-
Пройти Антиплагиат ©



Главная » Публичное право » 5. Понятие юридической личности



Понятие юридической личности

Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. Уникализировать текст 



О субъективном и объективном использовании понятия юридической личности.
Из того, что тенденция права к персонификации социальных группировок является в принципе вполне закономерной, не следует заключать, что во всех отраслях публичного права понятие юридической личности может быть использовано в неограниченном объеме или всегда одинаковым образом.
Следует различать два весьма различных метода использования, могущих быть названными субъективным и объективным использованием понятия юридической личности.
Субъективное использование состоит в том, чтобы сводить юридические отношения или юридические положения к волеизъявлениям юридической личности, которая в таком случае рассматривается как уже существующая.
Объективное использование состоит в том, чтобы брать организацию юридической личности как тип социальной организации и сводить организацию социальных группировок, в том числе и организацию государства, к известному рациональному устройству, особенно приспособленному для волеизъявлений юридической личности. Это использование является объективным в том смысле, что при этом юридическое лицо понимается не как создающееся велением своей собственной субъективной воли, но как создаваемое путем объективной, учреждающей ее операции.
I. О субъективном использовании понятия юридической личности в публичном нраве. — Это использование практически ограничивается той областью, которая может быть названа «жизнью отношений» юридической личности, в противоположность формам ее созидания и внутренней организации. Оно применяется во всех тех случаях, когда государство мыслится в его отношениях с другими, но не может иметь места, когда государство рассматривается с точки зрения его внутренней организации.
В ЭТОМ нет ничего удивительного. При построении юридической личности первоначально имелись в виду индивидуальные люди. Между тем. право совершенно не заинтересовано в проникновении ни во внутренние душевные движения людей, ни в их сознание, и занимается только их отношениями с другими людьми. Достаточное определение полезных свойств понятия юридической личности может быть дано в следующих двух положениях:
1. Она представляет собой фигуру юридической техники, имеющую целью облегчение отношений с другими лицами путем синтеза того, что является общим у всех индивидов.
2. Она предполагает наличие под нею объективной индивидуальности, которую она дополняет, определяя то, что ей свойственно, но отнюдь не создает ее.
То, что юридическая личность является фигурой юридической техники, еще не означает, что она есть искусственное построение или фикция: ее элементы взяты из социальной действительности, и она представляет собой наиболее удобную систему отношений, к которому система права идет естественным путем. Доказательством этого является то, что хотя в области правовой жизни ассоциаций, корпораций и учреждений ранее применялись и другие фигуры, как например «Gesammte Hand» германского права, «Trust» англосаксонского права или «personne interposee» французского права, но постепенно, несмотря на тщетные попытки восстановить их, они уступили место понятию корпоративной личности и сохранились лишь в отдельных специальных случаях.
Субъективная юридическая личность образовалась потому, что она явилась усовершенствованным орудием для регулирования рисков и ответственности каждого отдельного лица, что в области отношений лица к окружающим составляет главную задачу права.
Субъективная личность дала возможность, синтезируя то, что обще для всех субъектов, сделать более справедливым регулирование рисков и ответственности как в отношении оценки ответственности, так и в отношении гарантий возмещения; она установила, что каждый субъект отвечает за свои действия и только за свои действия и что за последствия он отвечает совокупностью своего и только своего собственного имущества. Как принято говорить, она заменила точку зрения объективной ответственности точкой зрения субъективной ответственности.
Объективная ответственность сама по себе груба, и справедливость ее суммарна; в своем наиболее выраженном типе она является ответственностью коллективной, ответственностью любого члена данной группы за вред, причиненный другим членам той же группы; это — система заложников, еще применяемая в современных войнах, система коллективных штрафов, падающих на целую деревню, система секвестра любого предмета, лишь бы он был взят на неприятельской территории. Эти действия могут иметь оправдание в том, что они вызываются необходимостью, но все же они несправедливы; они отвергаются настоящим правом войны, а тем более — правом мирного времени. Когда одновременно развиваются идеи о том. что отдельное лицо может подвергаться преследованию лишь за последствия его собственных деяний, и о том. что он может быть принуждаем к платежу лишь из своих личных средств или из своего собственного имущества, то в этом проявляется прогресс права. Обе эти идеи обнаруживаются, с одной стороны, в теории деликта, с другой — в теории патримония; деликт — это могущая быть вмененной собственная вина, патримоний — это совокупность собственных имуществ, из которых должна быть произведена расплата за деликт.
