-
Пройти Антиплагиат ©



Главная » Педагогическая аксиология » Становление аксиологического знания в педагогике



Становление аксиологического знания в педагогике

Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. Уникализировать текст 



Понятие «ценность» является центральным в аксиологии, оно положило начало специальной области философской науки, которая исследует природу ценностей, их место в реальности, структуру ценностного мира, рассматривает взаимосвязи различных ценностей между собой, их отражение в структуре личности.
«Ценность» относится к числу таких общенаучных понятий, методологическое значение которых особенно велико для педагогики. Будучи одним из ключевых понятий современной общественной мысли, оно используется в философии, социологии, психологии и педагогике для обозначения объектов и явлений, их свойств, а также абстрактных идей, воплощающих в себе нравственные идеалы и выступающих в качестве эталонов должного.
Ценность — объект разнообразных человеческих устремлений и желаний. По В.Н. Мясищеву, все многообразие предметов человеческой деятельности, общественных отношений и включенных в их круг природных явлений может выступать в качестве «предметных ценностей» как объектов ценностного отношения, т.е. оцениваться в плане добра и зла, истины или неистины, красоты или безобразия, допускаемого или запретного, справедливого или несправедливого и т.д. 126]
Каждая историческая эпоха характеризуется специфическим набором и иерархией ценностей, система которых выступает в качестве наиболее высокого уровня социальной регуляции. Ценностные системы формируются и трансформируются в историческом развитии общества.

