозяин был поклонником Ш.Фурье, убеждавшего человечество расселиться коммунами в комфортабельных домах-фаланстерах. Такой фаланстер Петрашевский построил в своем имении и намеревался переселить в него своих крестьян; они этот барак сожгли.
В 1845 г. Петрашевский издал второй выпуск «Карманного словаря иностранных слов, вошедших в состав русского языка» (от «М» до «О»). Сюда он сумел поместить несколько политических статей, где проповедовал идеалы французской революции и социализма.
Этот, мягко говоря, эксцентричный человек, шокировавший публику появлением то в женском платье, то в костюме испанского гранда, оказался умелым конспиратором. Формальным издателем был Н. Кирилов, опубликовавший первый выпуск, книга была посвящена великому князю Михаилу Павловичу. К третьему выпуску цензура спохватилась, и он был запрещен.
Под влиянием революции 1848— 1849 гг. петрашевцы заговорили об организации крестьянского восстания, стали сочинять листовки и закупать печатное оборудование. На этом деятельность кружка была пресечена полицией, давно наблюдавшей за ним через внедренного агента.
Дело петрашевцев, по признанию придворного историка М.А. Корфа, не вышло за пределы «заговора идей». В подобном случае двумя годами ранее власти ограничились сравнительно мягкими наказаниями.
В Киеве было раскрыто Кирилло-Мефодиевское общество, выступавшее за выход Украины из Российской империи, однако объединение всех славянских народов в федеративную республику.
Большинство членов этого кружка было сослано на короткие сроки, один на три года посажен в Шлиссельбургскую крепость, а поэт и художник Т. Г. Шевченко отдан рядовым в Оренбургский корпус «с запрещением писать и рисовать, чтобы от него ни под каким поводом не могло выходить возмутительных и пасквильных сочинений»; освобожден он был в 1859 г. по амнистии.
Революция, сотрясавшая Европу, побудила Николая придать процессу петрашевцев показательный характер. Царь желал запугать потенциальную оппозицию. 23 человека было предано военному суду, 21, в том числе Ф.М.Достоевский, был приговорен к смертной казни; впрочем, суд рекомендовал царю смягчить их участь.
Николай внял совету, не отказав себе в удовольствии устроить инсценировку расстрела. На площади, в присутствии трехтысячной толпы, был зачитан смертный приговор; троим, в том числе Петрашевскому, надели на головы белые балахоны, под бой барабанов солдаты взяли их на прицел, остальные осужденные ждали своей участи, и тут прискакал фельдъегерь с вестью о царской милости: казнь заменялась каторгой.
Преследованиям подвергались не только политические, но и религиозные еретики — староверы и сектанты, составлявшие, по неофициальным оценкам, 15% населения. Поселения сектантов уничтожались, их ссылали в Сибирь, на Кавказ, их предводителей отдавали в солдаты, старообрядческих священников сажали в монастырские тюрьмы, за приверженность к старой вере были осуждены десятки тысяч человек.
С 1853 г., с началом Крымской войны, репрессии ослабевают. У режима недоставало сил бороться и с внутренним, и с внешним врагом. Военные неудачи высветили пороки николаевской системы. Император намеревался создать эффективную администрацию — дела тонули в бюрократической волоките.
Он хотел искоренить коррупцию — взятки и казнокрадство как были, так и остались нормой российской жизни. «Здоровая» Россия противопоставлялась «гнилому» Западу, русская армия провозглашалась сильнейшей в мире — обнаружилось, что за тридцатилетнее «благополучное» царствование англичане и французы далеко обошли ее по боевой мощи.
Поражение стало казаться благом самым искренним патриотам, если уж иначе нельзя было подвигнуть власть к переменам. Смерть
Николая I, последовавшая 18 февраля 1855 г., устранила важнейшее препятствие на пути реформ.
Борьба с европейской революцией. Восточный вопрос. По завершении наполеоновских войн в русской внешней политике оформились два направления: борьба с революцией и «восточный вопрос». В обоих Николай продолжил линию своего старшего брата, освободив ее от свойственных Александру колебаний.
В 1830 г. Европу охватил революционный кризис. Во Франции была свергнута династия Бурбонов. Разразилась революция в Бельгии, и она вышла из состава Нидерландов. Россия, Австрия и Пруссия, верные принципам Священного союза, стали готовить поход против Франции.
Европейская война казалась неизбежной. Ее предотвратили два обстоятельства. Новый французский король Луи-Филипп, не обладавший честолюбием Наполеона, уволил своих воинственных министров. А в ноябре 1830 г. вспыхнул мятеж в Польше, надолго сковавший русские войска.
