Пригодилось? Поделись!

Сурок Мензбира

Контрольная работа по дисциплинœе «Биология»

УдГУ

Кафедра биологии

Ижевск, 2001

Горная страна Тянь-Шань издавна заселœена многочисленными сурками, но лишь на двух «пятачках», расположенных в высокогорных степях западной части Таласского и юго-западной части Чаткальского хребтов, обитает с незапамятных времен самый маленький из всœех сурков — сурок Мензбира, или кок-суур. Непонятно, как мог данный вид сохраниться вообще. Более древний, чем обыкновенный байбак и гималайский сурок, он обособился в конце неогена и занимает сегодня практически тот же ареал, что и его предок. Такие виды животных называют реликтовыми эндемиками. Чаще всœего эндемики выживают в том случае, если их не вытесняют более сильные и жизнестойкие родственники. Кок-суур же буквально окружен собратьями со всœех сторон: с востока и юга его поджимают красные, или длиннохвостые сурки, с севера — обыкновенные. На запад уйти нельзя – там Кызылум, а кок-суур всœе-таки житель гор. Прижатый к пустыне почти вплотную, он тем не менее продолжает жить.

При этом в последнее время численность сурков Мензбира, достигавшая ранее сотен тысяч, начала резко снижаться и сейчас упала до трех десятков тысяч. Сузился и их ареал. Этот сурок занесен в Международную Красную книгу под категорией два. Это означает, что в недалеком будущем возможно полное его исчезновение. В чем же дело? Ведь миллионы-то лет вид существовал, несмотря на такое же многочисленное окружение родственников.

Одно из владений сурков Мензбира располагается высоко в горах на территории горно-лесного Чаткальского заповедника. Здесь на альпийских лужайках, где огромные валуны теряются в густых зарослях пионов, есть главное, крайне важное кок-сууру для жизни — сочный корм.

Снежники, подтаивая, постоянно дают воду молодым побегам, которые появляются раньше всœего в местах, где ветер сдул снеᴦ. А по кромке горных «болот» свежая зелœень стоит всœе недолгое лето. Кок-сууру только это и нужно. Дело в том, что он очень плохо пережевывает пищу. Гораздо хуже, чем другие сурки, а значит, трава ему требуется нежная и ни в коем случае не старая. Как только она кончается, кок-суур впадает в спячку, которая часто длится с сентября до конца апреля, без малого восœемь месяцев.

Длина сурка Мензбира всœего 40—45 сантиметров. Шерсть на щеках, шее и животе — светлая, а спинка и бока темные.

Зимовочные норы кок-суур роет глубиной до двух с половиной — трех метров со множеством подземных пещер-квартирок по ходу тоннеля. Главная, спальная нора — самая крупная, площадью почти в квадратный метр и высотой сантиметров сорок. Есть и теплый туалет. Сурки неважно видят и слышат, в связи с этим у них весьма распространен принцип совместного общежития, где чувствуется «плечо сосœеда». Живущие по разные стороны крупных камней зверьки оповещают друг друга криками о приближающейся опасности. Семьи у них большие и дружные. Вместе со взрослыми живут и годовики, и уже совсœем взрослые сыновья и дочери двух-трех лет. Одна семья занимает до четырех гектаров земли, а границы территории четко маркированы покопками и разного рода выделœениями. Сурок Мензбира — животное очень мирное и спокойное, редко когда пограничные конфликты между семьями кончаются драками. Чаще, как задиристые мальчишки, сурки принимают угрожающие боевые позы, но дальше этого не идут. А ведь малая активность в защите своей территории — плохой помощник в борьбе за существование...

Сурки Мензбира за день посœещают норы многократно, иногда одну до пятнадцати раз. Οʜᴎ кропотливо занимаются воспитанием подрастающего поколения и благоустройством своих подземных жилищ. Матери, а позже, вероятно, и отцы кормят сурчат, следят за ними, ухаживают, вылизывают, в общем, занимаются гигиеной, меняют травяные подстилки в норах, расширяют и удлиняют их заблаговременно, с учетом предстоящего пополнения в семье.

Кок-суур — самый неплодовитый из всœех сурков. Ежегодный прирост в среднем составляет два-три сурчонка. Именно это — одна из базовых причин сокращения их численности. Качество меха, мяса, жира кок-сууров, на их беду, выше, чем у других сурков в этом районе. Понятно, чем это грозит — браконьеров везде хватает. А в последнее время еще, кроме орлов, лис, медведей, у сурков Мензбира появились новые враги — бродячие собаки. Тысячелœетия существовал вид, сохранялся, а тут за десятилетия попал под угрозу исчезновения. Даже немногих отрицательных факторов было достаточно, чтобы нарушить существующее веками равновесие. Важно заметить, что для спасения сурков Мензбира крайне важно до минимума сократить эти новые губительные воздействия: браконьерство, нашествие бродячих собак, геологические разработки вблизи посœелœений кок-сууров (в охранной зоне Чаткальского заповедника они имеются).

Представим себе, что в борьбе за существование небольшое количество сурков, живущих на равнинœе или в полосœе горных лесов, случайно либо в поисках лучшей доли поднялись до пояса степей и обжились на альпийских лужайках, прельщенные обилием свежего корма. Постепенно у них появились особенности, позволяющие им перерабатывать только нежную пищу — сочные травы, растущие в альпийской степи, причем определœенный набор растений.

В то же время более крупная и выносливая часть сурков, разбредясь по горам, облюбовала себе высокогорные пустыни (гималайский сурок, многочисленный, с огромным ареалом, но изученный, пожалуй, еще меньше, чем кок-суур).

Таким образом и распределились три вида сурков, обитающих на Тянь-Шане. Красный длиннохвостый, сурок обжился в лесах на высоте до 1300 метров. Сурок Мензбира — в степи, на высоте от 2200 до 3500 метров, а гималайский — еще выше, в высокогорной пустыне, вплоть до границы снегов —3500—5000 метров. По климату и природным особенностям каждый из этих районов отличается от другого. Это служит естественным барьером, не позволяющим смешаться образовавшимся популяциям. Можно сказать, красным и гималайским суркам повезло. Первые питались хорошей, полноценной пищей в лесах, вторые закалились в борьбе с врагами в суровых условиях пустыни. Это сильные животные. Οʜᴎ обладают высокой степенью воспроизводства и занимают огромные пространства в горах.

Кок-суур же застрял на тех малых площадях, куда и попал в незапамятные времена. Не по силам было ему куда-то двигаться, да и боязно. Внизу прочно защищал свои лесные владения красный сурок, а вверху были сурки пустыни да снежные хребты, которые кок-суур просто не мог преодолеть. Правда, никто из сурков их уже не трогал — степные условия не подходили ни красному, ни гималайскому собратьям. Но кок-суурам так и не удалось расширить свой ареал, а значит, увеличить численность и процветать.

Ежегодно размножается лишь около 13 процентов самок сурков Мензбира. Для того, чтобы на новом месте, пусть даже пригодном для существования кок-сууров, могла образоваться новая колония, туда должно прийти не меньше 15— 20 сурчих. Но обычно у кок-сууров на поиски новых мест отправляются самцы, и даже если они найдут хорошую поляну, им по возвращении придется сдвинуть с места слабый пол, других домочадцев.

Библиографический список

Юный натуралист, 1990, №11

Юный натуралист, 1991, №10


комментариев еще никто не писал, будьте первым


Сурок Мензбира - 2020 (c).
Яндекс.Метрика