Становление аксиологии


Термин «аксиология» ввел в 1902 г. в научный тезаурус французский философ П. Лапи. В 1908 г. его применил немецкий ученый Э. Гартман. Аксиология как определенное направление в буржуазной философии сформировалось в 20—50-х гг. XX столетия в трудах немецких и американских философов — М. Шелера, Н. Гартмана, Р.Б. Перри, С. Пеппера.
Формально началом аксиологического этапа в философии принято считать появление трех частей книги Р.Г. Лотце «Микрокосм» (1856—1864). В этой работе он ввел самостоятельное понятие «значимость» (Geltung), которое не зависит от опыта и играет роль критерия истины в познании, положив тем самым начало разработке ценностной проблематики.
В. Виндельбанд, Г. Риккерт и Г. Коген используют кроме понятия «значимость» понятия «долженствование» (sollen), «ценность» (wert, value, valeur— от лат. valere — иметь значение). Весь реальный мир подразделяется ими на бытие (действительность, существование) и ценности.
Г.П. Выжлецов, исследовав последовательные этапы в становлении аксиологии как науки, отметил, что за свою историю философия пережила три основных периода и сменила три ведущие тенденции, каждая из которых вызрела в предыдущей и осталась в содержании последующей .
На первом этапе (с VII—VI в. до н.э. по XVI в. н.э. включительно) основной и ведущей в философии была онтология как учение о бытии, включая и бытие человека с его познавательными и смысложиз-ненными интересами и возможностями. Философы были заняты главным образом первопричинами и первосущностями бытия (космос, бог или природа) как основы универсального блага.
На первый план второго этапа (с XVII в. по 60-е гг. XIX в.) вышли познавательные способности и потребности, растворенные до этого времени в онтологии; ведущей стороной стала гносеология как теория познания природного и социального бытия с целью его разумного переустройства для блага и счастья человечества.
В 60-х гг. XIX в. из первых двух направлений начала вырастать и на рубеже XIX—XX вв. вышла на первый план аксиология как философское осмысление ценности человеческого бытия, положившее начало третьему, современному этапу развития философии. Уже к первой четверти XX в. перед человечеством, обезумевшим от шокирующих открытий, войн, кризисов, революций во всех сферах бытия и сознания, философия раскрылась в своей подлинной сути. Она произвела переоценку ценностей и попыталась найти безболезненный (культурно-ценностный) выход.
Трем вышеназванным этапам соответствуют и исторические типы цивилизации, которые можно представить как космогенную, техногенную и антропогенную.
Историко-философский материал позволяет проследить, как происходила смена основных парадигм на соответствующих этапах эволюции философского знания и как она повлияла на становление педагогической аксиологии. В этой связи важно подчеркнуть позиции величайших философов И. Канта и Г.В.Ф. Гегеля. Так, для педагогики существенным выступает тот факт, что, разрабатывая проблему активности человека как субъекта познания, Кант не только противопоставил ценностно-практическое сознание теоретическому сознанию, но и вывел первое за пределы гносеологии. В результате мир человека с его несовместимыми способностями познания и желания оказался как бы разорванным на несвязанные между собой царства механической необходимости и нравственной свободы, абстрактного познания и духовных ценностей. Идеал и смысл человеческой жизни распался на сущее и должное, как сама кантовская философия на гносеологию и аксиологию.
У И. Канта наблюдается четкое различение сфер познания, оценки и ценности, отнесенных, соответственно, к гносеологии, эстетике и этике. Обособление, вплоть до противопоставления гносеологии (учение о познании), этики (о сверхчувственных ценностях) и эстетики (об оценочном суждении вкуса), было необходимо Канту для выявления их специфики, что определенным образом сказалось на обособлении познавательных и оценочных процессов в образовании.
Г. Гегель, в отличие от И. Канта, построил свою философскую систему на основе содержательной взаимосвязи познания оценки и ценности. Он использовал для их синтеза принцип целесообразности. Цель у него развивается в идею, соединяющую логику понятий с объективной реальностью через целесообразную деятельность. Поэтому гегелевская идея выступает в «двойном образе». Эта идея по своему содержанию есть не что иное, как человеческое сознание в единстве познаний оценки, истины и ценности. Гегель называет это единство познанием, но более высокого уровня, несущим в себе истину «как таковую» .
Философские воззрения И. Канта и Г. Гегеля служат методологическими ориентирами рассмотрения проблем аксиологии, содержания и эволюции ценностей, ценностного освоения мира личностью.
Пройдя незначительный путь становления, уже в первой трети XX в. аксиология пережила самый настоящий бум, а ценностное учение о человеке, обществе и культуре позволило взглянуть на них изнутри и непредвзято, независимо от любых социально-экономических пристрастий.
Социология, например, стала подлинным и эффективным учением об обществе, когда в ее основу был положен метод «отнесения к ценностям» Г Риккерта, развитый М. Вебером.
П.А. Сорокин произвел революцию в теории социологии, подчинив ее ценностям как главной побудительной движущей силе в обществе. Он доказал, что социология является по преимуществу теорией ценностей. Можно сказать, что скальпелю абстрактной количественной социологии П.А. Сорокин предпочел мягкое рентгеновское излучение качественного ценностного подхода. Открытия, осуществленные в социокультурной сфере, обладают такой мощью потому, что они сводят в единой концепции все многообразие мировых человеческих ценностей.
К началу XX в. не остается ни одной области философии, которая не обозначила бы своего отношения к ценностям, их специфике и роли в жизни человека и общества. И вряд ли стоит удивляться тому, что в теоретическую разработку проблемы ценностей весьма заметный вклад внесли философы различных направлений. Это относится к неореализму (Р.Б. Перри), натурализму (Т. Манро), прагматизму (Д. Дьюи), контекстуализму (С. Пеппер), эмотивизму (Ч. Огден, А. Ричарде), неопозитивизму (от Б. Рассела до Л. Витгенштейна).
В западном человекознании и современной философии явственно прослеживаются два основных подхода к проблеме ценностей: натуралистический и антинатуралистический (трансценденталист-ский). Подход антинатуралистический, трансценденталистский представляют И. Кант и его последователи, обосновывающие понятие категорического императива, категории морали должного, которое не вытекает из естественного стремления человека к счастью.
