-
Пройти Антиплагиат ©



Главная » Российская империя в конце XIX - начале XX века » Социально-экономическая политика российской империи в начале XX века



Социально-экономическая политика российской империи в начале XX века

Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. Уникализировать текст 



Аграрный вопрос ставил перед государством и обществом комплекс проблем, связанных с социально-экономическим развитием деревни. Он имел социально-политическую и экономически-правовую составляющие. Крестьянство включало всех самостоятельных работников, живших доходами от земледелия и скотоводства и членов их семей. В 1897 г. согласно переписи крестьянство составляло 73,8% населения Российской империи. По мере развития аграрного сектора экономики в пореформенный период, в частности, его интенсификацией за счет новых приемов агротехники и возрастания роли неземледельческих источников дохода, для обеспечения прожиточного минимума крестьянской семьи в начале XX в., по мнению историков П.А. Зайончковского и В.Г. Тюкавкина, было достаточно девять десятин земли. В.И. Ленин из политических соображений, чтобы подчеркнуть земельный голод и бедность крестьян, называл другую цифру — 15 десятин.
К началу XX в. в центральных губерниях России сама возможность освоения новых земель, расширения запашки и подъема урожайности в рамках общинного строя русской деревни была практически исчерпана, отражением чего стало стремление крестьян избегать дальнейшего дробления наделов, активизировавшее процессы их переселения на окраины и в города. Вынужденной переходной системой к рыночным отношениям стали отработки крестьян в помещичьих хозяйствах. К отработкам крестьяне прибегали в том числе и как к способу оплаты и приобретения рабочей силы.
Социально-политический аспект заключался в создании предпосылок для появления крестьянина-гражданина — личности, осознающей свои права и обязанности по отношению к обществу и государству. Для этого крестьянин должен получить экономические основания: право собственности на средства производства, в том числе и землю, а также результаты своей деятельности. Все они должны были получить правовую защиту.
Экономико-правовой аспект состоял в невозможности интенсификации сельского хозяйства и решения вопроса острого малоземелья без правового урегулирования и преобразования законодательства, носившего сословный характер, в условиях функционирования в Европейской России двух земельных рынков: привилегированного внутри дворянского корпоративного и другого — дворянско-межсословного.
Самодержавная власть старалась сохранить дворянскую монополию на земельную собственность, ее наиболее качественные земли. Более высокие цены при дворянских продажах земли другим сословиям и более низкие цены при корпоративно-дворянских покупках тормозили эволюцию поземельных отношений в единый бессословный земельный рынок. Крестьяне выплачивали деньги держателям земельного фонда, обескровливая свое хозяйство, вкладывая деньги не в производства, а в ценовые амбиции землевладельцев. Для капиталистической России это являлось глубинным противоречием и требовало своего разрешения.
Способы преодоления аграрного кризиса и модернизации сельского хозяйства в конце XIX — начале XX в. искали лучшие юристы и государственные деятели, консолидировавшие свои усилия в институциональные структуры.
Одной из таких структур стала Редакционная комиссия по составлению проекта Гражданского уложения, работавшая с 1882 по 1905 г. За это время состав комиссии менялся. В начале XX в. в нее входили юристы (К.И. Малышев, А.Ф. Поворинский и др.), представители высших государственных институтов — Сената (А.И. Лыкошин и др.), Государственного совета (П.А. Юренев и др.), Министерства юстиции (Ю.Р. Гентнер и др.). Они искали приемлемое сочетание потребности эпохи в критическом рационализме со здравым смыслом традиционных ценностей. В составленных «Положениях общих» Книги первой проекта получило отражение стремление составителей найти оптимальное сочетание действующих российских норм Свода законов гражданских с нормами западных кодексов, прежде всего французского.
В 1904 г. отмечалось 100-летие Кодекса Наполеона. В нем российских юристов привлекала идея создания правовых институтов гражданского общества, отмены сословных и имущественных привилегий, постановки в центр системы гражданско-правового регулирования личных прав. Для Российской империи эти принципы были новыми.
Речь не шла о радикальной реформе отношений собственности, а об упорядочении существующих гражданско-правовых отношений. Стратегия комиссии была направлена на разработку законопроектов, обеспечивающих мобильные возможности недвижимости в обязательном и наследственном праве. Обязательное право было новой областью правового регулирования для гражданского права России.
