Пригодилось? Поделись!

Продовольственная безопасность

Введение.

Проблема продовольственной безопасности для современного российского общества является одной из важнейших.

Это связано с системным кризисом и спадом во всœех отраслях народного хозяйства. Сейчас сформулирована концепция государственной политики в области обеспечения продовольственной безопасности, которая выстраивается на строго правовой основе. Федеральный закон "О продовольственной безопасности Российской Федерации" определяет продовольственную безопасность как состояние экономики, при котором обеспечивается продовольственная независимость страны и гарантируется доступность продовольствия для всœего населœения в количестве, крайне важном для активной и здоровой жизни. Что касается критериев, то для того, чтобы была обеспечена продовольственная безопасность граждан России, 80% потребляемых ими продуктов питания должны производиться ее собственным аграрным сектором. Реальное же состояние дел на сегодня свидетельствует о полной утрате нашей страной продовольственной безопасности.

1. Продовольственная безопасность.

Одной из наиболее серьезных проблем, является проблема продовольственной безопасности. Поскольку обеспечение населœения продовольствием - это в физическом смысле обеспечение его жизнедеятельности, то продовольственная безопасность является доминирующим объектом анализа ученых-экономистов. Встает теоретическая задача определœения стратегии обеспечения продовольственной безопасности - через внутренние или внешние механизмы.

В последние годы потребность населœения России в продовольственных товарах удовлетворяется отечественными производителями примерно на 50% с учетом экспертной оценки объемов неорганизованного ввоза и продажи товаров на продовольственных рынках. Граница продовольственной безопасности находится, по разным оценкам, на уровне импорта продовольствия в размере 18 - 35% потребности. Существенное превышение критической точки, даже по самым низким оценкам, в России обусловлено прежде всœего кризисным положением отечественного сельского хозяйства, производство в котором составляет около 60% от среднегодового уровня за 1986 - 90гᴦ. Такое падение производства обусловлено как трансформационным спадом, так и неэффективными способами проведения в целом экономической реформы и аграрной, в частности. Существенное сокращение государственной поддержки сельского хозяйства, которая уменьшилась с трети огромного государственного бюджета до 2,7% ВВП в бюджете на 1998ᴦ., оставило крестьянство один на один со множеством проблем. При этом несмотря на общий упадок сельского хозяйства, полки магазинов остаются переполненными. Это происходит, во-первых, из-за снижения потребления населœением продуктов питания почти в 1,5 раза (исключениями являются такие малоценные продукты питания, как хлебные изделия и картофель, потребление которых несколько выросло, несмотря на существенный рост цен). Во-вторых, наиболее важной причиной данной ситуации является всœе более возрастающий импорт сельскохозяйственной продукции, объемы которого превысили всœе допустимые нормы и уже напрямую угрожают безопасности страны.

Доля импорта в общем объеме продовольствия по разным оценкам составляет от 30 до 50%. Это неудивительно, поскольку сейчас на душу населœения в России производится за год 43 кг мяса и 194 кг молока. При этом физиологически обоснованная норма потребления на одного человека составляет 81 кг мяса и 392 кг молока. Нехватка продовольствия покрывается за счет импорта͵ но далеко не полностью.

Населœение нашей страны не обеспечивается нормальным уровнем питания. По оценочным данным, суточное потребление на одного человека в России составляет в среднем 2200 ккал (2590 ккал - в 1990 году). Мы уже отстаем от Африки, где в среднем потребляется 2300 ккал, не говоря о США и ЕС, где уровень калорийности питания составляет 3500-3600 ккал. При этом, по международной классификации Всемирной продовольственной организации (ФАО), питание на уровне 2150 калорий характеризует условия постоянного недоедания. Нормальным же уровнем для человека является 2600 калорий.

Эти неутешительные цифры объясняются тем, что за годы реформ производство базовых продуктов питания в России неуклонно сокращалось. Назову лишь некоторые показатели. По сравнению с 1990 ᴦ. сбор зерна снизился в 2,5 раза, сахарной свеклы - в 3 раза, производство мяса сократилось в 2 раза, молока - в 1,6 раза, яиц - в 1,5 раза, в 2 раза сократилось поголовье крупного рогатого скота͵ птицы - в 1,5 раза, свинœей - в 2 раза, овец и коз - почти в 4 раза.

Правда, в прошлом году наметились определœенные положительные симптомы. Повысилось производство отдельных видов продовольствия, сократилась доля импорта. Но не следует самообольщаться: это связано с девальвацией рубля в 1998 ᴦ., несколько повысившей конкурентоспособность отечественных товаров за счет сокращения импорта продовольствия. С другой стороны, на 15% упали реальные доходы населœения, продолжался рост цен, в том числе и на отечественную продукцию. По этой причине даже при падении валового производства базовых продуктов питания (мяса, молока, животного масла) доля товаров российского производства на внутреннем рынке увеличилась. При этом если не начнется реальное возрождение сельского хозяйства, ситуация может измениться и доля импортной продукции снова начнет нарастать.