Человек может стать моральным, если он будет подавлять природное начало, поступать вопреки ему, принуждая себя повиноваться чувству долга. И. Кант считает, что моральные требования не могут основываться, выводиться из законов и потребностей этого мира, поскольку человек одновременно пребывает в двух различных мирах. Как существо природное он принадлежит к миру пространства и времени, причин и следствий — здесь он несвободен. Его действия можно заранее предвидеть и рассчитать с такой же точностью, как затмение солнца. И только в другом мире человек свободен и выбирает свои поступки и ответственен за них, за них можно его одобрять или осуждать— это мир иной, мир Бога, гарантирующий справедливость и вечную жизнь.
Неокантианцы В. Виндельбанд и Г. Риккерт в своем учении о ценностях рассматривали их как самостоятельное царство ценностей, лежащее по ту сторону субъекта и объекта. Отвергая тезис И. Канта о том, что мир есть непознаваемая «вещь в себе», В. Виндельбанд все же противопоставлял философию как нормативное учение, основанное на оценочных суждениях, и эмпирические данные «о сущем». Ценности у В. Виндельбанда априорны, трансцендентальны (выходящие за некий предел), общезначимы . Он различал логические, эстетические, этические и религиозные ценности, толкуя их как восходящие ступени. Признавая конечной целью исторического прогресса самоопределение человечества в соответствии с «этическим идеалом», он сводил социальные проблемы к этическим. Выше этических ценностей он ставил эстетические — как свободные от воли и заинтересованности. Дуализм мира действительности и мира ценностей (того, что есть, и того, что должно быть) он объявлял «священной тайной», обнаруживающей ограниченность нашего познания и устремляющей нас в сферу религиозных ценностей.
Центральным вопросом для философии Г. Риккерта является проблема трансцендентного: это и абсолютно независимая от субъекта реальность — предмет веры, и данная субъекту в познании реальность, имманентная сознанию. Естествознание, по Г. Риккерту, свободно от ценностей — это предмет науки, а культура (наука о культуре) — это предмет ценностный. Г. Риккерт выстраивает систему философии, содержание которой составляет анализ отношения бытия и сознания, взаимоотношения между ценностями и мировоззрением личности. В этой связи он выделяет шесть сфер познания (логика, эстетика, мистика, этика, эротика, религия) и соответствующие им типы ценностей (истина, красота, добро, надличная святость, нравственность, любовь, счастье, личная святость).
Подводя итог рассмотрению трансценденталистского направления в аксиологии, следует заметить, что основной его методологический недостаток состоит в отрыве от естественных потребностей человека. Для антинатуралистов ценности — это идеальные сущности, сфера которых находится вне опыта и которые не зависят от человеческих потребностей. Такая позиция в теории ценностей явно не гармонирует в наш век со все более настойчиво провозглашаемыми демократическими требованиями счастья, справедливости, равенства, мира, свободы, гармонического развития человеческой личности.
Натуралистический подход более убедительный, больше соответствует здравому смыслу большинства современных социологов и этнографов, изучающих проблемы ценностного ориентирования.
С позиций натурализма ценностью представляется все то, что способствует эффективному функционированию человеческой природы, т.е. развитию биопсихических способностей индивида, удовлетворению его интересов, развитию потенциальных задатков.
Обращаясь к этому направлению аксиологии, разрабатываемой в контексте немарксистских теорий, необходимо назвать и охарактеризовать взгляды одного из наиболее крупных ее представителей — американского философа Р.Б. Перри. Его позиции разделяют также такие крупные ученые, как Г. Беккер, Р. Линтон, К. Клакхон, Т. Пар-сонс, С. Пеппер, которые считают общую теорию ценностей Перри наиболее исчерпывающим эмпирическим исследованием предмета до середины XX в.
Первая крупная работа Р.Б. Перри вышла в 1912 г. В ней, обращаясь к современным философским тенденциям, он подчеркивал, что аксиология — ветвь знания, в которой этика, политика, юриспруденция, экономика, эстетика, философия и религия объединяются и находят свое место. С помощью теории ценностей человек сможет познать самого себя, свои наиболее глубокие цели и стремления, и это знание окажется для него не менее освобождающим, чем знание законов природы.
Позднее в своих книгах «Общая теория ценностей» и «Сфера ценностей» [44| Р.Б. Перри подчеркивает значение духовных ценностей, считая, что сущность культуры и цивилизации образуют устойчивые идеи, насыщенные эмоциями, социализированные. Широко критикуя утилитарно-практический подход к жизни, техницизм и антиинтеллектуализм, он защищал идеалы демократии, выступая в защиту гражданских прав, индивидуальной свободы.
Рассматривая в этой связи общую теорию ценностей Р.Б. Перри, нельзя не признать ее гуманистической направленности. Он призывает создать цивилизацию, в которой будет достигнута гармония всех интересов, в которой каждый народ, каждая нация, каждый человек, отказавшись от притязаний на исключительность, займут свое достойное место в единой общечеловеческой культуре. Р.Б. Перри хочет видеть будущую цивилизацию прогрессирующей во всех сферах творчества, совместимой с наукой и личной свободой. В этой цивилизации будет справедливое распределение благ, даваемых экономикой, достигнутое для всех образование, стремление к правде и наслаждение красотой. Он выражает надежду, что когда-нибудь свобода человека, его знания возрастут настолько, что ценности войдут во владения всем миром, как они уже владеют частью его.
В рамках натуралистического подхода в теории ценностей проводится классификация ценностей, определяются ее принципы и критерии, выделяются и особо рассматриваются общечеловеческие, гуманистические принципы, обосновывается первостепенность знаний как ценности в период информативной цивилизации общества, исследуется личность, человек как субъект эволюции и высшая ценность и даже делаются попытки педагогической конкретизации отдельных идей натуралистического подхода аксеологии.
Рассмотрим конспективно отдельные положения натуралистического подхода в аксиологии.
Классификацию ценностей в зависимости от характера интереса и качества ориентирующего знания также создал Р.Б. Перри. Он различает ценности истинные и ложные, развитые и неразвитые, сложные и простые, позитивные и негативные, скрытые и активные.
Если интерес относится к наличному переживанию, то ему соответствует экзистенциальная ценность, если к идеальной цели, то ценность также считается идеальной.
