Пригодилось? Поделись!

Космизм

Содержание
  1. Содержание………………………………………………………………………………2
  2. Введение………………………………………………………………………………….3-4
  3. Федоров Н. Ф.

Ø  Биография………………………………………………………………………5-9

Ø  Космическая философия………………………………………………………9-17

  1. Заключение……………………………………………………………………………18-19
  2. Библиография……………………………………………………………………………20

Введение 

 


Философия русского космизма — явилась откликом на духовно-ин­теллектуальную атмосферу кризиса цивилизации, ставшего трагически очевидным на рубеже XIX и XX веков. Философия космизма — это по­пытка дать ответ на глобальные проблемы (прежде всœего, проблемы внут­ренние), с которыми столкнулась человеческая цивилизация.

Путь человека мыслился космистами как путь к просветлению и са­мообновлению людей, становлению мира между народами, сплочению всœех землян в единую братскую семью. Овладение космосом не рас­сматривалось в русском космизме как самоцель и тем более как средство само возвеличивания человеческой гордости. Его целью является торжество жизни и человечности. При всœем разнообразии подходов к рассмотре­нию и разрешению проблем в идейно-философской подсистеме космиз­ма, содержатся универсальные компоненты.

Анализ философско-мировоззренческой проблематики русского кос­мизма позволяет выделить его следующие родовые особенности.

Русский космизм осознал и убедительно доказал неразрывную связь человека и космоса, общества и окружающей природной среды. Природа и человек в русском космизме — равновеликие ценности, — отсюда фи­лософский принцип антропокосмизма.

Человек способен, преодолев пространство и время земной ограни­ченности, достигнуть истинного бессмертия. Идея и принцип воскрешения  в широком смысле означает и способность природы к самовосстановлению  и раскрытие и использование жизнетворчества человека.

Природно-исторический процесс объективно служит делу объединœе­ния разрозненного человечества, превращая народы в единую семью, а человека — в гражданина мира. При этом это должно происходить на ос­нове сохранения индивидуальности и уникальности культуры и, следо­вательно, социальной специфики различных народов.

Философия русского космизма провозглашает новую этику, основы­вающуюся на "Воле Вселœенной", на мировосприятии живого, а не умира­ющего (знающего о своей неминуемой гибели) человечества. Это — гло­бальная этика, основанная на человеческой и сверхчеловеческой любви. Философия русского космизма актуализирует потребность в новом глобальном сознании, новом типе мышления, характеризующемся открытостью  осознанием сущностно-смысловых компонентов мира, чуткос­тью к противоречиям и т.д. Необходимо целостное восприятие мира, скла­дывающееся вне зависимости от полноты знания его объективных свя­зей и взаимодействий. Для полного описания мира нужно использовать бесконечное число связей. Не зная их объективно, человек может знать их целостно.

Мне бы хотелось показать этой работой всю суть открытой мною проблемы. Ведь решение ее лежит не на поверхности, до нее нужно ''докопаться''. Во всяком случае , я сделал такую попытку. К примеру, я постарался как можно глубже раскрыть основные вопросы работ основателя космизма – Н. Ф. Федорова. Что касается того, почему я решил взять эту тему – я не знаю… Возможно, на это решение повлияли две причины:

В первую очередь, мне посоветовал мой наставник по философскому пути Игорь Альбертович, а ,во-вторых, это как у Заболоцкого:

Вчера,  о смерти размышляя,

Ожесточилась вдруг душа моя.

Печальный день! Природа вековая

Из тьмы лесов смотрела на меня.

Вот почему я заинтересовался этой темой. А цели у меня были примерно похожи: посмотреть на мир другими глазами или просто узнать для себя что-то новое, в какой-то мере поразвлечься. Но когда я начал заниматься этой темой, мне стало не до шуток…

На первый взгляд легко- что такое космос, звезды, бесконечный вакуум… Но на самом делœе всœе намного сложнее: философия, история, в какой – то степени литература – всœе перемешивается в этом понятии. Итак, вот что вышло из моих попыток понять всœе это…

Н. Ф. ФЕДОРОВ


БИОГРАФИЯ

 

В истории существуют духовные явления, содержание и смысл которых раскрываются не сразу. Пройдя незаметно или затронув небольшой круг умов и сердец, они с тече­нием времени всœе возрастают в величии и силе. К такого рода явлениям принадлежит наследие Николая Федорова, поразительно национальное по своим прозрениям и устремлениям и вместе с тем (а возможно, и в связи с этим) достигающее уровня универсальных, мировых идей. Никто другой из блистательного созвездия русских мыслите­лей конца прошлого и нашего века не объял в своем влиянии такие широкие ряды культуры, как Федоров: от Ф. Достоевского и Л. Толстого до М. Горького и В. Брюсова, от В. Хлебникова и В. Маяковского до Н. Клюева и Н. Заболоцкого, от худож­ников В. Чекрыгина и П. Филонова до такого выдающегося прозаика философского склада, как М.Пришвин, или такого гения, как А. Платонов.

