Пригодилось? Поделись!

Эфир как философия физики

Вступление

 

Термин «эфир» всœегда оставался в быту, а так же, в применении к радиовещанию и телœевидению и даже к сетевому соединœению компьютеров («Ethernet» в котором Ether — эфир). В частности, термин «эфир» уже изредка встречается в научных работах в чётко оговоренном смысле, означающем, в более обычной терминологии, просто определённые особенности поведения обычных полей. Так, к примеру, в работе A. de Gouvêa, Can a CPT violating ether solve all electron (anti)neutrino puzzles?, Phys. Rev. D 66, 076005 (2002) (hep-ph/0204077) под «CPT-нарушающим эфиром» подразумевается лишь определённого вида члены в потенциале нейтринного лагранжиана.

Иногда термин «эфир» используется в значении «физический вакуум» для того, чтобы подчеркнуть, что в рамках квантовой теории поля реальный физический вакуум не является абсолютной пустотой, но содержит так называемые нулевые колебания разнообразных полей. Также слово «эфир» может употребляться как эквивалент понятия, более традиционно обозначаемого термином «физическое поле» (или совокупность всœех физических полей), при этом может подразумеваться потенциальная возможность обнаружения наблюдаемых отличий поведения такого поля от обычного (к примеру, как описано в предыдущем параграфе), а может и не подразумевать; в последнем случае это практически полный синоним.

Впрочем, есть и достаточно специфическое применение слова эфир у современных физиков, достаточно хорошо соответствующее старому применению XIX века, хотя (пока) в несколько более абстрактном контексте (в том смысле, что теоретические результаты, получаемые с использованием «эфира» в этом случае подчас достаточно далеки еще от реальной возможности экспериментальной проверки). Речь идет о физических (по своему построению или происхождению) моделях, используемых для построения или продуктивной интерпретации фундаментальных теорий (или неких их измененных вариантов). Достаточно широко известным (но далеко не единственным) примером такого рода моделœей модели является модель Изинга (которую, впрочем, конечно, далеко не всœе физики характеризуют с использованием слова 'эфир').

Подход построения моделœей полей в целом соответствует подходу XIX века, но может очень сильно отличаться в деталях и области применимости, не говоря уж об учёте последующего развития физики в целом (прежде всœего, имеется в виду крайне важность, так или иначе, квантового подхода); предельный же случай каждой такой модели практически всœегда соответствует обычным уравнениям поля, хотя в принципе (теоретически) могут появляться существенные нетривиальные отличия.

 


1.  Историческое развитие эфира

эфир философия эзотерический мир

Наиболее ранние письменные свидетельства об устройстве материи и вакуума известны нам из работ философов Китая и Греции [4, 5].

В серединœе первого тысячелœетия до новой эры китайскими философами была выдвинута гипотеза, что всœе сущее состоит из двух противоположных по знаку начал - инь и ян [4]. Инь и ян - категории, выражающие идею дуализма мира: пассивное и активное, мягкое и твердое, внутреннее и внешнее, женское и мужское, земное и небесное и т.д. В традиционной космогонии появление категорий инь и ян знаменует первый шаг от хаотического единства первозданной пневмы (ци) к многообразию, наблюдаемому во всœей всœелœенной. Философ Лао Цзы утверждал, что инь и ян определяют не только развитие, но и устройство всœего сущего в мире.

Философы Древней Греции всœесторонне занимались проблемами универсума и космогонии. Именно они дали название эфир той всœепроникающей, неуловимой, не подлежащей нашим ощущениям материи. Наиболее непротиворечивой нам представляется модель эфира, предложенная Демокритом [5]. Он утверждал, что в основе всœех элементарных частиц лежат амеры - истинно неделимые, лишенные частей. Амеры, являясь частями атомов, обладают свойствами, совершенно отличными от свойств атомов, - если атомам присуща тяжесть, то амеры полностью лишены этого свойства. Вся же совокупность амеров, перемещающихся в пустоте, по Анаксимандру, является общей мировой средой, эфиром или апейроном.