Более справедливая, благодаря этой индивидуализации, субъективная ответственность оказалась столь же действительной, как и объективная, хотя и другими средствами. Здесь мы, понятно, больше не встречаем ни суммарного производства, ни взятия заложников или залогов, но зато юридическая личность в патримонии объединяет имущества каждого индивидуального лица и тем самым делает совокупность этих имуществ гарантией ответственности за каждое действие этого лица; с другой же стороны, так как юридическая личность мыслится, несмотря на течение времени и возможную дальность расстояния, неизменно идентичной, то она позволяет делать данного агента ответственным в данный момент за действия, совершенные им в прошлом; или делать его одновременно ответственным за действия, совершенные от его имени в различных местах.
Таким образом, ответственность концентрируется на индивидуальном лице, но сфера того, что присуще этому лицу, сфера, определяемая понятием юридической личности, подводит под эту ответственность твердое основание, присоединяя к личной ответственности ответственность имущественную. В то же время человек освобождается от бремени групповой солидарности, происходит разделение между патримониями, и этим облегчаются отношения гражданского оборота.
В значительной степени так же выражаются в области рисков и ответственности и полезные свойства понятия юридической личности корпораций и учреждений; понятие это создает непрерывность в действиях учреждения, оно обеспечивает разделение между имуществом учреждения и личным имуществом его участников или членов; оно, следовательно, локализирует ответственность за действия учреждения имуществом этого последнего и ответственность за действия участников их имуществами; наконец, оно делает совокупность собственных имуществ учреждения гарантией всякого рода ответственности этого последнего.
Исключением не является и субъективная личность государств, которая развивается вместе с ответственностью и служит к ее усовершенствованию даже тогда, когда последняя санкционируется войной; она устанавливает непрерывность в действиях правительства и создает ответственность государства как за прошлое, так и за настоящее и будущее; она делает возможной неопределенную длительность международных трактатов и устраняет необходимость возобновлений и подтверждений, практиковавшихся монархами старого режима; она обеспечивает постоянство государственных долгов и создает, следовательно, возможность бессрочных займов; она ясно разграничивает патримоний государственный от частного, а следовательно, и ответственность казенных касс от ответственности частных кошельков; в области военных контрибуций она стремится установить международно-правовой принцип, согласно которому контрибуциям подвергаются лишь государственные кассы, — но не обыватели; наконец, субъективная личность гарантирует всякого рода ответственность государства всей совокупностью его ресурсов и тем самым развивает практику возмещений за неисправное обслуживание и за убытки.
К этим первичным полезным свойствам субъективной личности, установленным в отношении рисков и ответственности, присоединяются другие, логически их сопровождающие. Являясь основой индивидуальной ответственности, понятие юридической личности (persona) сделалось опорой личной власти, и появилось сознание, что именно осуществление собственной власти влечет за собой и личную ответственность. Благодаря этому субъективная личность окончательно стала юридической фигурой, имеющей в виду жизнь отношений, но при этом последняя приобрела по преимуществу характер отношений с себе подобными. Определив то, что свойственно каждому индивидуальному лицу, она яснее отделила каждое индивидуальное лицо от других, и придала другим лицам одинаковую с ним юридическую ценность; прекрасным проявлением этого и является выражение «себе подобные».
Действительно, «себе подобное» существо есть существо, отдельное от нас и не зависящее от нас. автономное в отношении нас. суверенное в отношении нас, столь же от нас независимое, сколь и мы от него, короче говоря — равное нам.
Здесь, в связи с отношениями к себе подобным, мы видим границы применения понятия субъективной личности, так как не все юридические положения могут разделяться на отношения к себе подобным — если только ради любви к симметрии не насиловать природу вещей.