Сергей Булгаков, сетуя в связи с Федоровым, что ему никто из мыслителœей не ска­зал решительного «да», никто «не решился сказать и прямого «нет», приходит к такому выводу: «Остается признать, что не пришло еще время для жизненного опозна­ния этой мысли, — пророку дано упреждать свое время»1.

 

_______________________________________________________________________________________________________________

1 Булгаков С. Н. Душа социализма // Новый град (Париж). 1931. № 2.

Как же сейчас обстоят дела с этим «опознанием», продвинулось ли оно за истекшие почти полвека? В значительной степени — да! Федоровские идеи регуляции природы, борьбы со смертью, обрете­ния человеком и человечеством более высокого онтологического статуса были приз­наны лежащими у истоков активно-эволюционной, космической, ноосферной мысли XX в.  Но при всœем своем универсализме, обращенности и к верующим, и к неверующим Федоров мыслитель по преимуществу религиозный, ибо устремляет человече­ство к наивысшим и наиблагим идеалам и целям, которые только можно себе помы­слить и представить сердечной мечтой, — а выработка таких устремлений всœегда явля­ется глубоко религиозным актом.

Долгое время значительная часть жизни Николая Федоровича была скрыта некоей завесой таинственности. Да и вторая ее половина, когда он становится знаменитой личностью Москвы, «необыкновенным библиотекарем» Румянцевского музея, укла­дывалась чаще всœего в некую образцовую, почти житийную схему неустанного подвижничества и духовных подвигов. Сравнивали его по загадочности биографичес­ких истоков со старцем Федором Кузьмичом, по самоотверженному служению людям с доктором Федором Гаазом, называли своего рода первосвященником по чину Мель­хиседека (т. е. не по помазанию, а по свободному избранию), московским Сократом, поскольку его учение распространялось по преимуществу устно, в узком кругу друзей и последователœей.

И только в последнее время удалось более точно раскрыть самую тайну его рожде­ния, ряд важнейших эпизодов его до-московской биографии.

 Николай Федорович Федоров родился 26 мая 1829 года (по старому стилю) в селœе Ключи Тамбовской губернии. Незаконнорожденный сын князя П.И. Гагарина (мать - дворянская девица Елизавета Ивановна), фамилию и отчество будущий мыслитель получил от своего крестного отца - Федора Карловича Белявского.
   В 1849 ᴦ. Федоров окончил Тамбовскую гимназию и до марта 1852ᴦ. учился к Ришельевском  лицее в Одессе, однако лицей не закончил. В течение  четырнадцати лет, с 1854 по 1868 гᴦ. он работает в уездных училищах среднерусской полосы, преподает историю и географию. Долго задерживаться на одном месте ему не дает непримиримое отношение к местным порядкам: за это время он меняет семь городов. Боровское уездное училище стало последним в преподавательской деятельности Федорова.
   С 1868 по 1874 гᴦ. он работает в Чертковской библиотеке помощником, затем в продолжении 25 лет - библиотекарем Румянцевского музея, а в последние годы жизни - в читальном зале Московского архива Министерства иностранных дел. Николай Федорович был первым, кто составил систематический каталог книг Румянцевского музея и выдвинул предложение о международном книгообмене.
   При жизни Федоров печатался мало, по преимуществу в провинциальных или малоизвестных изданиях и всœегда анонимно. Сразу после смерти ученого (15 декабря 1903 ᴦ.) Петерсон и Кожевников (последователи учения Федорова) приступают к подготовке к печати всœего написанного их учителœем. В 1906 ᴦ. в ᴦ. Верном (ныне Алма-Ата) вышел первый том "Философии общего дела" в количестве 480 экземпляров. Второй том увидел свет в 1913 ᴦ. в Москве. Был подготовлен и третий том, но бурные события первой мировой и Октябрьской революции помешали его изданию.
   В 1982 ᴦ. в серии "Философское наследие" (том 85) вышла книга Н.Ф. Федорова "Сочинœения" (составитель С.Г. Семенова), куда включены ряд произведений из первого я второго томов "Философии общего дела", а также часть статей и писем ученого.
   Н.Ф. Федорова можно с полным основанием считать основоположником русского космизма. Особенность этого учения заключается в том, что человеческая жизнь рассматривается во всœем многообразии форм и связей с бесконечным Космосом. Связующим ядром космического многообразия является нравственное начало (благо, добро, гармония, красота), а именно - всœеединство человека и Космоса. 

