-
Пройти Антиплагиат ©



Главная » История Древних цивилизаций » Древние государства у южных и западных славян



Древние государства у южных и западных славян

Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. Уникализировать текст 



О каком-либо внутреннем единстве стран Восточной Европы говорить трудно. Пожалуй, их больше объединяет непохожесть на Западную Европу, чем общность государственного устройства. Южные славяне создавали свои государства в непосредственной близости от Византии и под ее влиянием, а затем оказались жертвой Османской империи, западные славяне были вынуждены защищаться от постоянной западноевропейской (прежде всего германской) агрессии и одновременно заимствовать культурно-политические и религиозные достижения Запада. Все это не могло не сказаться отрицательно на стабильности государственного развития (см. схему).

Схема. Эволюция форм государственности в средневековой Восточной Европе

 
Славяне появились на Балканском полуострове в VI в., и к концу этого столетия заполнили его. «Болгарское государство формировалось на востоке и в центре Балкан. Территорию рассекали горные массивы — Рило-Родопский и Пиринский, Балканские горы. В обрамлении гор простирались плодородные Дунайская и Фракийская низменности». Иными словами, территории подходили для развития как земледелия, так и скотоводства. Первым занимались славяне, вторым — тюркское племя протоболгар, которые подчинили себе славян в конце VI в.
Первое упоминание о болгарской государственности относится к 681 г., когда Византия была вынуждена заключить со славянами и протоболгарами мир на условиях выплаты дани их хану Аспаруху. Ко второй половине IX в. относится крещение Болгарии. Князь Борис I (852—889) долго не мог определиться, с каким из религиозных центров — Римом или Константинополем — ему следует иметь дело. Однако Константинопольский Вселенский собор 869—870 гг. передал страну под церковную юрисдикцию константинопольского патриарха.
Сын первого христианского государя Симеон Великий (893—927) достаточно успешно воевал с Византией, выдвигая династические претензии. При нем государство существенно расширило свои границы. Однако при его преемниках происходит ослабление страны. Византийский император Иоанн Цимисхий вторгся в 970-е гг. в Болгарию, а император Василий II в 1014 г. одержал решающую победу, завершившуюся актом массового зверства — ослеплением 15 тыс. болгарских военнопленных, которым был оставлен одноглазый поводырь — один на сотню.
Болгарская государственность возродилась в конце XII в. после двух веков византийского владычества. Наиболее выдающимся из монархов был Иван Асень II (1218—1241), который правил в период чрезвычайно запутанной внешнеполитической ситуации после краха Византийской империи. С ним стремились породниться венгерский король, лидер крестоносцев Балдуин II, властитель Никейской империи. Он добился гегемонии на Балканах и восстановил патриархию. Добрую память о себе он оставил тем, что захваченных пленных отпускал по домам.
Однако период централизации был относительно коротким. Татарское нашествие не способствовало консолидации страны, равно как и преобладание внешней торговли над внутренней. Успешное правление Ивана Александра (1331 — 1371), стремившегося поддерживать мирные отношения с Византией и Сербией, сменилось процессом дезинтеграции и натиском турок-сельджуков на небольшие болгарские княжества. В 1393 г. пала болгарская столица Тырново.
В северо-западной части Балканского полуострова особенно трудно осуществлялись процессы государственного строительства: на территории с чрезвычайно сложным рельефом южнославянским народам противостояли многообразные внешние силы: авары, франки, германцы, венгры, итальянские города, римские папы, Византия, Болгария. В то же время из-за более сильного влияния римской культуры процесс христианизации прошел спокойнее, чем в Польше, Венгрии, Болгарии, — без массовых народных выступлений в защиту язычества.
Каринтия (Словения) и Хорватское королевство испытали сильное давление западной культуры. Церковные соборы в Сплите осудили богослужение на славянском языке и окончательно интегрировали местную паству в лоно католической церкви. Города Далматинского побережья (Дубровник, Сплит и др.) развивались автономно от континентальной периферии, время от времени попадая под контроль внешних сил (Византии, Венеции).