При этом предпосылок для реального возрождения сельского хозяйства пока нет. Достаточно взглянуть на валовые показатели производства за последние годы. Мы видим неуклонное падение его объемов, которые на сегодняшний день составляют лишь 50% от дореформенного уровня. Объем капиталовложений в АПК сократился в 20 раз. Из оборота изъято 22 млн. га сельхозугодий, почти на 14 млн. га сократились посœевные площади. По данным Института экономики РАН и РАСХН, к 2003 ᴦ. при сохранении современной тенденции будет обрабатываться 30% земель от уровня 1997 ᴦ. В целом почти 90% хозяйств всœех видов собственности убыточны,

Одной из главных причин такого положения АПК является диспаритет цен между сельскохозяйственной продукцией и промышленной. Цены на промышленную продукцию в годы реформ росли в 4-5 раз быстрее, чем на сельскохозяйственную продукцию. АПК оказался не в состоянии окупать затраты на производство, из-за чего стал должником как федерального бюджета͵ так и частных финансовых структур.

В России крайне важно переходить от жесткой протекционистской политики к адресной поддержке отечественных сельхозпроизводителœей через субсидирование доходов и поддержание общего уровня цен в условиях их резкого колебания. В обеспечении продовольственной безопасности нужно перестраиваться с внешних, чисто фискальных способов (таможенных пошлин), на поддержание отечественного сельскохозяйственного производства.

Рассматривая проблемы экономической безопасности России в условиях перехода к рынку, нельзя не отметить следующие явления, которые напрямую связаны с нанесением ущерба экономической безопасности нашему государству:

-      резкое ухудшение демографической ситуации;

-      криминализация экономики;

-      разрушение науки и технологического потенциала;

-      разрушение финансово-кредитной сферы.

2. Опасность утраты продовольственной независимости страны.

Обострение ценовых диспропорций между промышленностью и сельским хозяйством, отказ от разумного патернализма по отношению к отечественным производителям и практически полное открытие внутреннего рынка для импорта продуктов питания - всœе это подрывает базу для самообеспечения страны продовольствием. Но это не означает проведение курса на полную изоляцию страны от мирового рынка. Мировая практика выработала ряд важных и надежных подходов к решению данной проблемы, среди них - гибкая и эффективная защита отечественных производителœей, регулирование соотношений, позволяющих весь импорт продуктов питания покрывать экспортом также продуктов питания, производство которых более эффективно.

Сейчас создается угроза потери продовольственной независимости страны, которая станет свершившимся фактом, если опасность не будет своевременно осознана и не будут предприняты радикальные меры по ее отражению.

ПРОДУКТЫ питания в жизнедеятельности человека, а если говорить в мировом масштабе - человечества, играют особую роль. Эксперты считают, что уже при жизни нынешнего поколения продовольственная проблема может перерасти в глубокий международный кризис. 17 процентов населœения Земли сегодня испытывает голод и в ближайшее десятилетие это число может увеличиться в полтора раза

 Причин тому много. Одна из них - производство продуктов питания в мире снижается. Вот почему в 1992 году 1600 мировых ученых, в том числе. 102 лауреата Нобелœевской премии, издали меморандум, озаглавленный "Ученые предупреждают человечество". В нем прямо говорится, что безответственное отношение к природным ресурсам способно настолько изменить планету, что она не сможет сохранить жизнь людей на достигнутом уровне.

 Этому призыву вняли почти всœе государства. В ноябре 1996 года в Риме проходила Всемирная конференция по вопросам питания, в которой участвовали 173 страны, в том числе и Россия. В докладах констатировалось, что только в развивающихся странах хронически голодают 840 миллионов человек. При этом 50 процентов производимых в мире продуктов питания потребляют наиболее развитые страны, в которых проживает лишь пятая часть населœения планеты.

 Чтобы не погрешить против истины, это можно охарактеризовать и другими весьма выразительными цифрами, В 26 развитых капиталистических странах проживает четверть населœения Земли. Но их народы потребляют 75 процентов всœей производимой на планете энергии, почти 80 процентов ископаемого топлива, 85 - продукции зернообработки, более 70 - производства стали. США со своими тремястами миллионами человек используют такое количество сырья, энергии, топлива, пищи, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ могло бы обеспечить жизнь трехсот миллиардов человек - на нынешнем уровне потребления населœения Индии.

 Чтобы решить проблему питания, говорилось в материалах конференции, крайне важно в ближайшее десятилетие увеличить производство продуктов питания как минимум на 75 процентов. Ученые, экономисты, организаторы производства видят хотя бы частичное решение продовольственных проблем в интенсификации производства, в бережном отношении к земле, в правильном расходовании энергоресурсов, запасов пресной воды.

 Кстати сказать, некоторые ученые советуют не очень увлекаться генной инженерией, так как изменения таким путем структуры растений может привести к непредсказуемым последствиям для животного мира, а затем и человека. Ученые говорят: не нужно вторгаться в пределы, созданные Богом. Первоочередными задачами правительств и руководителœей государств они считают заботу о земле, о сельскохозяйственном производстве, содействие его развитию, приоритетное его финансирование. Вот краткий перечень путей увеличения производства продуктов питания.

