-
Пройти Антиплагиат ©



Главная » Рефераты » Текст работы «Экологическая политика Билла Клинтона»


Экологическая политика Билла Клинтона

Зарождение и развитие внешней экологической политики США в 80-90 гг. Эколого-экономический фактор стабилизации общественного развития. Итоги экологической дипломатии администрации Билла Клинтона и ее внешние отношения в области защиты окружающей среды.

Дисциплина: Международные отношения и мировая экономика
Вид работы: дипломная работа
Язык: русский
Дата добавления: 29.11.2015
Размер файла: 88 Kb
Просмотров: 2942
Загрузок: 8

Все приложения, графические материалы, формулы, таблицы и рисунки работы на тему: Экологическая политика Билла Клинтона (предмет: Международные отношения и мировая экономика) находятся в архиве, который можно скачать с нашего сайта.
Приступая к прочтению данного произведения (перемещая полосу прокрутки браузера вниз), Вы соглашаетесь с условиями открытой лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная (CC BY 4.0)
.

Содержание

  • ВВЕДЕНИЕ
    • 1. Внешняя экологическая политика США времен Билла Клинтона
      • 1.1 Особенности внешней экологической политики США: зарождение и развитие
      • 1.2 Законодательная база внешней экологической политики США времен Билла Клинтона
    • 2. Экология в системе социальных и политических приоритетов администрации Билла Клинтона
      • 2.1 Эколого-экономический фактор стабилизации общественного развития в США. Формирование экологического сознания
      • 2.2 Содержание внешней экологической политики администрации Б.Клинтона в экологической политике США
    • 3. Экологическая дипломатия администрации Билла Клинтона
      • 3.1 Внешние сношения администрации Билла Клинтона в области защиты окружающей среды (80-90 гг.)
      • 3.2 Отношение со стороны мирового сообщества к экологической политике Билла Клинтона
      • 3.3 Итоги внешней экологической политики администрации Билла Клинтона
    • Заключение
    • Список использованных источников и литературы
ВВЕДЕНИЕ

Соединенные Штаты Америки - одна из в наибольшей мереэкономически развитых стран мира. В ней высоко развиты современные отрасли промышленности, энергетика, транспорт, сельское хозяйство. Интенсивное экономическое развитие общества, с одной стороны, повысило уровень производственного и непроизводственного комфорта, а с другой - многократно увеличило разрушающую антропогенную нагрузку на природу и породило опасность экологической катастрофы.

Наряду с нормами общего права в США действует законодательство, направленное на регулирование общественных отношений, являющихся предметом экологического права. Большинство их включено в тома "Охрана", "Земли минеральных ресурсов и добыча полезных ископаемых", "Судоходство и судоходные воды" Свода законов США. Помимо федерального законодательства существует законодательство отдельных штатов. Каждый штат в пределах своей компетенции может издавать законы об охране и рациональном использовании природных ресурсов, находящихся на территории данного штата.

Особую роль в экологическом законодательстве играют не столько сами эти нормы, сколько судебное толкование конституционных положений. Конституция США является основой для современного экологического законодательства этой страны, которое включает совокупность федеральных и штатных законов, объединенных в три большие группы: законы, нацеленные на предупреждение загрязнения отдельных природных сред, обеспечение рационального использования природных ресурсов, сохранение особо ценных природных объектов.

Наличие таких относительно самостоятельных направлений является особенностью системы экологического законодательства США и объясняется спецификой правового регулирования различных видов экологических отношений, законодательными традициями.

Важное место в системе природоохранных органов США занимает Министерство внутренних дел, в компетенцию которого входит руководство системой национальных парков, службой рыбного хозяйства и живой природы. Оно осуществляет национальный реестр исторических мест и учет интересных природных объектов, разрабатывает программы по их защите, охране архитектурных и инженерных ансамблей, а также археологических памятников, обеспечивает техническое содействие в планировании и развитии рекреационных ресурсов и т.д.

На президентских выборах 1992 г. победу одержал представитель Демократической партии Билл Клинтон, набравший 370 голосов выборщиков, в то время как его соперник Д. Буш получил лишь 168 голосов. Помимо всего прочего демократы сохранили контроль над обеими палатами Конгресса. Настоящей сенсацией на этих выборах стало неожиданное появление независимого кандидата Росса Перо. Техасский миллиардер смело бросил вызов традиционной двухпартийной системе США и не скупился на средства, однако не получил ни одного голоса, хотя за него проголосовало почти 19 % избирателей.