Гражданско-правовое регулирование касалось прав собственности, регулирования имущественных отношений и «перехода от запретительной к ипотечной системе». Внимание русских юристов и практиков к институту ипотеки было вызвано тем, что в нем увидели инструмент вовлечения земельной недвижимости в коммерческий оборот. Закладывая имения в ипотечном банке, русские дворяне создавали тем самым возможность коммерциализации земли.
В начале XX в. продолжали существовать традиционные виды земельной собственности, которые воспринимались общественным сознанием едва ли не как исторический пережиток. Во многом они обусловливали содержание аграрного вопроса и политические программы разных партий, предлагавших свои решения этого вопроса.
Результаты работы Редакционной комиссии (среди членов которой не было концептуального единства), представленные в разделе «Особые виды поземельной собственности» в Книге третьей (Вотчинное право), не могли привести к общественному согласию российских землевладельцев и землепользователей.
Наряду с категорией общинных земель крестьян, особое внимание уделялось «заповедным имениям». В последнюю категорию включали помещичьи земли, которые имели важное экономическое или сословное значение. Практически они были выведены из отношений купли-продажи. На них в полном объеме не распространялось право собственности. «Заповедные имения» подразделялись на «вечно заповедные» и «временно заповедные».
Стремясь с помощью этой меры предотвратить распад крупных дворянских имений, сложившихся в ценные для экономики страны хозяйственные комплексы, самодержавное государство выдвигало ряд требований к их собственникам. Имения не могли быть обременены долгами. На их собственников возлагались обязанности по ведению и улучшению хозяйства, замены инвентаря, наблюдению за состоянием лесов. Возможность сдачи земли в наем таких имений ограничивалась одним годом. Заповедные имения не могли быть отчуждены, поскольку они признавались собственностью не одного настоящего владельца, а всего рода, для которого учреждались.
Социальный статус заповедных имений имел исключительный характер и отражал сословный характер земельного права. Заповедные имения утверждались Высочайшим повелением. В условиях рыночного хозяйства сохраняемая таким образом дворянская монополия на землю тормозила приспособление земельной собственности к товарно-денежным отношениям.
Существо конфликта старого и нового права заключалось в несоответствии института родовых имений принципам частной собственности. Члены редакционной комиссии оппонировали позиции, выступавшей за сохранение института родовых имуществ. По мнению комиссии, в перспективе были неотвратимы исчезновение родовых дворянских имений и угасание дворянского землевладения. Комиссией указывалось, что продажа дворянских имений в основном ведет к их передаче другим дворянам в рамках дворянского привилегированного корпоративного земельного рынка. Условия продажи представителям других социальных слоев в рамках второго дворянско-межсословного земельного рынка осуществлялись при помощи Крестьянского банка и были выгодны дворянам.
Особый статус, предоставленный «заповедным имениям», не соответствовал условиям сложившегося имущественного оборота. Комиссия подчеркивала, что «обходы закона» приносят социальный вред, они подрывают «авторитет закона», «развращая» этим население.
В 1905 г. развернулась острая дискуссия между защитниками и противниками родовых имуществ. Эти споры заставили вспомнить другие споры о родовых имуществах, начавшиеся еще при Екатерине II в Уложенной комиссии 1767 г. и ратовавшее тогда за ликвидацию родовых имений в Наказах меньшинство. Проблемы, обозначенные в XVIII в., оставшись нерешенными, вновь проявили себя в начале XX в.
Дворяне защищали свою монополию на землю. В 1905 г. московское дворянство выдвинуло предложения, направленные на предотвращение дроблений имений (очевидного фактора хозяйственной деградации). Они ходатайствовали о принятии особого акта, освобождающего их от сложных формальностей и признающего имение неделимым в течение жизни двух следующих поколений с указанием порядка наследования. Принятие этого предложения означало бы предоставление права особой категории земельных собственников по собственному усмотрению осуществлять временное выведение из рыночных отношений принадлежащих им земель.
Таким образом, дворянские родовые имения сохранялись на всем протяжении императорского периода, став одним из узлов масштабного социально-политического и социально-экономического конфликта начала XX в.
Новая реальность, пришедшая в результате революции 1905— 1907 гг., поставила новые задачи, прежде всего реализацию земельной реформы.