Наибольшая государственная самостоятельность была присуща Сербии. Ее судьба была связана с династией Неманичей. При сыне основателя династии — Стефане (1196—1227) происходит институционализация королевства, объединившего континентальные и приморские земли. В 1219 г. провозглашается автокефальное Сербское архиепископство. При Стефане Душане (1331 — 1355) Сербская держава включает в себя уже все македонские, албанские и отчасти греческие земли, в 1346 г. учреждается патриархия. Здесь складывается сословно-представительная монархия, о чем свидетельствует выдающийся правовой памятник Законник Стефана Душана, принятый на двух соборах — 1349 и 1354 гг.
Как и в Болгарии, ослабление центральной власти совпадает с турецкой угрозой. Однако после поражения сербов на Косовом поле (1389) у них на некоторое время возник шанс сохранить свою государственность. Властитель Сербии Стефан Лазаревич, воспользовавшись победой Тамерлана над турками, принял от византийского императора титул деспота, а затем обратился к покровительству венгерского короля. Примерно полстолетия существовала Сербская деспотовина, но пала под ударами перешедших в новое наступление на Европу турок после крайне неудачной попытки христианского мира организовать крестовый поход в 1443—1444 гг.
Компактная Чехия в самом центре Европы, население которой концентрировалось в долинах крупных рек, обладала возможностями для развития многоотраслевой экономики — не только сельского хозяйства, но и горного дела, ремесел. Она входила в состав Великоморавской державы, в IX в. являвшейся раннефеодальной монархией. Уже в 830—840-е гг. ряд князей принимают христианство, а с 860-х гг. миссионерскую деятельность развертывают Кирилл и Мефодий. Среднечешский князь Борживой первоначально подчинялся Святополку Моравскому (874—894), в 885 г. в целях распространения христианства среди чехов вместе с женой принял христианство, однако большинство чехов остались язычниками. В связи с распадом Вели-коморавской державы отдается под покровительство франкских Ка-ролингов. В X в. чешские князья воюют то с венграми, то с немцами. Болеслав 1 (935—972) добивается успехов в государственной консолидации: оказав помощь германскому королю в разгроме венгров, он присоединил Силезию и Краковскую область. Можно предположить, что он овладел также Моравией и частью Словакии. В это время центральная власть истребляет непокорных племенных вождей и насаждает на места своих управляющих — бургграфов с гарнизонами, раздает земли своим дружинникам.
В XI—XII вв. из-за постоянных междоусобиц князей усиливается зависимость крестьян от феодалов, со второй половины XII в. ощущается влияние процесса колонизации. Разработка горных залежей привлекала в страну немецких поселенцев. «Колонизация создала новую земледельческую деревню, включенную в хозяйственную жизнь страны через густую сеть торгов в городах. Главная форма колонизации в XIII в. — локаторство. Локатором называлось лицо, способное вложить собственные средства в основание новой деревни. Он приглашал колонистов, отмерял им участки и договаривался с владельцем земли об условиях поселения. Структура территории заселения была уже полностью приспособлена к потребностям трехпольной и многопольной систем... Возникли новые правовые нормы отношений крестьян и феодалов. Эмфитевтическое право гарантировало крестьянам наследственное пользование землей и фиксированную ренту, а феодалы обеспечили себе постоянный доход. Обрабатываемая земля в основном распределялась между крестьянами, феодалу оставался лишь малый резерв». Хозяйственные успехи новых поселений стимулировали переход на немецкое право и старых чешских деревень. В конце концов к началу XIV в. в Чехии все крестьяне уравнялись в своем положении — образовали класс вечных арендаторов королевских или частновладельческих земель, лично свободных и пользовавшихся самоуправлением.
Трудно однозначно оценить последствия германского влияния в Чехии. С одной стороны, приезжие помогали осваивать страну, привозили с собой капиталы и ценные умения. С другой стороны, укрепление культурного влияния с запада, за что, в частности, ратовал король Вацлав I (1230—1253), подрывало собственную национальную идентичность чехов, усиливало католицизм й амбиции духовенства, отстаивавшего интересы римского престола, а не Чехии. При Пржемысле II Отокаре (1253—1278) Чехия была близка к тому, чтобы стать доминирующей страной в Восточной Европе. Ее монарх одержал победу над Венгрией, вывел свои границы к Адриатическому морю и претендовал на императорский престол в Германии. Однако эта ситуация не устраивала не только германских феодалов во главе с Рудольфом Габсбургом, но и крупнейшие дворянские фамилии Австрии, Штирии, Каринтии и самой Чехии.
