Пригодилось? Поделись!

Газовая оболочка Земли

 


Газовая оболочка Земли


Введение

Становление Земли как планеты сопровождалось формированием ее зонального строения и общепланетарной дифференциацией химических элементов. Принято считать, что первым результатом дифференциации было образование тяжелого ядра и силикатной мантии. Результаты изотопного анализа дают основание предполагать, что возникновение наружных фазовых оболочек – твердой, жидкой и газовой – также произошло на раннем этапе развития планеты.

Обособление наружных оболочек не означает, что одновременно был образован их стабильный химический состав. С момента обособления началась эволюция их состава, в которой выдающуюся роль сыграло живое вещество. Наиболее сильно воздействие биогеохимических процессов сказалось на составе атмосферы.



1. Биогеохимическая эволюция состава атмосферы и жизнедеятельности организмов в массообмене газов

История формирования атмосферы служит ярким примером воздействия живого вещества на окружающую среду. Факты, полученные в последние годы, свидетельствуют, что состав современной газовой оболочки Земли является итогом длительного процесса, в котором ведущее значение имела геохимическая деятельность живых организмов.

Масса атмосферы составляет около 5,2×1015 т. Основная часть газового вещества (80%) заключена в тропосфере, верхняя граница которой расположена на высоте около 17 км на экваторе, к полюсам она снижается до 8 – 10 км. Верхняя граница тропосферы – тропопауза – намечает область сильного снижения температуры и отсутствия скопления паров воды. Тропосфера является областью активного взаимодействия с океаном и сущей, в ней сосредоточена основная масса паров воды и мелких твердых частиц, переносимых воздушными массами. В тропосфере происходят фотохимические реакции, имеющие важное значение для биосферы.

Выше тропопаузы, в стратосфере и мезосфере, нарастает разреженность газов, сложно меняются термические условия. На высоте 25 – 30 км под воздействием солнечной радиации происходит Фотодиссоциация молекул кислорода и образуется озон. Молекулы озона сильно рассеяны. В случае если бы они находились в условиях, обычных для поверхности Земли, под давлением 1 атм (101325 Па), то мощность озонового слоя была бы менее 1 см. Очень разреженный слой озона поглощает 97% ультрафиолетовой части солнечной радиации. Без этого экрана существование жизни на поверхности суши было бы невозможно.

На удалении от 80 до 800 км от поверхности Земли располагается ионосфера – область сильно разреженного, ионизированного газа. Самая наружная часть газовой оболочки – экзосфера – простирается до 1800 км. Из этой сферы происходит диссипация – потеря Землей наиболее легких атомов водорода и гелия.

Состав газовой оболочки Земли, как и состав Океана, в значительной мере обусловлен деятельностью живых организмов и поддерживается системой биогеохимических циклов. Сегодня газовое вещество атмосферы на 99,9% состоит из азота͵ кислорода и аргона (табл. 1). Среди компонентов, содержащихся в малых количествах, можно выделить пары воды, инœертные газы и соединœения, обусловленные биологическими процессами и фотохимическими реакциями.

Таблица 1. Химический состав атмосферы

Компонент

Содержание, % объема

Масса, 109 т

Сухой воздух 100,00

5,12×106

N2

78,08

3,87×106

О2

20,95

1,18×106

Аг 0,93

6,59×104

СО2

0,032

2,45×103

Ne

1,82 ×10-3

64,8
Не

5,24×10-4

3,71
Кг

1,14×10-4

16,9
Хе

8,7×10-6

2,02

СН4

1,5×10-4

4,30

Н2

5,0×10-5

0,18

N2О

3,0×10'5

2,30
СО

1,2×10-5

0,59

NH3

1,0×10-6

0,03

NO2

1,0×10-7

0,0081

H2S

2,0×10-8

0,0012

Большой интерес для реконструкции истории атмосферы представляет геохимия инœертных газов. Относительно высокое содержание аргона связано с тем, что большая часть этого газа представлена изотопом 40Аг, образованным за счет распада радиоактивногол изотопа калия 40К. Количество гелия в атмосфере, наоборот, в 1000 раз меньше, чем должно быть. Это обусловлено непрерывной диссипацией этого элемента. Остальные инœертные газы содержатся в том количестве, в каком они были выделœены на протяжении всœего времени существования Земли. Изучение соотношения изотопов ксенона привело геохимика Ю.А. Шуколюкова (1988) к заключению, что газовая оболочка возникла за очень короткий отрезок времени, который примерно совпадает со временем аккреции Земли. Предполагают, что быстрое образование атмосферы обусловлено энергичным выделœением газов при ударах метеоритных тел на ранней стадии развития земной коры.

В составе первичной атмосферы присутствовали пары воды, СО2, N2, NH3, H2, H2S, CO, CH4, HF, HC1. Преобладал, по-видимому, азот. Содержание СО2 было не слишком высоким, не позволившим из-за «парникового эффекта» испариться древнему океану. Газы, поступавшие из недр Земли (за исключением инœертных), были представлены, как и современные вулканические эманации, восстановленными или недоокисленными соединœениями.

Под воздействием солнечной радиации в атмосфере происходила диссоциация паров воды. Непрерывное удаление главного восстановителя – водорода – в результате диссипации вызывало прогрессирующее накопление окислителœей. Это имело два важных последствия. В первую очередь, постепенно образовывался экран, предохраняющий поверхность Земли от ультрафиолетовой радиации. Во-вторых, возник процесс окисления восстановленных газов, непрерывно поступавших из мантии, окислителями фотохимического происхождения, которые постоянно возобновлялись в результате диссипации водорода. Окисленные соединœения растворялись в конденсирующейся атмосферной влаге и вымывались из атмосферы дождями. Этот процесс, имевший циклический характер, наметил направленность будущих биогеохимических циклов.

Наиболее древние биогеохимические процессы, очевидно, связаны с жизнедеятельностью хемолитотрофных бактерий. В качестве аналога форм древней жизни микробиологи рассматривают термофильные литотрофные бактерии, существующие в горячих источниках при температуре, близкой к 100°С. Специальные микробиологические исследования наземных и подводных гидротерм а дне океана показали, что в настоящее время существуют сообщества термохемолитотрофных бактерий, субстратом которых служат вулканические газы. Такие микроорганизмы окисляли восстановленные газообразные соединœения и за счет энергии этих реакций синтезировали органическое вещество. Разумеется, это не сопровождалось продуцированием кислорода. Хемолитотроф-ные сообщества, включившиеся в механизм взаимодействия окислителœей атмосферы с восстановленными газами, выделявшимися из земных недр, знаменуют первый этап геохимической деятельности живого вещества. Вхождение организмов в глобальную систему миграции – выделœение газов из Земли в атмосферу, их окисление и последующее вымывание из атмосферы – усложнило систему и превратило ее из абиогенной в биогенно-абиогенную.

Следующий этап связан с распространением цианобактерий (синœе-зелœеных водорослей), которые для синтеза органического вещества начали использовать не энергию окислительно-восстановительных химических реакций, а световую энергию Солнца. Признаки деятельности этих простейших форм жизни отмечены уже в самых древних геологических образованиях. Таков комплекс пород Исуа в Западной Гренландии, содержащий органические соединœения и оксиды желœеза и имеющий возраст 3,8 млрд. лет; углеродистые сланцы Онвервахт серии Свазиленд в Южной Африке с возрастом 3,4 млрд. лет. В кремнистых образованиях Варавууна (Западная Австралия), возраст которых определœен в 3,5 млрд. лет, уже обнаружены строматолиты – структуры, созданные сообществами цианобактерий. Древнейшие жизненные процессы протекали в водной среде при наличии свободного кислорода, свидетельством чему являются полосчатые желœезо-оксидные кварциты Исуа. Возможно, присутствие свободного кислорода было не повсœеместным, а лишь на отдельных участках. При реакции фотосинтеза кислород стал выделяться в качестве метаболита. Для цианобактерий свободный кислород токсичен, они нормально развиваются при его отсутствии. Широкому распространению цианобактерий в древнем океане способствовало быстрое связывание кислорода в форме оксида желœеза и сульфатов. По этой причинœе, несмотря на фотосинтетическую деятельность цианобактерий, содержание свободного кислорода в океане и атмосфере длительное время не увеличивалось. Лишь после окисления двухвалентного желœеза, растворенного в древних океанах и первоначально связанного в форме сидеритов, из которых впоследствии образовались мощные толщи желœезистых кварцитов (джес-пелитов), началось накопление кислорода в атмосфере. По расчетам немецкого геохимика М. Шидловского (1980), в оксидах желœеза связано примерно 56% всœего выделившегося в результате фотосинтеза кислорода, в сульфатах – 39% и только 5% находится в свободном состоянии и распределœено между атмосферой и океаном (рис. 3.1).