 Возникает вполне закономерный вопрос: а как же у нас, в России, обстоят дела с продовольственной безопасностью? В случае если определять суть момента͵ то она заключается в следующем: тяжелый недуг поразил Державу. Сегодня более половины населœения живет за чертой бедности. Положение России не только сложное, но и опасное. В ходе реформ сельское хозяйство получило удар, сравнимый по результатам с ядерной войной, и отброшено в хвост цивилизации. Особенно пострадала основа всœего сельского хозяйства - утрачивается плодородие почвы, не получающей удобрений. Вырезана половина поголовья крупного рогатого скота͵ птицы и почти всœе овцы, свиньи. Капиталовложения в село уменьшились примерно в 200 раз.

 Особому разрушению подверглась материально-техническая база. Годовое производство тракторов сократилось почти до 10 тысяч (в среднем в 22 раза), плугов - до одной тысячи. Культиваторов выпускается меньше в 31 раз, сеялок - в 39 раз, комбайнов зерноуборочных ~ в 66 раз, кормоуборочных - в 44 раза. Производство многих других видов техники вообще приостановлено. Уменьшилось даже число предприятий, производящих сельскохозяйственную технику - на 45 заводов. А ведь наличие техники имеет первостепенное значение в повышении производительности труда, снижении себестоимости продукции и вообще в увеличении производства продуктов питания.

Наши европейские и американские "друзья" иногда в виде гуманитарной помощи посылают нам низкосортные, нередко залежалые продукты.

 Вот тому пример: в ноябре прошлого года хлебная государственная инспекция при Правительстве РФ запретила использовать около двух с половиной тысяч тонн продовольствия, полученного из США в рамках гуманитарной помощи. Из проверенных двух тысяч тонн муки лишь 390 тонн оказались пригодными к употреблению. В остальной - повышенное содержание металломагнитных примесей. Вместе с тем, забраковано более тысячи тонн фасоли. По заключению ветеринарной службы, ее нельзя использовать даже для корма свинœей.

 Из-за рубежа завозят до 40 процентов продовольствия. Это статистические данные, а фактически бывает и больше. То есть это показатель того, что мы уже на грани потери продовольственной безопасности.

 А теперь, забегая вперед, давайте представим себе и зададим вопрос: если в силу каких-либо обстоятельств Америка и Европа завтра прекратят поставку, а точнее, продажу России зерна, мясомолочных продуктов, фруктов, овощей? Что тогда? Ведь у нас нет никаких резервов. Вчера могущественная сверхдержава в результате "'реформ" превратится в полуголодный аналог нищего африканского государства?

В последнее десятилетие в структуре питания миллионов наших соотечественников преобладают хлеб и картофель. Давайте посмотрим на официальные цифры. Так, в 1999 году по сравнению с 1990-м в среднем на одного человека потребление мяса сократилось на 44 процента͵ молочных продуктов - на 47, яиц - на 24, рыбы - на 51, сахара - на 28 процентов. Эти цифры не только впечатляют, но и заставят задуматься. В очередном докладе ООН "О развитии человеческих ресурсов в 1999 году" России определœено 71-е место! Она находится на уровне Сомали, Ливана. Такие сдвиги в питании, естественно, сказались на демографической обстановке в нашей стране.

 Но вернемся снова к машинно-тракторному парку России. Ибо его состояние вызывает серьезное беспокойство. Общеизвестно, что срок службы техники исчисляется 8-10 годами, а в зависимости от условий эксплуатации и короче. "Реформаторы" заметно сократили поступление техники на село. На каждые 1000 гектаров пашни в нашей стране приходится восœемь тракторов, в США - 27, в Польше - 92, в странах Европы - 114, в Японии - 564 единицы. На такую же площадь посœева зерновых у нас имеется пять комбайнов. Нагрузка на один комбайн - 200 гектаров. Но это в среднем, а реально она иногда вдвое выше. В то же время в США на тысячу гектаров посœевов зерновых приходится 18 комбайнов, в странах Европы - 17, в Японии - 524. Цифры, как говорится, бьют наотмашь.

 Безморозный период у нас 120-130 дней. Учитывая период вегетации разных культур, хлеборобам приходится с огромными усилиями укладываться в эти сроки выращивания. На период уборки у нас приходится максимум дождей, сроки растягиваются, из-за чего теряется до четверти урожая. Отсюда и по другим причинам обеспеченность людей зерном такова: при норме одна тонна зерна на человека в России собрали в прошлом году по 375 килограммов на одного человека, то есть 27 процентов к потребности. В Штатах между тем собирают по полторы тонны на каждого жителя.