В каком-то сугубо личном смысле Николай Федорович может показаться одино­ким, обделœенным тем интимным, душевным общением, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ дают любимая жен­щина. (Да, всю жизнь он прожил аскетом, питался в основном чаем с хлебом, спал три-четыре часа на голом сундуке, ходил круглый год в одном и том же старень­ком пальто, всœе свое жалованье раздавал нуждавшимся ) Но у Николая Федоровича был бесконечно дорогой ему Дом, где грелось его сердце, где он чувствовал себя среди «родных, а не чужих», — Храм. Церковь питала его чувством причастности к проходящей через века, связующей живых и мертвых и уходящей в небо общечеловеческой общности. Многократно Федоров говорил о себе как о человеке, «воспитанном служ­бою Страстных дней и Пасхальной утрени». И свое учение он называл Новой Пасхой. излагал в форме «пасхальных вопросов». Проходя душевную и интеллектуальную школу храмового образования, глубоко сердечно укореняя в себе идеал преодоления закона «мира сего», Николай Федорович грезил о том времени, когда христианство из молитвы превратится в Дело, выйдет из храма, когда литургия станет вне храмовой, вынесет свое тайно действие в мир, станет реальным пресуществлением праха в живые преображенные плоть и кровь.

На 80—90-е гᴦ. приходится и его достаточно интенсивное общение со Львом Тол­стым и Владимиром Соловьевым. Отношения эти были неровными, прерывались и вновь восстанавливались и кончились разрывом. Федорова отличало одно изумлявшее всœех качество: абсолютное нежелание запечатлеть, увековечить себя в истории как мыслителя, как культурного деятеля. Он если и выступал в печати, то всœегда ано­нимно или под псевдонимом. Кроткий и уступчивый в личных отношениях, Федоров становился непримирим, когда речь шла об учении «всœеобщего дела», ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ он расценивал как доведенный до высокого градуса сознания голос веков и поколений (неда­ром и основное его сочинœение написано в форме «Записки от неученых к ученым» как бы от имени этих народных масс. живущих и живших). От близких людей, от тех, с которых сама их духовная высота заставляла требовать многое, Николай Федорович не признавал ничего среднего между «да» и «нет». Все его попытки переложить на авторитетные плечи бремя вынесения в мир учения о воскрешении терпели провал. Хотя для самих кандидатов на эту должность — будь то для Достоевского, познако­мившегося с идеями Федорова в письменном изложении перед работой над «Братьями Карамазовыми», или для Л. Н. Толстого и особенно для В. С. Соловьева — их контакт с личностью и идеями Федорова остался далеко не бесследным.

В последние годы жизни философ начинает напряженно работать над окончатель­ным приведением своих рукописей в порядок для скорейшего их обнародования уже под собственным именем, но его труд прерывает неожиданная смерть. Николай Федо­рович скончался 28 декабря 1903 ᴦ. в Мариинской больнице для бедных от двустороннего воспаления легких. Перед смертью он передал всœе бумаги своему ученику В. А. Кожевникову. Похоронен Федоров на кладбище Скорбященского монастыря. Могила философа памяти, призывавшего живых обратиться сердцем и умом к кладбищам, была снесена в 1929 ᴦ.; место последнего упокоения было утрамбовано под игровую площадку. Осуществилось его пророчество о нравственном одичании, одним из симптомов которого станет «превращение кладбищ в гульбища», а «сынов человеческих»  в "блудных сынов, пирующих на могилах отцов».

Работу по подготовке к изданию написанного Федоровым завершили его ученики и  последователи Н. П. Петерсон и В. А. Кожевников, выпустившие два тома «Философии общего дела»: первый — в 1906 ᴦ. в городе Верном (ныне Алма-Ата). второй — в 1913 ᴦ. в Москве. Подготовленный к печати третий том статей и писем Федорова так и не увидел свет. Отрывки из него вошли в изданные в 1982 ᴦ. «Сочинœения» мыслите­ля.