Без сомнения, в наших современных обществах все индивидуальные отношения частной жизни являются отношениями с себе подобными. С одной стороны, праву нет дела до внутренних душевных движений, с другой — больше уже нет тех семейных групп, внутри которых некоторые лица до такой степени находились во власти главы, что не имели отдельной личности и сливались с личностью этого последнего; несмотря на некоторые поверхностные ограничения дееспособности — например, замужней женщины или подопечного малолетнего — все индивидуальные лица имеют отдельную гражданскую личность и в отношении друг друга находятся в положении «себе подобных». Но еще является вопросом, всели частноправовые состояния могут быть разложены на индивидуальные отношения, иными словами — на правоотношения. Так, объясняется ли абсолютный характер права собственности субъективными отношениями с себе подобными, и не лучше ли он объясняется тем объективным, гарантированным господствующей властью состоянием, в котором собственник оказывается по отношению к вещи?
Яснее граница отношений с себе подобными обнаруживается в праве ассоциаций, корпораций, учреждений и государственных ведомств.
Учреждения живут правовой жизнью двух родов: внешней и внутренней. Если во внешних отношениях, которые они поддерживают с третьими лицами, характер отношений с себе подобными очевиден, то иначе дело обстоит во внутренних отношениях, устанавливающихся либо между учреждением и его органами, либо даже между учреждением и его участниками; ни органы, ни участники не находятся по отношению к учреждению (разумеется, когда речь идет об определении их взаимных отношений) в положении ему подобных. «Подобный себе» есть существо, совершенно отдельное и не принадлежащее к той же личности, тогда как орган или участник какого-либо учреждения неизбежно принадлежат к личности последнего. Иными словами, состояния, устанавливающиеся внутри юридической личности, т.е. в составе ее механизма, не являются субъективными отношениями. Юридическая личность является как бы выставленной на сцене декорацией, в которой перспектива рассчитана на то, чтобы быть видной из зрительного чача. т.е. снаружи, по стоит лишь проникнуть внутрь, за кулисы, как все смешивается.
Вопрос этот очень ясен в отношении государства; здесь имеются целые отделы публичного права, в которых субъективная личность либо играет роль, либо, напротив, не играет никакой роли.
Излюбленной областью применения понятия юридической личности государства является международное публичное право. Отношения между государствами являются в первую очередь отношениями к себе подобным, к равным себе; они завязываются между суверенными сторонами (см. формулу дипломатических трактатов, заключаемых между «Высокими Договаривающимися Сторонами»). Кроме того, они связаны с ответственностью, которую чрезвычайно удобно определить, обеспечить, а также и ограничить в соответствии с элементом субъективной личности. И действительно, начиная с возникновения современного международного права в XVI и XVII столетиях, этот элемент является классическим и безоговорочно принимается международниками; они применяют его как к отношениям власти, гак и к отношениям имущественным; они не стесняются рассматривать право войны, или призовое право, или право блокады как правомочия международной личности; категория прав власти их не пугает, и они естественным образом воспринимают эти идеи, так как последние соответствуют действительности. Не мешает здесь установить как принцип, что война ведется между государствами, а не между народами, так как если она ведется между государствами, то она обязывает лишь регулярные армии и государственные казначейства воюющих, но не обязывает мирных жителей, коих жизнь и собственность должны уважаться.
Административное право тоже знает субъективную личность государства и даже местных управлений, департаментов и общин, а также публичных учреждений. В течение долгого времени она ограничивалась кругом операций, в германской теории называемых фискальными, т.е. операций того же порядка, что и операции гражданского оборота. В настоящее время, каковы бы ни были теоретические разногласия, она практически охватывает все операции из сферы гражданского оборота, совершаемые администрацией при заведывании предприятиями государственного значения, независимо от того, выходят ли они или нет за пределы, свойственные частной жизни. Экспроприация, общественные работы, налоги, публичные займы, военные реквизиции являются операциями, связанными с субъективной личностью государства, так же, как и заведывание государственными лесами. Ответственность государства за неисправное обслуживание распространяется как на полицейскую службу, так равно и на работу государственных фабрик и арсеналов. Появилось убеждение, что, по крайней мере, в той степени, в какой администрация стоит денег, т.