Уникальна роль, которую сыграл в истории страны король Карл IV Люксембургский (1316—1378), добившийся в 1346 г. еще и избрания германским императором. Представитель иностранной династии, он мечтал о консолидации своих владений в Германии и Чехии и видел Чехию центром своего государства. Поэтому для этой страны он сделал исключительно много. Он оказывал покровительство городам, международной торговле, открыл университет в Праге. В знаменитой Золотой булле 1356 г. он подтвердил свободу избрания чешского короля сеймом в случае прекращения династии (т. е. не допускалось вмешательство германских властей в вопросы престолонаследия). Однако и Карл 1Убыл не всесилен: ему так и не удалось добиться принятия свода законов, направленного против панской олигархии и полностью устранявшего архаичные нормы.
После смерти Карла IV последовало ослабление королевской власти. Новый король был вынужден сделать уступки крупным панам, а с начала XV в. экономический кризис, затронувший всю Европу, в Чехии был усугублен кризисом социально-политическим, сопровождавшимся противостоянием чехов и немцев. Учение Яна Гуса, проповедовавшего идеалы раннего христианства, и его казнь в 1415 г. спровоцировали массовое возмущение дворянства, а Пражский университет не признал решения собора католической церкви об осуждении Гуса. В 1419 г. произошло восстание гуситов, которое развивалось настолько успешно, что силы внешней католической реакции были вынуждены оставить Чехию в покое в ее «еретическом состоянии». Это было оформлено в 1436 г. Базельекими компактами. Церковные земли были захвачены панами и городами. Чехия отстояла свое национальное достоинство и в период инициативного правления Иржи из Подебрад, захватившего в 1448 г. Прагу. Вначале Иржи был признан земским губернатором при несовершеннолетнем принце, а после смерти последнего избран королем. Его статуса не признавал римский престол, против этого лидера гуситского движения плели заговоры католические паны и венгерский король. Но только смерть Иржи в 1471 г., а не грубая военная сила завершила гуситский период истории.
После его окончания при сыне польского короля Владиславе II Ягеллоне (1471 — 1516), избранном на чешский престол, сформировалась сословно-представительная монархия. В ней король, собиравший сейм, делил власть с панским, рыцарским и мещанским сословиями. Точнее будет сказать, что король был вынужден подчиняться сословиям. В городах укрепились самоуправленческие начала, существовала известная религиозная терпимость в отношениях между католиками и гуситами.
Однако смерть Владислава II Ягеллона нарушила хрупкий межсословный баланс, а избрание в 1526 г. на чешский престол австрийского эрцгерцога Фердинанда I Габсбурга открыло вход в политическую систему страны потенциальному узурпатору. Приглашенный монарх обещал не прибегать к услугам иностранных советников, уважать религиозную свободу, не навязывать сословиям наследника при своей жизни. Однако все эти обещания были быстро забыты. При фанатике-католике Рудольфе II Габсбурге в конце XVI в. в страну прибыло немало иностранцев, занявших важнейшие должности. Чешское сословное восстание 1618—1620 гг. стало первым актом общеевропейской Тридцатилетней войны, но оно же оказалось и первым поражением протестантов. Чехия окончательно утратила свой суверенитет, войдя в состав многонациональной империи Габсбургов.
Геополитическая ситуация для Польши, находившийся на периферии континента, вдали от торговых путей, была менее благоприятной, чем для Чехии. Формирование государства и принятие христианства (966) произошли позднее, и в этих событиях оказался задействован военно-служилый слой. Профессиональных воинов-рыцарей у Болеслава Храброго (992—1025), при котором складывается тесный союз со Священной Римской империей германской нации и начинается экспансия на Галицкую Русь, насчитывается без малого 20 тыс. «...Процесс феодализации шел... не снизу (путем социальной дифференциации общин и возникновения частной собственности на землю, на основе которой позднее вырастало государство), а сверху — через раздачу государственных земель». В XI—XII вв. формируется духовенство как социальная группа, во второй половине XI—XIII вв. складывается светская вотчина. Крестьянство же вХ—XII вв. остается в основном свободным.