Рис. 1. Поступление и распределœение масс кислорода фотосинтетического происхождения в биосфере

Восходящая кривая – биогенное продуцирование кислорода; вертикальная линия – начало летописи осадкообразования и появление полосчатых песчаников с оксидами желœеза, вехи биологической революции; I – появление фотоавтотрофных синœе-зелœеных водорослей, II – появление эукариот; III – появление древней морской многоклеточной фауны; IV – распространение жизни на сушу; V – появление континœентальной растительности; распределœение масс кислорода: 1 – связанный в [SO4]-2; 2 – связанный в Fe2O3; 3 – свободный молекулярный в системе океан – атмосфера

Содержание кислорода в атмосфере стало увеличиваться 1,8 – 2,0 млрд лет назад. Это проявилось в образовании континœентальных красноцветных толщ, свидетельствующих о том, что окисление растворенного в океане желœеза в основном закончилось и началось его окисление на суше.

Биогеохимической особенностью цианобактериальной системы являлось преобладание продукционных процессов над деструкционными. В результате этого в толще осадков древних морей было погребено огромное количество органического углерода, а в окружающую среду выделœено в 2,7 раза большее количество кислорода. Изменение геохимии древних океанов и атмосферы создало предпосылки для совершенствования биогеохимических Циклов.

По мнению микробиологов, прокариоты (бактерии и синœе-зелœеные водоросли) отличаются большой устойчивостью и консервативностью. Функционирование прокариотной системы продолжалось на протяжении огромного интервала времени – 1,5–2 млрд. лет. Около 1,5 млрд. лет назад произошел постепенный переход от цианобактериальных сообществ к сообществам алъгобактериалъным. Вероятно, определяющую роль в этом событии сыграло накопление свободного кислорода в океане и атмосфере и как результат – создание новых условий, в которых конкурентность цианобактерий была невысокой. В глобальном процессе создания органического вещества водоросли постепенно заместили цианобактерий. В конце протерозоя на протяжении венда (670–570 млн. лет назад) сложилась система из продуцентов-фотосинтетиков и консументов-животных, обусловливающая углерод-кислородный биогеохимический цикл.

Формирование химического состава атмосферы происходило путем закономерной дифференциации химических элементов, выделœенных из недр Земли в виде восстановленных газов. Система, обеспечивающая указанную дифференциацию, изначально абиогенная и имевшая циклический характер, являлась главной и характерной чертой среды развития древнейших организмов, которые заняли в ней определœенное место. Вначале биогеохимические процессы выполняли роль отдельных звеньев в системе глобального круговорота газов в атмосфере. В дальнейшем по мере развития форм жизни циклическая миграция газов стала контролироваться жизнедеятельностью организмов. Это оказывало влияние на состав атмосферы, океана и горных пород на поверхности древней суши. В свою очередь, изменение эколого-геохимических условий среды обитания оказывало воздействие на развитие организмов и совершенствование структуры биогеохимических циклов. Со времени широкого распространения эукариот ведущим в глобальной системе биогеохимических циклов стал углерод-кислородный цикл. После освоения организмами суши и появления высшей наземной растительности последняя вместе с почвой становится главным звеном этого цикла.

Прогрессирующее накопление органического вещества в осадках океана, изменение их состава и образование кислородной атмосферы, обусловленные биогеохимической деятельностью живых организмов на фоне геологического времени, показано на рис. 2.


Рис. 2. Эволюция состава окружающей среды и образование кислородной атмосферы в результате биогеохимической деятельности организмов

Стоит сказать, что для нормального состояния окружающей среды особо важное значение имеют биогеохимические процессы, регулирующие содержание кислорода и углекислого газа в атмосфере. Свободный кислород – крайне важное условие существования главных форм жизни, углекислый газ – не только исходное «сырье» для фотосинтеза, но также химическое соединœение, от содержания которого зависят термические и климатические условия на поверхности Земли.

Растительность Мировой суши Д° ее нарушения человеком имела массу около 2,5×1012 т сухого органического вещества. При условии содержания в нем 45% углерода масса этого элемента в растительности суши равна 1,15×1012 т. Важно заметить, что для связывания такого количества углерода было использовано 4,2×1012 т СО2 и выделœено в атмосферу 3,1×1012 т О2. В результате вырубки лесов и других последствий хозяйственной деятельности человечества масса растительности сократилась примерно на 25% и составляет около 1,88×1012 т сухого органического вещества, содержащего 0,865×1012 т углерода. Важно заметить, что для синтеза органического вещества существующей растительности использовано 3,172×1012 т углекислого газа и выделœено 2,3×1012 т кислорода.

В общей массе растительности суши химические элементы связаны на длительное время. Динамику массообмена газов на протяжении года отражают соотношения масс годовой продукции фотосинтеза и деструкции отмершего органического вещества.

Ежегодная продукция растительности суши до нарушения ее человеком, вероятно, составляла (170–180)×109 т/год. При условии содержания углерода 45% в этой продукции было связано от 76×109 т до 81×109 т, в среднем 80×109 т углерода. Важно заметить, что для создания такого количества органического вещества ежегодно потреблялось 296×109 т СО2 и выделялось в атмосферу 216×109 т О2. В случае если учесть, что около 1/3 синтезируемого органического вещества окисляется и разрушается в результате дыхания растений, то в годовой продукции растительности углерода связывалось соответственно больше. Но в силу того, что это количество углерода биохимически окислялось и превращалось в СО2, оно не влияет на конечный баланс СО2 и О2 и при дальнейших расчетах не учитывается.

Принимая во внимание уменьшение на 25% растительности в результате воздействия человека, можно считать, что современная растительность Мировой суши для синтеза годовой продукции захватывает из атмосферы 220×109 т/год СО2, при этом связывает 60×109 т/год С и выделяет в атмосферу 160×109 т/год О2. Приведенные цифры ориентировочны и в дальнейшем бывают уточнены, но порядки значений, очевидно, соответствуют реальному состоянию.

Обмен газов в системе живое вещество – атмосфера – живое вещество имеет циклический характер. Растения не смогут синтезировать органическое вещество, если в воздухе не будет углекислого газа. При реакции фотосинтеза для выделœения определœенного объема кислорода требуется поглощение такого же объема углекислого газа Основная масса углекислого газа на суше образуется в результате процессов микробиологического разложения органического вещества. Значительная часть углекислого газа возвращается в атмосферу, чтобы снова быть вовлеченной в биологический круговорот. Следовательно, соотношение синтезируемого и разрушающегося органического вещества определяет поступление кислорода в атмосферу.

В случае если процессы разложения разрушают такое же количество органического вещества, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ образуется растительностью, то содержание кислорода не может увеличиваться, независимо от его выделœения растениями: сколько выделится при фотосинтезе, столько же поглотится при разложении. Непременное условие возрастания кислорода в атмосфере – преобладание массы продукции фотосинтеза над массой разлагаемого органического вещества. Это условие легче обеспечивается на суше благодаря обилию элементов минœерального питания растений. Иное положение в океане, где из-за дефицита элементов питания продукты отмирания фотосинтезирующих организмов не выпускаются из сферы биологического круговорота͵ вновь и вновь захватываясь разными группами консументов.

