-
Пройти Антиплагиат ©


Главная » Антиинфляционная политика и денежно-кредитное регулирование » Таргетирование валютного курса: «валютный якорь» и «валютное правление»



Таргетирование валютного курса: «валютный якорь» и «валютное правление»

Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. Уникализировать текст 



Возможны несколько вариантов проведения политики таргети-рования валютного курса, т.е. установления «валютного якоря»: фиксация, «crawling peg» («ползучая фиксация»), «валютный коридор», который иногда рассматривается как разновидность мягкой фиксации, а иногда — как управляемое плавание. Политику управления валютным курсом приняли многие страны с развивающимися рынками и переходными экономиками на втором, после «монетарного правления», этапе реформ, в частности, Чили, Колумбия, Израиль, Мексика, Венгрия, Польша и Россия.
Введение «валютного якоря» в странах с переходными экономиками способствует кратковременной стабилизации цен. Особую роль играет «сигнальный эффект». Фиксация валютного курса равнозначна неявному администрированию цен импортных товаров, по отношению к которым стихийно позиционируется вся система относительных цен. Курс иностранной валюты в таком случае играет роль масштаба цен внутри данной страны.
Политика «валютного якоря» имеет некоторые преимущества перед политикой «денежного якоря». Во-первых, она более прозрачна, понятна для населения и, следовательно, лучше влияет на инфляционные ожидания. Во-вторых, в отличие от политики «денежного якоря», контроль «валютного якоря» является гораздо более легкой задачей. В то же время удержание валютного курса в объявленных границах гораздо более сложная задача, чем сдерживание роста денежной массы. В-третьих, валютное регулирование в меньшей степени зависит от институциональных и структурных сдвигов в экономике, хотя само оказывает влияние на структурные сдвиги в экспор-тоориентированных и импортозависимых отраслях.
Однако такой монетарный режим может дать лишь временные результаты в борьбе с инфляцией. Инфляционный процесс при этом не прекращается, а переходит в свою скрытую форму — накопление инфляционного потенциала. Выход этого потенциала на поверхность может стать причиной последующего финансового кризиса, который будет включать три составные части: валютный кризис, кризис платежного баланса и банковский кризис.
Для упорядочивания денежного обращения в странах с высокой инфляцией и дестабилизацией экономики ряд авторов предлагает еще более радикальный вариант — введение особого режима, получившего название «валютное правление» (currency board)1. Сущность этого режима заключается в 100%-ом обеспечении денежной базы валютными резервами государства. Причем данная система рассматривается как современный аналог системы золотого стандарта. По своему содержанию «валютное правление» является своего рода симбиозным монетарным режимом, включающим элементы денежного и валютного «якоря».
Возникновение данного режима исторически было связано с колониализмом. Впервые политика валютного правления была введена в британских владениях: в Маврикии в 1849 г. и др. Позднее аналогичные режимы практиковали Италия в Сомали и США в Филиппинах. Однако, получив независимость, колониальные страны отказались от валютного правления.
С начала 1990-х гг. популярность политики валютного правления снова стала расти. «Валютное правление» было введено с совершенно иной целью. Например, в Гонконге, где режим был возобновлен с 1983 г., это объявлялось необходимым условием нормального функционирования международного финансового центра. А в странах Карибского бассейна политика валютного правления была призвана смягчать колебания условий международной торговли и сальдо торгового баланса. В 1990-е гг. валютное правление вводилось в странах с «развивающимися рынками» и переходной экономикой: Аргентине (с 1991 г.), Эстонии (1992 г.), Литве (1994 г.), Боснии (1997 г.), Болгарии (1997 г.). Схожие режимы были установлены в Тайване, Сингапуре, Латвии, отчасти — в Азербайджане. В Аргентине новая политика стала орудием борьбы с гиперинфляцией, в Литве — средством международной интеграции (там даже курс национальной валюты был фиксирован не к какой-то иностранной валюте, а к СДР), в Боснии являлась, скорее, вынужденным средством в условиях войны, а в азиатских странах подобные режимы имели целью смягчение последствий частых валютных кризисов. Особенно эффективна такая политика, как считают западные экономисты, для малых стран с открытой экономикой3.
Ряд западных экономистов (С. Ханке, К. Шулер, Л. Джонанг) настоятельно рекомендовали такие режимы развивающимся и постсоциалистическим странам. Впервые данный режим предложен указанными авторами для Югославии еще в 1991 с1, несколько позднее они рекомендовали его для России. С начала 1999 г. Россия фактически перешла к денежно-кредитной политике валютного правления.
Теоретическое обоснование положительного влияния «валютного правления» на снижение темпов инфляции включает два эффекта. Первый — «дисциплинирующий эффект», который означает, что в условиях валютного правления Центральный банк уже не может проводить самостоятельную монетарную политику и увеличивать денежную массу исходя из каких-то собственных целей. Второй — «эффект доверия»: считается, что такая политика формирует устойчивые неинфляционные ожидания публики благодаря высокой степени доверия к монетарным властям, потому что сам институт валютного правления обычно предполагает внешний надзор. По расчетам А.Р. Гхоша, A.M. Гулда и Х.С. Уолфа, второй эффект превалирует над первым (3,5 против 0,5%). Кроме того, в условиях долларизации экономики, которая обычно имеет место в странах с переходными экономическими системами, валютное обеспечение национальной денежной оказывает то же психологическое воздействие, которое в свое время оказывал золотой стандарт.