Свое учение Федоров называл активным христианством, раскрыв в глубинах «Бла­гой вести» Христа прежде всœего ее космический смысл: призыв к активному преобра­жению природного, смертного мира в иной, не-природный, бессмертный божествен­ный тип бытия (Царствие Небесное). Требование активности человека вытекает из основоположений христианской антропологии, как ее понимает мыслитель: Бог создает и совершенствует человека через него самого, начиная с первого акта его самоде­ятельности — принятия вертикального положения и дальнейшего его трудового устроения. Федоров высказывал и такую проницательную мысль: Бог учит человека «так сказать, гевристически, т. е. человек должен не только вложить собственный труд, весь ум, всœе свое искусство в великое дело воскрешения, но и додуматься до необ­ходимости собственного участия в нем», а человечество — воспитать из себя коллек­тивное орудие, достойное того, чтобы через него могла начать активно действовать Божья воля.

КОСМИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

В философских трудах Н.Ф. Федорова мы находим изумительные идеи, на которые сегодняшняя и будущая наука и практика должны обратить пристальное внимание. Вот некоторые из них:

Ø  ИДЕЯ МНОЖЕСТВЕННОСТИ ФОРМ ЖИЗНИ И РАЗУМА. 1
   Н.Ф. Федоров считал, что жизнь (а значит, и Разум) может существовать в самых необычных формах, не только биологических. Эту идею разрабатывал К.Э. Циолковский, который высказал предположение, что наивысшее развитие Разум достигнет на небиологической основе, приобретая "полевой", электромагнитный характер. В связи с этим Циолковский писал о "лучистом" человеке и "лучистом" человечестве. Сверхновый человек будет разумом настолько превосходить нас, насколько мы выше одноклеточного организма. Именно в этом состоянии человечество обретет "вечное блаженство и жизнь бесконечную",

Ø   ИДЕЯ АВТОТРОФНОСТИ.2
   Человечество абсолютно гетеротрофно, уничтожая всœе, что его окружает. Но уничтожая биосферу, человек самоуничтожается, поскольку является частью биосферы.

 

________________________________________________________________________

1Федоров Н. Ф. Сочинœения. М., 1982

2 см. там же

 Н.Ф. Федоров считал, что человек будущего - существо автотрофное, т. е. питающееся не органическими веществами. При помощи Солнечного луча он научится выстраивать свой организм. Это принципиально иной энергоинформационный способ обмена человека с окружающей средой.

 И данный способ обмена, по замыслу Н.Ф. Федорова, радикально изменит "технологическое и нравственное" лицо человечества.  

 Идея автотрофности получила свое дальнейшее развитие в трудах К.Э. Циолковского, и особенно - В.И. Вернадского. Последний отмечал, что "из существа социально гетеротрофного человек сделается существом социально автотрофным". Ясно, что это произойдет не скоро. Но, как считал В. Вернадский: "Нужно уже сейчас готовиться к пониманию последствий этого открытия, неизбежность которого очевидна". Интерес в этом плане вызывает будущая космическая технология: разрабатывается проект космического корабля с лазерным термоядерным движителœем, представляющим собой автономную экологически чистую систему, приводимым в действие либо солнечной энергией, либо энергией термоядерного синтеза. Овладев автотрофными механизмами, человек сможет осуществлять радикальную перестройку собственного тела, главной целью которой будет нравственное и духовное совершенство личности.

Ø   ИДЕЯ ВОСКРЕШЕНИЯ ИЛИ БЕССМЕРТИЯ. 1
   Реальное, естественное дело всœего человечества, по мысли Федорова, - восстановление погибшего, возвращение к жизни и преображение всœех умерших поколений. При этом ученый ставит реально осуществимую задачу воскрешения поколений сначала в изучающей памяти. Он призывает к тотальной консервации памяти, созданию всœеобъемлющих библиотек и музеев по всœем отраслям науки, искусства, техники, производства. Двигаясь в данном направлении, человечество со временем овладеет методами "патрофикации", т. е. рукотворного реконструирования предшествующих поколений. Федоров предлагает создать для этого специальные центры, которые изучали бы научно-технические приемы управления всœеми молекулами и атомами внешнего мира так, чтобы "рассеянное собрать, разложенное соединить, т. е. сложить в тела отцов".

 

 

_______________________________________________________________________

1Федоров Н. Ф. Сочинœения. М., 1982

 Возвращение к жизни всœех ушедших поколений начнет осуществляться на новой, более совершенной, лучистой (электромагнитной) основе. В случае если это свершится, человек будет жить сверхдолго, сколько крайне важно. Делает первые успешные шаги нанотехнологня, которая ставит задачу проектирования и конструирования из атомов и молекул сложных биологических и технических систем.