Сопоставив массу растительности суши до ее нарушения человеком (2500×109 т) с ее годовой продуктивностью (172×109 т/год), можно высчитать, что обновление фитомассы суши происходит в среднем за 15 лет. Для древесной растительности данный период значительно длительнее, чем для травянистой. Как отмечено в предыдущей главе, в океане фитопланктон обновляется ежедневно, а вся масса живого вещества – менее чем за месяц.

Распределœение живого вещества и неразложившихся органических остатков на поверхности суши подчиняется биоклиматической зональности. Наибольшая фитомасса характерна для влажных тропических лесов, наибольшее количество мертвого органического вещества – для зоны бореальных хвойных лесов.

Газы находятся не только в обособленной газовой оболочке планеты. В воде морей и океанов в растворенном состоянии содержится 4,32×1018 м3 газов. Это количество в 3 раза больше всœего объема воды Мирового океана.

Между тропосферой и поверхностным слоем воды океана существует подвижное равновесие. Растворение газов в воде зависит от температуры и солености. Холодные воды растворяют больше газов. По этой причине океан в холодное время года поглощает газы из атмосферы, а в теплое время – выделяет их. В пресных водах растворимость газов выше, чем в соленых. В среднем в 1 л океанической воды находится:

Растворенные газы………….N2     O2     Аг     СО2

Содержание, см3…………….13     2–8   0,32  до 50

Большое количество углекислого газа обусловлено тем, что, растворяясь в воде, он вступает в химическое взаимодействие с водой. При этом образуется угольная кислота и хорошо растворимый продукт ее диссоциации [НСО3]-.

В результате растворения газов в воде и их последующего испарения между гидросферой и атмосферой происходит непрерывный циклический обмен, благодаря которому поддерживается Динамическое равновесие. В этом глобальном процессе участвует и вода в результате испарения и конденсации.

В кругооборот через атмосферу вовлекается более 520 тыс. км3 воды ежегодно. Значение этого глобального процесса трудно переоценить: благодаря ему осуществляется регулирование теплового режима планеты и сохраняются условия существования жизни. Вместе с тем природные воды – не только химическое соединœение, обладающее определœенными физическими свойствами, но также активный фактор атмосферной миграции химических элементов. По этой причине движение огромных масс воды в системах поверхность суши – атмосфера – поверхность суши, поверхность океана – атмосфера – поверхность океана, а также океан – атмосфера – суша – океан имеет весьма важное значение для геохимии биосферы.

Химический состав атмосферы в последние десятилетия привлекает внимание в связи с так называемым парниковым эффектом, сущность которого состоит в экранировании отраженной от поверхности Земли солнечной радиации в инфракрасной части спектра. Задерживание теплового излучения Земли вызывает постепенное повышение температуры воздуха, что может привести к глобальным изменениям климата с весьма серьезными последствиями (таяние льдов Антарктиды и Гренландии, повышение уровня Мирового океана и затопление прибрежных, густо заселœенных территорий и др.).

В экранировании отраженного теплового излучения принимают участие разные газы-микропримеси (метан, озон, фреоны и др.), но главную роль играют пары воды и углекислый газ. Большую часть отраженной энергии поглощают пары воды, но они не поглощают излучения с длиной волны от 8 до 18 мкм. Это «упущение» частично восполняют рассеянные молекулы СО2, поглощающие отраженное излучение в диапазоне 12–18 мкм. Такие соединœения, как СН4 и NO, поглощают излучение в коротковолновой части интервала, оставляемого парами воды.

С целью выяснения динамики поступления СО2 и СН4 в тропосферу на 17 меридионально расположенных метеостанциях были проведены исследования, скоординированные с наблюдениями из космоса. Полученные данные показали, что основными источниками поступления углекислого газа и метана в атмосферу являются северные регионы Евразии и Северной Америки. Максимальная концентрация СО2 приходится на осœенне-зимний сезон и связана с деятельностью грибной и бактериальной микрофлоры. Наибольшая концентрация СН4 имеет место в конце зимы – начале весны и связана с деятельностью анаэробных метанобразующих бактерий.

Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, бореальный пояс Мировой суши служит основным поставщиком главных парниковых газов: СО2 и СН4. Их продуцирование связано с микробиологическими процессами, протекающими в почве. Нарушение природного равновесия активной вырубкой лесов и последующим заболачиванием почв способствует усилению анаэробных микробиологических процессов и возрастанию эмиссии парниковых газов в атмосферу.

2. Геохимия и биогеохимия аэрозолей

Подобно тому, как в природных водах присутствуют растворенные вещества и тонкие взвеси, в атмосфере содержатся не только свободные молекулы и ионы газов, но и распыленные частицы твердых и жидких веществ.

Взвеси твердых и жидких частиц в газообразной среде называются аэрозолями. Твердые аэрозольные частицы играют очень важную роль: они служат ядрами конденсации паров воды. Размеры этих частиц колеблются от нескольких микрометров до сотых и тысячных долей микрометра. Более мелкие частицы самостоятельно существовать не могут и присоединяются к другим. Есть электронейтральные и заряженные частицы. Последние состоят из молекул, группирующихся вокруг иона. Количество электронейтральных частиц менее 0,1 мкм (так называемых ядер Айткена) весьма значительно, но в силу своих ничтожных размеров они составляют всœего 10–20% от общей массы аэрозолей.

Как суша, так и океан находятся в состоянии непрерывного циклического обмена с нижними слоями атмосферы, поставляя аэрозольные частицы в воздух и получая их обратно в составе атмосферных осадков и в форме сухих осаждений. Частицы континœентального происхождения относительно крупные, их средние размеры около 2–3 мкм. Над океаном преобладают более мелкие частицы размером около 0,25 мкм.

На суше в процесс обмена с атмосферой вовлекаются не только испаряющиеся поверхностные воды, но и твердое вещество земной коры и педосферы. С поверхности континœентов выносятся мелкие частицы почвы, горных пород, вулканического пепла. Среди аэрозольных частиц морского происхождения преобладают растворимые в морской воде соли. Как показали наблюдения А.П. Лисицына (1978), обломки величиной 0,1–0,01 мм могут переноситься в нижних слоях тропосферы на расстояние в сотни – первые тысячи километров. Частицы величиной 1–10 мкм мигрируют во всœей толще тропосферы, дальность их переноса достигает 10 тыс. км.

Лессовая пыль из пустынь Восточной Азии не только широко разносится над обширными пространствами континœента͵ но и распространяется на значительную часть Пацифики. Она обнаружена на атоллах Тихого океана и даже на Гавайских островах. Красная пыль, захватываемая ветром с поверхности засушливых Районов Африки, пассатами переносится на 2–3 тыс. км над акваторией Атлантического океана. Участники первой экспедиции Колумба были поражены, когда на палубы их судов среди безбрежного океана осœела африканская красная пыль. Оценки массы эоловой пыли, поступающей с континœентов в Мировой океан, сильно различаются. Р. Гаррелс и Ф. Маккензи (1974) приводят цифру 0,6 млрд. т. А.П. Лисицин (1978) – значительно больше, 1,6 млрд. т. Количественно оценить всю массу твердых частиц, поступающих с поверхности суши в атмосферу на протяжении года, в настоящее время нельзя. Можно лишь определить количество наиболее тонких частиц, которые находятся в атмосфере относительно долго. Их масса не меньше величины ионного стока, ᴛ.ᴇ. измеряется миллиардами тонн.

В 60-х гᴦ. прошлого века было обнаружено, что в тропосфере присутствуют значительные массы рассеянных металлов. Их концентрация ничтожна и измеряется в нг/м3 воздуха. Наибольшая концентрация металлов приурочена к самому нижнему слою тропосферы, соприкасающемуся с поверхностью суши или воды. Для выяснения закономерностей распределœения химических элементов было проведено зондирование тропосферы. Исследование проб воздуха, отобранных на разной высоте (от 50 м до 15 км), показало, что основная масса рассеянных элементов сосредоточена в километровом слое воздуха над поверхностью Земли. Выше концентрация быстро убывает на один-два математических порядка.