После двухвекового периода раздробленности (середина XII — середина XIV в.) Казимиру III Великому (1333—1370) удалось не только завершить объединение страны, но и присоединить в 1340-е гг. Галицкую Русь. Экспансия на украинские земли требовала значительных усилий государства. Формируется централизованная администрация с королевскими назначенцами — старостами на местах. Параллельно с этим в бывших удельных княжествах складывается земское рыцарское самоуправление. Города получают свободу самоуправления по немецкому образцу, продолжается внутренняя колонизация, поощряемая выдачей грамот королевской канцелярией.
К разбалансировке Польского государства привели и династические проблемы конца XIV в., и заключение Кревской унии (1385) с Литовско-Русским княжеством, ставшим для Польши «инородным телом» в условиях провозглашения литовского князя польским королем. Первоначально польское дворянство вырвало существенную уступку у преемника Казимира Великого — Кошицкий привилей (1374). Он предоставлял шляхте права и привилегии, которыми ранее пользовались только светские и духовные феодалы. Рыцарские земли теперь практически освобождались от податей и становились наследственными. На административные должности на местах назначалась только шляхта. Дальнейшие послабления королевской власти были связаны с тем, что представители Литовского княжеского дома чувствовали себя неуверенно на польском престоле. Уже первый великий князь из Литвы — Ягайло — был вынужден пойти на уступки польской шляхте. Одновременно с этим к середине XV в. обозначился ан тагонизм между шляхтой и крупными феодалами-магнатами. Нешав-ские статуты (1454) резко усилили позиции шляхты в конкуренции с магнатами, расширив полномочия сеймов и сеймиков (т. е. поголовных собраний шляхты). «Отныне король не мог созвать шляхетское ополчение (посполитое рушение), принять новые законы, ввести новые пошлины и налоги без согласия вольного сейма, высшие сановники государства (представители магнатерии) не могли становиться старостами. Земские судьи должны были выбираться королем из четырех кандидатов, предложенных местным шляхетским сеймиком. Шляхта получала ряд хозяйственных привилегий и компенсацию за участие в заграничных походах». Петровские статуты (1496) ударили по другим сословиям. «Шляхта получала монопольное право занимать высшие церковные должности; горожанам запрещалось владеть землей, крестьяне лишались права свободно покидать земледельца».
Разумеется, польские монархи пытались противостоять шляхте, но для этого у них не было естественного союзника — городов (ввиду их слабости). Между тем, находясь на окраине Европы, на стыке с Османской империей и Московской Русью, польские монархи с их амбициозными внешнеполитическими планами как раз и нуждались в военной поддержке шляхты.
В 1505 г. окончательно складывается общепольский (вольный) сейм, состоящий из двух палат: Сената (куда входила светская и духовная знать) и Посольской избы (с депутатами, избранными шляхтой на местных сеймиках и снабженными обязательными инструкциями, что усиливало их позиции перед королем и магнатами). В середине XVI в. шляхта потребовала проведения широкомасштабных реформ в стране. Движение экзекуционистов выступало за возврат королевских имуществ, расширение прав шляхты, введение права на выборы короля. В духе популярных тогда идей Реформации они требовали образования национальной церкви, но получили отпор от католических сил. Зато шляхте удалось настоять на возвращении в казну имений, розданных королем после 1504 г., — эта мера была призвана укрепить обороноспособность страны. «Экзекуционисты домогались далее заключения более тесной унии с союзными странами — Литвой и Западной Пруссией. Это требование поставлено было главным образом в интересах шляхты. Таким путем шляхта надеялась облегчить для себя дело государственной обороны, которую сообща легче было вести, чем порознь. Вместе с тем, шляхта путем заключения более тесной унии с Литвой надеялась на приобретение имений в великом княжестве, где было много свободных и плодородных земель».
Люблинский сейм 1569 г. провозгласил образование нового государства — Речи Посполитой, с общим сеймом, единой монетой, правом места жительства is обеих частях государства и беспрепятственного получения должностей. Украинские земли стали теперь относиться к Польской короне, а у Литвы осталось свое собственное войско и кодекс законов.
