-
Пройти Антиплагиат ©



Главная » Публичное право » 2. Правовой порядок



Правовой порядок

Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. Уникализировать текст 



Вернемся к основному определению, согласно которому публичное право — это «право, которое путем создания институтов и путем корпоративной персонификации политической организации упорядочивает область публичных отношений в целях свободы и справедливости». Оставим пока в стороне вопрос о персонификации политического института, который будет рассмотрен в следующей главе. Займемся исключительно понятием правового порядка, объективно и самостоятельно устанавливающегося в публичной области, и рассмотрим следующие три положения:
1. Существует правовой порядок, отделимый от политического порядка вещей и имеющий целью внести в последний долю справедливости.
2. Правовой порядок может осуществлять справедливость в политических учреждениях не иначе, как вводя в них правовые состояния.
3. Необходимо, чтобы эти правовые состояния устанавливались сами собой. Настоящий параграф будет посвящен развитию первого положения.
I. О различии, которое следует проводить между юридическим и политическим порядком вещей. — В политической, как и в частной области право не является простым соответствием примитивному порядку вещей; несомненно, что отчасти оно ему соответствует, поскольку оно возникает для подчинения себе социальных отношений и социальных организаций, находящихся в примитивном состоянии, но оно соответствует им не полностью, так как в этом случае оно не подчиняло бы их себе. Подчинять себе значит устанавливать нормы, которые не совпадают с подчиняемой реальностью. Правда, нормы могут быть почерпнуты из конкретной жизни путем операций обобщения и абстракции, но, по мнению юристов, правовая норма, будучи почерпнутой из реальной жизни, вместе с тем является проникнутой известным идеалом справедливости, противопоставляемым элементам этой реальности.
Таким образом, право есть соответствие идеальному или по крайней мере идеализированному порядку вещей; в нем осуществляются не чисто механические концепции мироздания, а концепции, допускающие целесообразность и свободу, а следовательно, предполагающие победоносную борьбу справедливости против несправедливости, добра против зла.
Возможны действительно две концепции мироздания: или в нем все сковано детерминирующей причинной связью и не существует целесообразности, а следовательно, если в нем и обнаруживается порядок, то последний аморален — это есть механическая концепция; или в нем не все сковано строго-детерминирующей причинной связью, законы природы являются до некоторой степени зависимыми, и к ним может примешиваться доля целесообразности, а следовательно, если в мироздании обнаруживается порядок, то последний может, хотя бы отчасти, быть продуктом воли и результатом выбора между добром и злом — это есть финалистическая концепция, оставляющая известное место за свободой и в каждом элементе мира, не только в человеке, но даже в атоме усматривающая известную «степень свободы».
Положение о том, что целью права является придание известной доли справедливости наиболее необходимым социальным институтам, может быть проиллюстрировано несколькими примерами из области полиции и налогового обложения.
При наличии в государстве административного устройства, не могущего функционировать без крупных государственных затрат, нет ничего более необходимого и неизбежного, чем налог как таковой; тем не менее говорится, что налоги устанавливаются со свободного согласия нации. Где же здесь свобода? Ежегодно требуется изыскать пять или шесть миллиардов поступлений — это необходимо; но их можно изыскать несколькими путями, сделать, например, выбор между обложением прямым, косвенным, поимущественным и подоходным, между пропорциональными и прогрессивными ставками. Здесь роль свободы выражается в выборе средств.
Необходимо обеспечить народное здравие, и для этого улучшать санитарное состояние жилищ: это является политически необходимым, но, тем не менее, домовладельцы должны сохранить свободу, присущую праву собственности; то и другое здесь также сочетается: они обязаны улучшать санитарное состояние, но сохраняют за собой выбор средств для этого.
Таким, образом, момент необходимости и момент свободы, переплетающиеся в социальных вопросах, могут довольно хорошо быть представлены в виде обязательности действия при facullas solutionis.