Победу демократа Б. Клинтона можно объяснить многими причинами, но главное в ней - хорошо продуманная и доходчиво представленная избирателям экономическая программа ДП. Причем обнародовал ее не сам претендент, как это было в прошлом, а профессор экономики Пристонского университета Алан Блиндер, известный специалист в области финансовой политики. Вся программа была разделена на три части, причем первая из них была нацелена на преодоление экономического спада в стране, вторая содержала комплекс мер по увеличению государственных капиталовложений и ускорению технической модернизации страны, а третья была направлена на сокращение государственного дефицита и создание более благоприятных условий для кредитования американской экономики.

Не менее впечатляющей была и социальная программа Клинтона. Она включала в себя помощь детям и подросткам, расширение сети профессионального обучения молодежи, увеличение финансовой помощи дошкольным учреждениям, проведение вакцинации детей по всей стране, налоговые льготы для мелкого бизнеса, проведение реформы высшего образования и здравоохранения, а также специальную программу выплаты пособий по безработице на более длительный период времени. В целом общая величина бюджетных ассигнований на стимулирование экономики должна была составить более 6 млрд. долларов в год. При этом планировалось, что за первые четыре года новой администрации удастся создать около 500 тысяч новых рабочих мест.

Несмотря на настойчивые попытки новой администрации выполнить хотя бы часть своих предвыборных обещаний, популярность Клинтона стала неуклонно снижаться и к 1995 г. достигла критической отметки 10-15%, что делало практически невозможной победу демократов на очередных выборах 1996 г. И тогда президент Клинтон предпринимает решительные действия по пересмотру своей программы, отказывается от в наибольшей мереодиозных принципов социального обеспечения, вызывавших справедливые нарекания состоятельных американцев, и практически переходит к режиму стимулирования частного капитала и сокращению социальных расходов.

Вскоре эти меры стали приносить вполне удовлетворительные для большинства населения результаты, а экономическое положение страны стало меняться к лучшему, чему в немалой степени способствовала благоприятная экономическая конъюнктура на мировом рынке.

В 1994 г. администрация Клинтона получила еще один удар от избирателей, отдавших предпочтение на промежуточных выборах в Конгресс 104-го созыва представителям Республиканской партии. Получившие долгожданное большинство республиканцы сразу же предложили стране проект реформы представительных органов власти, получивший вскоре название "Контракт с Америкой". В нем содержалась аргументированная критика политики президента Клинтона и конкретные предложения по улучшению деятельности демократических институтов в стране.

Положение президента еще больше ухудшилось в октябре 1995 г., когда в Вашингтоне прошел так называемый "марш миллиона человек" под лозунгами морального и нравственного обновления общества и окончательной ликвидации белого расизма. Этот марш привлек большое количество американцев мусульманского вероисповедания (более 4,5 млн. чел.) и самым серьезным образом подорвал авторитет исполнительной власти, за которую отдали свои голоса миллионы афро-американцев.

Президентская кампания 1996 г. сопровождалась громкими скандалами и ожесточенной борьбой двух основных кандидатов на пост президента - демократа Б. Клинтона и республиканца Р. Доула. В октябре этого года министр юстиции Д. Рино объявила, что ее ведомство приступило к рассмотрению многочисленных жалоб общественных организаций США по поводу крупных финансовых злоупотреблений обоих кандидатов в ходе избирательной кампании. Она откровенно заявила, что избирательные штабы обеих партий значительно превысили допустимый лимит расходов на предвыборные цели, что является крупнейшим нарушением законов за весь период президентских выборов после печального известного "Уотергейта".

Особенностью второго срока правления президента Б. Клинтона стало противостояние демократов в правительстве с республиканцами в Конгрессе, в котором они заняли почти все ключевые посты после победы на выборах в Сенат и Палату представителей. Именно это противостояние во многом определило внутриполитическую жизнь в США в предстоящие годы.

Вторая половина 90-х гг. ознаменовалась необыкновенным и весьма продолжительным экономическим бумом, которого Америка не знала уже много лет. Появилось даже мнение, что экономика США переживает состояние того же спекулятивного пузыря, который так быстро лопнул в других странах - Японии, Северной Корее, Мексике и т.д. При этом в действительности, по словам известного американского экономиста Дж. Сакса, американская экономика основывалась в этот период на двух реальных движущих силах - большой гибкости рыночной системы и небывалых успехах в развитии новейших технологий. А это, в свою очередь, вызвано огромным ростом государственных и частных инвестиций в информационные технологии, в результате чего экономика США модернизируется с невероятной скоростью и намного опережает в этой области остальные страны Запада.