Константин бежал, сейм объявил о независимости Польши и низложении Николая. Во многих странах образовались «польские комитеты», закупавшие для повстанцев оружие. Но правительства ведущих держав воевать из-за Польши не хотели и не создали никаких трудностей Николаю, двинувшему в Польшу 120-тысячную армию.
Австрия и Пруссия, вместе с Россией поделившие Польшу, открыто поддержали Николая. Транспорты с оружием перехватывались на австрийских и прусских границах.
В мае 1831 г. поляки были разгромлены при Остроленке. 26—27 августа 1831 г. русские войска под командованием И.Ф.Паскевича штурмом взяли Варшаву. Конституция 1815г. была упразднена, сейм распущен, Царство Польское провозглашено неотъемлемой частью Российской империи.
В 1848 г. Европу потрясла очередная серия революций. Был свергнут Луи-Филипп, и Франция стала республикой. Презиравший этого «короля баррикад» Николай тем не менее подумывал о том, чтобы двинуть во Францию свою армию. Риск и дороговизна этой затеи свели ее к выпуску манифеста, заверяющего, что в Россию революция не пройдет и заканчивающегося возгласом: «С нами Бог! Разумейте, языцы и покоряйтеся, яко с нами Бог!»
Все же царю выпал случай продемонстрировать свой контрреволюционный темперамент. С просьбой о помощи к нему обратился 18-летний австрийский император Франц-Иосиф I. Его государство было поставлено на грань распада венгерским восстанием.
Какое-то время Николай колебался. Гибель Австрийской империи позволила бы России доминировать на Дунае и Балканах. С другой стороны, Австрия составляла противовес Пруссии. Кроме того, революция грозила перекинуться в Польшу. И в мае 1849 г. русская армия во главе с Паскевичем вторглась в Венгрию. Через три месяца мятежники капитулировали.
Венгерский поход принес России славу «жандарма Европы». Мало смущаясь этой кличкой, царь занялся «восточным вопросом». Он возник в конце XVIII в. Некогда могущественная Османская империя была близка к развалу. Освободительные движения разгорелись во всех ее колониях — на Балканах, Ближнем Востоке, в Закавказье. Соперничая за сферы влияния, европейские государства вмешались в эту борьбу.
В частности, Россия стремилась пробиться к Индийскому океану, установить свой протекторат над православными народами Балканского полуострова и для предотвращения блокады ее Черноморского побережья взять под контроль проливы Босфор и Дарданеллы.
Еще в 1821 г. началось восстание в Греции. Своим мужеством греки завоевали симпатии всей Европы и вынудили великие державы отступить от принципа легитимизма. В июне 1827 г. Англия, Франция и Россия потребовали, чтобы султан предоставил Греции автономию. После его отказа они направили свои корабли к греческим берегам. Здесь, в Наваринской бухте, 8 октября 1827 г. объединенная эскадра разгромила турецкий флот.
Главную роль в победе союзников сыграли русские суда, уничтожившие большую часть вражеских кораблей. Но развить успех Николай не мог: шел конфликт с Ираном. Шах стремился взять реванш за поражение в войне 1804—1813 гг., когда по Гюлюстанскому миру Дагестан, Азербайджан, Грузия были признаны российскими владениями.
В июле 1826 г. иранская армия двинулась к Тифлису. При этом через месяц Кавказский корпус во главе с А.П. Ермоловым перешел в контрнаступление. Подозревая Ермолова в сочувствии декабристам, что для генерала являлось лишь позой, Николай заменил его своим любимым полководцем Паскевичем. Под его командованием русские войска взяли северную столицу Ирана — Тебриз. Рядом с этим городом, в селе Туркманчай, в феврале 1828 г. был заключен мирный договор. Россия получила Эриванское и Нахичеванское ханства, объединив их в Армянскую область.
Последними жертвами этой войны оказались дипломаты. Укрыв в здании русской миссии бежавших из гарема двух наложниц и евнуха, посол А.С. Грибоедов, автор пьесы «Горе от ума», навлек на себя гнев ревнителей ислама, и без того возмущенных Туркманчайским миром. Фанатичная толпа ворвалась в посольство, вырезала 38 из 39 членов миссии. Погиб и Грибоедов.
Инцидент едва не привел к разрыву русско-иранских дипломатических отношений. В конце концов Николай удовлетворился подарками и извинениями шаха. Царю было не до Ирана: Россия уже воевала с Турцией.
