-
Пройти Антиплагиат ©



Главная » Публичное право » 22.1 Общая воля Руссо



Общая воля Руссо

Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. Уникализировать текст 



Руссо из того, что он называет всеобщей волей, сделал субъективную волю государства и в конце концов единственный субьективный элемент государства. Он считал, что создавая законы, общая воля может определять постепенно все те идеи, на которых покоится государcтво. В этом заключается его философская и моральная ошибка. Благодаря этому он показал себя предвозвестником «новой философии», антиюридические тенденции которой мы оспаривали; он самую идею государства поставил в зависимость от общей воли, тогда как идея государства доминирует над волями и осуществляется именно потому, что она доминирует над ними; он поставил разум в зависимость от воли, тогда как разум должен преобладать над ней.
Таким образом задача состоит в том, чтобы восстановить истину. Но не надо совершенно отбрасывать элемента обшей воли, его следует только подвергнуть более тщательному анализу. Дело в том, что Г общая воля является лишь волей к присоединению так же точно, как она является лишь волей к подчинению; 2° общая воля не охватывает собой всего субъекта, она является только одним из элементов субъекта.
а) Общая воля осуществляет лишь стремление к чему-либо и присоединение; она не является действующей силой, так как моральное единодушие не осуществляется в действии, но в тех пассивных или полупассивных состояниях сознания, наличность которых предполагает стремление или присоединение. Общая воля требует единодушия. Поэтому единодушие может быть осуществлено прежде всего путем присоединения к уже совершившемуся факту, так как индивидуальные присоединения происходят в некоторой последовательности, следуют одно за другим в течение долгого промежутка времени, а затем также и потому, что эти присоединения происходят в тайниках сознания, совершенно ничем не задевая человеческого самолюбия; кроме того, единодушие может также осуществиться в стремлениях, ибо стремления смутны и неопределенны, вопрос о средствах осуществления по поводу которых могут возникнуть разногласия еще не ставится; но в многочисленных группах, если дело идет о каком-нибудь действии или о подлежащем выполнению решении, единодушие на практике неосуществимо, потому что действие само по себе возбуждает вопросы о своевременности принятых мер. о редакционных формулировках, о средствах исполнения; на почве всех этих вопросов и возникают разногласия; это происходит потому, что решение должно быть принято в определенный промежуток времени и если принятию решения предшествовало обсуждение, то в течение того ограниченного времени, когда развивались все предшествующие данному решению процедуры, все умы не располагали достаточным временем для того, чтобы согласиться с мнением других; также и самолюбие препятствует значительному числу индивидов формально и открыто присоединиться к мнению других и т.д. На практике опыт показывает, что в каждом собрании, даже если оно немногочисленно, решения могут быть приняты только по большинству голосов и, вследствие этого, они являются результатом воли большинства, а не обшей воли. Конечно, в дальнейшем к принятому большинством голосов решению могу присоединиться члены оставшегося меньшинства и это последнее таким образом войдет в общую волю, но оно войдет в нее посредством явления присоединения, а не решения.
Общая воля, являясь только волей присоединения, не является и не может быть волей господства, наоборот, она является волей подчинения. Именно посредством этой воли подданные являются носителями моральной личности государства. Здесь интересно отметить, инстинкт языка. Уже давно говорят о «подданных государства» (sujels) и это выражение имеет субъективный смысл; этим хотят сказать, что идея государства получает свою субъективную жизнь в сознании подданных. Это есть не государственная власть, но только «идея государства». Это не государственная власть, потому что общая воля не есть воля власти, а, наоборот, является волей подчинения. Единодушная воля всех подданных стремится к государству как к определенному режиму, которому они желают подчиниться для того, чтобы быть в состоянии осуществлять свои социальные идеи; что же касается государственной власти, то она будет исходить от индивидуальных воль тех отдельных лиц из среды правящих классов, которые будут служить общей идее государства в качестве его политических органов и правительства.