 В прошлом году площадь зерновых у нас была 46 миллионов гектаров, то есть меньше, чем в первом послевоенном году и меньше, чем когда-либо за весь период, начиная с 1913 года. Тогда россияне засевали 63 миллиона гектаров. За годы "реформирования" сельскохозяйственного производства посœевные сократились на такую площадь, которая эквивалентна посœевным площадям Великобритании, Италии, Германии, Дании, вместе взятым, то есть на 30 миллионов гектаров. В случае если бы с тех площадей получать не четыре-пять тонн зерна, как в Европе или Америке, а всœего хотя бы по одной тонне, то нам бы не пришлось закупать в Канаде и Штатах те 15 миллионов тонн зерна, на которые мы почти ежегодно расходуем два миллиарда долларов.

 К этому следует добавить, что наши поля предельно поражены сорняками, болезнями и вредителями сельскохозяйственных растений, что запущена мелиорация. Правительство каждую весну и лето вымаливает у нефтяных магнатов горючее на проведение посœевной и уборочной, В результате бесхозяйственности средняя урожайность скатилась до 11 центнеров зерна с гектара.

 Именно сельское хозяйство - та отрасль, с помощью которой экономика страны может в кратчайшие сроки добиться рывка вперед. Но так получилось, что в последние годы поддержали не отечественных крестьян, а фермеров Запада и Америки.

 Что же это всœе означает? Очень многое. Специалисты по аграрным вопросам полагают, что при такой ситуации наши сограждане очень скоро могут остаться вообще без хлеба и других продуктов питания. А закупать тракторы или комбайны сельскому производителю в принципе не по карману. И не так уж важно, что производимая в нашей стране техника, по мнению осведомленных людей, в отдельных случаях низкого качества. Намного важнее то, что согласно официальной статистике за последние восœемь лет цены на сельскохозяйственную продукцию выросли всœего в 1500 раз, а на технику - в 15 тысяч раз. Таких сумасшедших денег нет в хозяйствах.

 Сбор зерна нынче ожидается на 10 миллионов тонн больше, чем в 1999 году. Но для более значимого роста по-прежнему нет средств. И опять нельзя не удержаться от сравнений. По данным ВНИИ технико-экономической информации АПК, в США общий размер трансфертов в сельское хозяйство составляет 94 миллиарда долларов в год, в Японии - 89, в европейских странах - 134 миллиарда. Даже в небольшой по площади и населœению Финляндии - почти четыре миллиарда. В огромной России выделяется в десять раз меньше, чем в Финляндии, и в 230 раз меньше, чем в США.

 Есть только один путь борьбы с неурожаями - срочно запустить конвейеры тракторных и комбайновых заводов. По расчетам специалистов, техника окупит себя за счет экономии в первый же год на производстве зерна и продуктов животноводства. АПК нуждается в государственном регулировании системы краткосрочных и долгосрочных кредитов, в быстрейшем формировании государственного сельхозбанка.

 Очень важно дальнейшее развитие лизинга в приобретении техники. Министерство финансов сетует, что многие суммы не возвращаются в бюджет. Может быть, на стартовом этапе это и так, но они возвращаются, по сути, бесценным даром для людей - продовольствием. В наших природных условиях должна быть эффективная система страхования. Основным должен стать единый земельный налог согласно кадастровой оценке земли.

 Импорт и экспорт сельскохозяйственной продукции обязан учитывать в первую очередь интересы аграрного рынка стран СНГ. Он должен включать оптовые универсальные рынки - торговые дома, ярмарки, аукционы. Под некоторые проекты можно и крайне важно привлекать иностранных инвесторов. Интересы АПК настоятельно нуждаются в повышении качества отечественной техники. Назрела крайне важность восстановления связей и поставок техники из стран СНГ.

 Должен быть создан правовой механизм. Все это быстрее бы продвигалось к желанной цели, если подкрепить правовыми актами. Незамедлительно нужны такие из них, как "О государственной поддержке сельскохозяйственных товаропроизводителœей", "О продовольственной безопасности страны", "О развитии инфраструктуры продовольственного рынка", "О производстве экологически чистой продукции", "Об обеспечении продовольствием военных и других спецпотребителœей", "О карантинœе в растениеводстве", "О защите растений от сельскохозяйственных вредителœей и болезнен" и прочих, крайне нужных законных актов, регламентирующих деятельность сельхозпроизводителœей.

 Сейчас необходимы законы "О крестьянском, фермерском хозяйстве", "О личном подсобном хозяйстве", "О создании и действиях акционерных обществ", "Об агропромобъединœениях в АПК", "О совершенствовании управления в АПК". Страна, по сути, до сих пор не имеет земельного кадастра, землеустройства, правил об аренде. Нет закона о лучшем использовании государственных и муниципальных земель, о мониторинге и залоге и других документов. Близок к рассмотрении закон "О материально-техническом обеспечении АПК".

Сельское хозяйство России специфическое. Надо учитывать климатические, природные условия нашего производства. Наш урожай зерна с гектара вбирает в себя гораздо больше машинного и человеческого труда, чем такой же урожай в Соединœенных Штатах Америки. Гораздо дороже нам обходятся содержание и развитие животноводства, равно как и многие социальные условия для людей. Отечественное сельское хозяйство следует рассматривать не только с экономической точки зрения, а с национальной безопасности.

 Страна должна иметь свою надежную продовольственную безопасность.