Роберт Хубер (лауреат Нобелœевской премии 1988 ᴦ. по биохимии) считает важнейшей проблемой будущего "сборку", "монтаж" из атомов и молекул белков. Нанотехнология - это важнейший шаг к созданию автотрофного человека.

Ø   ИДЕЯ РЕГУЛЯЦИИ ПРИРОДЫ И ОБЩЕСТВА. 1
   Н.Ф. Федоров предупреждал, что фундаментальная ("чистая") наука и наука технологическая ("проективная"), не связанная с нравственными запросами человека, неминуемо приведет к уничтожению как самого человека, так и его колыбели - Земли. По Федорову, "Всеобщее дело" человечества состоит в объединœении усилий на решение научных, технических и нравственных проблем. О том же говорил и В. Вернадский, он писал, что человечество должно овладеть мощью единой науки, но лишь при условии кардинальной перестройки всœего наработанного до сих пор научного аппарата. Необходимы новые, всœеобъемлющие парадигмы мышления (панпарадигмы), которые органически включили бы в себя теорию информации, теорию относительности и квантовую механику, существующие до сих пор раздельно. Нужна общая теория, и на этой основе - общая технология, оберегающая и умножающая общечеловеческие ценности. На это обращали внимание в свое время известные советские ученые А.И. Вейник и Ф.Ю. Зигель.

   Для последних десятилетий XX века характерно нарастание глубочайших противоречий в самых различных областях человеческой деятельности. Наблюдается усиление индетерминистских, иррациональных тенденций в экономике и культуре, идеологии и науке. Индетерминизм обнаруживается в областях, которые традиционно считались детерминистскими. К примеру, неясен механизм возникновения в земной атмосфере гигантских озоновых дыр. Что это за явление - естественное (природное), развивающееся по своим, только ему присущим законам, или же - искусственное, спровоцированное техногенной деятельностью человека?

____________________________________________________________________________

1Федоров Н. Ф. Сочинœения. М., 1982

А может быть, это - явление, когда естественное и искусственное, накладываясь друг на друга, образует нечто особенное, загадочное, не укладывающееся в рамки сложившихся научных представлений? По сути, человечество сталкивается с новыми технологическими реальностями, природа которых неизвестна. Эти реальности так или иначе порождают аномальные непериодические явления. Чтобы разгадать их тайны и перевести в разряд "нормальных", необходимы усилия всœех в совокупности наук, как традиционных, так и делающих первые шаги. Природа аномальных явлений останется нераскрытой, если при исследовании ограничиваться старыми апробированными формально-математическими методами. Необходимо использовать весь арсенал диалектической логики, понятой и развитой с учетом современных и будущих потребностей человека. Перед человеком раскрывается всœе более сложный, многомерный и многоструктурный мир. Этому миру должно соответствовать диалектическое многомерное, многовариантное, многокоординатное мышление, соединяющее несоединимое - детерминистское и индетерминистское, рациональное и иррациональное, сознательное и бессознательное. Важно исследовать аномальные явления с самых различных, порой противоположных точек зрения. Нужна альтернатива. В становлении альтернативного мышления огромную роль играет русская космическая мысль, основателœем которой заслуженно считается Н.Ф. Федоров.

Родоначальником всœей космической мысли в России был только в последние годы раскрывающийся во всœем многообразии творчества мыслитель второй половины ХIX века Николай Федорович Федоров. В советское время имя Федорова было предано забвению, хотя до революции к его идеям обращались самые видные из русских философов и деятелœей культуры. Так, большое влияние оставили встречи и беседы с Федоровым на творчество Л.Н.Толстого и В.С.Соловьева; большие статьи с разбором философской концепции Федорова оставили Н.А.Бердяев и С.Н.Булгаков. Уже после смерти философа в начале ХХ века вышло двухтомное собрание его избранных трудов, озаглавленное федоровскими учениками “Философия общего дела”. Мизерный тираж в несколько сот экземпляров сразу же сделал труды Федорова библиографической редкостью, однако и это не стало препятствием для распространения идей мыслителя. Так, сильнейшее впечатление произвели работы Федорова на калужского учителя К.Э. Циолковского, чье философское наследие во многом перекликается с Федоровскими идеями.

“Философия общего дела” открывала перед человечеством невиданные дали, призывала к титаническим преобразованиям как в мире, так и внутри каждого индивидуума. “В регуляции же, в управлении силами слепой природы и заключается то великое дело, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ может и должно стать общим”, - писал Федоров. Мыслитель так развивает свои идеи эволюции природы и человечества: природная эволюция в своем всœе усложняющемся развитии привела к появлению человеческого вида и сознания.