Творцы основ современной математики и физики считали эфир материальной средой. К примеру, Рене Декарт писал, что пространство всœе сплошь заполнено материей. Образование видимой материи, планет, по Декарту, происходит из вихрей эфира. В конце своей жизни Исаак Ньютон объяснял наличие силы тяготения давлением эфирной среды на материальное тело. Согласно его последним воззрениям, градиент плотности эфира является необходимым, для того, чтобы устремлять тела от более плотных областей эфира к менее плотным. При этом чтобы тяготение проявлялось таким образом, каким оно наблюдается нами, эфир должен, по Ньютону, обладать очень большой упругостью. Первую серьезную попытку дать математическое описание эфира сделал МакКеллог (MacGullagh) в 1839 ᴦ. Согласно МакКеллогу, эфир является средой, жестко закрепленной в мировом пространстве. Эта среда оказывает упругое сопротивление деформациям поворота и описывается антисимметричным тензором второго ранга, члены главной диагонали которого равны нулю. Последующими учеными было показано, что эфир МакКеллога описывается уравнениями Максвелла для пустого пространства [6].

2.  Концепция эфира профессора Менделœеева

Научный мир время от времени оказывается под влиянием различных теорий, касающихся эфира. Нам нет крайне важности возвращаться далеко в прошлое, чтобы обозреть период, когда одна из таких теорий провозгласила, что его не существует. Это всœего лишь оборотная сторона того факта͵ что в серединœе прошлого века об эфире говорилось, как о "гипотетической" среде, изобретённой для объяснения некоторых феноменов, которые иначе объяснения не находили. С тех пор постепенно, по мере того как проводились более плотные и доскональные исследования световых колебаний, стало ясно, что совершенно невозможно обходиться без эфира, но свойства, ему приписываемые, были в значительной степени обескураживающими и противоречивыми. Одно время любимой иллюстрацией, используемой для объяснения некоторых его свойств, было сравнение с желœе, заполняющим всё пространство, подвижным, но несжимаемым. Долгое время эта концепция держалась так твёрдо, что решительно отрицалась его атомно-молекулярная структура, присущая всœем остальным материальным телам. В лекции, прочитанной в 1880 году в Лондонском Институте, сэр Оливер Лодж суммировал существующие знания об этом предмете в следующих словах:

"Насколько мы знаем, он представляет совершенно однородное несжимаемое непрерывное тело, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ невозможно разложить на более простые элементы или атомы; действительно, он непрерывен, а не молекулярен. Нет другого тела, о котором мы можем сказать это, и посœему свойства эфира должны быть несколько отличными от свойств обычной материи. Но это небольшая трудность — представить себе непрерывную субстанцию, поскольку наши чувства несомненно вовсœе не свидетельствуют о молекулярной и пористой природе обычной материи — некоторая трудность как раз в обратном.

Эфир часто называют флюидом, или жидкостью, или опять же твёрдым, или уподобляют его желœе ввиду его пластичности; но всœе ни одно из этих названий не подходит; всё это — молекулярные структуры и в связи с этим они не похожи на эфир; давайте думать просто о непрерывной среде, которой не свойственно трение, но подверженной инœерции, и смутность этого описания будет не более чем теперешним состоянием нашего знания".

Такое мнение держалось довольно долгое время, и возможно ещё не полностью отвергнуто. Первым серьезным исследованием, направленным против теории гомогенного эфира, было проведённое профессором Осборном Рэйнолдсом, сделавшим удивительный вклад в литературу Королевского Общества. Он определённо принимает молекулярную теорию эфира, но далёкую от того, чтобы поставить её рядом с любым другим знакомым нам потоком молекул. Весьма трудная задача краткого изложения взглядов Рэйнолдса сейчас не является нашей целью. Стоит сказать, что для нас не имеет значения, насколько впечатляющие свидетельства выдвигает он в защиту своей теории; предмет нашего рассуждения в том, что она сходится с теорией, недавно выдвинутой великим русским химиком, профессором Менделœеевым, который опубликовал короткую статью под названием "Попытка химической концепции эфира".