Социально-экономическое развитие США в рассматриваемый период привело к заметным корректировкам традиционного внешнеполитического курса. Как с нескрываемым удовлетворением отметил директор внешнеполитической программы Брукингского института Р. Хаас, "сегодня США могут позволить себе делать во внешнем мире все, что они сочтут нужным, не опасаясь нанести ущерб своим внутренним интересам".

Цель данной работы - рассмотреть экологическую политику Билла Клинтона.

Задачи:

- выявить особенности внешней экологической политики;

- изучить законодательную базу внешней экологической политики;

- рассмотреть формирование экологического сознания;

- изучить содержание внешней экологической политики США;

- выявить внешние сношения администрации Б.Клинтона в области защиты окружающей среды.

1. Внешняя экологическая политика США времен Билла Клинтона

1.1 Особенности внешней экологической политики США: зарождение и развитие

В организационном смысле можно выделить несколько основных сфер проявления политики:

- политико-правового признания - в виде осмысления важности проблемы, выделения в ней правовых аспектов (государство должно сделать это потому, что человек имеет на это право) и официального документального провозглашения правовых норм;

- законодательную - в виде системы законов, покрывающих соответствующую отрасль права;

- административно-управленческую - в виде создания системы специальных органов государственного управления, занимающихся конкретной деятельностью.

Что касается других сфер, то они оформляются в экономических и социальных структурах гражданского общества при их взаимодействии с государством.

В условиях современной глобализации выделяется и географическая иерархия политической организации на международно-глобальном, региональном, государственном, локальном уровнях.

При наличии столь объемного и сложного организационного механизма, как правило, возникает необходимость его концептуального осмысления, определения принципов и направлений дальнейшего развития. Это делается и в сфере политико-правового признания, и в виде законов, т.е. в любых документальных формах, приемлемых для государства. Такая концепция становится отправным шагом и важнейшим стратегическим ориентиром в проведении политики

Как свидетельствует история, государства часто проводили разнообразные природоохранные мероприятия, вызванные экономическими потребностями или экологическими кризисами, причем как антропогенного, так и природного происхождения. При этом, масштабная, комплексная экологическая политика стала складываться только с 60-70-х годов ХХ века в ответ на проявления глобального социально-экологического кризиса. Сегодня в индустриально развитых странах мира можно говорить о существовании экологической политики в качестве самостоятельного, структурно оформленного и очень важного направления государственной деятельности.

Известный специалист-эколог Н.Реймерс в общетеоретическом плане под экологической политикой понимает такое функционирование политической системы в целом и отдельных ее компонентов, деятельности государства в целом и его отдельных органов, которое позволяет в наибольшей мереоптимально и эффективно осуществлять регулирование комплексных социально-экономических взаимосвязей в системе "природа - общество".

Экологическая политика выражает интересы подавляющего большинства населения и является основой и необходимым катализатором дальнейшего общественного развития.

Передовая часть человечества, переосмысливая предшествующий опыт, сосредоточила интеллектуальный потенциал на разработке новой модели развития цивилизации, ставящей во главу угла экологическую безопасность, устойчивое экономическое развитие и социальную защищенность человека.

Эти три понятия неразрывно связаны между собой и составляют фундаментальные качества новой системы ценностей, направляющей общество к достижению оптимальных результатов социально-экономического развития с минимальным ущербом для окружающей природной среды, т.е. сохраняя самовосстанавливающиеся функции экосистем.

Эффективное действие экономико-правового механизма способно поддерживать меру соотношения экономики и экологии на разумном уровне при меньших объемах прямых инвестиций. Для осуществления этого условия в экономико-правовом механизме экологического регулирования необходимо совмещение трех основных функций:

1. стимулирование внедрения безотходных, экологически чистых технологий;

2. создание заинтересованности в проведении природовосстановительных и природоохранных мероприятий;

3. регулирование процесса размещения новых и реконструкции действующих промышленных объектов в условиях жестких экологических ограничений.

Условием оптимального сочетания трех указанных функций становится в современных условиях встроенность в экономико-правовой механизм экологического регулирования системы риска, внедрение которой успешно осуществляется в развитых странах. Суть системы оценок риска заключается в том, что в качестве критерия эффективности новых видов технологий и продукции должна выступать минимизация величины риска здоровью человека. Это означает определение допустимого и максимального уровней риска и введение показателей риска в систему эколого-экономических показателей.