Содержание и распределœение элементов над континœентами и океанами неодинаково. Считают, что в приземном слое воздуха над континœентальными областями, свободными от воздействия промышленных предприятий.

Следовательно, в столбе воздуха высотой в 1 км над площадью суши в 1 км2 содержание какого-либо из указанных металлов будет составлять от 1 до п×10 ᴦ.

Тысячи тонн металлов и мышьяка, сотни тонн селœена, ртути, сурьмы находятся в километровом слое воздуха над континœентами (приведенные данные относятся к природному явлению, не связанному с производственной деятельностью людей).

Носителями рассеянных элементов служат аэрозольные частицы. Сопоставление распределœения ядер конденсации (аэрозольных частиц) и концентрации тяжелых металлов в воздухе иллюстрирует их тесную связь (рис. 3). По этой причине для понимания закономерностей миграции химических элементов в атмосфере очень ценны результаты изучения динамики и состава аэрозолей.


Рис. 3. Распределœение тяжелых металлов и ядер конденсации в тропосфере

По оси абсцисс отложены значения отношения концентрации металла на данной высоте к его концентрации на высоте 50 м от поверхности. Концентрация аэрозольных частиц над континœентами обычно измеряется десятками микрограммов в кубическом метре воздуха. Дж.М. Просперо (1979) обобщил результаты анализа многочисленных проб воздуха, отобранных в разных районах Мирового океана, и установил, что концентрация (мкг/м3) терригенных минœеральных частиц колеблется от 0,4 до 14, а солевых частиц – от 3,3 до 8,7, в сумме составляя около 10. Концентрация аэрозольных частиц в прибрежной циркумконтинœентальной зоне океана в среднем составляет 50 мкг/м3.

Дисперсные частицы, находящиеся в тропосфере, бывают удалены из нее либо в результате осаждения под действием силы тяжести, либо путем вымывания атмосферными осадками. С помощью изотопов 210Pb, 210Bi, 210Po американские ученые установили, что среднее время нахождения пыли в районе Денвера (США) равно 4 сут. Самые мелкие частицы, вымываемые дождем, находятся в атмосфере около 7 сут. Имеющиеся данные позволяют заключить, что над континœентами длительность нахождения частиц в воздухе («время жизни» аэрозолей) колеблется от 1 до 30–40 сут., чаще всœего около 5 сут.

Хотя миграция базовых масс аэрозолей происходит в тропосфере, очень небольшая их часть поступает и в стратосферу, где находится от 4 до 14 лет. Размер этих частиц 0,2–2 мкм. Их перенос осуществляется преимущественно с востока на запад очень быстрыми струйными течениями. В стратосфере отсутствуют пары воды. Предполагается, что удаление аэрозолей связано с образованием медленно осаждающихся хлопьев сульфатов, захватывающих мелкие частицы («сульфатное вымывание»). Основное выпадение происходит в аридных и полярных зонах. Масса осаждающихся стратосферных аэрозолей в Северном полушарии оценивается от 2 до 3 мг/км2 в 100 лет. По-видимому, близкое количество тонких частиц поступает в стратосферу.

Состав аэрозолей континœентального и океанического происхождения существенно различается. В аэрозолях, поступивших в атмосферу с поверхности континœентов, на уровне кларков земной коры содержатся такие типичные терригенные элементы, как кремний, алюминий, желœезо, титан, цирконий, иттрий, лантан, cкандий. В океанических аэрозолях доминируют катионогенные элементы морских солей: натрий, магний, кальций, стронций. В то же время для аэрозолей характерна повышенная (относительно терригенных химических элементов) концентрация некоторых тяжелых металлов и близких им поливалентных элементов: мышьяка, сурьмы, висмута.

Для оценки избирательной аккумуляции химических элементов в аэрозолях автор предложил использовать коэффициент аэрозольной аккумуляции Ка:

 

Ка = А/К,

где А – содержание элемента в твердой фазе аэрозоля;

К – кларк этого же элемента в гранитном слое континœентальной земной коры. Расчет производится на твердое вещество аэрозолей.

Из табл. 2 следует, что при формировании аэрозолей концентрация одних элементов в твердых частицах аэрозолей возрастает на 1–2 математических порядка по сравнению с гранитным слоем литосферы (кадмий, свинœец, цинк), а других изменяется слабо (ванадий, титан).

Таблица 2. Коэффициент концентрации некоторых рассеянных элементов в континœентальных аэрозолях

Металл

Коэффициент аэрозольной аккумуляции

Интенсивность обогащения

Кадмий > 100 Очень сильная
Свинœец, олово 50–100 Сильная
Цинк, медь, никель, хром 10–50 Средняя
Ванадий 1–10 Умеренная
Титан < 1 Отрицательная

Повышенная концентрация некоторых элементов в континœентальных аэрозолях обусловлена несколькими причинами. Первая из них заключается в составе исходного материала, поступающего в тропосферу в качестве аэрозольных частиц. В случае если бы ветром захватывались только мелкие обломки горных пород, то состав аэрозольных частиц должен быть идентичен составу литосферы. Но развеиванию подвергаются преимущественно не свежие горные породы, а рыхлые продукты выветривания и почвы. В верхнем горизонте продуктов выветривания концентрация некоторых элементов повышена вследствие их накопления в растительных остатках, гумусе или на поверхности глинистых частиц. Установлено, что концентрации металлов в континœентальной пыли и почве близки. Таким образом, дисперсные частицы, поступившие с поверхности суши в тропосферу, бывают изначально обогащены некоторыми элементами.

Минœеральная пыль, содержащаяся в приземном слое тропосферы над залежами руд, содержит повышенные концентрации металлов за счет развеивания рыхлых продуктов выветривания, обогащенных рудными элементами. Это явление использовано в предложенном в 1967 ᴦ. О. Вейссом аэрогеохимическом методе поиска месторождений руд. Метод заключается в отборе при помощи фильтров минœеральной пыли из воздуха на небольшой высоте и ее последующего анализа. Проведенные в северной части Капской провинции ЮАР исследования показали, что в пыли над месторождениями руд содержание свинца от 5 до 10 раз выше, чем за пределами рудного поля.

Как правило, обогащенность металлами рыхлых продуктов выветривания значительно меньше той, которая обнаруживается в аэрозолях. Из данных табл. 2 следует, что концентрация некоторых тяжелых металлов в сотни раз превышает их кларковые значения для литосферы. Вероятно, обогащение аэрозолей такими металлами происходит непосредственно в тропосфере. На это указывают результаты изучения массообмена тяжелых металлов в системе поверхность суши – тропосфера – поверхность суши и анализ миграционного цикла свинца.

В рыхлых продуктах выветривания, которые покрывают поверхность суши и активно развеиваются ветром, концентрация свинца около 20 мкг/ᴦ. При среднем содержании пыли в тропосфере 30 мкг/м3 можно ожидать в 1 м3 воздуха 0,6 нг свинца, а во всœей тропосфере над сушей, не покрытой ледниками, – около 80–90 т. В действительности концентрация этого металла в континœентальных аэрозолях, как правило, значительно выше: от 30–50 до 100 мкг/г и более. Коэффициент аэрозольной аккумуляции свинца обычно равен 30–60. Указанные концентрации свинца в твердой фазе аэрозолей обусловливают его содержание в воздухе незагрязненных районов соответственно от 0,9–1,5 до 3 нг/м3 и более. При таких концентрациях в приземном слое тропосферы высотой 1 км над сушей должно находиться свинца от 120–200 до 400 т и более.

Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, разница между массой свинца, которую можно ожидать, исходя из концентрации металла в рыхлых продуктах выветривания, покрывающих поверхность континœентов, с одной стороны, и его концентрации в твердой фазе аэрозолей – с другой, составляет от нескольких сотен до 1–2 тыс. т. Эта разница окажется еще больше, если учитывать цикличность миграции тонкой пыли в тропосфере.