Очевидно, что именно вторая концепция более близка к концепции юристов и что она ведет нас к понятию правопорядка, который без сомнения определяется отчасти фактами, ускользающими от действия воли, но частью также волей и моральными побуждениями. Если, согласно формуле Лашелье, «природа составляет одно целое, части коего расположены в порядке», и если то, что верно для большого целого — природы, верно также и для более ограниченного, но нас особенно интересующего целого, каковым является общество, а также если и о последнем можно сказать, что «оно является целым, части коего расположены в порядке или стремятся расположиться в порядке», то вспомним, что это расположение в порядке может в известной мере быть результатом воли, поисков и стремлений людей как членов общества, и что этот результат достигается путем различения между справедливым и несправедливым.
II. Правовой порядок имеет целью ввести с помощью некоторых специальных процессов долю справедливости в примитивный порядок вещей.
Прежде всего следует заметить, что правовой порядок стремится не к созданию социальных институтов, которые были бы присущи исключительно ему, но лишь к урегулированию и но возможности улучшению существующих примитивных организаций.
III. Первый прием, с помощью которого правовой порядок вводит справедливость в существующее положение вещей: объективные равновесия, поскольку они ведут к правовым состояниям. Основной проблемой публичного нрава является превращение фактических состояний в правовые состояния. Так как в публичном праве факт часто является результатом силы, то это есть проблема превращения результатов силы в правовые состояния. Именно эта проблема нашла себе софистическое разрешение в германской поговорке «сила создает право». Софизм здесь в том, что создается впечатление, будто результаты силы сами собой, без последующих превращений и без вмешательства иных, кроме силы, элементов становятся результатами права. Ничто не может быть более ложным. Всегда понималось, что результаты силы могут превратиться в результаты права не иначе, как путем их дальнейшего превращения или легитимации (узаконения), и что главным фактором такого узаконения является спокойное и длительное существование, потому что спокойное, длительное существование в обществе какого-либо положения вещей заставляет предполагать, что состоялось приспособление или принятие этого положения, которое таким образом становится институтом, существующим уже не вследствие действия силы, а самостоятельно. Само это предположение покоится на постулате, что окончательно утвердиться в обществе может только то, что стало добрым и справедливым, так как добро более устойчиво и прочно, чем зло.
Итак, спокойное и длительное существование является непременным условием узаконения организаций, созданных силой; но само это спокойное и длительное существование не было бы достигнуто, если бы принудительный характер этих организаций не смягчался с течением времени, приспособляясь к умонастроениям граждан.
Таким образом, процесс смягчения и сдерживания грубых сил является важным фактором; именно он превращает вооруженную силу с ее непосредственными и страшными насильственными действиями в политическую власть, которая, прежде чем перейти к насилию, применяет юридические повеления, что и является уже заметным прогрессом; кроме того, именно он все более сдерживает политическую власть.
Между тем, уже сам этот процесс смягчения и сдерживания силы является делом правовой системы и результатом первого правового процесса, т.е. объективного равновесия сил. Он главным образом состоит в разделении данной силы на несколько элементов и в частичном противопоставлении друг другу этих элементов для их взаимного уравновешивания и для достижения тем самым одновременно и большей длительности, и большей сдержанности в осуществлении власти.
Надо думать, что этот процесс имеет правовой характер, раз в конституционном праве он называется принципом разделения властей, и раз он способствует превращению простой политической власти государства в юридическое верховенство.
В следующем параграфе мы выделим то объективное равновесие, которое нам представляется наиболее важным, которое называется «правовым строем» или «государством, подчиненным правовому режиму», и которое является не чем иным, как общим равновесием политических и юридических сил в государстве, поскольку оно реализуется в пользу сил юридических. Здесь же мы ограничимся общим взглядом на явление объективных равновесий, рассматриваемых в целом. В наших современных политических обществах социальные равновесия бесчисленны. Прежде всего равновесие проявляется между национальными силами и силами внешнего мира. Оно основано либо на равенстве сил ряда государств, либо на системе союзов, взаимно друг