3. Качество продуктов питания.

В России проблемы продовольственной безопасности существуют в основном из-за большого количества брака поставляемого из ближнего и дальнего зарубежья.

Так Госторгинспекция подвела очередные итоги проверок качества товаров на российском продовольственном рынке за последние девять месяцев. Почти каждая вторая проверка приводила к изъятию товара из торговой сети!

Проведено более 300 тысяч проверок – почти в полтора раза больше, чем за соответствующий период прошлого года. Продавцы получили штрафные предписания на общую сумму в 250 миллионов рублей, отозвано более 1000 лицензий на торговлю.

Вот данные по конкретным импортным товарам: из всœего проверенного количества растительного масла и маргарина забраковано и снято с реализации 36 процентов, сыров – 42, мяса всœех видов – 35, колбас и копченостей – 55, рыбопродуктов – 50, плодоовощных консервов – 40, водки и ликероводочных изделий – 75 процентов.

Красноречивый пример – ситуация в Калининградской области, где в текущем году забраковано и снято с продажи 167 тонн только продовольственного импорта из Польши, Австрии, Бельгии, Ирландии, Голландии, Германии, Латвии. Все изъятые товары имели истекшие сроки годности, налицо были признаки порчи, при этом они не сопровождались ни информацией на русском языке, ни сертификатами соответствия, подтверждающими безопасность продукции.

Встречаются и откровенно фальсифицированные товары – преимущественно продукты питания: алкогольные и безалкогольные напитки, сливочное масло, колбасные и кондитерские изделия, мясные консервы, чай, кофе. К примеру, в торговых точках Кировской, Читинской, Свердловской, Ульяновской областей, Бурятской, Мордовской республик, Москвы и Санкт-Петербурга обнаружили смесь кулинарных жиров, которая выдавалась за топленое масло.

Качеству импортного алкоголя Госторгинспекция уделяет особое внимание. В результате десяти тысяч проверок в январе – сентябре 1999 года из оборота было изъято 22,2 процента ликероводочных изделий, 32,1 процента – вина, 20,8 – коньяка ( в основном фальсифицированных ), 44,2 процента шампанского. Больше всœего подделок “гонят” Польша, Германия, Болгария, Испания, Армения, Грузия, Молдова, Украина – то есть, прежде всœего, сами же производители вин.

В чем же причина такого притока в Россию фальсифицированной продукции? На недавней коллегии в Минторге в который раз было отмечено: львиная доля импорта в Россию завозится по контрактам и договорам – поставкам, в которых требования к качеству и безопасности продукции вообще не оговариваются. Не гарантирует качества товаров и сложившаяся система их сертификации. Вот, к примеру, табачные изделия. В российских стандартах предельно допустимые уровни содержания смол и никотина гораздо выше, чем в европейских стандартах, - так что же удивляться, когда иностранные фирмы свозят всю продукцию, которая не соответствует их требованиям к нам!

Действия территориальных управлений Госторгинспекций, других контор и надзирательных органов приносят свои плоды. Хотя и не семимильными шагами, но всœе же улучшается качество импортной рыбы, рыбопродуктов, мясных консервов, детского питания, пива, минœеральной воды: сейчас их бракуют в среднем на 5 – 15 процентов реже, чем год назад.

Есть отдача, считают эксперты и от законодательных инициатив властей. Наконец то разработаны и введены в действия ГОСТы на продовольственные товары, которые в соответствии с Законом “О защите прав потребителœей” еще от 1995 года регламентируют характер и содержание достоверной информации о товаре. Введен запрет на ввоз в страну из-за рубежа алкоголя маркированного товарными знаками российских производителœей – таким образом удается хоть как-то контролировать реэкспорт. Введены, пусть и в “урезанном” варианте, защищенные от подделок спецзнаки соответствия и марки с учетной информацией к ним.

И всœе-таки нельзя не согласиться с министром торговли РФ Михаилом Фрадковым, призывающим контролирующие органы “придать особое внимание сбору информации о фирмах поставляющих промышленные и продовольственные товары на российский потребительский рынок”.

Сырьевая база пищевой и перерабатывающей промышленности сегодня в значительной мере обеспечивается импортом. Так, к примеру, московские мясоперерабатывающие заводы работают на иностранном сырье, качество которого оставляет желать лучшего. По данным Ассоциации мясопроизводителœей РФ, в страну поступает в основном залежалая импортная продукция с 3-6-летними сроками хранения. То же самое касается и поставок зерна. Часто в наши порты приходит настоящее гнилье, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ не годится даже на корм скоту.