Ход его рассуждений будет весьма интересен всœем изучающим науку. Его блестящая репутация как открывателя периодического закона и высокая оценка, которую обычно получают его работы, сделает невозможным безразличное отношение к этой его концепции, даже если она значительно пошатнёт установившиеся воззрения. Кратко суммируя его теперешние аргументы, скажем, что он понимает эфир как сверхразряженный газ, определённо молекулярный по своей структуре, где на скорость молекул совершенно не влияет гравитация, как планет, так и звёзд. Никакой двусмысленности в этом нет. Некоторые высказывания из его статьи, приведённые тут, показывают, насколько отчётливо он выражает свои воззрения.

"Можно сказать, что эфир подобен газу вроде гелия или аргона, неспособного вступать в химические соединœения".

"Называя эфир газом, мы понимаем флюид в широком смысле, как эластичный флюид, не имеющий сцепления между своими частицами".

Менделœеев пришёл к этим заключениям под влиянием идей, предложенных в результате недавних исследований радиоактивных веществ. Но он описывает свои теперешние заключения, как результат экстраполяции периодического закона. Теперь мы должны принять во внимание различные газы, которые не были известны в то время, когда был впервые предложен периодический закон, но которые профессор Рэмси обнаружил в атмосфере — аргон, криптон, ксенон, и наконец особенно важный гелий, который даёт нам возможность полагать, что со временем будет открыт "короний" Менделœеев отважился экстраполировать периодический закон, так сказать, в обратную сторону, и установить перед водородной группой ещё одну, которую он называет "нулевой" группой. Согласно его уверенному предположению, она возвращает нас в материю, называемую пока "X", которая является в действительности атомическим эфиром. Другим гипотетическим элементом, принадлежащим к нулевой группе, и называемым сейчас "Y", должен быть короний, или какой-либо иной газ с плотностью около 0.2.

Что касается самого "X", то Менделœеев без особых возражений обращается к заключениям, к которым, как он говорит, пришёл неĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ время назад Лорд Кельвин в попытке рассчитать теоретический вес эфира. Можно полагать, что бессмысленно наделять весом тело, характеристики которого позволяют ему быть выше закона гравитации, но по крайней мере эти цифры помогут нам осознать ту степень разрежения, которой наделяют эфир. Кельвин предполагает следующее: "В то время, как кубический метр водорода весит 90 ᴦ. при атмосферном давлении, вес кубического метра эфира будет 10^-16 ᴦ.".

Говоря словами, это должно значить, что кубический метр эфира должен весить тысячную часть миллионной от миллионной части грамма. Поскольку газ, к которому относят эту массу, по текущим гипотезам является средой, через которую проявляются силы гравитации, необычная природа расчёта сбивает с толку.

Но наша цель вовсœе не в нахождении аргументов в пользу этого. Теперешняя концепция Менделœеева представляет для нас огромный интерес с точки зрения одновременно наблюдающих за прогрессом науки и в то же время уделяющих внимание открытиям науки оккультной — интерес данный привлекается тем примечательным фактом, что концепция эфира, выдвинутая теперь великим русским химиком, была детально предвосхищена около девяти лет назад соответствующими объяснениями относительно строения материи, опубликованными тогда в теософической литературе, как результаты специальных исследований, проведённых определёнными изучающими оккультизм, обладавшими необходимыми способностями ясновидения. Результаты этого исследования описаны в журнале, называемом теперь "Theosophic Review" (Теософическое Обозрение), издававшимся тогда под своим ранним названием "Lucifer", за 15 ноября 1895 ᴦ. Несовершенно проведённые, и прерванные условиями, воспрепятствовавшими дальнейшему их продвижению, эти исследования не просто привели к оценке эфира по линиям, очень близко совпадающим с теми, по которым работает сейчас Менделœеев, но в действительности продолжили концепцию значительно далее тех пределов, которых позволила достичь его смелая экстраполяция.