Земельная реформа


Негативные явления в хозяйственной жизни крестьян-общинников, для преодоления которых власть затевала аграрные преобразования, во многом заключались в их земельной неустроенности: чересполосице, мелкополосице, дальноземелье. Совершенствование системы севооборота нуждалось в переходе к целостным участкам. Для повышения эффективности сельскохозяйственного производства требовалось упорядочить землеустройство, особенно важным это представлялось в условиях перехода от общинной собственности на землю к личной.
Подготовка к реформе началась еще до Первой русской революции. Николай II сознавал масштаб предстоящей работы и дал поручения двум министерствам — внутренних дел и финансов, четко разграничив их деятельность.
14 января 1902 г. была создана Особая комиссия по пересмотру законоположений о крестьянах. Основная задача подготовки изменений возлагалась на министра внутренних дел Д.С. Сипягина.
Неделю спустя 22 января 1902 г. было учреждено Особое совещание о нуждах сельскохозяйственной промышленности во главе с министром финансов СЮ. Витте. Совещанию давалось поручение выявить пути и способы подъема сельского хозяйства. В дальнейшем Витте придал ему более широкую программу. В сборе материалов для Особого совещания о нуждах сельскохозяйственной промышленности участвовал П.А. Столыпин, находившийся тогда на посту гродненского губернатора (1902—1903). На открытии заседания губернского комитета Столыпин сформулировал основные направления решения аграрного вопроса: расселение крестьян на хутора, устранение чересполосицы, мелиоративный кредит, «разверстание сервитутов». Последнее предложение было обусловлено противоречиями в этой сфере экономических отношений, привносимыми ограниченным правом крестьян использовать земли помещиков для прохода и выгона скота, пастбищ, лесосек, приводило к частым тяжбам.
Особое внимание Столыпин обращал на необходимость распространения кооперации и опытных хозяйств, развитие животноводства, упорядочение торговли сельскохозяйственной продукцией, создание сети ссудо-сберегательных учреждений в сельской местности, развитие инфраструктуры села.
С конца 1905 г. для подготовки аграрных преобразований было издано несколько указов, связанных с экономическим положением общины и земельным фондом империи.
3 ноября 1905 г. вышел Манифест об отмене с 1 января 1907 г. выкупных платежей. Перефразируя ленинскую формулу «1861 год породил 1905-й», следует подчеркнуть факт завершения в 1905 г. определенного этапа аграрной трансформации, начатого в 1861 г.
С августа до декабря 1906 г. Николай II и Столыпин согласовали пакет законопроектов, обеспечили их проведение через Совет министров с последующим утверждением императором и опубликованием в чрезвычайном порядке по ст. 87 Основных государственных законов Российской империи.
Указ от 12 августа 1906 г. передавал Крестьянскому поземельному банку удельные земли (т.е. земли, принадлежавшие императорской семье и управлявшиеся Департаментом уделов), которые уже находились в сельскохозяйственном использовании. Положения от 27 августа 1906 г. устанавливали порядок продажи через тот же банк казенных земель, а с 19 сентября 1906 г. — кабинетских земель на Алтае, т.е. собственности императорской фамилии, управлявшейся Кабинетом Его императорского Величества, входившим в министерство императорского двора.
Указ от 5 октября 1906 г. отменял такие касавшиеся крестьян сословные правовые ограничения, как поступление на военную и государственную службу. Положение от 19 октября 1906 г. разрешало крестьянам брать ссуды под надельные земли в Крестьянском банке.
Указ от 9 ноября 1906 г. «О дополнении некоторых постановлений действующего законодательства, касающихся крестьянского землевладения и землепользования» разрешал выход из общины. Однако еще раньше, до прихода в правительство П.А. Столыпина, в соответствии с Указом от 4 марта 1906 г. учреждались землеустроительные комиссии, на которые в конечном итоге лег основной груз практических преобразований в деревне. Таким образом, землеустройство началось раньше, чем выход из общины,
В основе аграрной реформы Столыпина также лежал Закон от 14 июня 1910 г. «Об изменении и дополнении некоторых постановлений о крестьянском землевладении». Проект Закона был составлен в МВД на основе уже действовавшего Указа от 9 ноября 1906 г. и был поддержан Николаем II.
В соответствии с Законом в общинах, проводивших переделы, любой домохозяин имел право требовать укрепление в собственность своего надела. В случае если после последнего передела численность семьи («количество разверсточных единиц») уменьшилось, то излишек укреплялся лишь после уплаты за него общине «по первоначальной выкупной цене». Полученная сумма помещалась в Крестьянском банке и могла быть истрачена только на покупку земли. На использование денег по другому назначению требовалось разрешение императора. Вышедшие из общины крестьяне и члены их семей лишались права на оставшуюся во владении общины землю.