Далее различаются интересы и ценности «возвратные» или повторяющиеся (например, потребность в пище) и интересы прогрессивные, которые изменяются и развиваются по мере их удовлетворения (например, интерес к богатству, славе, творчеству). Ценности и интересы различаются по интенсивности, силе, длительности, числу, просвещенности.
Р.Б. Перри раскрывает четыре главных принципа градации ценностей: правильность, интенсивность, предпочтительность и вклю-чаемость. Три первых принципа классифицируют ценности по их внутренним признакам и отнюдь не связаны с отношением какой-либо ценности к совокупности других. Лишь последний принцип устанавливает формальную связь между данной ценностью и остальными.
Первый критерий — правильность — различает ценности по качеству знания, которое ориентирует интерес. Ценность правильна, если интерес правильно ориентирован. Если знание об объекте, т.е. ориентация «склонности», не соответствует действительному отношению между объектом и склонностью, то ценность неправильна.
Предлагаемый критерий правильности вполне в духе прагматизма, как «оправданность ожидания». Р.Б. Перри считает, что ошибка не делает ценность «неценностью» до тех пор, пока не обнаружена субъектом. Иначе говоря, ценность не исчезает оттого, что объект интереса сам по себе является иллюзорным, несуществующим. Непосредственная ценность Бога, пишет Р. Перри, которая возникает из любви и восхищения человека, основывается на вере в его существование, но для этой ценности не имеет значения, верна ли истина или нет, существует Бог или не существует.
Второй критерий — интенсивность — находится в зависимости от силы энергии, требовательности интересов, с которыми ценности связаны. Сила интересов может быть результатом их упражнения, но может быть также и врожденной. Критерий интенсивности применим для различения нескольких фаз или состояний одного и того же интереса в одном и том же объекте.
Третий критерий — предпочтительность — различает ценности друг от друга и располагает их в ряд по степени предпочтения. Р.Б. Перри считает данный критерий самостоятельным, ибо он не определяется непосредственно ни интенсивностью интереса, ни осознанием последствий действия, ни теми возможностями выбора, которые существуют для нас в какой-то ситуации. Этот критерий делает возможным сравнение нескольких объектов того же самого интереса. Познавательный интерес, например, может иметь перед собой различные объекты, при этом одни являются для него более предпочтительными, другие — менее. Две ценности считаются равноценными, если они одинаково предпочтительны. Р.Б. Перри считает критерий предпочтительности более высоким, нежели критерий интенсивности. Интенсивность сама по себе увеличивает ценность, но интенсивные интересы обычно обладают значительной инертностью, «остаются на более низком уровне предпочтения».
Классификация ценностей в собственном смысле, т.е. соотнесение их друг с другом в определенном порядке, а не только выявление различия, становится возможной лишь с введением четвертого критерия.
Четвертый критерий — включаемость — характеризует интерес и соответствующую ценность со стороны их согласованности с другими интересами и ценностями, их способность быть включенными в какую-то более широкую систему в обществе или внутри отдельной личности.
Ценность любого объекта возрастает с увеличением числа согласованных интересов, которые на него направлены. Согласованность интересов достигается путем их взаимного участия друг в друге, путем опосредования их другими интересами и путем рефлексии.
Включаемость, по мнению Пери, является высшим критерием по отношению ко всем остальным. Этот критерий прилагается к интересам без их предварительной оценки, он не зависит от качества согласованных интересов, поэтому формален.
Отказ от построения единой шкалы ценностей помогает, по мнению Р. Б. Перри, разрешить многие бесплодные споры о приоритете тех или иных ценностей. Он пишет, например, что сторонник демократии, который ценит общее благо, и сторонник аристократии, который ценит благо избранных («предпочтительные» ценности), ведут слепой и бесплодный спор до тех пор, пока они не признают, что оба правильно оценивают различные изменения ценности, или пока они не поймут, что лучшая жизнь — это та, в которой благо избранных является также общим благом.
Критерий включаемости позволяет дать более высокую оценку гармоничной, т.е. хорошо интегрированной личности по сравнению с личностью, интересы которой изолированы друг от друга или находятся в конфликте. Соотнося интересы отдельной личности с какой-то частью суммарного поля интересов, составляющих общество, эгоистичной считают ту личность, которая проявляет мало интереса к интересам других людей.
Классификация ценностей в зависимости от градации интереса представляется нам значимой, поскольку интересы личности и ее потребности взаимосвязаны, взаимообусловлены, их актуализация и удовлетворение содействуют самореализации личности.
Особую значимость в современную эпоху информативной цивилизации и глобального эволюционализма приобретают интерес, потребность, знание теории ценностей.
Подтверждением этих тенденций в развитии теории ценностного обогащения личности в настоящее время является концепция американского ученого Р. Шуермана. Эта концепция дает четкие признаки грядущей эры информативной цивилизации, показывает, что в переходе к новой эре человеческого существования роль образования должна быть опережающей.
В соответствии с концепцией Р. Шуермана, образование должно меняться в четырех направлениях: 1) более широкие знания в области математики и вообще науки; 2) повсеместное компьютерное обучение; 3) хорошо поставленное изучение иностранных языков; 4) широкое знакомство с культурой разных народов. При этом каждому ученику должно быть доступно качественное образование. Под качеством имеются в виду вполне определенные ценности и знания, из которых главное — осознание важности идеи личного достоинства каждого человека. Лишь понимая ценность своей личности, человек может быть искренне предан идеям демократии. Достоинство личности состоит и в том, что он умеет выбирать цели, ставить их перед собой и последовательно стремиться к их достижению. Но при этом он обязан хорошо знать свои возможности, свои сильные и слабые стороны.
Но особый акцент Р. Шуерман делает на таком направлении школьного обучения, как отношение к другой национальной культуре: надо научить человека ценить эту культуру, ибо будущий гражданин информативного общества должен хорошо себе представлять вклад других народов во всемирное содружество наций.
