-
Пройти Антиплагиат ©



Главная » Публичное право » 15. Гражданский оборот



Гражданский оборот

Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. Уникализировать текст 



Мы знаем уже, что корпоративная индивидуальность институтов является оболочкой социального целого, которое является душой группы; мы знаем, что это социальное целое должно стать базой субъективной личности. Однако для этого необходимо, чтобы социальное целое прошло через известные стадии развития.
Прежде всего, для того чтобы в нем развились идеи собственности и ценности, на него должен оказать свое влияние торговый обмен: надо, чтобы все члены общины поняли, что общая имущественная масса представляет из себя одновременно и совокупность отдельных объектов права собственности и совокупность ценностей, так как субъективная личность есть «я», сосредоточивающее в себе и сравнивающее ценности, которые оно рассматривает как принадлежащие ему. Полому представление о категориях ценности и собственности может возникнуть у членов общины только в результате постоянной практики торгового обмена, независимо от того, совершается ли он внутри общины или же вне ее.
Затем совокупность общих интересов должна быть точно определена законом и точно отнесена или к корпоративным интересам, или к интересам индивидуальным; при этом должны соблюдаться централизованность и однородность, ибо сама субъективная личность в существе своем централизована и однородна.
Таким образом, подготовительный период, через который должно пройти общество как социальное целое, является периодом продолжительным, но медленность или быстрота движения этой подготовки зависит от общего развития цивилизации. Мы увидим, что бывают эпохи расцвета торгового обмена и возникновения законов.
В эти исторические эпохи увеличивается образование объединений и основываются государства.
На следующих страницах мы разберем политические государства как тип корпоративных институтов, внутри которых развиваются правоотношения.
I. Определение гражданского оборота. — Гражданский оборот представляет собой совокупность юридических форм, появившихся в результате обмена; этот последний со своей стороны связан с некоторой формой общества, весьма отличной от формы политической или конституционной. В то время, как в политическом обществе люди находятся внутри одной и той же группы вследствие их подчинения дисциплине одного и того же института или вследствие их участия в торжественных процедурах, в экономическом обществе они поддерживают свои отношения друг с другом вследствие их сотрудничества в общем деле удовлетворения человеческих потребностей. Весьма часто выражают это противоположение противоположением между отношениями зависимости и отношениями сотрудничества, но выражение это неточно, поскольку дело касается «отношений зависимости»; выше мы показали, что дисциплина института проявляется, скорее путем объективных положений господства или подчинения, нежели путем отношений. Поэтому следует противополагать «положения зависимости» — «отношениям сотрудничества».
Как бы то ни было, но бесспорно одно, что силы политические и силы экономические, борясь друг с другом внутри социальной массы, имеют тенденцию породить две формы общества и две формы права, которые выливаются — первая в форму политического института, вторая — в форму отношений гражданского оборота. Политическое общество стали различать гораздо раньше, чем общество экономическое, ибо последнее привлекло к себе внимание только в новейшее время. Еллинек в прекрасной главе своего «Общего учения о государстве» дал историю этого рода идей. Он различает: I. То влияние, которое оказала школа естественного права, поскольку эта школа вместе с Руссо, Ферпосоном и Шлецером предполагает существование общества, предшествовавшего государству. 2. Влияние Гегеля (находившегося в свою очередь под влиянием Руссо), переданное германским юристам через Лоренца фон Штейна. Гегель определяет общество следующим образом: промежуточная формация между семьей и государством: каждый преследует в нем цель, которая является его собственной целью; но отдельный человек не мог бы достигнуть этой цели одиночестве, надо, чтобы он объединился с другими людьми.