С ноября 1906 г. параллельно шли два процесса: землеустроительный и выход из общины.
Предложение о проведении землеустройства в ходе аграрной реформы в начале 1905 г. высказал А.В. Кривошеий, бывший тогда начальником Переселенческого управления и товарищем министра земледелия. Кривошеий надеялся с помощью землеустройства лучше и качественнее обустроить земли крестьян. С приходом в правительство Столыпина (1906—1911) проведение землеустройства было продолжено. В речи 6 марта 1907 г. во Второй Государственной думе Столыпин назвал землеустройство одной из главных задач правительства в области аграрной политики.
30 января 1908 г. Столыпин издал циркуляр № 13 по МВД. Он обратил внимание губернаторов на «землеустроительное дело, ввиду его первостепенного государственного значения», которое «должно составлять предмет особого внимания начальников губерний». Губернаторы были обязаны сообщать правительству о ходе выделов из общины и землеустройства.
Расширение землеустроительных работ стало одной из причин сокращения выходов из общины в 1910—1914 гг. Соратником Столыпина в проведении землеустроительной политики стал А.И. Кривошеий, приглашенный им в 1908 г. на должность Главноуправляющего землеустройством и земледелием.
В январе 1909 г. Столыпин провозгласил переход ко «второй стадии» реформы. Предполагалось увеличение ассигнований не только на землеустройство, но и оказание агрономической помощи, переселение, введение частной собственности на землю в Азиатской России. Правительство разрабатывало программу социально-правовых реформ в деревне, создания волостных земств и других изменений.
Показатель снижения числа вышедших из общины крестьян после 1911 г. свидетельствовал не о крахе Столыпинской аграрной реформы, а о нахождении приемлемого для крестьян государственного решения.
За 1907—1915 гг. землеустроители провели работу на площади в 20,3 млн десятин, равной площади Великобритании. Размах землеустроительных работ говорит о масштабной земельной трансформации. Начатые аграрные преобразования в России шли успешно. К сожалению, они были прерваны начавшейся Первой мировой войной и не получили завершения. В условиях войны снизились темпы реформирования в связи с мобилизацией большей части землеустроителей.
Потенциал земельной реформы и ее желательность для крестьян показывает динамика роста числа их заявлений-ходатайств о землеустройстве. Если в 1907—1910 гг. заявления подали 2 млн дворов, то в 1911 — 1915 гг. — вдвое больше — 4,2 млн из общего числа 6,2 млн домохозяев, т.е. 67% общинных хозяйств. Таким образом, число заявлений о землеустройстве почти в 2 раза превышало число заявлений о выходе крестьян из общины (3,4 млн). К началу войны землеустроители успели удовлетворить только часть заявлений. Предстояла еще большая работа.
Востребованности землеустройства в среде крестьян содействовал Закон от 29 мая 1911 г. «О землеустройстве», утвержденный еще при Столыпине. Он стал рубежом, открывшим второй этап аграрных преобразований. После его принятия крестьянину уже не требовалось предварительно проходить процедуру получения разрешения на выход из общины, не нужно было «укреплять» землю, поскольку документы о землеустройстве его двора давали право на личное владение своим участком.
Землеустройство оказалось для крестьян наиболее удобной формой преобразований, которое реально улучшало условия их хозяйственной деятельности. Мир деревни определял образ жизни крестьянства. У крестьян не было принято противопоставлять себя и свою семью остальной деревне. Даже богатые крестьяне предпочитали оказывать влияние на деревню, живя в ней.
Надежды власти на успех выделения крестьян из общины на хутора себя не оправдали. Хутор мог представлять собой отдельную крестьянскую усадьбу (или несколько усадеб) с обособленным хозяйством и земельным участком. В случае роста числа владельцев крестьянских усадеб хутор превращался в деревню.
Столыпин и его соратники — А.В. Кривошеий, А.С. Стишинский, А.А. Коффод поддерживали все формы разверстания земельных угодий, т.е. замены в видах улучшения сельскохозяйственной техники принадлежащих к одному хозяйству разрозненных участков земель — единым земельным массивом. «Всякий успех правительства в этом направлении, по мнению Столыпина, — наносит серьезный ущерб делу революции». Одной из таких форм был отруб. В отличие от хутора отруб не имел усадьбы, а представлял собой земельный участок, выделенный из общинной земли в единоличную крестьянскую собственность.
Основным недостатком Столыпинской аграрной реформы являлась ее неспособность повлиять на увеличение размеров наделов в земледельческом центре России, т.е. снять проблему малоземелья в Европейской России, где особенно от этого страдало крестьянство. Основная прибавка земельного фонда осуществлялась на окраинах империи за счет казенных, удельных и кабинетских земель. В центре страны это не могло устроить армию бедняков и являлось причиной социального напряжения.