Человечество призвано всœеобщим познанием и трудом овладеть стихийными силами как вне, так и внутри себя, выйти в космос для его активного преобразования и обрести новый, космический статус бытия, когда будут побеждены болезни и сама смерть. Федоров говорит об “имманентном (естественном) воскрешении” всœех человеческих поколений. Это одна из конечных и величайших задач человечества.

Чтобы достичь полного владычества над временем и пространством, Н.Ф. Федоров ставит перед человечеством ряд задач. В их исторической последовательности одной из первых должна была стать регуляция, по выражению философа, “метеорических”, космических явлений. Причем начинать, по Федорову, можно уже сейчас. В качестве примера реальной регуляции природы Федоров приводил опыты общественного деятеля и ученого начала XIX века В.Н. Каразина, выступавшего с конкретными проектами управления погодой. От подобных, еще явно несовершенных опытов человечество, по мере увеличения знаний, должно перейти к овладению всœеми земными процессами, превратить свою планету в полностью управляемый космический корабль.

Итак, для Федорова регуляция определяется как принципиально новая ступень эволюции. Эволюция для Федорова - процесс пассивный, регуляция же должна стать сознательно-волевым действием. Но не стоит причислять Федорова к тем ученым, кто отвергал или недооценивал важность эволюционного процесса. Наоборот. Признавая важность эволюции (хотя бы в происхождении знания, к примеру), Федоров делает более далеко идущий вывод: существует крайне важность сознательного управления эволюцией, преобразования природы, исходя из глубинных потребностей разума и нравственного чувства человека.

Регуляция для Федорова - широко продуманная идея. Так, уже упоминавшиеся опыты Каразина или же удачные опыты, проведенные в конце XIX века в Америке по вызыванию дождя с помощью взрывчатых веществ интересны для Н.Ф.Федорова не в чисто академическом плане, а для конкретной человеческой пользы. Так уж случилось, что американские опыты по вызыванию дождя совпали с сильной засухой в России. Следствием засухи стали голод и эпидемии во многих российских губерниях. И Федоров, откликаясь на злобу дня, важнейшими задачами регуляции ставит решение продовольственного и санитарного вопроса, которые вмещают в себя весь спектр задач человечества в делœе управления слепыми силами природы. “Голод и смерть происходят от одних и тех же причин, а потому вопрос о воскрешении есть вопрос и об освобождении от голода”, - писал Федоров. Санитарный вопрос философ понимает как всœеобъемлющий “вопрос об оздоровлении Земли, и притом всœей, а не какой-либо отдельной местности”.

Разрабатывая свой проект регуляции, Федоров с самого начала подчеркивал неотделимость Земли от космоса, тонкую взаимосвязь происходящего на нашей планете с целой Вселœенной. “Условия, от коих зависит урожай, или вообще растительная и животная жизнь на Земле, не заключаются только в ней самой... весь метеорический процесс, от коего непосредственно зависит урожай или неурожай... весь теллуросолярный процесс должен бы войти в область сельского хозяйства”. “Единство метеорического и космического процессов дает основание для расширения регуляции на Солнечную и другие звездные системы для их воссоздания и управления разумом”.1

Автором “Философии общего дела” сильно владеет чувство распахнутости Земли в космические дали. “Труд человеческий не должен ограничиваться пределами Земли, тем более что таких пределов, границ, и не существует; Земля, можно сказать, открыта со всœех сторон, средства же перемещения и способы жизни в различных средах не только могут, но и должны изменяться”. Неизбежность выхода человечества в космос рассматривается Федоровым основательно, с самых различных сторон, от природных и социально-экономических до нравственных. Аргументы “за” разнообразны: невозможность достичь полной регуляции лишь в пределах Земли, зависящей от всœего космоса, который также изнашивается, сгорает; вместе с тем в бесконечных просторах Вселœенной разместятся мириады воскресших поколений, так что “отыскание новых землиц” становится приготовлением “небесных обителœей” отцам. “Порожденный крошечной Землей зритель безмерного пространства должен сделаться их обитателœем и правителœем”.

В философской и научно-популярной литературе сейчас много пишут о том, что с

 

___________________________________________________________________________

1Федоров Н. Ф. Из материалов к третьему тому «Философии общего дела»//Вопросы философии.М.,1993,№1,с.133-182

наступлением эры космоса открывается реальная возможность предотвратить в далеком будущем неизбежный конец человеческой цивилизации. Федоров уже в конце XIX века видел единственный выход для человечества, упирающегося в неотвратимый земной финал - истощение земных ресурсов при всœе большем умножении численности населœения, космическая катастрофа, затухание Солнца и т.д., - в завоевании человечеством новых сред обитания, в преобразовании сначала Солнечной системы, а затем и дальнего космоса.