е. основывается на обороте меновых ценностей, государство даже перед лицом своих собственных граждан в действительности находится перед лицом себе подобных, так как гражданский оборот обладает свойством противопоставлять друг другу в качестве сторон все индивидуальности, которые в силу его вступают в деловые отношения друг с другом. Но имеется целая другая область административного нрава, где администрация занимает положение власти, определяющей объективные правовые положения и издающей обязательные постановления для подданных; крайне сомнительно, чтобы в этой области субъективная личность государства могла играть какую-либо роль. С одной стороны — может ли лицо, подчиненное администрации, рассматриваться по отношению к этой администрации как кто-то третий и ей подобный, и не является ли оно скорее ее членом или соучастником? С другой стороны, какую практическую пользу имело бы здесь применение понятия личности? Поскольку администрация издает подлежащие исполнению постановления, она не несет, если не рассматривать последние с точки зрения их исполнения, никакой ответственности или, по крайней мере, ее ответственность ограничивается отменой постановления судом по причине превышения власти, чем поражается лишь само постановление.
Итак, уже в административном праве имеется практический предел субъективного применения понятия юридической личности. Но есть еще третья отрасль публичного права, где этот предел настолько очевиден, что спрашивается, есть ли вообще смысл вводить в нее это понятие? Речь идет о конституционном праве. Конституционное право имеет своим предметом организацию и отношения главных публичных властей, или организацию суверенитета. Есть ли здесь какой-нибудь интерес в том, чтобы рассматривать главные публичные власти как органы субъективной воли государства — юридического лица, или в том, чтобы рассматривать суверенитет как субъективную волю того же юридического лица?
Практического смысла это не имеет. Составители конституций заботятся прежде всего об обеспечении единства государства, рассматривая его как объективный институт; если они и устанавливают разделение властей, а следовательно, создают отдел ыiые органы, то лишь для достижения в институте благоприятного для свободы объективного равновесия. Организация, лучше всего обеспечивающая свободу, оказывается в то же время и наиболее способной к персонификации; однако это — совпадение, лежащее не в плоскости субъективной перспективы. Конституционные власти, будучи установлены, работают над усилением своей собственной власти, над укреплением своего собственного положения, над выполнением своих собственных функций. Нет ничего труднее, чем заставить их считаться с объективным единством государства; что же касается его субъективной личности, то она занимает их меньше всего. Едва ли стоит упоминать о том, что образ действий этих органов имеет санкцию не в виде денежной ответственности, а лишь в виде политической ответственности, которая совершенно чужда понятию юридической личности и патримония.
Наконец, в конституционном праве и прилегающих к нему областях мы имеем дело не только с организацией публичных властей; мы здесь имеем также и такие основные разделения, как разделение между элементами военным и гражданским, между церковью и государством, между индивидуальными гражданскими свободами. Кто решится силою связать эти разделения или эти статуты с субъективной личностью государства? Нельзя не видеть всей абсурдности и практической неосуществимости подобной попытки.
По мере того, как мы углубляемся в область конституционного права, понятие субъективной личности государства затемняется; как бледный диск солнца в северном сиянии, оно блуждает по горизонту, пока не исчезнет в ночной темноте.
Леон Дюги, допустивший некогда в своей книге «UEtat, le droit objectif et la loi positive» («Государство, объективное право и положительный закон») такие страстные нападки на доктрину о юридической личности государства, рассуждал так, по-видимому, исключительно под натиском догм права конституционного.
Итак, со всех точек зрения и в сфере индивидуальной жизни, и в жизни учреждений и государств мы на фактах убеждаемся в том, что область субъективного применения понятия юридического лица, при всей его закономерности, ограничивается наделе известной категорией явлений, а именно категорией взаимоотношений с посторонними лицами, составляющими в тесном смысле слова «юридические отношения». Поскольку же существуют «юридические положения», не укладывающиеся в рамки понятия «юридические отношения», следует полагать, что под фигурой субъективной личности имеется еще другая, ожидающая особого исследования.
 