б) Общая воля не является единственным элементом, а только одним из элементов «морального лица»; главным субъективным элементом является идея общесоциального дела, идея государства, идея отечества. Эта идея осознается через посредство общей воли, но она есть то, что превращается в сознательного субъекта, вследствие чего она сама является «субъектом». Идея как элемент субъекта больше, чем сознание, в том смысле, что именно идея должна осознать самое себя. — Поскольку существует идея, постольку субъект является вполне определенной личностью, обладающей определенной целью и определенным призванием. Если бы моральным субъектом государства была бы единственно общая воля, то в таком субъекте не было бы ничего определенного, он мог бы изменяться и колебаться в зависимости от колебаний и изменений общей воли, у него не было бы определенных внешних форм, внешних признаков и постоянства. Но субъект является социальной идеей, сознающей самое себя в обшей воле.
Б. Каким образом и почему идея общесоциального дела может стать сознательным субъектом только посредством обшей воли членов группы. — Мы приблизились здесь к глубокой тайне, и тайна эта становится еще более непроницаемой опою, что она является тайной как в отношении человеческой личности, так и в отношении личности социальных институтов.
Возьмем промышленное предприятие; пока оно остается вещью, созданной хозяином данного предприятия, никто не подумает считать социальным существом ту идею, на которой основано это предприятие. Но как только это индивидуальное предприятие одного хозяина становится акционерным, т.е. как только некоторая группа индивидов приглашается присоединиться к известной идее со всей силой их обшей воли, основанной на риске капиталом, который они внесли в это акционерное предприятие, то оно немедленно становится социальным организмом или моральным лицом. Вот явление во всем его своеобразии. Если какой-нибудь авантюрист основал княжество, то в течение более или менее долгого времени он один будет носить в своем сознании идею государства, осуществить которую он стремится; в дальнейшем, если он удержится у власти, мало-помалу идея его привлечет на свою сторону подданных и проникнет в их общую волю; тогда и только тогда реально будет существовать моральное лицо государства. — Это второй пример того же явления, столь же реальный, и лишь с внешней стороны менее ясный.
Какие изменения претерпевает идея, ставшая обшей волей данной группы?
Мало сказать, что она становится субъективной, ибо она была субъективной уже тогда, когда она существовала только в сознании одного отдельного индивида.
Более интересно отметин, что она остановится субъективной в социальном смысле, гак как она проникает в общее сознание всех членов, данном Группы. Но не следует обманываться словами: она является субъективной только пассивным образом, ее одинаково мыслят и желают все члены данной группы. Но это не дает еще ей субъективной жизни. Это еще не приводит к тому, что она осознает самое себя. Это не делает еще из нее сознательного субъекта. В действительности проблема заключается в следующем: каким образом идея социального устройства, ставшая идеей обшей воли данной группы, получает от нее свойственную ей субъективную жизнь и почему она может получить эту субъективную жизнь и стать сознательным субъектом, только став идеей обшей воли данной группы, посвятившей себя этой идее.
Следует разделить этот трудный вопрос. Следует спросить себя: 1° каким образом в обшей воле могут возникнуть такие состояния сознания, которые будут рассматриваться как состояния, отделяющиеся от индивидуальных сознаний и долженствующие играть активную роль в рамках идеи социального устройства; 2° каким образом эти состояния сознания могут быть сведены к идее социального устройства, понимаемой в смысле идеи, осознающей самое себя:
а) каким образом в общей воле могут возникнуть такие состояния сознания, которые будут рассматриваться как отделяющиеся от индивидуальных сознаний и долженствующие играть активную роль в рамках идей общесоциального дела.
Первое общее замечание, которое следует здесь сделать, заключается в том, что идея некоторого общесоциального дела может стать сознательным существом не иначе, как заимствуя этот элемент сознания у тех человеческих существ, которые посвящают себя этой идее; сознание морального существа появляется в результате человеческих сознаний, причем, однако, эти последние преображаются под влиянием данной идеи.
Второе замечание состоит в том, что человеческие сознания, создающие сознание морального существа внутри идеи общего дела, безусловно должны представлять собой более или менее многочисленную группу; они должны быть множеством, а не единицами, tres faciunt capilulum; и это должно быть так вследствие следующих соображений:
Прежде всего, если бы сознание было единым, то в нем часть сознания, отдавшая себя целиком идее общего дела, не была бы в достаточной степени отделена от той его части, которая осталась чисто индивидуальной; напротив того, при множественности человеческих сознаний часть сознания, отдавшего себя целиком идее общесоциального дела, в достаточной степени отделяется от той части, которая в каждом остается индивидуальной; существует один весьма заметный признак такого различия; он заключается в том, что та часть сознания, которая посвятила себя идее социального устройства, является обшей, идентичной у всех отдельных людей, в то время, как та часть, которая в каждом остается индивидуальной, отличается известными различиями и характерными особенностями.
Более того, акт сознания в одно и то же время является единым и сложным. Он в значительной степени состоит из сравнения ценностей, которые существуют лишь соотносительно к субъекту; идея, общая всем членам данной группы, является тем, что создает единство субъекта, в отношении к которому существуют сравниваемые ценности и, вследствие этого, единство акта сознания морального существа. Но сравнение ценностей и взвешивание мотивов, а, следовательно, то, что придает акту сознания сложный характер, становится возможным лишь при многочисленности членов группы и вследствие того факта, что единодушию общей воли всегда предшествует нечто вроде обсуждения. Мы назвали драмой представительного режима процедуры, предшествующие единодушному присоединению, это является также драмой свободы, для постановки которой необходимо много действующих лиц.
Таким образом создаются состояния сознания, общие для всех членов данной группы и функционирующие в рамках установленных идеей социального устройства; они в определенной степени исходят от индивидуальных сознаний. Отметим, что эти состояния сознания не могут быть целиком отделены от индивидов чтобы стать коллективным сознанием, которое в отношении индивидов было бы трансцендентным и им не свойственным; конечно, они существуют в индивидуальных сознаниях, но эти последние испытывают на себе влияние социальной идеи. Здесь мы сталкиваемся с примером раздвоения личности; так это бываете состоянием сознания рабочего, являющегося членом профессионального союза и проникнутого духом этого последнего; тогда, когда дело касается вопросов профессионального характера, он больше не принадлежит себе, раз дается распоряжение профессионального союза. Здесь мы имеем дело не с явлением, когда коллективное сознание ставится над индивидуальным сознанием, здесь мы сталкиваемся с явлением взаимного проникновения индивидуальных сознаний, испытывающих на себе влияние некоторой общей идеи и, в действительности, именно индивидуальные сознания осознают себя друг в друге и таким образом овладевают друг другом.
Вследствие этого мы находим корень собственности, так неразрывно связанной с юридической личностью, также и в «моральном лице»; члены данной корпорации, в которой существует общая воля, овладевают друг другом; такое взаимное обладание является первым общим благом, существующим в области социального патримония, благом, которое влечет за собой другие блага; разве наш закон I июля 1901 об ассоциациях в своей первой статье не говорит, что участники ассоциаций «соединяют для постоянного использования свои знания или свою деятельность», т.е. они соединяют некоторую часть их самих и разве не эта первая часть общего фонда влечет за собой дальнейшее долевое участие?
б) Каким образом общие состояния сознания превращаются в идею общесоциального дела, понимаемую как сознательное, сознающее самое себя существо?
Этот вопрос является последним неясным вопросом: каким образом идея общесоциального дела становится сознательным существом? Мы видим явления общих сознаний, осуществляющиеся в этой идее или сводящиеся к ней; но каким образом эти состояния общих сознаний, сами по себе обязанные своим существованием взаимному проникновению индивидуальных сознаний, действуют таким образом, как если бы они появились внутри собственного сознания данного морального субъекта, являющегося идеей? Каким образом индивидуальные сознания, находящиеся под влиянием одной и той же социальной идеи и создающие таким образом друг друга, создают впечатление, что сознающей самое себя является именно социальная идея?