Риск вполне можно выразить в экономических показателях, т.к. здоровье человека имеет свой экономический эквивалент с определенными колебаниями в зависимости от конкретных ситуаций. В то же время экологический риск не обязательно реально существующая величина и может определяться в ходе прогноза или экологической экспертизы какого-либо проекта. Агентство по охране окружающей среды ЭПА, США, активно использует этот показатель в процедуре принятия решений, вводит его в различные акты экологической экспертизы. Определение величины экологического риска имеет огромное прогностическое значение в жизни современного общества.

Важно и то, что общий интерес в области определения риска и управления риском (эти термины прочно вошли в научный лексикон на Западе) позволяет успешно совмещать результаты исследований независимых друг от друга структур: национальных агентств по охране окружающей среды, общественных экологических организаций, профсоюзов, промышленных фирм, независимых исследователей.

Особую актуальность в связи с реализацией системы оценок риска приобретает проблема информированности и гласности в области экологической защиты общества.

Поскольку экологическая опасность не всегда прогнозируема, то в этом случае оперативное оповещение населения, государственных и частных организаций становится еще более необходимым, ибо способствует своевременному предотвращению социального и экономического ущерба. По существу, система гласности в экологии, выполняя роль общественного камертона, обладает в современных условиях широким диапазоном воздействия на техническую, экономическую, социальную и правовую политику.

Заслуживает внимания тот факт, что в условиях цивилизованного рынка результатом растущих затрат на мероприятия по охране природы явилось образование весьма емкого рынка экотехники и экотехнологии, и возникновение целых отраслей с многомиллионным оборотом, специализирующихся на выпуске противозагрязняющего оборудования.

Налицо и другая сторона воздействия социально-экологической мотивации на экономические интересы производителей, связанная с изменением потребительских предпочтений и структуры спроса. В современных условиях поведение потребителей на рынке в значительной степени обусловлено экологической чистотой предлагаемой продукции, за которую покупатели готовы платить более высокую цену. Отношения покупатель - продавец все более прочно завязываются и регулируются экологической репутацией производителя, поддержать которую становится экономически выгодно.

Обратный процесс заключается в предоставлении фирмами максимальной информации клиентам, способствующей формированию потребительского понимания экологических новаций и повышению устойчивого потребительского спроса. Одновременно решается не менее острая социальная проблема - сокращение безработицы. Реализация экологических программ в течение последних 20 лет способствовала значительному росту занятости. Таким образом, экологическая предприимчивость, экологическая репутация и экологическое просвещение расширяют границы потребительной стоимости товаров, формируя современную идеологию потребления и новую философию общественных ценностей, меняющих приоритеты развития современного производства.

Можно утверждать, что решение экологических проблем становится фактором стабилизации общественного развития и одним из главных критериев динамичного развития экономики, уровня ее технических и научных разработок, а также мерой ответственности лиц, принимающих политические и хозяйственные решения.

Важным инструментом проведения глобальной экологической политики являются международные природоохранные конвенции, многие из которых принимаются под эгидой ООН. Практически все виды природных ресурсов и в наибольшей мереопасные виды человеческой деятельности стали объектами конвенций. Под их действие сегодня подпадают климат и атмосфера, моря и океаны, леса и пустыни, биоразнообразие в целом и исчезающие виды в частности и т.д. С одной стороны, конвенции находятся в одном ряду с документами политико-правового признания важности экологических проблем, конкретизируя их. С другой стороны, имея в целом рекомендательный характер для государств, их подписавших, они могут играть роль закона. В таком случае при добровольном согласии государства международные органы, ответственные за выполнение конвенции, могут потребовать от государства соответствующей деятельности и отчетности.

Политико-правовое признание важности экологических проблем состоялось уже в начале 70-х годов. Символично, что в наибольшей меревесомо и зримо оно проходило на международном уровне, чем подчеркивался глобальный характер современного социально-экологического кризиса и необходимость совместных трансграничных усилий в решении экологических проблем.

Законодательная и административно-управленческая сферы экологической политики четко проявляются на государственном уровне. Хотя экологическая политика в принципе строится на унифицированном подходе к организации природоохранного механизма, но в различных странах сохраняются свои особенности. Эксперты выделяют две группы стран:

- США и Канада;

- западноевропейские страны и Япония.

Одним из важнейших различий является подход к законодательной сфере. В странах первой группы основной упор делается на систему законов. Общая концепция политики тоже принимается в виде закона. В странах второй группы большое внимание уделяется различным программам, планам, рекомендациям, являющимся предписанием и обоснованием политических мероприятий. В такой же форме принимается и общая концепция политики.