Оценивая современное состояние образования и воспитания на основе широкого изучения опыта лучших школ в промышленно развитых странах, он приходит к выводу, что наибольшая эффективность в обучении и воспитании достигается сейчас в тех учебных заведениях, где коллектив преподавателей делает упор на освоение наиболее важных жизненных ценностей. Из них Р. Шуерман выделяет две группы: 1) стремление к личному счастью, успеху, умение принимать правильные решения, чувство личной ответственности за свою судьбу и 2) стремление служить обществу, терпимость по отношению к другим людям, уважение содружества всех людей на Земле. Сочетая в себе те и другие качества, выпускник школы должен «быть приучен» иметь собственное, ни от чего не зависимое, непредвзятое мнение.
В последние годы в естественно-научной и философской литературе все больше внимания уделяется идее глобального эволюционизма, как одному из блоков интеграции знания в рамках научной картины мира, в котором происходит, во-первых, синтез частнона-учных законов, а во-вторых, выдвижение гипотез большой степени общности.
Завоевывая все больше сторонников (Н.Н. Моисеев, ПИ. Руза-вин, СП Пионтковский, А.В. Добрякова, З.В. Каганова), идея глобального эволюционизма предстает как обобщение частнонаучных концепций развития, вычленение движущих сил, механизмов эволюционных процессов разного типа. Такого рода трактовке, как правило, сопутствует представление о развитии Вселенной от Большого взрыва (или флуктуации вакуума) до возникновения человечества как о едином процессе, характеризующемся генетической и структурной преемственностью разных типов эволюции от космической до социальной.
Идея глобального эволюционизма обретает очертания концепции, несущей мировоззренческую и методологическую нагрузку, с определенной системой законов, принципов, гипотез, объяснительных схем, моделей, логических конструкций и т.д.
Для нашего исследования значительный интерес представляет утверждаемый в аксиологии подход к человеку как высшей форме организации материи и наивысшей социальной ценности.
В рамках данного способа описания картины мира современный человек — и непосредственно как индивид, и опосредованно через социум — предстает как одно из звеньев развития, одна из ветвей глобально-эволюционного древа, форм организации материи, прогресс которой не в последнюю очередь обеспечивается за счет коэволюции с другими ветвями развития, прежде всего с биосферой, а впоследствии, по мере роста человеческой мощи, и с мегауровнем.
Человек как субъект эволюции не может больше рассматриваться только как зритель природных явлений, находящихся вне гносеологического контекста диалога с объектом, другими людьми, культурно-исторической средой, вне картины мира.
Разрабатывая концепцию феномена человека, П. Тейяр де Шар-ден прогнозирует, что «...в один прекрасный день человечество признает, что его первая функция — это проникать, интеллектуально объединять, улавливать, чтобы еше больше понять и покорить окружающие его силы, и тогда для него минует опасность столкнуться с внешним пределом своего развития» £351. П. Тейяр де Шарден считает, что практически универсальность человека проявляется именно в той универсальности, которая всю природу превращает в неорганическое тело, поскольку она служит, во-первых, непосредственным жизненным средством для человека, а во-вторых, материей, предметом и орудием его жизнедеятельности. Человек живет природой, и механизмы врастания человека в это «природное тело» чрезвычайно разнообразны, они включают в себя и биологические, и собственно социальные, и социально-технологические механизмы, они все более интенсивно изучаются на современном уровне развития наук о природе и человеке. Начало их комплексному изучению положили труды П.Тейяраде Шардена, Э. Леруа, В. И. Вернадского, с именем которого связывают обычно материалистическое истолкование понятия «ноосфера».
Философия П. Тейяра де Шардена — это прежде всего философия природы, продолжающая традиции натурфилософии. В то же время его точка зрения по общественным вопросам представляет интерес как позиция искреннего гуманиста-естествоиспытателя, своими силами нащупывающего средства для лечения конфликтов, дисгармонии современного мира. Силу человека и человечества он видит в объединении индивидуумов, в возможности человека защитить свою свободу и индивидуальность через познание человеком своей универсальной, трансцендентной сущности, в понимании того, что энергия жизни всегда направлена в позитивную сторону, но зло и деструкция, разъединение способны нарушить, отклонить прогрессивное развитие.
Линия философского гуманизма, рассматривающая человека как субъект эволюции и высшую ценность, продолжает развиваться и в настоящее время. Так, усилия членов Римского клуба, международной неправительственной, некоммерческой организации, объединяющей в своих рядах ученых, общественных деятелей и деловых людей более чем тридцати стран мира, обеспокоенных перспективами развития человечества, нацелены на решение актуальных проблем современности путем разработки нового направления, которое в 80-е гг. XX в. получило название глобального моделирования. В общей структуре моделей мира значительное место в проектах ученых уделено перспективам человека, человеческим качествам, образу человека.
Отвергая тезис о врожденной агрессивности человека, теоретики глобального моделирования относят деструктивные наклонности индивида к отклонениям культурного развития и считают, что доброе начало подспудно таится в человеке и лишь ждет освобождения, что современное общество должно научиться давать выход этим добрым силам.
В докладе Римскому клубу «Пересмотр международного порядка» (1975) исходным пунктом размышления о гуманистических жизненных ценностях и целях служит положение о том, что фундаментальная цель мировой общности — достижение достойной жизни и благосостояния для всех граждан мира. Обеспечение достойной жизни, благосостояния всех людей на земле и реализация тройственных способностей каждого человека (гражданина — производителя — потребителя) возможны лишь при претворении в жизнь следующих гуманистических ценностей:
• равенства как выражения равноценности всех граждан мира и необходимости ведения борьбы с предрассудками и дискриминацией;
• свободы как признания основных прав за каждым человеком и совместимости со свободным волеизъявлением других;
• демократии и участия людей в экономической, политической и общественной жизни;
• солидарности, свидетельствующей о проявлении чувств любви и братства, выражения общего интереса и взаимоуважения;
• сохранения культурного разнообразия как необходимой тенденции развития человечества, основанной на признании национальной самобытности народов и полезности взаимообмена культурными ценностями между различными странами;
• поддержания здоровой окружающей среды.