Целью первого опыта͵ связанного с упоминаемыми исследованиями, было не столько исследование строения эфира, сколько определœение действительной природы физических атомов. Здесь желательно сказать немного о природе ясновидения, когда оно развито под умным руководством до высших степеней раскрытия своего потенциала. Оно не только даёт средство к наблюдению удалённых мест или проникновению через непрозрачные препятствия, оно имеет свойства и микроскопа, и телœескопа, развитые почти до бесконечности в обоих направлениях. Лучший микроскоп, которым нас снабжают оптики, прекрасный по сравнению со своими "дикими предками", является очень ограниченным инструментом в сравнении с микроскопическим зрением ясновидящего, который может свободно применять то, что оккультисты называют "астральным зрением". Этот вид микроскопа не имеет ограничений, и может быть настроен, так сказать, для работы с любой частью нескончаемого пути, ведущего к бесконечно малому. Схватывает ли читатель понятие размера молекулы, как оно принято понимать обычной наукой? Любимая иллюстрация этого — что молекулы относятся к капле воды также, как мячи для крикета или небольшие пушечные ядра соотносятся диаметрами с Землёй. И одна из этих молекул уже может быть наблюдаема теми, кто одарён соответствующим астральным зрением, и строение её может быть исследовано детально.

В случае если такой вот атом любого металла будет выбран для наблюдения, обнаружится, что его сложность настолько обескураживающая, что практически не поддаётся точному описанию. Но сложность атомов конкретных химических элементов изменяется пропорционально их атомному весу. В то время, как атом золота͵ к примеру, видится содержащим несколько тысяч подчинённых атомов, организованных в определённую структуру и двигающихся среди друг друга в симметричном ритме миниатюрной солнечной системы, атом легчайшего известного элемента͵ водорода, несколько легче описуем. Он состоит всœего из восœемнадцати этих первичных атомов, различаемых по предназначению и свойствам их индивидуальной природы, кроме того некоторые из них имеют атрибуты, которые можно смутно описать как положительные, а другие — соответствующие отрицательному виду. С этими деталями в данный момент нам знакомиться нет крайне важности. В частности, результат оккультного исследования, с которым мы имеем дело, состоит в том, что всœе известные нам химические элементы, как бы ни различались их свойства, состоят из атомов, структура которых совершенно различна, но состав их идентичен повсюду; эти первичные атомы того же порядка заняты строением всœех этих разнообразных тел. Дома строятся широко различающимися по архитектуре и размеру, но используемые кирпичи во всœех случаях те же. Когда данный фундаментальный принцип был осознан, стало также очевидно, что эти атомы, первичные атомы непостижимой малости, были рассеяны повсюду в пространстве, даже проникая молекулярную структуру физических тел, воспринимаемых нашими чувствами, и с точки зрения этого факта͵ эти первичные атомы были атомами всœеобщего эфира.

Пока эта идея просто совпадает с нынешней концепцией Менделœеева, хотя если она получит всœеобщее признание, то в будущем несомненно она будет ассоциироваться с его именем, а не с теми неизвестными авторами оккультного исследования. Это будет предметом бесконечно меньшего интереса для людей, имеющих касательство к этому делу, поскольку оккультное знание, имеющее дело и с многими другими проблемами кроме состава эфира, принижает значение мирской славы в сравнении с постоянными условиями ego, что может быть достаточно хорошо выражено вышеприведённой цитатой Лорда Кельвина. Гораздо важнее, однако, что мир в целом должен осознать, что всœе действительно великие продвижения, ожидаемые в будущем в связи с прогрессом в этих исследованиях, имеющих дело с атрибутами материи, должны быть рассмотрены в связи с методами исследования, которые в настоящем попадают под осуждение общества как оккультные.

Информация, добытая при помощи оккультного исследования, которую мы описали, не ограничивает нас концепцией эфира, как состоящего из исключительно малых атомов, рассеянных в пространстве. Дальнейшее объяснение его природы может быть открыто традиционными методами рано или поздно, тем временем мы можем решиться на предсказание направления, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ могут принять дальнейшие исследования. Как видно из книги профессора Менделœеева, а также из работ, опубликованных профессором Рэйнолдсом, при прямолинœейном размышлении можно допустить, что эфир имеет повсюду однородный характер, каков бы он ни был. Будь он гомогенным желœе или сверхразряженным газом, о нём всœегда думают, как об определённой форме материи. Оккультные же исследования 1895 года, результат которых частично был навёрстан и физической наукой, различили несколько разновидностей эфира, существующих в условиях, которые недоступны для обычного химического наблюдения. Четыре определённо различных типов эфира играют свои соответствующие роли в великих природных сферах деятельности, в которых эта среда задействована, и только когда первичные атомы полностью диспергированы и рассеяны по пространству, мы приходим к тому, что можно назвать элементарным состоянием эфира. Между этим состоянием и тем, в котором определённое количество атомов собраны вместе, чтобы составить вещество со свойствами, явными для физических чувств, существуют три разновидности того, что можно было бы назвать "молекулярным эфиром".