Это можно объяснить только при условии, если допустить, что идеи являются сами существами и что они являются существами по преимуществу (par excellence). Если все живые существа суть только «осуществляющиеся идеи», достигающие более или менее сознательного состояния, если сами человеческие существа суть только осуществляющиеся идеи, то тогда социальные существа тем более являются осуществляющимися идеями; в таком случае идея обладает такой жизненной силой, что неудивительно, если она привлекает к себе все, что может служить для ее осуществления и что идея общесоциального дела привлекает к себе социальные состояния сознания, порожденные индивидуальными сознаниями своих членов в пределах общей воли, чтобы самой стать сознательным субъектом.
II. Идея общесоциального дела, поскольку она становится сознательным субъектом. — Таким образом, мы пришли к этому элементу сознающей самое себя идеи общесоциального дела, и мы подошли к нему при условиях, усиливающих важность этого элемента. Мы должны констатировать, что доктрина реальности моральных лиц предполагает некоторую философскую веру в самостоятельную жизнь идей и в истинно идеальную природу существ, что является своего рода платоновским идеализмом.
Нельзя оспаривать философские верования или, по крайней мере, бесполезно начинать оспаривать их, задевая их лишь мимоходом и случайно; мы не намереваемся начинать здесь спор об идеализме. Мы сделаем лишь несколько замечаний для того, чтобы уяснить соприкасающиеся с данной проблемой области:
1. Прежде всего можно себя спросить: превращая идею общесоциального дела в субъекта общих состояний сознания, не возвращаемся ли мы к концепции трансцендентного коллективного сознания, возвышающегося над индивидуальными сознаниями, к концепции, которую мы хотели устранить?
Мы не думаем этого, потому что связь между общими состояниями сознания и индивидуальными состояниями сознания всегда остается. Конечно, социальная идея, воспринятая сознаниями отдельных людей, до некоторой степени от них независима, но она всегда сохраняет с ними связь. В этом заключается значение свойственного государству и другим моральным лицам режима гласности; он является средством общения между социальной идеей и индивидуальными сознаниями; значение его настолько велико, что можно ручаться, что во всех социальных институтах, в которых существует режим гласности, существует также и зачаточная форма субъективной жизни социальной идеи.
2. Затем следует отметить, что когда социальное устройство становится моральным лицом, то идея его становится общей; здесь следует вспомнить, что не надо смешивать между собой объективную цель института с идеей общесоциального дела.
В разделе II этой части мы встречались уже с подлежащим осуществлению социальным устройством, являющимся элементом объективной индивидуальности института, но там это социальное устройство, это общесоциатьное дело не было идеей, общей для всех членов группы. Оно было лишь идеей основателей или членов правительства и объективной целью организации. Ришелье мог написать свое политическое завещание, и Людовик XIV мог вдохновляться им в своих мероприятиях; но французский народ его не знал. От этого объективное единство политического института не перестает существовать, но оно осуществляется не путем всеобщего присоединения к общим идеям, а путем участия всех членов группы в процедурах коллективной жизни. Эта коллективная жизнь отдается таким образом в распоряжение правительствующих лиц, воспринимающих и проводящих идею общесоциального дела.
Без сомнения, в политической организации представительный режим является прогрессом и ведет к достижению идеи общесоциального дела, ибо избрание представителей осуществляется на основе определенных программ, определенных идей, но эти программы не принимаются всеми, а подвергаются дискуссии; в результате выборов торжествует, правда, общая идея большинства, а не единодушная идея всех членов группы. Однако, это есть приближение к цели и доказывает все растущее значение идеи в социальных массах. Представительный режим есть устройство объективной организации, которое подготовляет появление морального лица, ибо оно подготовляет образование общих идей.
3. Здесь может возникнуть некоторое затруднение, вызываемое тем, что в данном социальном устройстве существует не только совокупная идея такого устройства, но также идеи, касающиеся деталей. Возникает вопрос, что же становится моральным субъектом, только совокупная идея устройства или же совокупная идея, сопровождаемая добавочными идеями. Нам представляется, что идею социальною устройства или общесоциального дела следует рассматривать как некоторый центр идей, порождающий добавочные идеи и присоединяющий их затем к себе, так что моральный субъект является скорее центром идей, а не одной идеей.