Прекращение литовской династии Ягеллонов в 1572 г. создало еще более благоприятные условия для расцвета «шляхетской демократии» и дезорганизации государства. Воплощением этого стали Генриховы артикулы (1573), заключенные при избрании французского принца Генриха Анжуйского на польский престол:
1) они закрепили исключительно выборный характер каждого нового монарха;
2) утвердили военные прерогативы сейма;
3) установили консультативный орган из 16 сенаторов при короле;
4) запретили королю выступать с резолюциями, расходящимися с мнением Сейма.
«Сверх этих артикулов общего характера написаны были pacta convent собственно для Генриха. В силу их Генрих обязывался поддерживать вечный мир с Францией, выставлять французские вспомогательные войска для войн Польши с соседями, соорудить на собственный счет флот, пополнить скарб Речи Посполитой, заплатить долги Сигизмунда-Августа и т. д. и т. п. Шляхта изо всех сил постаралась получить с короля все, не давая ему ничего, считая, вероятно, что для него достаточно одной чести быть королем такого славного и доблестного народа, как польский. С подобными стремлениями и даже признаниями в этом роде приходится встречаться по всей дальнейшей истории Польши».
Дальнейшее ослабление королевских полномочий (например, в 1578 г. король был вынужден отказаться от апелляционной юрисдикции над шляхтой в судебных делах) привело к появлению «шляхетской демократии» и превращению ее в замаскированную магнатскую олигархию. В пору безвластия кланы магнатов научились контролировать мелкую шляхту на местах, а утвердившийся принцип единогласия в общепольском сейме (или правило liberum veto, когда единственный депутат мог воспротивиться принятию общего решения) срывал законотворческий процесс. В 1658—1668 гг. из 19 сеймов смогли принять решение лишь 12. В состоянии стагнации находилась и исполнительная власть: высшие государственные должности превратились в пожизненные синекуры.
Поражение Польши в Северной войне поставило ее в зависимость от России. Это произошло при Августе II (1697—1733). Тогда же в магнатской среде стали складываться два лагеря — реформаторы (во главе с семейством Чарторыйских) и ревнители старых традиции (в лице Потоцких). После смерти короля престол перешел к европейски образованному, но слабохарактерному Станиславу Августу Поня-товскому, который не смог противостоять натиску соседних держав — Пруссии, Австрии и России. Первый раздел страны (1772) вызвал глубокое потрясение в обществе и завершился принятием Конституции
3 мая 1791 г. Польша становится конституционной монархией. Отменяется принцип единогласия в сейме и ограничиваются полномочия Сената, сформирован ответственный перед сеймами правительственный кабинет. Королевская власть приобрела наследственный характер и освободилась от ответственности за покушение на «шляхетские вольности».
Конституция породила неудовольствие Екатерины II и второй раздел страны (1793), по которому в пределах Польши теперь проживали
4 млн человек — и то под фактическим контролем России. Такой поворот событий привел в марте 1794 г. к национальному восстанию Костюшко, после подавления которого произошел окончательный, третий раздел (1795), а польский король был вывезен в Петербург и сложил свои полномочия.
 
 
 
 
 
 
 
 



Лекция, реферат. Древние государства у южных и западных славян - понятие и виды. Классификация, сущность и особенности. 2021.



« назад Оглавление Следующая глава »
Византийская цивилизация и государство « | »






 

Похожие работы:

Воспользоваться поиском

 

Учебники по данной дисциплине

История отечества. Курс лекций
История. Справочник для подготовки к ЕГЭ
Цивилизации Древнего Востока
История нового времени
История России
История России с древних времён до начала 19 века
История Казахстана - экзаменационные билеты
История СССР
История отечества - полный курс лекций
История России 19-20 века
История государственного управления в России
Отечественная история. Учебник
История нового времени. Лекции
История нового времени. Лекции 2
История нового времени. Лекции 3
Российская империя во второй половине XIX
Российская империя в конце XIX - начале XX века
История России XVIII века
Российская империя во первой половине XIX
Источники отечественной истории государства и права кратко