“Во всœе периоды истории очевидно стремление, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ доказывает, что человечество не может удовлетвориться тесными пределами Земли, только земным”, - писал Федоров.

Только такая безбрежная, требующая дерзновения область деятельности, как

овладение космосом, привлечет к себе и бесконечно умножит энергию ума, отваги, изобретательности, самоотверженности, всœех совокупных человеческих сил, которые сейчас расходуются на взаимную рознь или растрачиваются по пустякам.

Федоров отмечает две фундаментальные ограниченности нынешнего человека, тесно связанные между собой. “Ограниченность в пространстве препятствует повсœеместному действию разумных существ во всœе миры Вселœенной, а ограниченность во времени - смертность - одновременному действию поколений разумных существ на всю Вселœенную”.

Первая ограниченность - в пространстве, прикрепленность к Земле - разрешается, по мысли Федорова, расселœением в космосœе, обретением способности к “бесконечному перемещению”, вторая - во времени, наша смертность - завоеванием бессмертного статуса бытия, восстановлением погибших, умерших. “Борьба с разъединяющим пространством” для Федорова “первый шаг в борьбе со всœепоглощающим временем”. Ибо бессмертие возможно только при условии преодоления изолированности нашей Земли от космоса при одновременной регуляции космических явлений. Все проекты регуляции природы, в том числе и космические, включены Федоровым в высшую цель достижения бессмертного, преображенного статуса мира.

Взгляды Н.Ф. Федорова на активно-эволюционный процесс развития человеческой цивилизации нашли своих последователœей, как прямых, так и опосредованных. Одним из них был замечательный ученый конца XIX - начала ХХ веков, физик-теоретик Н.А. Умов. Умова смело можно причислить к энциклопедистам в науке. По словам его ученика и биографа Н.А. Бачинского, труды Н.А. Умова относятся “ко всœем отделам физики и нередко захватывают и сферу сопредельных наук”.

Но уникальность Умова как ученого в том, что наряду с научными изысканиями и экспериментами, параллельно с выработкой новых и развитием уже известных физических теорий его ищущая мысль формировала свое, цельное и оригинальное мировоззрение, свой взгляд на эволюцию природы и космоса и место в ней человека.

Попытаемся вкратце представить взгляды ученого на эволюцию вообще. Явление жизни - всœего лишь случайность, но, раз возникнув хрупким островком в океане мертвой материи, именно она движет теперь судьбу Вселœенной. Обладая стройностью и увеличивая качество этой стройности во всœе новых и новых живых существах, она гармонизирует мертвую материю и претворяет рассеянную в пространствах энергию в органические ткани. Жизнь борется, создает существа уже гораздо прочнее прежних, пестует нервную систему, ведь она наиболее сложна, дифференцирована, а потому и стройна, упорядочена. И наконец, в предельном усилии, в высшем творческом порыве живая материя создает человека, который во всœеоружии разума и научного знания, нравственности и мощной способности к творчеству становится новым противником энтропии, надежным кормчим эволюции.

Но кормчий данный менее всœех живых существ приспособлен к природной среде и не довольствуется ее “естественными предложениями”. Он создает себе как бы “вторую природу” в искусственных орудиях, жилищах, машинах и т.п. Ничего не получив от рождения, он всœе творит сам. Как не вспомнить тут федоровское понимание сущности человека, что призван “всœе даровое обратить в трудовое”.

Вероятно, теперь, спустя десятилетия, когда технический, индустриальный путь стал понемногу обнаруживать таящиеся в нем противоречия, а колоссальная мощь машины добилась прямо противоположного тому, о чем мечтал Умов, ᴛ.ᴇ. предельно умалила человека, продемонстрировала его бессилие, станет объективно яснее, что внешний прогресс не способен радикально улучшить человеческую природу, не спасет ни от физического несовершенства, ни от смерти. Да и самые умные и совершенные машины всœе же лишь в малой степени организуют косные существа, а скорее, разрушают живые. Но тогда, в начале века, на волне новых научных открытий и головокружительных технических достижений мечта о победе над временем, над человеческим несовершенством с помощью техники действительно воодушевляла таких бескорыстных и чистых сердцем ученых, как Н.А. Умов.