друга уравновешивающих. Территориальные границы государства представляют собою ту линию, на которой достигается компромисс: здесь одна из конкурирующих сил говорит другой: «дальше ты не пойдешь». Затем правительственная власть внугри государства может уравновешиваться силой противодействия граждан, пользующихся правом голоса (pays legal); центральной администрации противостоит местная децентрализованная администрация; внутри самого правительственного механизма могут создаваться те или иные равновесия: таковы, например, равновесия при парламентарном образе правления — отделение исполнительных органов от органов законодательных и разделение властей между ними устанавливают равновесие; также устанавливает равновесие разделение власти между палатой депутатов и сенатом. Кроме того существуют еще более основные формы равновесия, мимо которых обычно проходит наука конституционного права: равновесия между политическими силами и силами экономическими, между властью военной и властью гражданской, между общественной жизнью и жизнью частной, между публичной собственностью и собственностью частной, между деятельностью публичной администрации и частной деятельностью и т.д.
Эти социальные равновесия существуют для того, чтобы придать власти более умеренный характер, чтобы обеспечить длительность существования данной группы людей (населения) и чтобы сделать ее жизнь более ритмичной (как бы посредством раскачивания маятника). В этом отношении особого внимания заслуживают равновесия, существующие при парламентарном режиме. Если после всеобщих выборов в парламент пришло некоторое большинство, воодушевленное известной волей, располагающее известной суммой власти, большинство, которому страна оказывает известное доверие, то возникает вопрос о том, чтобы не позволить этому большинству израсходовать в порядке законодательной лихорадки сразу всю его энергию. Именно эту цель преследуют парламентские процедуры: многократное чтение законопроектов, требование одинакового вотирования обеими палатами, система запросов, кулуарные интриги, борьба меньшинства против большинства. Все это является теми силами сопротивления, которые уравновешивают друг друга и настолько отсрочивают принятие закона, что целые годы проходят в дебатах, которые, сточки зрения законодательной работы, являются бесплодными, но которые дают возможность этому законодательному собранию продлить свое существование до истечения срока мандатов его членов. Дебаты, переговоры, соглашения экономят жизнь этого собрания; обычно такое собрание оканчивает свои функции к концу своих четырех лет, когда оно нуждается в том, чтобы снова пройти через избирательную баню, но без ритма и без баланса всех этих парламентских равновесий оно истощило бы самого себя к концу шестимесячного срока.
В течение всего времени существования политических организмов равновесие является настолько необходимым, что его с уверенностью можно найти и в наиболее простых политических организмах. Не существует какого-либо правительства у племени, на какой бы низкой ступени политической лестницы это последнее ни стояло, которое не обладало бы некоторым противовесом и именно этот противовес сообщает этому правительству длительный характер. Рядом с негритянским царьком, который сам рубит головы своим подданным, стоит колдун или заклинатель; если глава племени окружен своими близкими друзьями, родственниками, сотрапезниками, он натыкается на соревнование между своими фаворитами; если ему нужен министр, то немедленно возникает необходимость считаться с этим министром. Когда, начиная с XIV века, французская монархия стала развиваться иными путями, чем монархия английская, и когда из полуфеодальной она превратилась в абсолютную, вследствие отсутствия генеральных штатов, и, следовательно, отсутствия нужного равновесия, то разве мы не наблюдаем возникновения чрезвычайного политического сопротивления судебных парламентов под предлогом регистрации ордонансов, но в действительности затем, чтобы служить противовесом абсолютной власти.
И когда к XVIII в. монархия дошла до того, что перестала терпеть контроль парламентов и сломала их сопротивление, с какой быстротой она пришла к собственному падению!