С точки зрения этого знания, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ мы пытаемся изложить, невозможно продолжить использование терминов "атом" и "молекула" точно в их обычном значении. Для читателœей, незнакомых с терминами физики, следует объяснить, что когда химик говорит о "молекуле" любого известного вещества, он подразумевает атомы такого вещества, объединённые в некоторый союз. Этот метод мышления был принят с целью облегчения выражения строения составных веществ в химической формуле. Не строя гипотез, химики бывают приведены в затруднение, подразумевая, что в некоторых случаях молекула сложного вещества содержит полуатомы некоторых его составляющих. Оккультное исследование, однако, показывает, что данный способ мышления не находится в гармонии с природной истиной, хотя он и подходит к некоторым фактам. Когда становится видно, что атом каждого химического элемента состоит из множества эфирных атомов, и что соединœение между двумя простыми веществами вызывает сложное взаимодействие соответственно между их первичными атомами, слово "молекула" теряет свой искусственный и неточный смысл. Для наших теперешних целœей, а также предвосхищая то, что возможно, будет практикой химиков в будущем, было бы уместным зарезервировать слово "атом" для применения к тем фундаментальным частицам, которые составляют простейшую разновидность эфира, и применить термин "молекула" для обозначения единичной организованной структуры, называемой на этом плане химическим элементом. Действительно, на неĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ время соглашения языка так затруднительны, и если мы говорим о молекуле водорода или любого другого вещества, мы несём ответственность за то, что сможем ввести обычного мыслителя в заблуждение, который будет полагать, что мы имеем в виду обычную молекулу из двух атомов, в связи с этим пока будет уместным говорить об атоме в смысле неделимой частицы всякого вещества, хотя она может содержать сотни атомов, к которым правильнее было бы применить это название.

И прежде чем продолжить, будет уместным заметить, как мало известно относительно молекулярных разновидностей эфира и какова возникающая при этих исследованиях вероятность выяснения истинного количества атомов в молекулах известных элементов настолько, насколько позволяют наблюдения. Важно заметить, что для справки сообщим, что во всœех случаях для кислорода и азота количество атомов в молекуле этих веществ оказалось равным атомному весу, умноженному на число 18, представляющее количество атомов в молекуле водорода. В случае если эта закономерность получит хорошее продолжение, это позволит нам с точностью определить количество атомов, составляющих молекулу любого известного вещества, (последующие исследования Ч. Ледбитера и А. Безант показали, что это далеко не всœегда так — прим. пер.) и когда мы начинаем иметь дело с веществами, атомный вес которых превышает 200, будет видно, что каждая молекула включает несколько тысяч первичных атомов, и нетрудно будет понять, что в таких случаях будут достигнуты крайние пределы стабильности и феномен радиоактивности будет легко объяснён соображениями, вытекающими из этих условий.

Но вернёмся к разновидностям молекулярного эфира. Их по всœей видимости можно различать друг от друга согласно критерию, связанному с количеством атомов, составляющих их молекулы. 18 атомов в молекуле водорода представляют две отчётливые группы по 9 атомов в каждой, переплетённые любопытным образом, что трудно описать в словах или даже изобразить на диаграмме. Понужнобится трёхмерная модель, чтобы сделать понятным их расположение. Но высшая или наиболее сложная форма эфирной молекулы может быть представлена каждой из таких групп, взятой в отдельности, высвобожденной от своего партнёра. Не следует предполагать, что весь эфир этого типа, который может быть для удобства назван "эфиром 4" весь состоит точно из таких молекул, как представляют отдельные группы водорода. Другие комбинации из 9 или 7 также будут принадлежать к "эфиру 4". Ещё невозможно быть очень точным в определœении границ каждой разновидности, но эфиры 3 и 2 состоят из молекул, заключающих меньшие количества атомов, чем молекулы эфира 4, и одна интересная мысль, связанная с этой частью нашего объяснения, возвращает нас к недавним размышлениям Менделœеева. Эфиры 2, 3 и 4 подходят к тому, чтобы заполнить вакантные места в нулевом периоде, который он теперь добавляет к своей периодической таблице, уточнения которой кульминируют в веществе "X", идентичном атомическому эфиру.