К другим отдельным целям. Эта и отдельная цель присоединяться к другим отдельным целям и является таким образом, в виде обшей цели. Реализуясь, она осуществляет в то же самое время другие цели. 3. Затем следуют французские и германские социалистические школы XIX в. «Сен-Симом первый открыл и ясно показа! разницу, которая существует между социальными отношениями и публичной организацией, между обществом и государством: по его мнению общество состоит из совокупности экономических классов; развитие этих классов стремится превратить промышленный класс, который является наиболее важным из всех классов, в класс, господствующий в государстве». Прудон принимает те же самые идеи, но с более анархическими тенденциями: «он видит в государстве только правительство, которое притесняет; в своих первых сочинениях, он заявляет, что нужно уничтожить государство и на его место поставить анархическое общество, основанное на свободных договорах; нет никакого сомнения в том, что он исходит из принципа государства и отличного от него общества, которые радикально противоположны одно другому». Наконец, концепция общества, появившаяся во Франции, была заимствована и развита с большой силой в Германии Карлом Марксом и Энгельсом; они положили ее в основу концепции исторического материализма. Эта концепция, которая является материалистическим двойником философии истории Гегеля, во всей исторической эволюции видит только необходимое следствие экономических отношений, независимых от сознательной воли отдельных лиц. Эти экономические отношения приводят к образованию социальных классов, которые разделяются на классы эксплуатирующие и на классы эксплуатируемые. Все социальные проявления, не исключая и тех, которые имеют наиболее идеальный характер, обусловлены экономическими отношениями, они являются ничем иным, как надстройкой над ними. Государство есть ничто иное как организация, которую создают для себя эксплуатирующие классы с целью охранить внешние условия производства.
Еллинек в этих своих рассуждениях допустил две погрешности. С одной стороны, он только мимоходом касается анархистских доктрин и только в отношении Прудона, в то время как следовало бы отвести им главное место и указать на представителей этих доктрин, начиная с Годвина и до Бакунина и Кропоткина, потому что доктрины эти требуют уничтожения политических институтов с их дисциплиной, с тем, чтобы дать существовать только добровольным отношениям экономического общества. С другой стороны он не говорит об Иеринге, который, под влиянием Гегеля в своей работе Zwcck im Rccht великолепно разработал юридическую конструкцию общества, основанного на сотрудничестве для удовлетворения человеческих потребностей.
При такой концепции экономического общества, которая противополагается обществу политическому, не следует позволять себе увлекаться преувеличениями; не только политическое общество не должно быть совершенно уничтожено в угоду обществу экономическому, как того хотели анархисты, не только экономическое общество не является систематически преобладающим в отношении различных элементов политических институтов, как этого хотела марксистская доктрина исторического материализма, но не следует вообще представлять себе политическое общество и общество экономическое разделенными на практике одно от другого. Исключительно политическое общество было бы не более жизненно, чем общество исключительно экономическое. Политический институт не является самодовлеющей социальной формой, как равным образом не являются таковой отношения гражданского оборота. Правильной постановкой вопроса будет рассматривать все общество, как состоящее из двух элементов: из политического института и отношений гражданского оборота; что же касается комбинации этих двух элементов, то она представляет собой равновесие двух сил с их взаимодействием и противодействием; следует отмстить однако, что если внутри политического института образуется экономическое общество, то политический институт должен отдать себя в его распоряжение.
Установив это, мы можем теперь вполне приступить к изучению развития первоначальных характерных особенностей гражданского оборота.
Гегель в своем вышеуказанном труде определяет гражданский оборот как «обеспеченную доходом организацию для удовлетворения человеческих потребностей». Идея дохода немного узка, следует лучше сказать, «обменом». Обмен на самом деле является основным, новым непререкаемым фактом в политическом институте, фактом, на котором строится экономическое общество. Политический институт не чужд экономических забот, он не мог бы быть безучастным к ним, потому что он нуждается в некоторой питающей его организации; но политический институт может питаться двояким образом: или полностью социализированной дисциплинарной экономикой, при которой разделение труда также, как и распределение продуктов находится в руках государства, или же путем обмена. В первом случае, экономика целиком зависит от политического института; таков был режим в некоторых древних социальных организациях и к этому именно типу хотят нас привести коллективисты. Во втором случае, экономика независима от политического института, в том смысле, что она не управляется дисциплиной и добровольно функционирует под некоторым контролем, благодаря механизму обмена и сделок; этот последний режим был режимом просвещенных обществ в течение нескольких тысячелетий, которые обнимает история.