В то же время валютное правление накладывает на экономику рад дополнительных ограничений. Во-первых, происходит отказ от всех других целей монетарной политики. Во-вторых, денежный и валютный порядки должны соответствовать друг другу, образовывать единство, а значит, ответственность за проведение денежно-кредитной и валютной политики должна быть сосредоточена в одном месте. В-третьих, в классическом исполнении валютного правления предполагается фиксация курса национальной валюты по отношению к какой-либо международной или резервной валюте, допускаются лишь незначительные его колебания в строго объявленных границах по техническим причинам. В-четвертых, при проведении строгого валютного правления гарантируется полная конвертируемость валют для резидентов и нерезидентов при соблюдении полного обеспечения валютными резервами в этой резервной валюте.
Предложенный режим вызывает и целый ряд негативных последствий.
Во-первых, он фактически узаконивает процессы долларизации национальной экономики, признавая их как должное и желаемое положение вещей.
Во-вторых, для достижения устойчивости национальной денежной единицы более правильно «привязывать» ее не к какой-то одной иностранной валюте, например, доллару, принимая на себя риск «долларовой инфляции», а руководствоваться давно зарекомендовавшим себя правилом диверсификации, привязывая рубль к «корзине валют». Неслучайно с 1 февраля 2005 г. Центральный банк РФ установил в качестве валютного ориентира бивалютную корзину, состоящую из 0,9 доллара и 0,1 евро. Банк России осуществлял интервенции только в случае, если бивалютный курс выходил за границы установленного коридора. Учитывая разнонаправленное изменение доллара и евро, новый валютный режим оказался более мягким, а валютная политика Банка России — более гибкой. Параллельно осуществлялась реструктуризация валютных резервов Банка России в пользу евро, и в 2007 г. соотношение доллара и евро в бивалютной корзине было уже 55 к 45%. В идеале же при определении состава мультивалютной корзины должно приниматься во внимание содержание разных статей российского платежного баланса: счета текущих операций, счета движения капитала и услуг с расшифровкой по валютам стран-контрагентов.
В-третьих, фактически происходит отрыв денежно-кредитной политики государства как от движения номинального ВНП, так и от состояния фискального баланса государства, что чревато макроэкономическими диспропорциями, в частности необоснованным изменением уровня монетизации экономики.
В-четвертых, при проведении политики валютного правления в строгом виде, т.е. с фиксацией валютного курса, более правильным является фиксация не номинального, а реального валютного курса, с целью предотвращения изменения условий внешней торговли, ухудшения состояния платежного баланса и уменьшения золотовалютных резервов государства. Также не понятен механизм сжатия национальной денежной массы в случае, если валютные резервы государства сокращаются, например, вследствие международных платежей. В таком случае балансирование резервов и национальной денежной массы возможно только за счет девальвации национальной валюты. Но тогда цели валютного правления не достигаются.
В-пятых, в странах с высокой степенью открытости экономики объем валютных резервов государства может быть подвержен значительным колебаниям, если статьи торгового баланса представлены товарами, мировые цены на которые отличаются высокой степенью неустойчивости. А это — как раз случай России, где одним из основных источников иностранной валюты является экспорт сырой нефти и газа. Колебания валютных резервов государства по причине изменения мировых цен должны, согласно концепции "currency board", вызывать адекватные колебания национальной денежной массы, порождая при этом колебания ссудного процента. Для предотвращения этого любой избыточный приток иностранной валюты из-за границы должен компенсироваться его оттоком. Одной из мер противодействия притоку спекулятивных иностранных капиталов является также предложенное еще неокейнсианцем Дж. Тобином, а позднее — рекомендуемое российским экономистом В. Поповым, налогообложение процентных доходов от краткосрочных вложений нерезидентов1.
Распространенным аргументом против валютного правления является то, что при этом страна превращается в нетто-кредитора той страны, в валюте которой накапливаются ее резервы. Происходит перемещение инфляционного налога в пользу государства-метрополии. При увлечении подобными режимами в самой стране-метрополии может быть утрачен контроль над денежной массой. Неизвестно, как поведут себя государства с накопленными резервными валютами в случае значительного падения доллара или евро на валютном рынке. Если начнется массовый сброс резервных валют, то возможен колоссальный по своим размерам международный валютно-финансовый кризис, который затронет не только экономику США, но и экономику стран с развивающимися рынками. Для предотвращения обесценения накопленных международных резервов некоторые страны, в частности Китай, в последнее время стали расширять валютную диверсификацию, а также практиковать их частичное размещение в иностранные активы, приносящие доход.
Таким образом, таргетирование валютного курса является логическим продолжением режима монетарного таргетирования. Его положительное влияние на сокращение темпов инфляции в краткосрочном периоде сменяется накоплением инфляционного потенциала в долгосрочном периоде, что вызывает необходимость перехода к более совершенному монетарному режиму.