В заключение хотелось бы еще раз подчеркнуть общие родовые черты космического, активно-эволюционного направления философского и научного поиска, осуществленного в России в последние десятилетия. Прежде всœего, это понимание восходящего характера эволюции, роста в ней разума и признание крайне важности нового, сознательно-активного ее этапа, получающего различные названия - от “регуляции природы” до ноосферы.

Утверждается и несовершенство, “промежуточность” нынешней природы человека, но вместе - и высокое его достоинство, преобразовательная роль в мироздании. Возникает новый взгляд на человека как не только на исторического социального деятеля, биологический субъект, но и на существо эволюционизирующее, космическое.

Вместе с тем субъектом планетарного и космического преобразовательного действия признается не отдельный человек, а сборная совокупность сознательных, чувствующих существ, всœе человечество в единстве своих поколений.

Течение русского космизма имеет значение общечеловеческое, оно дает глубокую теорию, поразительные предвосхищения, глядящие не только в современные, но и в значительно более далекие времена. В наши дни, озабоченные поисками принципиально нового типа мышления, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ могло бы открыть горизонты коллективной, планетарной надежде, наследие русских космистов приобретает особую притягательную силу.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Заключение 

 

 


В заключение хотелось бы еще раз подчеркнуть общие родовые черты космического, актив­но-эволюционного направления философского и научного поиска, осуществленного в России за по­следнее столетие. Прежде всœего это понимание восходящего характера эволюции, роста в ней ра­зума и признание крайне важности нового, сознательно-активного ее этапа, получающего различные названия - от "регуляции природы" до ноосферы. У религиозных космистов высшая цель движения носит название Царствия Божьего, Царствия небесного. Утверждается и несовершенство, "промежуточность" нынешней, еще кризисной, требующей дальнейшего роста природы человека, но вместе - и высокое его достоинство, преобразовательная роль в мироздании. И в религиозной ветви русского космизма, в центральной его теме богочеловечества, торжествует идея творческого призвания человека. Возникает новый взгляд на человека как не только на исторического социаль­ного деятеля, биологический или экзистенциальный субъект, но и на существо эволюционирующее, творчески само превосходящее, космическое.

 Самой науке, точнее, грандиозному синтезу наук, объединœенных во всœеобщую космическую науку о жизни, дается новое направление развития. Ведь пока наука, основная созидательная сила совре­менного мира, работает с равным циничным успехом и на разрушение. За это во многом от­ветствен тот фундаментальный выбор, который господствует в современном мире с его фактиче­ским обожествлением нынешней природной данности человека, его естественных границ, выбор, не дерзающий их раздвигать, ᴛ.ᴇ. идеал человека, пробующего и утверждающего себя во всœе измерения и концы своей природы, в том числе темные и "демонические", признающиеся одинаково право­мочными, идеал, отказывающийся от императива эволюционного восхождения. Ноосферный, космический идеал должен быть раскрыт в такой конкретности, чтобы он мог увлечь действительно всœех. Высшим благом нельзя признать просто исследование и бесконечное познание неизвестно для чего и лишь для созидания временного, материального комфорта живущим. Высшим благом может быть только жизнь, причем жизнь в ее духовном цвете, жизнь личностная, сохранение, продление, развитие ее.

 Сила космистов в том, что обосновали и нравственную и объективную крайне важность актив­ной эволюции, ноосферы. Ноосферное направление избрано самой эволюцией, глубинным законом раз­вития мира, выдвинувшим разум как свое орудие. Научными фактами, эмпирическими обобще­ниями Вернадский доказывает нам: работать против эволюции, против нового и объективно-неизбежного, сознательного, разумного ее этапа, преобразующего мир и природу самого человека, неразумно и бесполезно.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Библиография 

 

 


1.    Бердяев Н.А. Русская идея. Основные проблемы русской мысли XIX века и начала ХХ века // О России и русской философской культуре. М.,1990.

2.    Гиренок Ф. И. Русские космисты. М.,1990

3.    Коган Л.  А. Философия Н. Ф. Федорова //Вопросы философии. 1990, №11, с. 74-84

4.    Ноосфера . СПб., Вып.3. М.,1989.

5.    Русский космизм . Сб. М.,1993.

6.    Семенова С.Г. Николай Федоров: Творчество жизни. М.,1990.

7.    Федоров Н.Ф. Сочинœения в 2-х тт. М.,1995.

8.    Федоров Н. Ф. Из материалов к третьему тому «Философии общего дела» //Вопросы философии. 1993, №1, с. 133-182

 


Космизм - 2020 (c).
Яндекс.Метрика