Явление обмена и деловых отношений само по себе не заключается в логическом понятии политического института. Этот последний, покоится на власти, обмен покоится на ценности, — два понятия совершенно различные одно от другого. С одной стороны, политическая власть осуществляется главным образом над людьми и лишь побочно над вещами; напротив того, экономическая ценность является главным образом качеством вещей и лишь побочно качеством людей. С другой стороны, ценность является качеством вещей, установленным по отношению к удовлетворению индивидуальных потребностей, она существует для отдельного человека и она является делом субъективной оценки этого человека. Напротив того, власть есть внешняя сила, которая воздействует на группы людей. Обмен, благодаря чувству ценности, которое он пробуждает и благодаря тем субъективным оценкам, которые влечет за собой качественная оценка вещей, является источником субъективного права в то время как власть, благодаря чувству внешней силы и благодаря чувству социального целого, является источником права объективного.
Не только явление обмена не заключается в понятии политического института, но и сама история движений обмена, хотя бы она и была параллельной истории политических институтов, все же с нею не смешивается. С одной стороны, это приводит к тому, что меновая торговля имеет непобедимую тенденцию распространения, она не ограничивается пределами одной данной нации, а является в значительной степени интернациональной; у ней также существуют свои территориальные сферы, но они не совпадают с политическими границами, они называются рынками; существуют рынки Востока и рынки Запада, рынки Европы и рынки Азии и т.д.; рынки определяются расами, особенностями цивилизации, характером продуктов данной страны, состоянием денежного обращения, всеми влияниями, которые могут распространяться на большие территориальные пространства. С другой стороны, существуете первых времен цивилизации историческая последовательность торговых путей, которые в силу экономических причин неизменно существовали в течение многих веков, несмотря на политические перемены, а затем переместились также под влиянием экономических причин. Существует также историческая последовательность развития человеческого труда и технических приемов этого труда, историческая последовательность развития денежной системы и денежного обращения. Все эти исторические последовательности, не будучи совершенно независимыми от политических явлений, являются однако в значительной степени автономными.
Эта история торговли и промышленности не интересовала людей так, как интересовала их политическая история и поэтому о ней не сохранилось так много повествований, но материалы по ней существуют и их начинают собирать".
II. История торговых путей.— Бесполезно указывать на важность торговли и торговых путей начиная с XV в., т. е. со времени открытия морского пути в Индию через Мыс Доброй Надежды и со времени открытия Америки, так как их важность признана всеми: «современный мир.— говорит Гольдшмидт, — стоит под знаком торговли». Но античный мир и средние века, несмотря на грохот войн, знают неменьшую важность торговых путей и будет не лишним дать некоторые сведения об этом менее известном факте.
В античном мире и в средние века главным торговым направлением был путь с востока на запад: духи, пряности, дорогие восточные материи, также, по всей вероятности, художественные предметы, золотые и серебряные вазы являлись предметом этой торговли. Первым местом, где задерживался этот наплыв товаров, который шел из Индии, была, по-видимому, Месопотамия. Обращаясь к халдейской истории, т.е. к эпохе Нарам-Сина (4000 лет до нашей эры), мы находим в ней следы торговли и денежного обращения. Само собой разумеется, что речь идет не о монетах в собственном смысле слова, которые появились только в VIII в. до нашей эры, но о слитках металла. Хамитская цивилизация аккадосумерийцев, которая предшествовала семитской цивилизации халдеев, обладала уже понятием денежной оценки вещей, что могло сложиться только под влиянием торгового обмена. Сохранившиеся во дворце Ассурбанипала надписи на двух языках, являющиеся переводом на халдейский язык сумерийских изречений и восходящие вследствие этого к глубокой древности, гласили:
Они установили соотношение между домом и серебром:
Они установили соотношение между полем и серебром:
Они установили соотношение между рабыней и серебром;
... Когда он принесет серебро, он вступит в свой дом, он вступит во владение своим полем и т.д.
Это соотношение было установлено в применении к некоторому роду договора между заимодавцем и должником, но тем не менее, он указывает на то, что в обращении уже существовало серебро; впрочем те же самые надписи сообщают нам высоту процента, который уплачивался за взятое взаймы серебро, он достигал 20% и держался до Навуходоносора. Халдеи имели представление о производительном капитале (каккади), который сам приносит плоды, подобно земле или рабу.
Возможно, что другая ветвь того же самого направления товарообмена шла к Египту Верхнего царства вдоль побережья Красного моря, так как цивилизация Верхнего Египта была по-видимому современницей халдейской цивилизации; но между этими обеими цивилизациями существует во всяком случае важная разница, заключающаяся в том, что в Верхнем Египте денежный эквивалент был основан не на благородном металле, как это было в Халдее, а на хлебе в зерне, что, конечно, не способствовало облегчению обмена.
Как бы то ни было, с 2300 г. до нашей эры начинается общение народов Малой Азии, Аравии и Египта, в результате которого торговля начинает распространяться но побережью Средиземного моря и на острова «Зеленого моря», как египтяне называли Эгейское море. С этого времени, начинаются торговые эры, связанные с эрами политического господства на морях или «Талассократий». Халдейско-финикийское влияние сначала было преобладающим. В кодексе Хаммураби, который относится к 2000 до нашей эры §§ 66 и след. устанавливают то, что обычно называется торговым кодексом; на самом деле, устанавливается понятие «купца»; долг, сделанный в золоте или в хлебе, всегда рассматривается как сделанный в отношении купца, более того, халдейское право знает договоры, оно знает индивидуальную волю заключающих договор сторон, что появится в Египте гораздо позднее и получит преобладание над более древними институтами только во время Боххориса (850 до нашей эры). Уже финикийцы из Силона, а может быть и сами халдейцы начали предпринимать дальние плавания и основывать свои фактории на побережье Средиземного моря и на островах. Вавилонская поэма «Гильгамес» содержит в себе упоминание о столбах Геркулеса.
Благодаря ли споим собственным завоеваниям или благодаря своему союзу с финикийцами, Египет, начиная со времени Тутмеса III, около 1530 до нашей эры владычествует на Эгейском море и от этого выигрывает главным образом финикийская торговля. Тир занимает место Сидона во главе конфедерации и Аби-Мелек царствует в Тире. В эту эпоху, уже историческую, по словам Страбона финикийцы покрыли своими факториями берега Африки и Испании, проникли за столбы Геркулеса, продвинулись до Касситеридских островов (острова Силли у юго-зап. оконечности Англии), чтобы добыть там олово, а может быть, до Балтийского моря, где они добывали янтарь. Они колонизировали острова Кипр и Крит; добывая продукты Запада, они ввозили туда восточные товары, либо происходившие из Индии, либо производившиеся ими самими.
Конечный пункт торгового пути с Востока на Запад лежит в это время в пределах Средиземного моря и в течение очень долгого времени не выходит за его пределы. Именно здесь будут мировые товарные склады. Деловой центр будет медленно перемешаться и двигаться вдоль побережья, переходя от одного города к другому, но все время вращаясь в пределах одного и того же узкого бассейна. Сначала это будут берега Финикии, затем берега Греции, затем — Африки с Карфагеном, и затем — берега Италии.