Рабочий вопрос


До начала XX в. в правящих кругах России и значительной части общества господствовало убеждение, что в империи нет рабочего вопроса в западно-европейском понимании. Российское правительство и буржуазия, пренебрегая опытом социального маневрирования западных стран, использовали жесткие формы эксплуатации рабочих. Законы, принятые в конце XIX в., были направлены против вопиющих приемов эксплуатации рабочих (использования в ночное время женского и детского труда, штрафов и т.д.).
Реагируя на события «Кровавого воскресенья» (9 января 1905 г.) правительство признало, что условия фабричной жизни в России принципиально не отличаются от западноевропейских, поэтому решать рабочий вопрос (совокупность проблем, связанных с материальным, социальным и правовым положением рабочих) следует с учетом зарубежного, прежде всего германского опыта.
В январе—феврале 1905 г. программу улучшения быта рабочих предложила комиссия В.Н. Коковцова. Частичной реализацией ее предложений стала отмена в конце 1905 г. уголовной ответственности за участие в экономических стачках, что не распространялось на предприятия транспорта, связи и государственные учреждения. Также в соответствии с рекомендациями комиссии в марте 1906 г. были изданы Временные правила об обществах и союзах, сделавших возможной легализацию профессиональных союзов.
После образования в октябре 1905 г. Министерства торговли и промышленности подготовкой законопроектов по рабочему вопросу занимался управляющий отделом промышленности, специалист по фабричному законодательству и социальному обеспечению рабочих В.Ф. Литвинов-Фалинский (1868 — не ранее 1915).
Не имели последствий предложения консерваторов об объединении рабочих в особое сословие и возрождении эксперимента начальника Московского охранного отделения, жандармского полковника СВ. Зубатова (1864—1917) (рис. 23.4), который проводил охранительно-полицейский курс борьбы с революционным движением. Одним из первых Зубатов осознал опасность для царизма социал-демократического движения. Зубатов отделял профессиональное движение рабочих от их участия в революционном движении. Он разделял экономические и политические забастовки. Для противодействия революционерам, среди которых видел основную опасность в социал-демократии, а не народниках, Зубатов считал необходимым вести в среде рабочих разъяснительную и организационную работу в соответствии со своими взглядами.
Защищая в «охранных» интересах экономические интересы рабочих и создав для этого легальные подконтрольные полиции рабочие просветительские организации, которые Зубатов стремился направить на борьбу рабочих за экономические интересы и с их помощью оторвать от политической борьбы, он вызвал критику со стороны предпринимателей и Министерства финансов — ведомства, с которым МВД традиционно конкурировало. Зубатов опирался на опыт подобных организаций в Германии, появившихся в конце XIX в.
Зубатов создал московское Общество взаимопомощи рабочих механического производства (1901). Рабочим читались лекции об их экономическом положении и правах профессором Московского университета И.Х. Озеровым. Популярные брошюры для рабочих о профсоюзах и профессиональном движении по просьбе Зубатова написал Л .А. Тихомиров. Успех «зубатовщины» в Москве власти постарались развить в Петербурге, куда Зубатов был переведен в 1902 г. К этому времени социал-демократы осознали опасность, которую для них представляла «зубатовщина» и начали с ней активно бороться, окрестив ее «полицейским социализмом».
Зубатов недолго работал в Петербурге. Его отставка, как и отставка Витте, последовала в 1903 г. после доклада В. К. Плеве императору Николаю II о совместном участии Витте и Зубатова в интриге против Плеве, занимавшем пост министра внутренних дел.
Летом 1903 г. Зубатов составил фальшивое письмо одного верноподданного к другому, в котором доказывалось, что только Витте может оградить Николая II от бед и прославить его царствование. Используя это письмо под видом перлюстрированного (обычная практика в верхах) в качестве «голоса народа», В.П. Мещерский (1839—1914) — издатель-редактор газеты «Гражданин», читаемой Николаем II, согласно замыслу должен был уговорить царя согласиться на назначение Витте министром внутренних дел на место Плеве. Зубатова предал его друг, известный провокатор М.И. Гу-рович, которому тот доверился. По рассказу Плеве директору департамента полиции А.А. Лопухину, во избежание огласки и скандала в качестве причины увольнения Зубатова была названа его политика в рабочем вопросе.
После отставки Зубатова Общество взаимопомощи рабочих механического производства г. Санкт-Петербурга возглавил священник Георгий А. Гапон (1870—1906).
По мнению Столыпина, решение рабочего вопроса требовало «твердого» государственного строя и «твердой» политики. В 1907 г. его поддержал в этом вопросе приглашенный в качестве эксперта Л.А. Тихомиров. К 1908 г. правительство существенно урезало программу законотворчества по рабочему вопросу Министерства торговли и промышленности. Три подготовленных законопроекта о социальном страховании были сведены в два (о страховании от несчастных случаев и о страховании на случай болезни). С утверждением законов в июне 1912 г. Николаем II страхование стало обязательным.
Законопроекты о продолжительности рабочего дня и условиях найма не были рассмотрены Думой до конца ее существования (1917). Также не получила реализации идея создания примирительных судов для решения споров между рабочими и предпринимателями.
В ходе реализации законов 1903 и 1912 гг. появившиеся страховые товарищества и больничные кассы стали основным элементом социального страхования, регулируемого государством. Одной из форм социальной защиты была деятельность пенсионных касс различных учреждений, основной целью которых было обеспечение участников пенсиями и пособиями.
 