Это бывает так же. как в отдельных моральных лицах, в обществах, ассоциациях, профессиональных союзах и т.д.. где основная идея предприятия сопровождается различными внесенными в уставы идеями, при помощи которых она, так сказать, развивается.
Подобно этому также и основная идея государства, т.е. «идея политической и юридической централизации нации в целях создания гражданского режима» находит свое уточнение в целом ряде отдельных идей, в идеях разделения политических элементов и последовательно принимаемых позитивных законов и в некотором количестве выраженных в этих законах высших принципов справедливости.
Совершенно очевидно, что идея государства, становящаяся субъектом морального лица, есть основная идея, дополненная и более точно определенная совокупностью идей, заключающихся в конституционных разделениях и в законах; равным образом идеей профессиональных союзов является основная идея защиты профессиональных интересов, дополненная и более подробно определенная совокупностью правил их уставов.
4. Наконец, усилия, употребляемые мной для того, чтобы утвердить моральное лицо не на основе обшей воли, а на идее общего дела, вполне согласуются с наиболее сильными теоретическими попытками, предпринятыми до сих пор во французской доктрине, а именно Леоном Мишу. В своем основном труде «Lalhcoriede la pcrsonnalitc morale». I. с. 99 и след. лог выдающийся автор устанавливает, что основание морального лица, так же как и основание субъективного права, лежит не в воле; это основание он видит в «центре коллективных интересов». Вообще говоря, моральные лица для него являются «находящимися под правовой защитой центрами коллективных интересов», так же как для Иеринга субъективные права являются «находящимися под правовой защитой индивидуальными интересами». Конечно, между «центром коллективных интересов» и «идеей общесоциального дела» существует разница, но в то же время, эти понятия весьма сходны и могут быть друг с другом согласованы.
Различия заключаются в следующем: центр коллективных интересов является элементом вещественного характера, тогда как идея общесоциального дела является элементом отвлеченным; центр интересов — в противоположность идее общесоциального дела — не может быть согласован с теорией представительной организации, ибо гораздо естественнее представлять идею или известные идеи, чем представлять интересы; центр интересов с трудом может быть согласован с превращением в морального субъекта, между тем как для идеи общесоциального дела осуществить такое согласование весьма легко; именно вследствие всех этих соображений мы предпочитаем базис идеи общесоциального дела базису центра интересов.
Но можно установить сходство и согласованность этих понятий: как центр коллективных интересов, так и идея общесоциального дела являются двумя способами выражения одной и той же реальности, реальности социальной цели; основывать ли моральное лицо на центре интересов или основывать его на идее общесоциального дела, это значит в обоих случаях брать за основание известную цель и, следовательно, основывать моральное лицо на одной из главных пружин юридической жизни, как это показал Исринг в своем „Zwcck im Rccht" на преследовании известных целей, на стремлении к их осуществлению. Совершенно невозможно найти что-нибудь другое, более существенное; что же касается воли, то ясно, что она играет подсобную роль для этих стремлений к известным целям.
Единственное различие, которое отделяет меня от Леона Мишу, состоит в том. что он не проводит различия, как это делаю я, между объективной индивидуальностью и субъективной личностью; в этом отношении его доктрина остается вещественной, и это различие позволило мне придать моей теории отвлеченный характер; я мог отбросить в сторону корпоративной индивидуальности и интересы, и органы, и волю; как душу морального субъекта я сохранил лишь осознающую самое себя в общей воле идею обшесоциальпого дела.
Таким образом, в течение двадцати лет я пытался путем моих последовательных работ («La science sociale traditionnelle». «Leconssurle mouvement social», многочисленные издания моего «Precis de droit administratif », «Principes de droit public»), возвести сложное здание морального лица. Я устанавливал в течение всей моей работы много положений, носящих отрывочный характер, но я надеюсь, что после систематических поправок, я пришел к более полной истине.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 