Таким образом, именно потребность постоянства и замедления движения создает социальные равновесия, предназначенные для более экономного функционирования власти и для того, чтобы власть эта израсходовала свои силы лишь капля но капле; но для людей эта экономия власти представляется более интересной в той форме, которая называется умерением власти. В этой более экономной форме давящий характер власти менее чувствуется. В позднейшие эпохи цивилизации, когда политические равновесия создаются сознательно, они преднамеренно служат для того, чтобы умерить власть и чтобы вследствие этого гарантировать свободу. К этому стремился Монтескье, когда он описывал английскую конституцию и установленное этой конституцией разделение властей. Но надо иметь в виду, что если умерение власти и гарантия свободы являются сознательной целью людей, когда они уже установили социальные равновесия, то потребность обеспечить известное постоянство является всегда их инстинктивным стимулом.
Сверх того к созданию равновесия в государственном режиме стремятся только в политических обществах, слишком увлеченных стремлением к переменам; создание таких равновесий в значительной степени является средством, к которому обращаются после слишком быстрого темпа различных нововведений. Не всякое человеческое общество в одинаковой мере подвержено изменениям, не все они являются одинаково жизненными и одинаково прогрессирующими. Бэджот отметил, между прочим, что даже у народов, способных к различным переменам, бывают периоды относительной неподвижности и, наоборот, периоды быстрых перемен. Именно в эпохи разрыва с древними обычаями, в эпохи кризисов и обновления, равновесия государственного режима появляются для того, чтобы восстановить достаточную стабильность и посредством нее создать ощущение постоянства.
В свою очередь, принимая чрезмерные формы, равновесия государственного режима могут способствовать тому, чтобы завершить период изменений данного государственного режима. Никогда не достигая этого вполне, они вследствие чрезмерности социальной регламентации приводят к неподвижности, они истощают свою способность к видоизменениям, способность, которая является самой жизнью системы, и так как они вместе с тем хотят продлить свое существование, они рискуют положить ему конец.
Таким образом, стремление отыскать устойчивость посредством равновесий само должно состоять в том, чтобы найти «золотую середину»; есть общества, настолько неподвижные, погруженные в оцепенение обычая, что в них потребность в равновесиях вовсе не чувствуется. Когда же начинают проявляться социальные преобразования, то равновесия возникают для того, чтобы замедлить движение этих преобразований. Они возникают самопроизвольно, используя те сопротивления, которые каждое движение обычно возбуждает в той среде, в которой оно развивается; равновесия с>ть только уравновешенные сопротивления. Но если эти преобразования становятся чрезмерными, то и движение в свою очередь останавливается. Общество, которое сначала вовсе не имело никакой истории, затем пережило чрезвычайно бурный, а впоследствии более упорядоченный исторический период — рискует в конце концов впасть в состояние оцепенения, весьма похожее на то, в каком это общество пребывало на заре своей истории. Разница будет только в том, что неподвижное состояние его вначале было как бы детством, полным надежд и возможностей действия, в то время как неподвижное состояние в конце есть старость, ибо жизнь народов, как и жизнь отдельных людей, есть некое неотвратимое движение, скорость которого может быть замедлена, но направление и неизбежные выводы не могут быть изменены.
IV. Второй прием юридической техники, имеющий целью введение справедливости в существующее положение вещей: персонификация социальных институтов. Гармония между свободами, являющаяся целью справедливости, слагается из субъективных оценок индивидуальных сознаний; человеческому сознанию свойственно чувство справедливости. Но в социальных группировках выявляются настолько примитивные коллективные силы, что управление ими ускользает от индивидуальных сознаний даже правящих лиц, если только коллективные силы чудесным организационным усилием сами не организуются наподобие личности, тем самым делая возможным управление ими и подчиняя свои проявления настолько разумным процессам, что индивидуальным сознаниям делается легко воздействовать на них в направлении справедливости.
В этом весь секрет персонификации социальных институтов; это — один из случаев применения правила similia similibus. Возразят, что это — антропоморфизм; но это дает благие результаты, которые состоят во внесении гуманности в социальные институты, существующие ради человека.
Мы ограничились здесь лишь тем, что указали на лог второй прием юридической техники, оставляя надлежащее его развитие до следующей главы. Теперь же нам следует проследить идею объективных равновесий, взяв для этого равновесие, которое под названием правового порядка является самой основой публичного права.
 