Наваринское поражение не произвело впечатления на султана. По всей Турции прокатились погромы христиан. Русские подданные были изгнаны из ее владений, их товары были конфискованы.
Русским судам было запрещено входить в Босфор. Россию султан объявил врагом Турции и всех мусульман и призвал отомстить за поруганную честь ислама. Николай принял брошенный ему вызов. Через два месяца после заключения мира с Ираном русская армия оккупировала Молдавию и Валахию. Блицкрига, на который рассчитывало русское правительство, не получилось.
Снабжение русских войск было скверным, а турки упорно сопротивлялись. При этом в следующем году произошел перелом. Войска Дибича пересекли Балканы и, нанеся противнику ряд поражений, достигли окрестностей Стамбула (Константинополя).
Стоя близ турецкой столицы, русская армия была недалеко и от собственной гибели: она насчитывала всего 20 тысяч человек. Но этого не поняли ни турки, ни помогавшие им англичане и французы.
И 2 сентября 1829 г. в городе Адриана поле был подписан мир. Россия получила дельту Дуная, часть черноморского побережья с Анапой и Поти, право свободного прохода через проливы, контрибуцию в 33 миллиона рублей. Русским купцам предоставлялась свобода торговли по всей Османской империи. Приобрела автономию Греция, в 1830 г. ставшая независимой.
Вскоре русское влияние в Турции еще более упрочилось. Поднял мятеж вассал турецкого султана Махмуда II египетский паша Мухаммед Али. Его войска заняли Сирию и двинулись к Стамбулу. Неспособный сопротивляться собственными силами, султан обратился за помощью к великим державам. При этом Франция поддерживала пашу, Австрия боялась раздражать Николая, видя в нем опору против угрожавшей ей революции. Оставалась Россия, и она не замедлила откликнуться на призыв султана.
В феврале 1833 г. русский флот подошел к Босфору, и близ Стамбула высадился 15-тысячный русский десант, преградив паше путь к турецкой столице.
Тогда западноевропейские государства спохватились. Английские и французские корабли двинулись к Мраморному морю. Вместе с австрийцами англичане и французы стали мирить султана и пашу, чтобы лишить русских предлога для пребывания в Турции.
Под общим давлением паша отступил и признал себя вассалом султана, получив взамен Сирию. Русский корпус эвакуировался.
Но перед этим, 26 июня 1833 г., в местечке Ункяр-Искелеси султан и личный представитель царя А.Ф.Орлов заключили мирный договор сроком на восемь лет. Важнейшая и секретная статья этого документа обязывала Турцию по требованию России закрывать Дарданеллы для иностранных судов.
Продлить договор Николаю не удалось. Желая низложить пашу, султан в 1839 г. напал на Египет, однако был разбит и умер. Власть унаследовал его 16-летний сын, вынужденный, как и Махмуд II, просить помощи великих держав.
Усвоившие урок предыдущего кризиса, западные государства реагировали быстро. Английская эскадра бомбардировала Бейрут, австрийцы оккупировали побережье Ливана. Паше пришлось отвести войска в Египет. Султана же заставили признать Египет наследственным владением Мухаммеда Али.
Лондонские конвенции 1840—1841 гг., подписанные и Россией, лишили ее преимуществ, полученных по Ункяр-Искелесийскому трактату. Теперь султан был обязан не допускать в проливы в мирное время любые иностранные военные суда. Режим проливов во время войны никак не оговаривался.
Крымская (Восточная) война (1853—1856). Поражение революции 1848—1849 гг. и вклад, внесенный в это Россией, вновь усилили позиции Николая. Это был единственный европейский монарх, чью страну миновала смута. Он приобрел роль арбитра в германских делах, обращаясь с прусским королем и австрийским императором как со своими вассалами.
Свое возросшее могущество Николай попытался использовать для «окончательного решения» восточного вопроса. Раньше он проводил политику «слабого соседа», стремясь ослабить Турцию и диктовать ей свою волю. Теперь он задумал Османскую империю ликвидировать.
Очередной кризис, разразившийся на Востоке, создал, как казалось царю, благоприятную для реализации его замыслов обстановку.
В 1850 г. завязался спор католической и православной церквей о праве владения «палестинскими святынями» — ключами от храма Святого Гроба Господня в Иерусалиме и от Вифлеемского храма, построенного на том месте, где, по Библии, родился Христос. Католиков поддержал французский император Наполеон III, племянник Наполеона I Бонапарта.