В своей книге «Человеческие качества» А. Печчеи описывает многие из перечисленных выше ценностей и целей. Гуманизация мира и человека предполагает переход от экономического роста ради самого роста к развитию, направленному на удовлетворение разнообразных человеческих потребностей и повышение качества жизни; от обособленности наций, стран и разобщенности людей к взаимозависимости и солидарности; от отчуждения и пассивности к включению в общественную жизнь и активному участию в ней; от нравственного оскудения и политической безответственности к морально и социально ответственной деятельности в мире; от расточительного отношения к среде обитания человека к глобальному управлению природными ресурсами планеты. Согласно А. Печчеи, на человечество возлагается шесть целей или миссий:
1) соблюдать «внешние пределы», связанные с наличием ограниченных биофизических ресурсов земли, придерживаясь установки, что человечество может и должно использовать природные богатства для своих целей, не разрушая в то же время предустановленную гармонию в природе;
2) соблюдать «внутренние пределы», обусловленные пределами физической и психологической адаптации человека к окружающему миру, отыскивая внутренние резервы для более удовлетворительного, чем это имеет место в настоящее время, приспособления к денатурализации и темпу современной жизни, не насилуя, однако, человеческий организм, ибо это может привести к стрессам и нарушениям физиологического функционирования индивида;
3) сохранять культурное наследие, не сводя культуру будущего к единой модели и заботясь о том, чтобы не исчезло культурное достояние человечества, отраженное в различных языках, обычаях, памятниках древности;
4) способствовать созданию «мировой общности», основанной на новом международном порядке и системе взаимосвязанных между собой, но географически различно расположенных центров по принятию социально ответственных решений, центров, действующих на всех уровнях человеческой организации;
5) поддерживать сохранение среды обитания путем разработки мирового экологического плана по рациональному использованию природных ресурсов, предотвращению загрязнения окружающей среды, разумному росту населения;
6) способствовать созданию «продуктивного истеблишмента», или мировой экономической системы, обеспечивающей эффективное функционирование всех экономических механизмов в мировой общности.
Эти миссии человечества предназначены, по словам А. Печчеи, для организации новой структуры мировых институтов и отношений, соответствующих специфической человеческой ситуации, сложившейся «в век глобальной империи человека» и убеждению людей в том, что им следует уделять самое пристальное внимание систематическому развитию и совершенствованию человеческих качеств и способностей, считая это главным.
В докладах Римскому клубу и в работах его представителей постулируются такие ценности жизни и цели развития человечества, которые соответствуют общечеловеческим гуманистическим идеалам, не раз выдвигавшимся мыслителями прошлого и отстаиваемым прогрессивной мировой общественностью в наши дни.
Педагогическая конкретизация этих философских идей находит свое воплощение в Вальдорфских школах. Работа школ основывается на антропософии Р. Штейнера, согласно которой в педагогике необходимо учитывать не только константу состояния ребенка, но и биоритмы, которые пронизывают всю жизнь взрослеющего человека. Поэтому учителя Вальдорфских школ считают, что каждый педагог должен быть экологом — беречь индивидуальность, уникальность каждой личности, «ведь каждый ребенок — это целый Космос».
Учитывая всю совокупность факторов, влияющих на развитие личности школьника, в том числе и влияние биоэнергетики, биоритмов Земли, космоса, биоритмов и циклов жизни человека, Р. Штей-нер и его последователи создали антропософию педагогики с ее фактическим приятием жизни как глобальной ценности с гуманизмом, милосердием, свободой личности учителя и ученика, которая сочетается с диалектикой авторитета учителя, его личностной сутью, индивидуальностью, темпераментом.
Признавая ребенка величайшей ценностью мира, доктор Р. Штейнер и его последователи утверждают необходимость восхождения к ценностям детства, умения учителя подняться до понимания и приятия уникальности духовного внутреннего мира отдельной индивидуальности и помочь проявиться личностным силам таланта, человечности.
Бережное отношение к личности ребенка в настоящее время созвучно яркому, представительному и активно развиваемому в западном человекознании течению «нового гуманизма» (А. Маслоу, К. Роджерс).
Диалектико-материалистический подход аксиологии в большей или меньшей мере учитывает философские направления западного человекознания. Первый шаг к тому был сделан уже В.П. Тугариновым, О.Г. Дробницким, В.А. Василенко, М.С. Каган, А.Н. Чагиным, Э.В. Соколовым, которые, не отвергая исканий философов-натуралистов, находили общечеловеческое в содержании различных систем ценностей, давали новую трактовку известным, но не всегда диалектически понимаемым положениям теории ценностей.
Ценностное сознание тесно связано с субъектно-творческим отношением к миру, с его практическим преобразованием, оно видит мир сквозь призму субъекта-творца. Поэтому основные особенности ценностного сознания помогают раскрыть анализ специфики творческой деятельности. При этом деятельность человека имеет не только причинно обусловленный, но и целенаправленный характер, а сознание, рассматривающее мир с точки зрения субъекта этой деятельности, можно охарактеризовать как телеологическое, поскольку оно судит о своем предмете в категориях средства и цели.
В науке, основанной на диалектико-материалистическом подходе, принято говорить о трех формах существования ценности.
Во-первых, она может выступать как идеал, выработанный общественным сознанием, содержащий представление об атрибутах должного в различных сферах общественной жизни. Такие ценности могут быть как общечеловеческими (истина, добро, красота), так и конкретно-историческими (диктатура пролетариата, монархия, социализм).
Во-вторых, ценность может быть представлена в объективированной форме либо в виде произведений материальной и духовной культуры, либо в форме человеческих поступков, являющихся конкретным воплощением общественных идеалов.
В-третьих, социально значимые ценности, преломляясь через призму индивидуальной жизнедеятельности, входят в психологическую структуру личности в форме личных ценностей, являясь одним из источников мотивации ее поведения.
Каждому человеку присуща индивидуальная специфическая иерархия личностных ценностей, которые служат связующим звеном между духовной культурой общества и духовным миром личности, между общественным и индивидуальным бытием.