Лекция, реферат. Правовой порядок - понятие и виды. Классификация, сущность и особенности. 2021.

Оглавление книги открыть закрыть

1. Понятие и сущность публичного права
2. Правовой порядок
3. Правовой порядок и создание правового строя
3.1 Правовой строй
3.2 Правовой строй устанавливается путем объективного самоограничения власти. Отделение политического верховенства от юридического верховенства
4. Эволюция права в направлении к юридической личности
5. Понятие юридической личности
5.1 - Объективное использование понятия
6. Объективная индивидуальность и субъективная личность как составные части понятия юридической личности
6.1 Доля участия объективной индивидуальности в понятии юридической личности
6.2 Органы должны связываться с объективной индивидуальностью.
6.3 О рациональном устройстве объективной индивидуальности.
6.4 Доля участия субъективной личности в понятии юридической личности
7. корпоративной индивидуальности
8. Централизация и представительная организация власти.
9. Дисциплинарное или регламентарное право
10. Обычное право
11. Статутарное или основанное на законе право
11.1 Процедура и статутарное право.
12. Корпоративный институт основывается самостоятельно, сам создает и сам пересматривает свои статуты, все это — в качестве объективной индивидуальности
13. Важность процедур социальных институтов как источников права
14. Вещный характер основных юридических положений
15. Гражданский оборот
15.1 Объективные нормы гражданского оборота
15.2 Индивидуалистические тенденции гражданского оборота
16. Договор. Отношение между договором и гражданским оборотом.
16.1 Общие взаимоотношения договора и института.
16.2 Политический договор
16.3 Противоположение между сущностью политического договора и дого­вора социального
17. Процесс ассимиляции, порождающий закон
18. Закон как выразитель субстанции общих идей
18.1 Централизация всего права в государстве на основе закона.
19. Соотношение закона и обычая
19.1 Взаимоотношения закона и субъективной личности
20. Публичный режим и гласность
21. Юридическая личность и моральное лицо
21.1 Способность к приобретению благ и к вступлению в правоотношения
22. Моральное лицо
22.1 Общая воля Руссо




« назад Оглавление вперед »
1. Понятие и сущность публичного права « | » 3. Правовой порядок и создание правового строя






 

Учебники по данной дисциплине

Административно-правовое регулирование государственной службы
Как написать диссертацию
Финансовый контроль в зарубежных странах: США, ЕС, СНГ
Современные правовые семьи
Краткое содержание и сравнительная характеристика персонажей произведений Пушкина и Шекспира
Административно-правовые основы государственной правоохранительной службы
Управление системами связи специального назначения
Правила написания рефератов, курсовых и дипломных работ
Кадровое делопроизводство
Защита вещных прав
Социология - методические указания и тесты
Психолого-педагогические аспекты работы в органах ФСИН
Антиинфляционная политика и денежно-кредитное регулирование
История и философия экономической науки
История и методология экономической науки
Прямое и косвенное регулирование мирового финансового рынка
Специальные и общие инструменты регулирования мирового финансового рынка
Факторинговые и трастовые операции коммерческих банков
Инфляционные процессы
Управление компетенциями
Характеристика логистических систем
Стратегические изменения в организации
Реструктуризация деятельности организации
Реинжиниринг бизнес-процессов
Управление персоналом в условиях организационных изменений
Развитие персональной системы ценностей как педагогическая проблема
Подготовка полицейских кадров в Германии, Франции, Великобритании и США
Манипулятивный стиль поведения пациентов с множественными суицидальными попытками
Анафилаксия: диагностика и лечение
Коллективные формы предпринимательской деятельности
Психология лидерства
Антология русской правовой мысли
Компетенции
Психология управления кадрами в бизнесе