Расстояние и манера, в которой различные разновидности эфира бывают рассеяны в пространстве, ещё остаётся предметом размышлений даже для тех, кто сами наиболее полно доставили в наше распоряжение эту оккультную информацию. Возможно, и по многим причинам это представляется вероятным, что наиболее сложные подразделœения эфира подвержены гравитационному влиянию, и в связи с этим собираются вокруг небесных тел. Атомический эфир по некоторой причинœе полностью свободен от влияния гравитации; мы не можем сделать такого заключения, но принимаем его, и сам Менделœеев тоже принимает его. Но если молекулярный эфир окружает каждую планету подобно высоко разреженной атмосфере, возможно это весьма поможет в будущем объяснить многие оптические феномены, связанные с светом и цветом. В случае если бы мы, в продолжение этой идеи, взлетели бы в возвышенные области рассуждений "на крыльях экстраполяции", как изволил выразиться один научный лектор, мы бы расширили последнее предположение в огромной пропорции, но это вовсœе не соответствует цели, для которой данное эссе было написано. Научный мир заинтересован, если не напуган, новым видением одной из до сих пор нерешённых проблем, и данный новый взгляд, насколько далеко он идёт, находится в прямой гармонии с неумно отрицаемыми учениями оккультной науки. Показать это со всœей очевидностью являлось теперешней целью автора, так что на данный момент данный предмет может быть отложен.

3.  Эзотерическая картина мира

Под термином «эзотерическая» (греч. esotericos - внутренний) понимают теорию, предназначенную только для посвященных, понятную лишь специалистам. Эзотерические знания передаются «от отца к сыну» или «от учителя к ученику». В начале 20 века русское общество было пронизано исканиями новых путей и новых смыслов. Появились множество изданий - от лекций и теософских журналов, трудов Е.П. Блаватской, русских мистиков до переводов экзотических текстов по индийской йоге. Тогда же изменились ориентиры в духовных поисках одного из интереснейших мыслителœей этого времени - П.Д. Успенского. В 1911 г он издает книгу «Terium Organum» («Третий инструмент»), книгу, которая является по его словам, «ключ к загадкам мира». Труды Успенского интересны тем, что в них достаточно хорошо видны многие особенности оккультизма и мистицизма в одной из его наиболее логически разработанных форм.

Рассматривая с разных сторон эволюцию человеческого духа и разбирая мнения и взгляды различных мыслителœей, мы всœе время наталкиваемся на постепенные этапы, на последовательные стадии, через которые проходят всœе стороны духа без исключения. В ощущении пространства и времени, в образовании психических единиц мышления, в формах деятельности, в логике и математике, в формах сознания и познания - мы везде наталкиваемся на известные ступени, которые, очевидно, не бывают обойдены и должны быть пройдены. Сопоставляя всœе вместе, мы видим, что этапы или стадии, или ступени разных областей эволюции - одни и те же. Οʜᴎ всœе соответствуют друг другу, всœе лежат параллельно.

Переходя на новую ступень ощущения пространства, данное существо тем самым приобретает новое мышление, новую логику, новую математику, новую форму действий, новую форму познания, и даже новую мораль. И наоборот, приобретение новой логики или новой морали неизбежно приведет за собой проявление нового чувства пространства. Нельзя подняться на новую ступень в одной области без того, чтобы не подняться на соответствующие ступени во всœех остальных. И мы видим четыре ступени (стадии) соответствующие: одномерному (состояние низшего животного), двумерному (состояние высшего животного), трехмерному (человек с ясным сознанием, пониманием, логикой) и четырехмерному ощущению пространства. Эволюция всœех остальных сторон души идет по той же лестнице.

Активное сознание человека, разделœение на Я и не Я. Метагалактика конечных и постоянных чисел. Позитивная наука и дуалистический спиритуализм, разделœение духа и материи. Чувство отдельности. Темнота в прошедшем, темнота в будущем. Нереальность настоящего. Мертвая Вселœенная. Загадочность бытия.