Лекция, реферат. Становление аксиологического знания в педагогике - понятие и виды. Классификация, сущность и особенности. 2021.


Система личностных ценностей

Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. Уникализировать текст 



Система личностных ценностей складывается в процессе деятельностного распредмечивания индивидами содержания общественных ценностей, объективированных в произведениях материальной и духовной культуры. Как правило, для личностных ценностей характерна высокая осознанность, они отражаются в сознании в форме ценностных ориентации и служат важным фактором социальной регуляции взаимоотношений людей и поведения индивида.
Система ценностей, характеризующая систему данного общества или определенную культурную среду, представляет собою результат той духовной работы, которая осуществляется всем обществом.
Эволюция ценностей общества происходит постоянно, изменяя приоритеты и иерархию, обесценивая одни и выдвигая другие. Система ценностей общества обусловливает процесс становления ценностных ориентиров отдельных личностей, проецируется в их сознание и поведение, создавая определенную шкалу ценностей поколения.
Историко-социологический анализ системы духовных ценностей дает ряд наиболее существенных вех в историческом процессе и приводит к выводам о том, что система ценностей — это:
•    в широком смысле слова, внутренний стержень культуры общества, объединяющее звено всех отраслей духовного производства, всех форм общественного сознания;
•   действенная сторона общественного сознания, взятого в совокупности всех его форм. В системе ценностей находит выражение мера решимости, готовности личности к изменению мира, которая не остается стабильной и неизменной.
Содержание конкретной ценности раскрывается через комплекс идей. В связи с этим ценности, ценностные ориентации подвижны применительно к обществу, истории и к отдельному человеку. Многие философы (А.Г. Здравомыслов, В.А. Лекторский, Г.Г. Дилигенский, П.С. Гуревич) считают, что скачок в любое общество становится возможным не тогда, когда возникают новые идеи, а когда вызревают новые ценностные ориентации.
Позиция М.С. Кагана, исследующего проблемы человеческой деятельности и общения и определившего в них место и роль ценностно-ориентационного аспекта, дает в настоящее время ответ на один из труднейших вопросов: о приоритете истины в подходах внутри теории ценностей. Он считает, что научное осмысление всего пройденного человечеством пути и, в частности, тех ситуаций, которые складывались в культуре во взаимоотношениях между научным (гносеологическим) и ценностным осмыслением мира, позволяет возродить бесконфликтные, неантагонистические, неконкурентные, гармоничные отношения, основанные на принципе дополнительности.
Следуя этому принципу, А.А. Гусейнов, А.И. Титаренко, В.Ф. Сержантов уточняют позиции теории морали. Они считают, что «сама жизнь» потребовала утверждения нового мышления, среди принципов которого более глубокое понимание диалектики классовых и общечеловеческих нравственных ценностей. Стало очевидно, что упрошенное понимание диалектики классового и общечеловеческого, в течение многих лет казавшееся краеугольным камнем нашей идеологии, пришло в противоречие с жизнью.
Новое мышление предполагает признание приоритета общечеловеческих моральных ценностей, утверждает их важнейшее значение в жизни людей.
Классификации ценностей, на основе которых определяется содержательный аспект ориентации, неоднозначны.
Традиционно ценности разделяют на предметные (объективные), к которым относят: социальное добро и зло, прогрессивную или реакционную значимость исторических событий, культурное наследие прошлого (сокровища науки, искусства), моральное добро и зло в человеческих отношениях, в поведении, в поступках, предметы религиозного культа и ценности сознания (субъективные): общественные установки, оценки, идеи, нормы потребности, интересы, выражающиеся в форме мыслей, чувств, понятий, представлений, суждений. Согласно классификации С.Ф. Анисимова, ценности делятся на объективные, субъективные и абсолютные.
К объективным ценностям относятся следующие их формы: естественное благо и зло, заключенные в природных богатствах и стихийных бедствиях; потребительская стоимость предметов человеческого труда, полезность результатов деятельности; социальное благо и зло, содержащиеся в общественных явлениях, событиях и процессах; прогрессивное и регрессивное значение исторических событий; культурное наследие прошлого, выступающее в виде предметов богатства современников; полезный эффект или теоретическое значение научной истины; моральное добро и зло, проявляющееся в поступках, поведении и деятельности людей; эстетические характеристики природных и социальных объектов и всех видов искусства; объекты религиозного поклонения: храмы, кресты, фетиши, амулеты, священные книги и т.п.
Объективные ценности выступают как предметы аксиологического отношения человека к миру. Они внешне выражают деятельную потребность человека, являются «знаками» опредмеченных во внешних объектах человеческих возможностей и способностей и символизируют их в форме «значения» предметов: их полезности, достоинства, ценности.
Субъективные ценности — это ценности сознания. К ним можно отнести общественные установки и оценки, императивы и табу, цели и проекты, планы и программы, концепции и теории, выраженные в форме нормативных представлений: о добре и зле, благе и счастье, справедливости и несправедливости, свободе и бесправии, о прекрасном и безобразном, возвышенном и низменном, о героизме и трусости, о смысле жизни и предназначении человека, а также в идеалах и нормах поведения и отношений, мировоззренческих принципах жизнедеятельности и познания. Эта группа ценностей выражает аксиологическое отношение к миру со стороны субъекта, в котором цели, интересы и потребности переведены на язык идеального, мыслимого и представляемого. Они служат нормативной формой ориентации человека в социальном поле и в мире объективных ценностей.
Абсолютные ценности, полагает С.Ф. Анисимов, неизменно сохраняют для людей значение безусловной ценности (жизнь, здоровье, знания, прогресс, справедливость, гуманность, духовное совершенство человека).
В классификации С.Ф. Анисимова присутствуют также антиценности или псевдоценности (невежество, преждевременная смерть, болезни, голод, мистика, деградация человека); релятивные (относительные) ценности, которые непостоянны, изменяются в зависимости от исторических классовых, мировоззренческих позиций (политические, идеологические, религиозные, нравственные, классовые, групповые ценности).
Более широкую классификацию абсолютных — высших ценностей дает Т.С. Авксентьев. Он полагает, что в проблемном поле философии внешние ценности занимают особое место — они обладают мировоззренческим характером и являются универсальными для всего человека, отражают фундаментальные отношения и потребности мирового сообщества.