Лекция, реферат. Общая воля Руссо - понятие и виды. Классификация, сущность и особенности. 2021.

Оглавление книги открыть закрыть

1. Понятие и сущность публичного права
2. Правовой порядок
3. Правовой порядок и создание правового строя
3.1 Правовой строй
3.2 Правовой строй устанавливается путем объективного самоограничения власти. Отделение политического верховенства от юридического верховенства
4. Эволюция права в направлении к юридической личности
5. Понятие юридической личности
5.1 - Объективное использование понятия
6. Объективная индивидуальность и субъективная личность как составные части понятия юридической личности
6.1 Доля участия объективной индивидуальности в понятии юридической личности
6.2 Органы должны связываться с объективной индивидуальностью.
6.3 О рациональном устройстве объективной индивидуальности.
6.4 Доля участия субъективной личности в понятии юридической личности
7. корпоративной индивидуальности
8. Централизация и представительная организация власти.
9. Дисциплинарное или регламентарное право
10. Обычное право
11. Статутарное или основанное на законе право
11.1 Процедура и статутарное право.
12. Корпоративный институт основывается самостоятельно, сам создает и сам пересматривает свои статуты, все это — в качестве объективной индивидуальности
13. Важность процедур социальных институтов как источников права
14. Вещный характер основных юридических положений
15. Гражданский оборот
15.1 Объективные нормы гражданского оборота
15.2 Индивидуалистические тенденции гражданского оборота
16. Договор. Отношение между договором и гражданским оборотом.
16.1 Общие взаимоотношения договора и института.
16.2 Политический договор
16.3 Противоположение между сущностью политического договора и дого­вора социального
17. Процесс ассимиляции, порождающий закон
18. Закон как выразитель субстанции общих идей
18.1 Централизация всего права в государстве на основе закона.
19. Соотношение закона и обычая
19.1 Взаимоотношения закона и субъективной личности
20. Публичный режим и гласность
21. Юридическая личность и моральное лицо
21.1 Способность к приобретению благ и к вступлению в правоотношения
22. Моральное лицо
22.1 Общая воля Руссо




« назад Оглавление Следующая глава »
22. Моральное лицо « | »






 

Учебники по данной дисциплине

Административно-правовое регулирование государственной службы
Как написать диссертацию
Финансовый контроль в зарубежных странах: США, ЕС, СНГ
Современные правовые семьи
Краткое содержание и сравнительная характеристика персонажей произведений Пушкина и Шекспира
Административно-правовые основы государственной правоохранительной службы
Управление системами связи специального назначения
Правила написания рефератов, курсовых и дипломных работ
Кадровое делопроизводство
Защита вещных прав
Социология - методические указания и тесты
Психолого-педагогические аспекты работы в органах ФСИН
Антиинфляционная политика и денежно-кредитное регулирование
История и философия экономической науки
История и методология экономической науки
Прямое и косвенное регулирование мирового финансового рынка
Специальные и общие инструменты регулирования мирового финансового рынка
Факторинговые и трастовые операции коммерческих банков
Инфляционные процессы
Управление компетенциями
Характеристика логистических систем
Стратегические изменения в организации
Реструктуризация деятельности организации
Реинжиниринг бизнес-процессов
Управление персоналом в условиях организационных изменений
Развитие персональной системы ценностей как педагогическая проблема
Подготовка полицейских кадров в Германии, Франции, Великобритании и США
Манипулятивный стиль поведения пациентов с множественными суицидальными попытками
Анафилаксия: диагностика и лечение
Коллективные формы предпринимательской деятельности
Психология лидерства
Антология русской правовой мысли
Компетенции
Психология управления кадрами в бизнесе