Лекция, реферат. Социально-экономическая политика российской империи в начале XX века - понятие и виды. Классификация, сущность и особенности. 2021.

Оглавление книги открыть закрыть

Правление императора Николая II (1894 - 1917) в условиях социального кризиса, войн и революционных потрясений
Система управления российской империей
«Национальное государство» Сергея Юльевича Витте. Витте С.Ю. как политический деятель
Столыпин как политический деятель. Столыпинские реформы
Роль Менделеева в политическом развитии России во время правления Николая II
Кооперация в начале XX века — путь социально справедливой консолидации российского общества
Внутренняя политика российской империи в начале XX века
Социально-экономическая политика российской империи в начале XX века
Финансовая политика В.Н. Коковцова
Совет по делам местного хозяйства во внутренней политике России
Эволюция самодержавия после 1905 г.
Система управления российской империей до и после первой русской революции 1905-1907 годов
Геополитические интересы российской империи на рубеже XIX—XX веков.
Европейское направление внешней политики России
Дальневосточное направление внешней политики России в начале 20-го века
Русско-японская война (1904-1905)
Оборона Порт-Артура
Портсмутский мир
На пути к мировой войне. Роль восточного фронта в первой мировой войне
Хронология Первой Мировой войны
Население и социальный строй российской империи в конце XIX - начале XX века
Предприниматели и предпринимательство в России в начале 20 века
Социальное положение крестьянства в начале 20 века
Социальное положение рабочих в России в начале 20 века
Общественное развитие и социально-экономическое положение населения России в начале 20 века
Экономическое развитие российской империи в конце XIX — начале XX века
Развитие промышленности в России в начале 20 века
Развитие сельского хозяйства в конце XIX — начале XX века.
Развитие транспорта в начале 20 века в России
Финансы. Отечественный и иностранный капитал в России в начале 20-го века
На пути к революции
Революционный терроризм начала XX в.
Банкетная кампания 1904 года
Социально-политический конфликт в России к 1905 г.
Первая революция в российской империи (1905-1907)
Нарастание революции 1905 года
Манифест 17 октября 1905 г.
Становление российского парламентаризма
Конец революции 1905 года. Государственная дума третьего созыва
Хронология событий революции 1917 года




« назад Оглавление вперед »
Внутренняя политика российской империи в начале XX века « | » Финансовая политика В.Н. Коковцова






 

Похожие работы:

Воспользоваться поиском

 

Учебники по данной дисциплине

История отечества. Курс лекций
История. Справочник для подготовки к ЕГЭ
Цивилизации Древнего Востока
История нового времени
История России
История России с древних времён до начала 19 века
История Казахстана - экзаменационные билеты
История СССР
История отечества - полный курс лекций
История России 19-20 века
История Древних цивилизаций
История государственного управления в России
Отечественная история. Учебник
История нового времени. Лекции
История нового времени. Лекции 2
История нового времени. Лекции 3
Российская империя во второй половине XIX
История России XVIII века
Российская империя во первой половине XIX
Источники отечественной истории государства и права кратко