Их можно классифицировать по следующим вилам: онтологические — мир, жизнедеятельность личности и общества, природная среда обитания, гармоничное отношение с природой; социологические — политические, правовые, этические, ценности общения или коммуникации; культурологические — этнические, ценности стиля жизни, способы мировосприятия и миропонимания, осознание как ценность личности, памятники культуры; праксиологические — ценности деятельности и потребления, создающие комфортные условия активного долголетия и творческой деятельности; эстетические — ценности искусства, принципы художественного творчества, эстетические идеалы, ценности культурного досуга и активного отдыха; личностные — ценности самосохранения, самоутверждения, саморегуляции, самовоспитания и ценности, характеризующие выбор личных качеств; методологические — ценности познавательной деятельности, науки и технического творчества, а также методологии и методы научного познания и преобразования мира.
Сложная природа субъектно-объектного отношения, отражаемого в виде ценностей, порождает различные основания для их классификации. О.Г. Дробницкий выделяет два рода ценностей: предметные, которые выступают как объектно-направленные на них потребности, и ценности сознания, или ценностные представления. Первые — объекты наших оценок, а вторые выступают в качестве высших критериев для таких оценок.
Болгарский исследователь В. Момов полагает, что можно типологизировать ценности как существующие или наличные, актуальные, далее — целевые или мыслимые, желаемые, возможные. Причем при дальнейшем членении целевых ценностей получается такая иерархия: ценности-цели, ценности-идеалы, а затем ценности-желания и ценности должного. Близкую к этой позицию занимает В.А. Ядов, который выделяет ценности-нормы, ценности-идеалы, ценности-цели и ценности-средства . Классификация В.А. Ядова принята многими исследователями, изучающими ценностные ориентации (Т.В. Фролова, B.C. Круглов, Т.И. Юренева). В качестве терминальных (ценности-цели) он называет следующие: творчество, любовь, свобода, красота, познание, мудрость, работа, друзья, семья, активная жизненная позиция, уверенность в себе, самостоятельность, здоровье, общественное признание, сохранение мира. К инструментальным же (ценности-средства) относит: образованность, жизнерадостность, чуткость, воспитанность, твердую волю, честность, широту взглядов, рационализм, высокие запросы, исполнительность, самоконтроль, ответственность, терпимость, аккуратность, смелость, эффективность в делах, непримиримость.
Классифицируя ценности таким образом, В.А. Ядов подчеркивает, что ценностные ориентации так или иначе согласуются с идеалом, формируя ценностную иерархию жизненных целей, более отдаленных, относительно близких и ближайших, а также ценностей-средств или представлений о нормах поведения, которые человек рассматривает в качестве эталона. Наряду с обшей направленностью интересов в определенной сфере деятельности высший уровень диспозиционной иерархии образует ценностные ориентации. Вершину ее составляет жизненный идеал как образ желаемого будущего.
Есть немало классификационных моделей, в которых ценности разделяются по предмету или содержанию объектов, на которые они направлены (экономические, нравственные, эстетические), по субъекту отношения (общество, класс, коллектив, индивид).
В качестве основания предлагаются отдельные состояния модальности диспозиций: активированные, «дремлющие», относящиеся к центральным потребностям личности и к периферийным.
Системный подход к классификации ценностей был предпринят В.Н. Сагатовским. Основанием классификации являются потребности, так как именно на их базе строится вся мотивационно-потребностная сфера личности: интересы, ценности, цели. Определяя потребности как внутреннее состояние субъекта, содержащее информацию о некотором будущем состоянии, побуждающем к его достижению, ученый создает такую классификационную матрицу, которая соединяет потребности и ценности, позволяет наполнить ее конкретным содержанием, характеризующим ценностно-мотивационную сферу разных социальных групп и культур, которая может выступить основанием сравнения, сопоставления содержательной наполненности конкретных групп ценностей в разные исторические эпохи. Он считает, вслед за Н.Д. Узнадзе, что генетически ценности формируются как функции наиболее настоятельных потребностей и возможностей их удовлетворения . Поэтому положительное сочетание потребностей и ценностей закрепляет определенную потребность, позволяет ей в дальнейшем выполнять функцию эталона, с которым сопоставляются вновь возникающие потребности и в котором концентрируется предшествующий опыт субъекта. Опираясь на существующую классификацию потребностей (А. Маслоу), В.Н. Сагатовский обращается ко второму системному классификатору: деятельность, ее различные виды и аспекты.
Принимая позицию М.С. Кагана, который в любом виде деятельности вычленяет ценностно-ориентационный аспект или аксиологическую деятельность, В.Н. Сагатовский вычленяет в ней утилитарные (польза), познавательные (истина), управленческие (порядок), нравственные (добро), эстетические (красота), потребительские (удовольствие), творческие (созидание нового) ценностно-ориентационные (смысл) грани. Соединяет эти аспекты в перекрестной схеме со сферами действительности: труд, образование, культура, политика, право, охрана здоровья, отдых, общение, быт, семейные отношения и получает 112-клеточную матрицу, которая при наложении на иерархию потребностей и дает системную классификацию ценностей. В этой системной классификации ценностей мы можем найти в линиях пересечения, например, такую группу ценностей, как: эстетика труда, удовлетворение интеллектуального любопытства, самовыражение в общении, эстетический стиль семейных отношений, радость физического развития и усвоение определенной картины мира.



Лекция, реферат. Система личностных ценностей - понятие и виды. Классификация, сущность и особенности. 2021.



« Предыдущая глава Оглавление вперед »
« | » Ценности и ценностные ориентации в аксиологии






 

Похожие работы:

Воспользоваться поиском

 

Учебники по данной дисциплине

Педагогика. Ответы на экзаменационные билеты.
Учим детей рассказывать
Педагогическая работа с лицами различных темпераментов
Методика преподавания психологии
Методика преподавания психологии в кратком изложении
История образования в России
Педагогика. Курс лекций
Педагогика. Учебный курс
Психология и педагогика кратко. Лекции
Психология и педагогика кратко. Лекции 2
Психология и педагогика кратко. Лекции 3
Педагогическая аксиология 2
Учебная деятельность младших школьников
Педагогика в лицах. Часть 1.
Педагогика в лицах. Часть 2.
Психолого-педагогические технологии