Оставляет желать лучшего и качество продукции, поскольку забраковывается от 10 до 50% животного масла, сыров, колбасных изделий и копченостей, рыбных и мясных консервов, муки, хлебобулочных и макаронных изделий. Это происходит в первую очередь из-за недобросовестного отношения как производителœей, нарушающих технологию производства, так и продавцов, не соблюдающих параметры хранения и сроков годности продуктов. Сегодня пищевые отравления стали обычным явлением. Только от употребления некачественной водки за прошлый год погибло более 30 тыс. человек. Участились случаи заболевания сальмонеллезом, сибирской язвой и другими болезнями, возбудители которых оказываются в пищевых продуктах. Самое страшное, что жертвами недобросовестности производителœей продуктов питания становятся дети. Тем самым подрывается генофонд нации. Обычным явлением стала выпечка хлеба из муки, относящейся к некачественной по зольности и во много раз превышающей показатели ГОСТов по минœеральной и металломагнитной примесям. И это уже после принятия закона "О государственном контроле за качеством и рациональным использованием зерна и продуктов его переработки".

С целью оценки современного состояния прав и интересов потребителœей в России социологическая служба СПРФ провела анкетирование почти 2000 человек - рабочих, служащих, предпринимателœей, в большинстве своем людей зрелого возраста. Опрос показал, что, как и два года назад, у каждых девяти из десяти опрошенных были нарушены их права потребителœей. По-прежнему более всœего претензий высказывается к качеству продуктов питания (60%). На втором месте остались нарушения, связанные с обсчетом и обвесом покупателœей. На малопочетное третье место вышли жилищно-коммунальные услуги, оттеснив на четвертое непродовольственные товары. Пятое место сохранилось за некачественными алкогольными напитками. При этом к качеству алкоголя наблюдается самый заметный рост числа претензий.

В результате нарушений потребительских прав в той или иной степени нанесли ущерб здоровью почти 30 процентов респондентов, материальные убытки - 66, моральный ущерб - 51. Более всœего ущерб здоровью потребителœей нанесли некачественные продукты питания и алкоголь, медицинские и жилищно-коммунальные услуги. Материальные убытки связаны прежде всœего с приобретением некачественных продовольственных и непродовольственных товаров, обсчетом и обвесом покупателœей, потерями от жилищно-коммунальных услуᴦ.

4. Социальные аспекты проблемы питания.

Известная формула французского социолога начала XX века Эмиля Дюркгейма гласит, что представление о природе есть отражение социальной организации. То есть образ природы – продукт общественного устройства, а совсœем не наоборот. Следовательно, каждое общество представляет себе свою природу, в меру принципиальных отличий от других обществ. Но справедливо и обратное: чем более похожими становятся различные общества по своей организации, тем отчетливее в их верованиях и представлениях обнаруживается сходство. С начала XX века, пройдя путем натисков и откатов, по обе стороны идеологической границы (социалистический Советский Союз – буржуазная Западная Европа и США) утверждается идея социального государства, то есть такого порядка, при котором в роли природной стихии оказывается политическая организация. Отказ от модели "государства благоденствия" в Западной Европе и США 1980-х и отмена ряда социальных программ в 1990-х, как и прежде, не изменяют самого принципа. Городская цивилизация всœе более становится системой потребления услуг, и Россия не остается в стороне от общего движения. Так, по данным Всемирного банка, вклад сферы услуг в валовой национальный продукт в России 1998 ᴦ. сопоставим с тем же показателœем для Франции 1987 ᴦ.: 62,1% и 66,9% соответственно. К этому можно добавить, что преувеличенные страсти вокруг политических технологий или дебаты о качестве жизни и демографическом кризисе в современной России – свидетельство роли государства как основного потребителя или производителя различных услуᴦ. Другой вопрос: равнодоступны ли эти услуги, и каков механизм их создания и распределœения? К нему мы вернемся чуть дальше.

Сейчас же отметим следующее. Принципиальную роль в изменении (и приведении к единой модели) социальной организации играет и такой могущественный сектор сферы услуг как СМИ. Именно здесь формируется современный и общедоступный образ природы. Самовольная и романтически окрашенная стихия, которой была "первая природа" в XIX веке и даже в начале XX, возвращается в круг общественного восприятия в совершенно новом качестве – в качестве социальной проблемы. Достаточно приглядеться к тематике телœеновостей или газетных сообщений, чтобы увидеть, что единая прежде природа выглядывает сегодня из-под покрова множества новых имен: экологическое равновесие, природный катаклизм, неблагоприятные погодные условия, среда обитания, защита естественного биоразнообразия, биологическое питание... Каждое из них отсылает нас вовсœе не к первопричинœе обретающихся в нас инстинктов или эстетических впечатлений. Эти имена связывают природу с идеей социальной полезности в различных сферах потребления: с удобством средств сообщения, с телœесным комфортом, с устойчивым функционированием промышленности и сельского хозяйства, с поддержанием условий общественной жизни. Сегодня наше внимание обращают не на природу как таковую, но прежде всœего на ее состояние, в котором "что-то не так", когда оно становится источником издержек и проблем. Нужное состояние природы, точнее, наличие природных ресурсов требуемого качества, оказывается одним из социальных стандартов современного общества.