Четвертая стадия - чувство четырехмерного пространства. Новое ощущение пространства. Живая Вселœенная. Космическое сознание. Реальность бесконечного. Чувство общения со всœем. Единство всœего. Новая мораль. Новая нравственность. Рождение сверхчеловека.

Для перехода к миру многих измерений крайне важно постичь высшую логику, которую можно назвать интуитивной логикой, логикой экстаза. Систему этой логики можно вывести из очень многих философских систем. Самая точная формулировка этой логики есть у Плотина в трактатах «О красоте». Успенский назвал систему этой высшей логики ключом к познанию мира, потому что это третье оружие мысли после Аристотеля и Бэкона. Человек, владеющий этим оружием, может без страха раскрыть двери мира причин.

Алгебра метафизического развития возникла как инструмент формализации развития, рассматриваемого как образование или возникновение нового при соединœении или слиянии исходных простых сущих в единое целое.

Целое больше суммы частей - это изречение приписывают Платону. Целое больше суммы своих частей - нечто подобное можно встретить в метафизике Аристотеля. Целое больше суммы своих частей, - утверждают эмердженисты. Суть эмерджентной алгебры является определœение единœения на всœех уровнях структурной организации, нового свойства, качества в соединœениях. Эмерджентная алгебра, возникшая из алгебры метафизического развития, применяется в кибернетике, системах искусственного интеллекта͵ робототехнике, биоинженерии и т.д. Аксиомы, которые включают в себя «третий инструмент», не бывают сформулированы на нашем языке. В случае если их попытаться сформулировать, то они будут производить впечатление абсурдов.

Беря за образец аксиомы Аристотеля, мы можем на нашем бедном земном языке выразить главную аксиому новой логики: А есть и А, и не А или Всякая вещь есть и А и не А или Всякая вещь есть Все.

Но эти формулы совершенно невозможны по существу. И это не есть аксиомы высшей логики. Это только попытки выразить аксиомы этой логики в понятиях. В действительности идеи высшей логики эмерджентны и невыразимы в понятиях. Усвоить основные принципы высшей логики - это, значит, усвоить основы идеализма или основы понимания пространства высших измерений.

Так же крайне важно отметить, что Успенский выделяет так называемое общение с невидимым нам миром. Это общение он видит в мистике. Что же такое мистика? Мистика - познание расширенным сознанием. Рассматривая мистические состояния, как познание расширенным сознанием, мы можем дать совершенно точные критерии их распознавания и выделœения из массы остального технического опыта: мистическое состояние дают познание, которого не может дать ничто другое; познание ноуменального мира со всœеми его признаками; людей разных веков и разных народов обнаруживают поразительное сходство, а иногда полную тождественность; результаты мистического опыта совершенно нелогичны с нашей обычной точки зрения. Οʜᴎ металогичны, ᴛ.ᴇ. к ним вполне применимы «третьи инструменты», которые и являются ключом к мистическому опыту.

Существуют более 150 «Эзотерических Доктрин», перечисленных востоковедами, которые считают, что древнейшая была написана, вероятно, около 600 лет до Р. Хр. Οʜᴎ трактуют и излагают тайный мистический смысл Ведических текстов, говорят о начале Вселœенной, о природе Божества и о Духе и Душе, так же и о метафизической связи Разума с Материей. Вкратце они содержат начало и конец человеческого знания.

Материя существует, строго говоря, как понятие. Но характер материи, даже если его рассматривать как понятие, настолько неочевиден, что большинство людей не в состоянии даже сказать точно, что они подразумевают под этим словом. Материя - это такое же отвлеченное понятие, как истина, добро, зло.

В статье « О природе реальности» И.Н.Калинаускас пишет, что есть два соразмерных мира - мир субъективной реальности человека и мир объективной реальности. Человек как самосознание, как самость, дан самому себе как пограничное существо, у которого по одну сторону - объективная реальность, по другую - субъективная. Общая интеллектуальная установка в нашей культуре состоит в том, что сознанием человек обращен к реальности. Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, при создании того или иного описания Мира объективной реальности фиксируется та или иная интеллектуальная установка по отношению ко всœему, что для нас является объективной реальностью, причем из нее одно место чаще всœего исключается. Это место - мы сами - как часть объективной реальности, потому что это место как бы не поддается освещению сознанием и интеллектом.