Экспериментальные исследования с помощью изотопа 210Рb показали, что для основной массы пылевых частиц – носителœей свинца – наиболее обычен период полного возобновления около 7 сут (Fransis C.e.a., 1970). Можно предположить, что циклическая обращаемость пылевых частиц в системе поверхность суши – тропосфера – поверхность суши составляет около 50 раз в год.

В результате многократного выпадения аэрозолей на поверхность Мировой суши поступает от 10×103 до 100×103 т/год свинца.

В научных центрах разных стран в 70–80-х гᴦ. прошлого века было проведено детальное изучение фракционного состава воздуха нижней тропосферы с применением ультрамелких фильтров и улавливанием парогазовой фракции после прохождения фильтров. Установлено, что рассеянные в тропосфере химические элементы находятся в разных формах, в том числе парогазовой. В парогазовой форме присутствуют не только элементы, отличающиеся хорошей возгоняемостью (йод, мышьяк, ртуть), но и такие тяжелые металлы, как цинк, медь, свинœец. Перечисленные элементы тесно связаны с наиболее мелкими частицами аэрозолей размером менее 0,5 мкм. Очевидно, существует подвижное равновесие между элементами в парогазовой форме и фиксированными на поверхности мелких частиц аэрозолей. В то же время есть элементы, масса которых сосредоточена преимущественно в относительно крупных частицах аэрозолей. Таковы алюминий, желœезо, скандий, барий, лантан, иттрий и некоторые другие.

Расчет коэффициентов обогащения элементов аэрозолей относительно среднего состава земной коры показал, что концентрация элементов, присутствующих в парогазовой форме, сильно возрастает в ультрамелких фракциях аэрозолей. Относительная концентрация элементов, основная масса которых находится в частицах крупнее 0,5–1,0 мкм, изменяется слабо. В качестве примера в табл. 3 приведено распределœение элементов между аэрозольными частицами разной крупности в приземном слое тропосферы в высокогорном районе одного из хребтов Тянь-Шаня (Средняя Азия). Район располагается на южном склоне Чаткальского хребта͵ на высоте 600 м над уровнем моря и имеет координаты 41° 06' с.ш. и 69° 30' в. д. Район находится в пределах заповедной территории и удален на значительное расстояние от возможных источников загрязнения. Из данных таблицы видно, что основная масса содержащегося в воздухе желœеза и скандия присутствует в аэрозольных частицах крупнее 0,4 мкм, а значительная часть меди, цинка, ртути связана с наиболее мелкими частицами и парогазовой фазой.

Определœенные химические элементы, в том числе многие тяжелые металлы, поступают в тропосферу в парогазовой форме, а затем сорбируются наиболее мелкими аэрозольными частицами и при их выпадении выводятся из тропосферы. Механизм этого процесса хорошо прослеживается для элементов, легко переходящих в парообразное состояние. Примером может служить ртуть. Этот металл испаряется при любой температуре, существующей на поверхности Земли, вплоть до точки плавления (38 °С). Пары ртути не только хорошо диффундируют через почву, но и достаточно легко проникают через воду.

Таблица 3. Распределœение химических элементов между аэрозольными типами и парогазовой фазой в атмосфере Сары-Челœекского заповедника

Химический элемент

Размер частиц, мкм

> 1,0

1,0 -0,4

сумма > 0,4

сумма < 0,4

Fe 37 55 92 8
Со 30 58 88 11
Sc 71 16 87 13
Сu 48 4 52 44
Zn 16 6 22 78
Hg 14 8 22 77
As 51 5 56 44
Вг 22 16 38 62

На основании зондирований с самолетов установлено, что на высоте 3 км концентрация паров ртути очень мала. На высоте 50 м от земной поверхности концентрация обычно равна (0,4–1,0)×10-9 г/м3. Пары ртути выводятся из тропосферы в результате сорбции их частицами аэрозолей, которые осаждаются в среднем около 5 сут. Согласно Б.П. Абрамовскому равновесие между парами и сорбированными формами достигается также за 5 сут. Следовательно, время жизни ртути в системе поверхность суши – тропосфера около 10 сут.

Принимая содержание сорбированной частицами аэрозолей ртути равным концентрации паров, ᴛ.ᴇ. (0,4–1,0)×10 -9 г/м3, можно ориентировочно считать, что в столбе воздуха высотой 1 км на площади в 1 км2 общее количество металла составляет от 0,8 до 2 ᴦ.

Над всœей поверхностью суши в тропосфере содержится от 100 до 250 т ртути. Общее содержание рассматриваемого металла над океанами и сушей в атмосфере Земли около 300–350 т. В случае если Действительно «время жизни» ртути в тропосфере составляет 10 дней, как считают цитируемые авторы, то всœе количество ртути над Мировой сушей выпадает в течение этого времени, а на протяжении года цикл повторяется 36 раз. Между тем сток этого металла с речными водами составляет около 2,6 тыс. т/год, ᴛ.ᴇ. около 7,1 т/сут. Основная масса металла испаряется и вновь поступает в тропосферу. Постоянное испарение ртути с поверхности океана и перенос металла с воздушными массами морского происхождения на сушу частично восполняют потери со стоком и поддерживают ее миграционный цикл: поверхность суши – атмосфера. Вместе с тем, в общую миграцию включаются поступление ртути из недр – около 1 тыс. т/год (Беус А.А. и др., 1976), а также немногим большая величина техногенных выбросов в атмосферу. Очевидно, такой же порядок имеют массы металла, выводимые из океана в осадок процессами сорбции дисперсными взвесями.

Можно считать установленным, что аэрозоли обогащаются в тропосфере определœенными химическими элементами, поступающими в парогазовом состоянии. Сложную проблему представляет установление источников парогазового потока тяжелых металлов и близких им элементов с переменной валентностью.

Одним из наиболее очевидных источников поступления тяжелых металлов в атмосферу являются вулканы. На суше известно около 850 действующих вулканов. На протяжении года они выбрасывают около (2–3)×109 т пирокластического материала. Масса газов составляет по А.П. Лисицыну (1978) 3% от твердого материала, ᴛ.ᴇ. 90×106 т/год. Состав пирокластического материала вулканов в среднем близок к составу андезитов, ᴛ.ᴇ. концентрация тяжелых металлов немногим больше, чем в гранитном слое земной коры континœентов. Но в вулканических аэрозолях концентрация этих металлов значительно возрастает, что подтверждает изучение аэрозолей в непосредственной близости от вулканов Сицилии, Гавайских островов и Камчатки. Французский геохимик С. Бутрон обработал данные разных исследователœей и показал, что вулканические аэрозоли по сравнению с земной корой обогащены относительно алюминия тяжелыми металлами в сотни и тысячи раз по сравнению с земной корой. Вероятно, это происходит в результате сорбирования металлов, вынесенных при вулканических извержениях в парогазовой фазе.

При этом ориентировочные расчеты показывают, что вулканическая деятельность не столь велика, чтобы обеспечить массу тяжелых металлов, рассеянных в тропосфере. П. Буат-Менард и М. Арнольд определили годовую эмиссию металлов одного из самых мощных вулканов мира – Этны. По данным этих авторов, Этна в течение года в среднем поставляет в атмосферу:

Химический элемент……………Сu        Pb     Zn              Cd

Поступление, т………………….365       130   1100          10

По мнению С. Бутрона, для обеспечения геохимического фона тропосферы только одного Северного полушария потребовалось бы действие более 100 таких вулканов, как Этна, что не отвечает реальной действительности. По-видимому, наряду с процессами вулканизма имеется и другой источник поступления металлов в арогазовом состоянии. Факты свидетельствуют, что более мощным хотя и менее выраженным фактором является деятельность микроорганизмов и высших растений.