Гегемония Египта и Финикии продолжается с XVI по XII век до нашей эры и ее никто не оспаривает в это время, эта гегемония, хотя и несколько ослабленная, продолжается даже до IX века. Эта эпоха является эпохой микенской и минойской цивилизаций; на Крите и в Микенах нашли скульптурные изображения царицы Тии. жены Аменофиса III. Минос и Агамемнон, царь царей, находились в деловых отношениях с фараонами и были может быть в некоторой степени их вассалами. Впрочем чудовищное богатство минойской и микенской цивилизации объясняется только торговлей. Цари эти жили нате пошлины, которые они получали с кораблей или с караванов (Тиринф, Аргос, и Микены лежали на тех дорогах, по которым караваны пересекали Грецию). Троянская война в ее исторической основе могла быть последним эпизодом огромной борьбы, которую торговая египетско-финикийская цивилизация должна была выдержать против натиска Khati или хеттов, которые в союзе со своими вассалами, дарданейцами, троянцами, тирсйцами продвигались к реке Ороит: ахеяне могли являться союзниками фараона. И эта борьба могла вестись на почве торговли, потому что Ил ион, как Тиринф и Аргос, находился на караванной дороге, окружающей Дарданеллы и могло возникнуть соперничество Аргоса с Илионом. Утверждают, что Рамзес II около 1330 заставил отступить хеттов и поэма Пепта-уирита, которая прославляет это событие, является своего рола Илиадой.
После Рамзеса III около 1200 слава Египта меркнет, господство на море . Мало-помалу ускользает от Финикии, и переходит к грекам. С этого момента начинается классическая древность. Не является тайной, что греки, главным образом, были купцами. Одиссея представляет собой не что иное, как поэтический узор на повествовании о торговом морском путешествии, повествовании финикийского происхождения. Курциус, известный историк Греции, говорит, что «с самого начала жизнь греков кажется нам основанной не исключительно на земледелии и на сельском хозяйстве, но также еще на мореплавании и торговле». Все республики Эллинского мира за исключением Спарты и все колонии Ионии или великой Греции были торговыми городами, как Милет, Самос, Эритрея, Хиос, Коринф, Афины. Хадкида. Сицион. Мегара, Тарснт, Метамонт, Сибарис, Кротон и т.д., вес основанные в промежуток между VIII и VII веком до нашей эры.
Греческая торговля распространяется до Понтикапеи в Крыму, она проникает вглубь Малой Азии и простирается до Марселя, лежащего против Карфагена И являющегося его соперником.
Рим должен был во втором веке до начала нашей эры сломить и греческую гегемонию и гегемонию Карфагена; начиная с этого момента, торговля становится римской или грекоримской, но она не покидает вследствие этого бассейна Средиземного моря и не отступает значительно от своих старых торговых центров, несмотря на основание Остии.
При Августе открыли или вернее вторично открыли морской путь в Индию через Красное море, воспользовавшись муссонами, при помощи которых достигли Цейлона, и этот путь создал благосостояние Александрии. Август снарядил посольство в Китай. Позднее, в средние века, дорога в Индию снова становится сухопутной, но караванный путь перемещается, он, но крайней мере, после магометанской эры, не идет более через Месопотамию и Аравию; он подымается к северу, проходит севернее Понта; татарские ханы за пошлины допускают обращение товаров. Народы, которые пользуются этими товарами, передаваемыми из рук в руки, не знают друг друга, но товары тем не менее идут.
Товары продолжают распространяться в бассейне Средиземного моря через посредство морской торговли. Центром ее уже являются берега Италии, Венеции, Амальфи, Пизы, Генуи, Флоренции, которые поочередно добиваются гегемонии. Остров Кипр также занимает почетное место в XIV в. И если хотят проникнуться той истиной, что ход торговых сношений подчиняется другим необходимостям и другой логике, чем ход политических дел, то именно этот последний пример заслуживает внимания. Именно в XIVb. политическая история Европы не тяготела к острову Кипру, эта эпоха была эпохой раздоров пап с Филиппом Красивым и с германскими императорами, эпохой, в которую также началась столетняя война между Англией и Францией. И, однако, в это же самое время, центром торговли в Средиземном морс является остров Кипр. История знает что на этом острове существовала Никозия, которая была политической столицей и в которой были составлены «Иерусалимские Ассизы»; но только в специальной истории торговли имеется упоминание о Фамагусте, который был на протяжении целого века большим космополитическим городом, вроде Венеции, в котором купцы всех стран имели свои фактории.
Во всяком случае, историческая последовательность торговых путей древности и средних веков является последовательностью торговли халдейско-финикийской, египетско-финикийской, греческой, греко-римской, итальянской, и эта последовательность не является точной последовательностью империй.
 