Лекция, реферат. Таргетирование валютного курса: «валютный якорь» и «валютное правление» - понятие и виды. Классификация, сущность и особенности. 2021.



« назад Оглавление вперед »
Монетарное таргетирование: «денежный якорь» « | » Инфляционное таргетирование






 

Учебники по данной дисциплине

Административно-правовое регулирование государственной службы
Как написать диссертацию
Финансовый контроль в зарубежных странах: США, ЕС, СНГ
Современные правовые семьи
Краткое содержание и сравнительная характеристика персонажей произведений Пушкина и Шекспира
Административно-правовые основы государственной правоохранительной службы
Управление системами связи специального назначения
Публичное право
Правила написания рефератов, курсовых и дипломных работ
Кадровое делопроизводство
Защита вещных прав
Социология - методические указания и тесты
Психолого-педагогические аспекты работы в органах ФСИН
История и философия экономической науки
История и методология экономической науки
Прямое и косвенное регулирование мирового финансового рынка
Специальные и общие инструменты регулирования мирового финансового рынка
Факторинговые и трастовые операции коммерческих банков
Инфляционные процессы
Управление компетенциями
Характеристика логистических систем
Стратегические изменения в организации
Реструктуризация деятельности организации
Реинжиниринг бизнес-процессов
Управление персоналом в условиях организационных изменений
Развитие персональной системы ценностей как педагогическая проблема
Подготовка полицейских кадров в Германии, Франции, Великобритании и США
Манипулятивный стиль поведения пациентов с множественными суицидальными попытками
Анафилаксия: диагностика и лечение
Коллективные формы предпринимательской деятельности
Психология лидерства
Антология русской правовой мысли
Компетенции
Психология управления кадрами в бизнесе