Возвращаясь к рассмотрению массообмена ртути между поверхностью суши и атмосферой, отметим, что, несмотря на хорошую испаряемость ртути, значительная ее часть вовлекается в атмосферную миграцию в форме летучих органических соединœений, образующихся в результате микробиологических процессов. Трансформация металлической ртути в органические соединœения активно совершается в аквальных и субаквальных ландшафтах. В воде, богатой растворимыми органическими соединœениями и содержащей свободный кислород, происходит серия биогеохимических превращений, общая схема которых, предложенная Э.И. Акоповым и др. (1976), имеет следующий вид:

Более распространена трансформация соединœений ртути, протекающая в условиях дефицита кислорода под влиянием микробиологических процессов и приводящая к образованию метил-ртути CH3Hg+, которая переходит в диметилртуть (CH3)2Hg. Диметилртуть – труднорастворимое, но легко испаряющееся соединœение. Она активно эманирует в атмосферу, где под воздействием радиации вновь превращается в монометилртуть и сорбируется аэрозолями.

Микробиологические процессы метилизации и образования Других летучих органических соединœений имеют еще большее значение для аэральной миграции тяжелых металлов, не обладающих способностью к испарению, как металлическая ртуть.

Биогеохимические процессы мобилизации металлов и включения их в атмосферную миграцию не ограничиваются деятельностью микроорганизмов и простейших фотосинтетиков. В конденсатах транспирационных испарений высших растений установлены не только соли щелочных и щелочно-земельных элементов, но также летучие комплексные органические соединœения металлов. По Л.Г. Бондареву (1981), транспирируемая растениями вода имеет минœерализацию 40 мг/л, и растительность всœей суши выносит в атмосферу путем транспирации (1,2–1,4)×109 т минœеральных веществ. Растения выделяют многочисленные газообразные соединœения, количество которых оценивается в 1,5×109 т/год (Исидоров В.А., 1985). Для хвойных деревьев характерно образование терпенов, для лиственных – изопренов. Л.Г. Бондарев полагает, что 1 га лиственного леса продуцирует в сутки около 2 кг летучих соединœений, а 1 га хвойного леса – от 4 до 30 кг, и допускает, что таким образом выделяется в тропосферу до 0,5×109 т/год летучих органических соединœений, содержащих (4–5)×103 т минœеральных веществ.

Исследования, проведенные американскими геохимиками в горных районах Колорадо и Айдахо, показали, что хвойные деревья активно выделяют в атмосферу катионогенные элементы неорганических солей (натрий, магний, стронций) и многие металлы. При этом концентрация в золе конденсатов оказалась более высокой, чем в золе хвои для меди, олова, молибдена, никеля и некоторых других элементов. В то же время были обнаружены биогеохимические особенности разных пород деревьев. В частности, в выделœениях пихты (Pseudotsuga menziesii) обнаружено больше цинка, но меньше кадмия, чем в выделœениях ели (Picea engelmanii) и сосны (Pinus contorid); в выделœениях пихты и сосны больше стронция, чем у ели, и т.д.

Распределœение концентраций между почвой, хвоей и транспирационными выделœениями в воздухе показано на рис. 4. Авторы полагают, что металлы выносятся из зелœеных органов деревьев в форме легколетучих комплексов с терпенами: изопреном, пинœеном и др.

Рис. 4. Тяжелые металлы и другие химические элементы в летучих выделœениях хвойных деревьев субальпийских ландшафтов Колорадо и Айдахо, США

Элементы, содержащиеся в воздухе над деревьями, имеют более высокую концентрацию в золе конденсатов, чем в золе хвои. Элементы, содержащиеся е кронах деревьев, имеют наибольшую концентрацию в золе хвои.

В. Бофор в 1975 ᴦ. обнаружил, что с 1 cм2 листвы может выделяться до 1×10-6 мкг/ч цинка и примерно в 100 раз меньше свинца что соответствует выделœению 9 кг цинка и 5 г свинца с 1 км2 растительности в год. Основываясь на этих данных, ученые предполагают возможным глобальное поступление цинка из высших растений суши в атмосферу равным 300×103 т/год.

Л.Г. Бондарев обратил внимание на то, что особый миграционный поток возникает при рассеивании пыльцы. Одно дерево березы (дуба и ели) производит более 100×106 зерен пыльцы, сосны – более 350×106 зерен в год. Среднее значение массы пыльцы составляет 15 т/км2 в год, общая продуктивность пыльцы всœей растительности суши – около 1,6×109 т. При зольности 5% с пыльцой поступает в тропосферу около 80×106 т минœеральных веществ ежегодно.

Пыльца и мелкий растительный детрит, развеиваемый ветром, отражает в своем составе повышенную концентрацию металлов в местных почвах. Этот факт использован при разработке атмобиогеохимического метода поиска залежей сульфидных руд в провинции Квебек (Канада) и штате Аризона (США).

Важным источником поступления металлов в атмосферу являются лесные пожары, которые по своему планетарному значению вполне сопоставимы с такими катастрофическими событиями, как вулканические извержения, а по геохимическим последствиям даже более значительны. По имеющимся оценкам, в результате лесных пожаров в атмосферу поступает ежегодно (т): желœеза – 350000, цинка – 250000, меди – 35000, свинца – 6700. Возможно, что эти цифры завышены и включают в себя массы металлов, выделяемых в результате низкотемпературных биологических процессов, но не вызывает сомнения, что при лесных пожарах в атмосферу поступают значительные массы металлов.

На основании обстоятельного анализа геохимии аэрозолей французский геохимик С. Бутрон пришел к заключению, что в составе аэрозолей присутствуют три группы химических элементов. Первую группу образуют элементы, входящие в состав морских солей, из которых и состоят ядра конденсации океанических аэрозолей. К этой группе относятся магний, кальций, калий, стронций, хлор, сульфатная сера и самый характерный из них – натрий. Соотношение с этим элементом других представителœей группы в аэрозолях такое же, как в воде океана.

Ко второй группе относятся алюминий, желœезо, скандий, иттрий, цирконий, марганец, ванадий и некоторые другие. Соотношение этих элементов в аэрозолях относительно алюминия близко к значениям, которые имеют место в земной коре. Очевидно, носители этих элементов представлены тонкодисперсными обломками рыхлых продуктов выветривания горных пород, слагающих континœентальную кору. По этой причине Бутрон назвал эту группу «элементами континœентального детритового происхождения».

Третья группа элементов состоит из тяжелых металлов (ртути, свинца, цинка, меди, кадмия) и близких им элементов с переменной валентностью (мышьяка, сурьмы, висмута). Основная масса этих элементов поступает в атмосферу в парогазовой форме. Так как эти элементы активно сорбируются ядрами конденсации, их обогащенность относительно алюминия возрастает на 1–2 математических порядка по сравнению с земной корой.

Имеющиеся факты позволяют заключить, что дифференциация химических элементов в системе поверхность суши – атмосфера – поверхность океана является результатом длительной деятельности живого вещества, а существующая динамика циклического массообмена элементов третьей группы, обусловлена главным образом современными биогеохимическими процессами.

 

3. Значение атмосферного массопереноса водорастворимых форм химических элементов

Поступившие в атмосферу химические соединœения подвергаются глубокому преобразованию. Находясь в тропосфере и являясь ядрами конденсации, почвенные частицы испытывают неоднократное воздействие конденсирующейся воды и растворенных в ней хлор- и сульфат-ионов. При этом значительная часть рассеянных элементов переходит в состояние, способное к растворению.

Каждый литр атмосферной воды при падении капель средней величины, проходя расстояние 1 км, омывает около 300 м3 воздуха, а при очень мелких каплях – значительно больший объем. При этом часть элементов, находящихся в аэрозолях, растворяется. Соотношение растворимых и нерастворимых форм рассеянных элементов в тропосфере очень изменчиво и, вероятно, зависит от многих факторов. Изучение этого соотношения привело исследователœей к заключению о том, что в атмосферных осадках над континœентами примерно 50% всœей массы микроэлементов находится в водорастворимом состоянии, а 50% – в нерастворимых формах. Этот вывод подтверждают наблюдения за выпадением рассеянных элементов из атмосферы на поверхность суши. Не менее 50% металлов поступает с атмосферными осадками в водорастворимой форме. Поведение каждого элемента индивидуализировано: медь преимущественно поступает в водорастворимой форме (80% от всœей массы), а для свинца более типичны нерастворимые формы (60% и более).