Авантюрист, силой захвативший власть, он нуждался в победоносной войне для укрепления своего трона. Но Николай не считал его опасным противником. Помешать царю могла только Англия. И в январе 1853 г. он предложил британскому послу Г.Сеймуру разделить наследство Турции.
Молдавия, Валахия, Сербия и Болгария отходили к России, Константинополь она оккупировала как «залог», Египет и Крит передавались Англии. Нуждавшаяся в Турции как в противовесе России,
Англия отклонила русское предложение. Тем не менее царь, полагал, что Англия не будет драться — в британском кабинете преобладали сторонники мира.
Спор церквей султан решил в пользу католиков. Тогда, в январе 1853 г., на военном пароходе «Громоносец» в Константинополь прибыл русский чрезвычайный посол князь А.С. Меншиков, правнук знаменитого сподвижника Петра I.
В ультимативной форме он потребовал пересмотреть это решение и признать царя покровителем православной церкви Османской империи, т.е. ее православных подданных, насчитывавших 12—15 млн человек.
По совету английского посла Ч. Стрэтфорд-Редклиффа, фактически руководившего турецкой внешней политикой, султан принял первое требование и отверг второе. Разоблачить подлинные цели России удалось вполне: Меншиков прервал переговоры и в мае покинул турецкую столицу, пообещав скоро вернуться в военном мундире.
В июне русские войска оккупировали Молдавию и Валахию. 4 октября султан объявил России войну. Спустя три недели в проливы вошла англо-французская эскадра.
Николая это не испугало. Государь был уверен, что Англия и Франция не смогут преодолеть свои разногласия и действовать сообща, что в балканских колониях Турции вспыхнет восстание православных народов, что, наконец, просто хроническая нехватка денег не позволит Османской империи воевать более полугода, и она сама запросит мира.
Поэтому царь даже не видел необходимости идти в наступление. Он сообщил европейским дворам, что принимает войну, раз уж ее объявил противник, но ограничится обороной.
Так начиналась Крымская (Восточная) война, хотя после русской ноты, напротив, возникло ощущение, что конфликт можно погасить. Австрия, опасавшаяся, что война нарушит спокойствие ее славян¬ских провинций, попробовала помирить Россию и Турцию. И в этот момент турки неожиданно нанесли русским поражение в Валахии и захватили форт Святого Николая у грузинского города Поти. Россия взяла более чем убедительный реванш.
18 ноября 1853 г. русские корабли под командованием вице-адмирала П.С. Нахимова (1802—1855) уничтожили в Синопской бухте лучшую турецкую эскадру; ее командующий был взят в плен. (Это было последнее в истории сражение парусных судов.) На следующий день отряд В.О. Бебутова разгромил турок под Башкадыкларом, не дав им прорваться к Тифлису.
Синопская битва продемонстрировала, что единоборства с Россией Турции не выдержать, и заставила Англию и Францию ступить на военную тропу. В январе 1854 г. они ввели свои эскадры в Черное море и заявили, что запрещают плавать в нем русским военным кораблям, а в марте объявили России войну.
Царя ждал еще один сюрприз. После подавления венгерского восстания Николай рассчитывал на благодарность Австрии. Она же потребовала, чтобы русские покинули Молдавию и Валахию.
Не желая усиливать и без того мощную коалицию своих врагов, царь был вынужден уступить. Дунайские княжества заняли австрийцы. При этом они не позволили и англо-франко-турецким войскам, высадившимся в Варне (в Болгарии), пройти через эти княжества в центр России. Позиция Австрии предопределила пограничный характер кампании.
62-тысячная союзная армия оставила Варну, где к тому же вспыхнула эпидемия холеры, и в сентябре 1854 г. вторглась в Крым. Позднее свой корпус в Крым направил Пьемонт, покупая тем самым поддержку западных держав делу объединения Италии.
Прощупывая русскую оборону, британские и французские корабли обстреляли Кронштадт, Одессу, Архангельск, Соловецкий монастырь, Петропавловск-на-Камчатке. Попытки высадить десант были отбиты повсюду, кроме Аландских островов, занятых англичанами.
Главной мишенью союзников стал Севастополь — важнейшая русская военно-морская база на Черном море. Разбив русских на реке Альме, англичане и французы могли с ходу взять город: Николай готовился к наступательной, а не оборонительной войне, и Севастополь был слабо защищен.
Но союзники об этом не знали. Атаковать они не решились и, обойдя Севастополь, приступили к его осаде. Это дало русским время для сооружения целой системы укреплений.