Лекция, реферат. Понятие юридической личности - понятие и виды. Классификация, сущность и особенности. 2021.

Оглавление книги открыть закрыть

1. Понятие и сущность публичного права
2. Правовой порядок
3. Правовой порядок и создание правового строя
3.1 Правовой строй
3.2 Правовой строй устанавливается путем объективного самоограничения власти. Отделение политического верховенства от юридического верховенства
4. Эволюция права в направлении к юридической личности
5. Понятие юридической личности
5.1 - Объективное использование понятия
6. Объективная индивидуальность и субъективная личность как составные части понятия юридической личности
6.1 Доля участия объективной индивидуальности в понятии юридической личности
6.2 Органы должны связываться с объективной индивидуальностью.
6.3 О рациональном устройстве объективной индивидуальности.
6.4 Доля участия субъективной личности в понятии юридической личности
7. корпоративной индивидуальности
8. Централизация и представительная организация власти.
9. Дисциплинарное или регламентарное право
10. Обычное право
11. Статутарное или основанное на законе право
11.1 Процедура и статутарное право.
12. Корпоративный институт основывается самостоятельно, сам создает и сам пересматривает свои статуты, все это — в качестве объективной индивидуальности
13. Важность процедур социальных институтов как источников права
14. Вещный характер основных юридических положений
15. Гражданский оборот
15.1 Объективные нормы гражданского оборота
15.2 Индивидуалистические тенденции гражданского оборота
16. Договор. Отношение между договором и гражданским оборотом.
16.1 Общие взаимоотношения договора и института.
16.2 Политический договор
16.3 Противоположение между сущностью политического договора и дого­вора социального
17. Процесс ассимиляции, порождающий закон
18. Закон как выразитель субстанции общих идей
18.1 Централизация всего права в государстве на основе закона.
19. Соотношение закона и обычая
19.1 Взаимоотношения закона и субъективной личности
20. Публичный режим и гласность
21. Юридическая личность и моральное лицо
21.1 Способность к приобретению благ и к вступлению в правоотношения
22. Моральное лицо
22.1 Общая воля Руссо




« назад Оглавление вперед »
4. Эволюция права в направлении к юридической личности « | » 5.1 - Объективное использование понятия






 

Учебники по данной дисциплине

Административно-правовое регулирование государственной службы
Как написать диссертацию
Финансовый контроль в зарубежных странах: США, ЕС, СНГ
Современные правовые семьи
Краткое содержание и сравнительная характеристика персонажей произведений Пушкина и Шекспира
Административно-правовые основы государственной правоохранительной службы
Управление системами связи специального назначения
Правила написания рефератов, курсовых и дипломных работ
Кадровое делопроизводство
Защита вещных прав
Социология - методические указания и тесты
Психолого-педагогические аспекты работы в органах ФСИН
Антиинфляционная политика и денежно-кредитное регулирование
История и философия экономической науки
История и методология экономической науки
Прямое и косвенное регулирование мирового финансового рынка
Специальные и общие инструменты регулирования мирового финансового рынка
Факторинговые и трастовые операции коммерческих банков
Инфляционные процессы
Управление компетенциями
Характеристика логистических систем
Стратегические изменения в организации
Реструктуризация деятельности организации
Реинжиниринг бизнес-процессов
Управление персоналом в условиях организационных изменений
Развитие персональной системы ценностей как педагогическая проблема
Подготовка полицейских кадров в Германии, Франции, Великобритании и США
Манипулятивный стиль поведения пациентов с множественными суицидальными попытками
Анафилаксия: диагностика и лечение
Коллективные формы предпринимательской деятельности
Психология лидерства
Антология русской правовой мысли
Компетенции
Психология управления кадрами в бизнесе