Представление о массообмене химических элементов между атмосферой, сушей и океаном можно получить путем установления баланса масс растворимых веществ, мигрирующих с атмосферными осадками и речными водами.

Воздушные массы переносят значительные количества не только воды, но и растворимых веществ. Среднюю минœерализацию атмосферных осадков над океаном разные авторы определяют равной 10–20 мг/л. Приняв наиболее низкое значение минœерализации (10 мг/л), можно предположить, что с поверхности океана в атмосферу переходит не менее 4,6×109 т солей. Средняя минœерализация атмосферных осадков над сушей равна 25 мг/л. Следовательно, с поверхности суши в атмосферу поступает и затем выпадает с атмосферными осадками 1,73×106 т солей. Помимо указанных масс известно, что неĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ количество солей выпадает из атмосферы в виде так называемых сухих осаждений, что приблизительно составляет 20% от массы солей, растворенных в атмосферных осадках. С учетом сухих осаждений с поверхности Мировой суши ежегодно поступает в атмосферу (1,73 + 0,35)×109 т солей, а с поверхности океана – (4,6 + 0,92)×109 т. Масса солей, принимающих участие в круговороте воды в бессточных областях суши, равна (с учетом 20% сухих осаждений) 0,23×109 т.

Количество солей, переносимых с Мирового океана на сушу, учитывая сухие осаждения, составляет не менее 0,53×109 т/год. Воздушный перенос морских солей распространяется преимущественно на дренируемую реками часть суши и частично компенсирует вынос речными водами растворимых соединœений с этой территории. Вынос минœеральных солей речным стоком со всœей суши (за исключением ледников Антарктиды и Гренландии), исходя из средней минœерализации речных вод по Д.А. Ливингстону (1963), составляет 4,9×109 т. Следовательно, примерно 10% солей, выносимых с суши в океан с речным стоком, ежегодно возвращается обратно из океана на сушу через атмосферу. Глобальный кругооборот воды сопровождается циклическим движением крупных масс солей и химических элементов, выделœенных в атмосферу биогеохимическими процессами. Возвратная миграция крупных масс водорастворимых соединœений не означает, что химические элементы, вынесенные в форме ионного стока в океан, возвращаются на сушу в тех же соотношениях. Состав речных вод глубоко трансформируется при поступлении в океан. По этой причинœе в океанических водах соотношение элементов иное, чем в растворимой части речных вод. Вместе с тем, при образовании океанических аэрозолей и переходе химических элементов из океана в атмосферу имеет место их фракционирование. Химический состав солей атмосферных осадков и солей морской воды также неодинаков.

Таблица 4. Атмосферный перенос на сушу масс главных ионов, растворенных в воде Мирового океана

Ион

Поступление ионов на сушу, 1×10 6 т/год

Доля ионов океанического происхождения от массы континœентального стока, %

 

с океаническими атмосферными осадками

с учетом 20%-го сухого осаждения

без учета 20%

с учетом 20%

Na+

107,0 128,4 54,0 64,8

К+

7,1 8,5 10,8 13,0

Mg2+

20,9 25,1 14,4 17,3

Са2+

22,0 26,4 3,6 4,3

Cl-

200,0 240,0 70,9 85,1

SO4-2

74,2 89,0 14,1 16,9

HCO3-

8,8 10,6 0,3 0,36

Не всœе элементы водного баланса хорошо изучены, в связи с этим в расчетах исследователœей неизбежны некоторые отклонения. При этом порядки величин хорошо согласуются. Из данных табл. 3.4 и 3.5 следует, что значительная часть масс хлора и натрия, присутствующих в речном стоке, поступила с атмосферными осадками океанического происхождения. Совершенно иначе ведет себя кальций. Огромные массы этого элемента выносятся с речным стоком и прочно удерживаются в Мировом океане. Промежуточное положение занимают сульфатная сера, магний и калий. Их большая часть удерживается в океане, но 10 – 20% от масс, выносимых с речным стоком, вновь вовлекается в циклическую атмосферную миграцию между Океаном и континœентами.

Таблица 5. Количество ионов морской воды, поступающих на сушу через атмосферу

Ион

Средний состав атмосферных осадков над океаном

Поступление из океана, млн т/год

Вынос реками, млн т/год

Доля ионов океанического происхождения в речном стоке, %

 

мг/л

%

 

 

 

Na+

2,24 24,74 19,3 32,0 60,3

К+

0,12 1,33 1,0 4,6 21,7

Mg2+

0,33 3,66 2,8 18,4 15,2

Са2+

0,36 3,98 ЗД 79,2 3,9
СГ 4,00 44,19 34,4 41,1 83,7

42+

1,64 18,12 14,1 76,6 18,4
нсо,- 0,36 3,98 ЗД 254,1 1,2

Более сложное распределœение масс водорастворимых форм тяжелых металлов и других рассеянных элементов. Данные о концентрации химических элементов в дождевой воде над континœентами свидетельствует о большом разбросœе значений (табл. 3.6). По этой причине расчеты и выводы разных авторов сильно расходятся.

Таблица 6. Диапазоны измеренных концентраций рассеянных металлов в дождевых осадках над континœентами

Химический элемент

Диапазон концентраций, мкг/л

Химический элемент

Диапазон концентраций, мкг/л

Fe 16,0–4020,0 Cd 0,05–17,7
Ti 3,0–220,0 V 3,7–9,0
Zn 10,0–260,0 Mn 1,7–7,7
Br 0,8–460,0 Ni 1,0–7,2
Сг 0,5–82,0 Co 0,04–7,2
Pb 0,3–53,0 Hg 0,01–1,3
As 0,2–31,0 Se 0,2–0,9
Sb 0,3–4,6

Циклические процессы массообмена между поверхностью суши и тропосферой, – с одной стороны, и поверхностью океана и тропосферой – с другой, связаны между собой. По нашим расчетам, суммарный захват дисперсных почвенных частиц с поверхности Мировой суши и поступление их в атмосферу составляет около 5,2×109 т/год. Из этого количества примерно 3,5×109 т возвращаются на поверхность суши, а (1,7–1,8)×109 т поступают в пределы акватории. В циркумконтинœентальной зоне по периферии суши, примерно соответствующей зоне шельфа, среднее осаждение пыли равно 15 г/м2 в год. В открытой части океанов и над сушей, покрытой ледниками, среднее осаждение значительно меньше – 3 г/м2 в год. Соответственно в циркумконтинœентальной зоне, занимающей около 10% от общей акватории Земли, выпадает (0,5–0,6)×109 т/год пыли, на поверхности открытой части океана и площади материковых ледников – около (1,1–1,2)×109 т/год. Одновременно с переносом пыли с суши выносятся десятки и сотни тысяч тонн цинка, свинца, меди и других тяжелых металлов,

С океана на сушу через тропосферу перемещается встречный поток тяжелых металлов. Метилизация и другие биогеохимические процессы, способствующие образованию летучих соединœений металлов в гидроморфных ландшафтах суши, также широко распространены в поверхностном слое океана. Расчет баланса металлов в глобальной системе атмосфера – поверхность океана – донные осадки показал, что в донные осадки удаляется лишь часть тяжелых металлов, поступающих на поверхность океана с атмосферными осадками. Так как содержание металлов в воде океана не возрастает, можно заключить, что значительная часть поступающих из атмосферы металлов вновь возвращается в тропосферу. Механизм этого массообмена во многом еще не ясен, но несомненно важную роль в нем играют биологические процессы образования летучих органических соединœений металлов, в первую очередь – метилизация. Можно предположить, что в течение года из океана в атмосферу поступают сотни тысяч тонн цинка, свинца, меди и других химических элементов, которые вновь возвращаются в океан с жидкими и твердыми атмосферными осадками.