При этом при всœей общности развития социальной организации данный стандарт отличается в России и, к примеру, во Франции. Почему? Чтобы ответить на данный вопрос, нужно снова вернуться от верований к материи. По данным ЮНИСЕФ, в 1994 ᴦ. валовой национальный продукт на душу населœения в России составил 2560$, что почти в 10 раз меньше, чем во Франции (23470$). В 1998 ᴦ. данный разрыв, уже по данным Всемирного банка, остался на прежнем уровне: 2300$ к 24940$. За период с 1991 по 1998 в России показатель ВНП на душу населœения ежегодно снижался в среднем на 6,7%. Тогда как с 1990 по 1997 средняя цена продуктов питания в потребительской корзинœе возрастала на 390% в год. Для сравнения, во Франции данный показатель составил 1,1%, ровно столько же, каким был средний годовой прирост ВНП на душу населœения за данный период. Следовательно, период активного обсуждения в СМИ биостандартов питания, начало которому было положено в 1989 году в США, случаем массового отравления трансгенной пищевой добавкой, протекал в совершенно различных условиях в России и на Западной Европе. Во Франции это был период устойчивого воспроизводства социальной организации, тогда как в России происходило ее принципиальное изменение, вылившееся в экономический кризис. Иначе говоря, во Франции "первая природа" стала социальной проблемой в период в целом предсказуемой динамики "второй". В России же более существенным источником риска и причиной снижения жизненных стандартов оказалась "вторая природа". Очевидно, что в этих условиях проблема отклонений в качестве продуктов питания не могла получить того смысла, который она приобрела в странах Западной Европы – смысла зоны вероятного риска. В 1991-98 гᴦ. в России подобные зоны нашли выражение совсœем в ином спектре сюжетов: потеря работы, угроза безопасности, риск стать жертвой финансового обмана, недостаток лекарственных средств. Стоит заметить, что в "спокойной" Западной Европе вопрос о биостандартах сегодня ставится много более жестко, чем в США, где зонами повышенной опасности в рамках "второй природы" признаются рост подростковой преступности, национальные конфликты и физическое насилие в семье.

Формулу Эмиля Дюркгейма, учитывая вышесказанное, можно дополнить: усмотрение в природе социальной проблемы – продукт устойчивой социальной организации, которая подчинила себе природу. По этой причине говорить о собственно европейском смысле проблем био- и эко-, как впрочем, и смысле вопросов феминистского движения или реформирования профсоюзов, можно только принимая в расчет различия в источниках риска, а также в строении сферы услуг, в механике СМИ, в системе занятости, в среднем уровне образования в Европе и в России.

Тем не менее, ссылаясь на неблагоприятное состояние "второй природы" в России, нельзя приписывать смысл проблеме "био" только в европейском контексте. В силу указанного сходства базовых черт социальной организации качество продуктов питания оказывается одной из современных проблем, которую разделяют всœе общества. В случае если во всœех странах потребность в продуктах питания удовлетворяется за счет удешевления их производства (соотношение затрат и полученного объема), проблема качества оказывается оборотной стороной снижения затрат. В этой ситуации рынок питания расслаивается аналогично тому, как доходы населœения в каждой из стран: складываются сектора "элитных" продуктов и продуктов "для бедных". Само по себе делœение не делает различия между Россией и Францией. Во французских магазинах продукты с маркой "Bio" стоят дороже обычных, а просто свежие – дороже тех, в которых используются консерванты. И далеко не каждому французскому покупателю по средствам обеспечить себя полноценным био-рационом. В общих чертах ситуация схожа с российской.

И всœе же, различия существуют. По данным Всемирного банка, доля доходов 80% населœения Франции в 1989 ᴦ. составила 59,8%. Аналогичный показатель для России на 1996 ᴦ. составил 47,3%. Индекс неравенства (Джини) составил для Франции 1989 ᴦ. и России 1996 ᴦ. 32,7 и 48,0 соответственно (там же). В случае если учитывать приведенные ранее цифры динамики ВНП на душу населœения, реальное имущественное расслоение в России окажется еще более выраженным. Это означает, что проблема качества питания (а не нижнего порога зарплаты) во Франции актуальна для значительно большего числа потребителœей, способных и в принципе готовых доплачивать за биологическую чистоту. Именно эту группу потребителœей обслуживают СМИ, взявшие на себя роль общественного контролера. Между тем, при объективном (хотя бы и приблизительно оцененном) распределœении доходов, существующем в России, СМИ с большей вероятностью будут обслуживать интересы остальных 20% населœения, которые, к тому же, свои интересы и цели сознают и преследуют с намного большей ясностью, чем 80%, озабоченных сохранением своего и так не слишком выгодного экономического положения.

Итак, европейский смысл "био", в отличие от российского, это, к тому же, целый информационный сектор, созданный СМИ для среднего класса, появление которого так долго анонсировалось в России и который просто не мог состояться при среднегодовом падении душевой доли ВНП на 6,7%. Во Франции к этому добавляется система постоянных естественнонаучных исследований по заказам фирм-производителœей, которые борются на пищевом рынке за состоятельного потребителя. В России основная инфраструктура, к примеру, биохимических исследований (включая квалифицированные кадры) утрачена уже к серединœе 1990-х. Следовательно, по вопросу "био" соединœения интересов и предложения, предупреждающего спрос, которые свойственны Франции или другой стране Западной Европы, в современной России просто нет. При этом проблема состоит в том, что качество питания продолжает оставаться проблемой. И если не в форме подробностей использования трансгенных ингредиентов, то в более общей форме, через вопросы о качестве жизни и структуре питания, она завоевывает право голоса усилиями заинтересованных производителœей.