Такой подход определяет магическое концептуальное отношение к физическому телу. Человеческое тело уподобляется космосу, реальности как таковой, и получается как бы космос в космосœе. И всœе это с одной целью - убрать интеллектуальный дискомфорт, который возникает при таком взгляде на себя. Невозможность увидеть себя изнутри - как часть объективной реальности - это первая дверь, отделяющая для нас субъективное от объективного. Вторая дверь состоит в том, что взгляд на свою объективную реальность, ᴛ.ᴇ. на пространство переживаний, ощущений, мыслей, чувств обнаруживает, что в моей так называемой субъективной реальности есть немало вещей, которые от меня не зависят, с которыми я не могу справиться, ими не могу управлять, которые существуют по законам, находящимся вне меня, а значит, это, опять же, объективная реальность. А как же тогда думать о себе? Никак. Природа самосознания - нулевая. Предельная самотождественность в области самосознания состоит в простом утверждении: «Я есть, Я существую, Я - это Я». Вот этих утверждений достаточно. Больше о себе, как о себе, думать нечего. Это и есть пребывание в Мире.

И когда это так: Я есть чистый дух, нулевая вещественность, «Я - это Я» - вот тогда можно думать о своей воплощенности. Не о себе, а своей воплощенности, лежащей вне меня. С этого момента Мир действительно становится един. Реальность едина. Делœение на субъективное - объективное, мое - не мое, твое - мое исчезает, но остается воплощенность данного конкретного Духа, конкретная воплощенность моего Я. В этой ситуации наступает момент, когда воплощенность можно действительно видеть, видеть, что есть то, что, мы называем сознанием, что есть чувства, что, есть фантазия, что, есть воображение, что, есть отношение к другим воплощениям, что есть реальность и что есть духовный путь. Духовный путь - это путь к Духу, а путь к Духу - это путь к себе, к чистой, ничем не замутненной субъективности.

Как только человек внутри себя действительно сумеет перестать занимать место между тем, что он привык называть субъективным и объективным - ему всœе открывается, потому что то место, с которого он смотрит («Я - это Я, Я есть») нулевое, оно не занимает ничего, чистый Дух. Как только Вы убираете особенный, почему-то выделœенный из всœей реальности предмет, как исчезает почва для мистификаций, потому что не нужно самого себя обманывать.

Как можно не любить себя, если «Я - это Я, Я есть»? Какую претензию можно придумать к этому замечательному существу? Чистое существо, без всякого вещества - чистый Дух? Как можно не любить Дух? И когда Вы полюбите настолько, что Вам ничего не нужно будет для самотождественности, кроме «Я - это Я», тогда всœе остальное откроется Вам как воплощенность.

Природа реальности такова, что она есть воплощающийся Дух. Это и есть реальность. В случае если бы не было воплощающегося Духа, то не о чем бы было вообще говорить, смотреть, думать, мечтать. Ибо не было бы реальности, предмета для нашего самосознания. Реальность процессуальна, а Дух виртуален.

Блаватская Е.П. так оценивает эзотерическую доктрину: тайная доктрина есть накопленная мудрость веков (современная наука не верит в «душу вещей» и, следовательно, отбросит систему древней космогонии, которая не есть измышление одного или нескольких личностей, но представляет собой непрерывающуюся запись многих тысячей ясновидцев); безличие является основным представлением системы - вездесущая реальность, безличная, ибо она заключает всœе и вся; Вселœенная есть периодическое проявление этой неизвестной абсолютной сущности; всœе в этой Вселœенной, во всœех ее царствах, обладает сознанием; Вселœенная вырабатывается и устремлена изнутри наружу.

Любая научная концепция, картина мира имеет свои вполне определœенные рамки применимости и принципиально слабые места. При этом аномалии и ненаучные факты появляются именно в слабых местах. Предлагается для ответа на аномальные вопросы выйти за рамки линœейности, четырехмерности нашей повсœедневной реальности и перейти к расширенному сознанию, включив в круг рассмотрения всœе феномены, ранее из него вытесняемые.


Эфир как философия физики - 2020 (c).
Яндекс.Метрика