Лекция, реферат. Гражданский оборот - понятие и виды. Классификация, сущность и особенности. 2021.

Оглавление книги открыть закрыть

1. Понятие и сущность публичного права
2. Правовой порядок
3. Правовой порядок и создание правового строя
3.1 Правовой строй
3.2 Правовой строй устанавливается путем объективного самоограничения власти. Отделение политического верховенства от юридического верховенства
4. Эволюция права в направлении к юридической личности
5. Понятие юридической личности
5.1 - Объективное использование понятия
6. Объективная индивидуальность и субъективная личность как составные части понятия юридической личности
6.1 Доля участия объективной индивидуальности в понятии юридической личности
6.2 Органы должны связываться с объективной индивидуальностью.
6.3 О рациональном устройстве объективной индивидуальности.
6.4 Доля участия субъективной личности в понятии юридической личности
7. корпоративной индивидуальности
8. Централизация и представительная организация власти.
9. Дисциплинарное или регламентарное право
10. Обычное право
11. Статутарное или основанное на законе право
11.1 Процедура и статутарное право.
12. Корпоративный институт основывается самостоятельно, сам создает и сам пересматривает свои статуты, все это — в качестве объективной индивидуальности
13. Важность процедур социальных институтов как источников права
14. Вещный характер основных юридических положений
15. Гражданский оборот
15.1 Объективные нормы гражданского оборота
15.2 Индивидуалистические тенденции гражданского оборота
16. Договор. Отношение между договором и гражданским оборотом.
16.1 Общие взаимоотношения договора и института.
16.2 Политический договор
16.3 Противоположение между сущностью политического договора и дого­вора социального
17. Процесс ассимиляции, порождающий закон
18. Закон как выразитель субстанции общих идей
18.1 Централизация всего права в государстве на основе закона.
19. Соотношение закона и обычая
19.1 Взаимоотношения закона и субъективной личности
20. Публичный режим и гласность
21. Юридическая личность и моральное лицо
21.1 Способность к приобретению благ и к вступлению в правоотношения
22. Моральное лицо
22.1 Общая воля Руссо




« назад Оглавление вперед »
14. Вещный характер основных юридических положений « | » 15.1 Объективные нормы гражданского оборота






 

Учебники по данной дисциплине

Административно-правовое регулирование государственной службы
Как написать диссертацию
Финансовый контроль в зарубежных странах: США, ЕС, СНГ
Современные правовые семьи
Краткое содержание и сравнительная характеристика персонажей произведений Пушкина и Шекспира
Административно-правовые основы государственной правоохранительной службы
Управление системами связи специального назначения
Правила написания рефератов, курсовых и дипломных работ
Кадровое делопроизводство
Защита вещных прав
Социология - методические указания и тесты
Психолого-педагогические аспекты работы в органах ФСИН
Антиинфляционная политика и денежно-кредитное регулирование
История и философия экономической науки
История и методология экономической науки
Прямое и косвенное регулирование мирового финансового рынка
Специальные и общие инструменты регулирования мирового финансового рынка
Факторинговые и трастовые операции коммерческих банков
Инфляционные процессы
Управление компетенциями
Характеристика логистических систем
Стратегические изменения в организации
Реструктуризация деятельности организации
Реинжиниринг бизнес-процессов
Управление персоналом в условиях организационных изменений
Развитие персональной системы ценностей как педагогическая проблема
Подготовка полицейских кадров в Германии, Франции, Великобритании и США
Манипулятивный стиль поведения пациентов с множественными суицидальными попытками
Анафилаксия: диагностика и лечение
Коллективные формы предпринимательской деятельности
Психология лидерства
Антология русской правовой мысли
Компетенции
Психология управления кадрами в бизнесе