Днем и ночью под руководством инженер-полковника Э.И. Тот-лебена возводили их военнослужащие и жители города. У входа в бухту русские затопили семь своих парусных судов, преградив вход в нее вражескому флоту, вдвое превосходившему русский по числу кораблей. Русские войска в Крыму под командованием сначала А.С. Меншикова, затем М.Д. Горчакова несколько раз пытались отвлечь противника от Севастополя. Состоялись сражения под Ба-лаклавой, Инкерманом, Евпаторией, на Черной речке, но ни одно не принесло русским успеха.
Севастополь держался 349 дней. Погибли два командующих гарнизоном — В.А. Корнилов и П.С. Нахимов. 27 августа 1855 г. после многодневного артобстрела французы захватили центральный пункт обороны — господствующий над городом Малахов курган.
Только тогда русские отошли в северное предместье, взорвав уцелевшие укрепления и затопив оставшиеся корабли. На этом боевые действия в Крыму завершились, на Кавказе они продолжались до ноября 1855 г., когда русские войска взяли турецкую крепость Карс.
Несмотря на огромные расходы и потери сторон (по 150 тыс. погибших), весной война могла возобновиться. Но коалиция была близка к расколу. Франция не хотела ни дальнейшего усиления Англии, ни чрезмерного ослабления России; в России она видела своего естественного союзника против Англии и Пруссии.
В марте 1856 г. в Париже был подписан мир. Гарантировалась территориальная целостность Османской империи. Россия лишалась южной части Бессарабии с устьем Дуная. Черное море провозглашалось нейтральным. И России, и Турции запрещалось иметь крепости и арсеналы на его берегах.
Военный флот каждой из этих стран на Черном море не мог превышать десяти кораблей. Это был самый тяжелый для России пункт договора, однако русско-французское сближение предотвратило гораздо худшие условия.
Два обстоятельства обусловили поражение России. Во-первых, ее изоляция, порожденная агрессивной и недальновидной политикой Николая I. Переоценив мощь России, он недооценил воли ее соперников к сопротивлению.
Опыт Николая, как ранее Наполеона I, а позднее Гитлера, продемонстрировал, что, как бы ни была сильна та или иная страна, ей не выдержать войны с коалицией других великих держав.
Во-вторых, экономическая и военно-техническая отсталость России, достигшая к концу николаевского царствования катастрофических масштабов. Начавшуюся на Западе промышленную революцию Россия проспала. В 1800 г. она по выплавке чугуна стояла примерно вровень с Англией.
К 1860 г. Англия обошла ее в 13 раз. В эпоху наполеоновских войн русское оружие мало чем отличалось от западного. В тридцатых-сороковых годах английский и французский флот стал преимущественно паровым. Русский остался почти исключительно парусным. Западная пехота была перевооружена винтовками. Русская была по-прежнему оснащена гладкоствольными ружьями, вчетверо уступавшими винтовкам по дальности стрельбы.
Осадив Севастополь, союзники сразу проложили к нему железную дорогу. В России железных дорог почти не было, основным видом транспорта служила подвода. Доставлять войска и оружие в Крым из Западной Европы оказалось проще, чем из самой России. В течение всей Крымской кампании союзники обладали двукратным численным перевесом. На два неприятельских выстрела защитникам Севастополя приходилось отвечать одним.
Поражение в Крымской войне значительно ухудшило международные позиции России. Ей потребовалось 15 лет, чтобы отменить дискриминирующие ее статьи Парижского договора. И только столетие спустя, после победы во Второй мировой войне, она обрела то же могущество, каким обладала к середине XIX в.
 


Похожие работы:

Воспользоваться поиском

Похожие учебники и литература:    Готовые списки литературы по ГОСТ

История отечества. Курс лекций
История. Справочник для подготовки к ЕГЭ
Цивилизации Древнего Востока
История нового времени
История России
История России с древних времён до начала 19 века
История Казахстана - экзаменационные билеты
История СССР
История отечества - полный курс лекций
История России 19-20 века
История Древних цивилизаций
История государственного управления в России
Отечественная история. Учебник
История нового времени. Лекции
История нового времени. Лекции 2
История нового времени. Лекции 3
Российская империя во второй половине XIX
Российская империя в конце XIX - начале XX века
История России XVIII века
Российская империя во первой половине XIX
Источники отечественной истории государства и права кратко



Скачать работу: Закат крепостной эпохи , 2017 г.

Перейти в список рефератов, курсовых, контрольных и дипломов по
         дисциплине История и исторические личности