Различия в составе аэрозолей и паров в воздушных массах континœентального и океанического происхождения отчетливо проявляются на контакте суши и океана. Влияние суши наиболее заметно сказывается в поступлении в океан высокодисперсного минœерального вещества. В прибрежной зоне океана не только в 5 раз больше масса выпадающих частиц аэрозолей, чем в пелагической (открытой) части, но и более высокая концентрация желœеза, алюминия, марганца, галлия и других терригенных рассеянных элементов. На протяжении года на поверхность океана выпадает из атмосферы:

Поступление, г/м2                           Химический элемент

                                                        Fe               Mn             Ga

Прибрежная зона………………    0,7             20,0           0,9

Пелагическая зона…………….      0,09           1,6             0,06


Влияние океана проявляется в поступлении водорастворимых форм химических элементов на приморскую полосу суши и особенно на острова. Атмосферные осадки океанического происхождения не только приносят большие массы главных компонентов морских солей (натрия, магния, хлора, сульфатной серы), способствуя повышению содержания этих элементов в окружающей среде приморской зоны. Не менее важно, что в атмосферных осадках морского происхождения тяжелые металлы и близкие им элементы находятся в ином соотношении, чем на суше. Обнаружено, что коэффициент обогащения тяжелых металлов относительно алюминия или желœеза в атмосферных осадках увеличивается в приморской полосœе по сравнению с осадками во внугриконтинœентальных районах. Зона геохимического влияния океана не распространяется далее 100–200 км в глубь суши, а чаще ограничивается значительно меньшими расстояниями. Эта зона отчетливо выделяется на картах по концентрации талассофильных элементов в атмосферных осадках или по их поступлению с осадками на единицу площади.

На рис. 5 показано распределœение хлора и натрия – элементов, в наибольшем количестве поступающих из океана в атмосферу, в атмосферных осадках на территории США. Области повышенных концентраций приурочены к приморской полосœе континœентов, причем особенно сильный привнес этих элементов происходит со стороны Атлантического океана.

Зная годовое количество атмосферных осадков и концентрацию элементов, можно оценить модуль поступления солей на единицу площади. Еще Ф. Кларк подсчитал, что на поверхность всœей суши с атмосферными осадками ежегодно поступает 1,8 млрд. т солей. Близкая величина получена автором: около 1,8 млрд. т солей континœентального и 0,44–0,5 млрд. т океанического происхождения, ᴛ.ᴇ. 2,2–2,3 млрд. т. Это составляет около 15 т/км2. Согласно подсчетам М.Е. Берлянда (1975), вне городов в разных районах с атмосферными осадками поступает от 5 до 15 т/км2 минœеральных веществ. По данным В.П. Зверева и В.З. Рубейкина (1973), на территорию бывшего СССР в год с атмосферными осадками поступает 259 млн. т солей, что составляет около 12 т/км2. Поступление солей из атмосферы в среднем равно (т/км2): в лесных ландшафтах – 7–11, в степных – до 17–18, в сильно засушливых повышается до 22. Особенно велико поступление солей в прибрежных районах, где, по данным американского геофизика Р.Д. Кэдла (1976), оно достигает 340 и даже 470 т/км2 в год. Приведенные сведения показывают, что атмосферная миграция и обмен вещества между сушей, океаном и атмосферой способствуют геохимической неоднородности поверхности суши. Эта неоднородность становится еще более отчетливой, если рассматривать Распределœение отдельных элементов.

Рис. 5. Распределœение концентрации (г/л) хлора и натрия в атмосферных осадках на территории США

Как отмечено ранее, из главных ионов морской воды наиболее активно из океана на сушу мигрирует хлор, наименее – кальций, этой причинœе на европейской части России наибольшие поступления хлора, намечающиеся изолинией 10 кг/га (или 1 т/км2), ограничены прибрежными полосами на севере и юге, наименьшие поступления приходятся на внутриконтинœентальные районы (рис. 6).

Рис. 6. Годовое количество (кг/га) ионов кальция и хлора, поступающих на поверхность почвы с атмосферными осадками на территорию Восточной Европы

Совершенно иное поступление с атмосферными осадками кальция. Наибольшие массы этого элемента выпадают примерно на территории Украины (более 30 кг/га), к югу и северу это количество уменьшается до 8–16 кг/га. В северных районах Восточно-Европейской равнины выпадение кальция еще ниже – до 3 кг/га. Не только главные, но и рассеянные элементы, содержащиеся в атмосферных осадках, неравномерно распределяются по площади суши. Обнаружено, что в аэрозолях соотношение некоторых рассеянных металлов (меди, никеля, кадмия) с желœезом увеличивается при переходе от внутриконтинœентальных территорий к прибрежным и далее к открытому океану. Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, изначальная геохимическая неоднородность земной коры не сглаживается, а усиливается в результате атмосферной миграции химических элементов.

Следует отметить, что поступление с атмосферными осадками химических элементов не приводит к их прогрессирующему накоплению на суше в целом или на ее отдельных участках. Это объясняется цикличностью обмена масс в системах суша – атмосфера–суша и суша – океан – атмосфера – суша. В первом приближении определœенное превышение выноса веществ с континœентальным стоком над поступлением на сушу океанических солей обеспечивает динамическое равновесие океана, обмен вещества в системе океан – атмосфера – океан и формирование осадочных отложений.

При детальном рассмотрении очевидно, что глобальные миграционные циклы состоят из менее протяженных циклов, охватывающих конкретные территории.


Заключение

Разные территории характеризуются неодинаковыми массами химических элементов, вовлеченных в циклическую – водную и атмосферную миграцию. К примеру, на приморских территориях, получающих большое количество океанических солей, соответственные массы этих солей захватываются в водную миграцию и включаются в цикл системы суша–океан – атмосфера–суша. Мигрирующие элементы транзитно проходят эту территорию, лишь частично задерживаясь на небольших участках. Внутриконтинœентальные хорошо увлажняемые области получают небольшое количество солей с атмосферными осадками, и соответственно небольшие массы солей вовлекаются в водную миграцию. Относительно внутриконтинœентальных засушливых регионов, которые получают большое количество солей с атмосферными осадками, может сложиться впечатление, что для них характерно нарастающее засоление. В действительности примерно такое же количество солей захватывается ветром и включается в циклическую миграцию суша – атмосфера–суша. В частности, это типично для Казахстана и Средней Азии, где с атмосферными осадками в год поступает в среднем около 20 т/км2 солей, что более чем в 2 раза превышает поступление в лесостепных и южно-таежных районах Западной Сибири.

Неодинаковое поступление наиболее активных водорастворимых форм химических элементов на поверхность разных регионов является важным фактором распределœения элементов в растительном покрове суши и образования региональных особенностей биогеохимических процессов.



Литература

 

1.  Бондарев Л.Г. Роль растительности в миграции минœеральных веществ в атмосфере // Природа. – 1981. – №3. – С. 86–90.

2.  Вернадский В.И. О значении почвенной атмосферы и ее биогенной структуры // Почвоведение. – 1944. – №4–5. – С. 137–143.

3.  Войткевич Г.В., Бессонов О.А. Химическая эволюция Земли. – М.: Недра, 1986. – 272 с.

4.  Добровольский В.В. География микроэлементов. Глобальное рассеяние – М.: Мысль, 1983. - 272 с.

5.  Заварзин Г.А. Бактерии и состав атмосферы. – М/ Изд-во МГУ, 1984. – 192 с.

6.  Микроэлементы в атмосфере фоновых районов суши и океана / А.X. Остромогильский, Ю.А. Анохин, В.А. Ветров и др. – Обнинск: Информационный центр ВНИИГМИ – МПД, – 1981. – 41 с.

7.  Микроэлементы в природных водах и в атмосфере / Т.Н. Жигаловская, Э.П. Маханько, А.И. Шилина и др // Тр. Ин-та экспериментальной метеорологии. – М.: Гидрометеоиздат. – 1974. – Вып. 2 (41). – 182 с.


Газовая оболочка Земли - 2020 (c).
Яндекс.Метрика