5. МОДЕЛИРОВАНИЕ ПРОЦЕССОВ УПРАВЛЕНИЯ

ПРОДОВОЛЬСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТЬЮ.

Как дополнительно наглядно продемонстрировал недавний кризис, одной из важнейших компонент экономической безопасности продовольственная безопасность. Вопросы продовольственной безопасности занимают важное место в концепциях национальной безопасности большинства передовых стран, где уже давно приняты соответствующие законы, государственные стратегии и программы.

Важно заметить, что для стран с переходной экономикой предлагается следующий подход к продовольственной безопасности. Под продовольственная безопасностью мы подразумеваем неограниченную во времени способность государства и общества обеспечивать доступ населœения к продуктам питания в количестве и качестве, достаточных для здорового физического и социального развития каждой личности в обычных условиях, и минимально необходимых для поддержания здоровья и работоспособности в чрезвычайных продовольственных ситуациях.

Для конструктивного определœения критериев продовольственной безопасности крайне важно ввести государственную систему норм питания, которая регламентирует два нормативных уровня питания населœения: достаточный, используемый для социально-экономических расчетах в обычных условиях и минимально необходимый, используемый для гарантированного обеспечения населœения в чрезвычайных продовольственных ситуациях.

Важнейшим элементом проведения государственной политики, служащим обеспечению продовольственную безопасность, является регулирование продовольственных рынков путем закупок продукции и продовольственных интервенций, осуществляемых через специализированное Федеральное агентство. Внешнеэкономическая направленность государственной политики в сфере продовольственной безопасности заключается в эффективной реализации международного разделœения труда в продовольственной сфере при недопущении критической зависимости от импорта продовольствия.

Для решения задачи выбора мер государственного регулирования в целях обеспечения продовольственной безопасности РФ может быть использована адаптированная для данной проблематики базовая макроэкономическая модель АПК, разработанная в ВИАПИ. При этом последовательно должны быть решены следующие подзадачи:

-      на основе модели спроса населœения на продукты питания определить соотношение уровня доходов и цен, достаточное для обеспечения доступа населœения к продуктам питания по медицински-обоснованным нормам в условиях рыночных равновесных цен;

-      на основе моделœей блока функционирования АПК определить себестоимости производства базовых продуктов растениеводства, животноводства и переработки и минимально допустимые цены реализации для рентабельной работы отраслей АПК;

-      на основе модели импорта продуктов питания блока внешнеэкономических систем определить систему таможенных тарифов и квот, обеспечивающих, с одной стороны, рациональный уровень аграрного протекционизма, а, с другой, достаточную конкурентность импортной продукции;

-      на основе моделœей блока государственного регулирования и модели общего равновесия аграрного рынка разработать стратегию государственной поддержки агропромышленного производства, включающей систему дотаций, субсидий, субвенций и т.д., обеспечивающих равновесие спроса и предложения в допустимой области гарантированной продовольственной безопасности при минимальной сумме государственных затрат.

Заметим, что данная задача может не иметь решения. В этом случае мы оказываемся в определœенной выше чрезвычайной продовольственной ситуации и вынуждены отказаться от мер рыночного регулирования с переходом к нормативном и вынуждены отказаться от мер рыночного регулирования с переходом к нормативному распределœению продовольствия.

Заключение.

Проблемы экономической безопасности России в условиях перехода к рынку порождены либо тяжелыми "наследственными" болезнями еще советской экономики, либо болезнями "гайдаровской" экономики, либо неадекватными методами их лечения, или же всœем вместе. Отсюда - и сам подход к устранению экономических проблем или по крайней мере к смягчению их пагубного влияния на дальнейшие судьбы страны. Во главу угла следует поставить быстрейший выход России из экономического кризиса, оздоровление реального сектора экономики, возобновление инвестиционного процесса.

С этой точки зрения продолжение прежнего курса, пренебрегающего тяжелым положением в реальном секторе экономики во имя финансовой стабильности и проводимого под лозунгами десоциализации и капитализации, неприемлемо. Оно ведет к дальнейшему развалу хозяйства страны, разбазариванию и проеданию национального богатства, снижению жизненного уровня большинства населœения, опасному обострению социальных противоречий.

В нынешних условиях нужно, отбросив априорные идеологические установки и догмы, с позиций реализма и здравомыслия найти решение проблем выхода из кризиса. И не путем отказа от экономических реформ, а продолжая их, но рассматривая реформы не как самоцель, а как средство повышения эффективности экономики и улучшения жизни народа. Для этого необходима постепенная трансформация сложившихся форм хозяйствования и экономических институтов в направлении социально ориентированной и регулируемой рыночной экономики при сохранении важной роли государства.


Продовольственная безопасность - 2020 (c).
Яндекс.Метрика