В деле институционального увязывания экодипломатии с государственной внешней политикой США далеко опережают как немцев, так и большинство других европейских государств. Так, американцы открыли в целом ряде своих посольств -- прежде всего в странах Третьего мира -- так называемые "экологические центры" (Enviromental Hubs). Здесь речь идёт, прежде всего, о системе раннего оповещения экологических кризисов в соответствующих регионах, а также о сети координационных центров, связанных с экополитическими, и тем самым -- экономическими интересами США.

Переосмысление экологической дипломатии как центрального поля внешней политики не должно вести к тому, чтобы экополитика превратилась в подсобницу хозяйственно- и оборонно-политических интересов. В США уже несколько лет подряд идут интенсивные дебаты на тему экологии и безопасности. Эти дебаты привели к включению в понятие безопасности также факторов экономического и экологического порядка.

С другой стороны, через улаживание экологических конфликтов оборонная политика старается закрепить за собой новые сферы активности и свежую легитимацию. При этом ни вооружённые силы, ни институции оборонной политики времён Холодной войны не приспособлены к конфронтации с экологическими проблемами. Только один пример: многочисленные конфликты из-за разделения дефицитных водных ресурсов -- к примеру, между Турцией, Сирией и Ираком -- могут быть разрешены не через военные угрозы, но исключительно путём хозяйственного сотрудничества и долгосрочного освоения ресурсов, на основе честного уравнивания интересов.

Поэтому зелёная политика должна противостоять тенденции сводить экополитические проблемы к аспектам оборонной политики.

Международная экодипломатия должна защитить себя от того, чтобы оказаться на службе исключительно интересов хозяйственных и экспортных требований. Так, США пытаются обеспечить в Третьем мире новые рынки для нужд американской энергетической промышленности с помощью международного режима защиты окружающей среды. Конвенция о защите биоразличий (биодиверситета) интенсивно рассматривается в США с точки зрения защиты интересов американской биотехнической индустрии в плане доступа к международным генетическим ресурсам. Действительно, защита окружающей среды способствует созданию новых рабочих мест и открывает новые экспортные возможности. Но "экополитика должна иметь своё оправдание за пределами экономических интересов".

Трансатлантическое экологическое сотрудничество только тогда обретёт своё должное место наряду с экономическими и иными интересами, когда станут осуществляться конкретные проекты и обнаружатся их успехи.

Следует различать внутренние и внешние угрозы экологическим интересам нации. Первые представляют собой экологические опасности на территории (акватории) изучаемой страны, вторые локализуются за рубежом. Таким образом, на эколого-политической карте мира наряду с государственными границами, экономическими зонами в морях, ресурсно-сырьевыми зонами ("Ближний Восток -- зона жизненно важных интересов США") целесообразно выделять зоны национальных экологических интересов, которые помимо собственной территории (и акватории) включают части зарубежных территорий и акваторий, где хозяйственная деятельность существенно сказывается или может сказаться на состоянии природной среды в изучаемой стране и, следовательно, влечет за собой социально-экономический ущерб, чреватый международными конфликтами.

1.2 Законодательная база внешней экологической политики США времен Билла Клинтона

В США считают, что за последние четверть века их страна достигла значительного прогресса в деле защиты окружающей среды. Американцы возлагают на себя обязанность продолжать эту миссию и в последующие 25 лет потому, что у них есть все необходимые механизмы.

В национальном отчете США Рио-де-Жанейрской конференции его авторы подчеркивали, что экологическое законодательство и институты в США прошли долгую эволюцию от "серии несвязанных статутов до огромной, взаимосвязанной, многоуровневой системы законов, обеспечивающей защиту ресурсов, здоровое состояние окружающей среды, сохранение биоразнообразия, контроль и предотвращение загрязнения, проведение экологической политики и менеджмента. Только перечисление системы экологических законов и регулирующих норм, действующих сейчас на федеральном уровне, составляют множество томов...".

Систему экологического законодательства США венчает конституция, являющаяся источником всех законодательных норм. Федеральное законодательство делится на две основные группы: статуты в области экологической экспертизы и статуты, посвященные конкретным ресурсам.

Первая группа открывается Актом о национальной политике в области окружающей среды 1969 года (National Environment Policy Act - NEPA), который по существу стал основным законом в экологической сфере, концептуально наметив главные принципы, институты и механизмы государственной экологической политики. Конкретизируя эти моменты, закон требует обязательного анализа экологических последствий деятельности различных субъектов на федеральном уровне. Его продолжает и дополняет Акт об улучшении качества окружающей среды 1970 года. Среди второй группы статутов отметим Акт о чистом воздухе, Акт о чистой воде, Акт о сохранении и восстановлении ресурсов, Акт о контроле за ядовитыми веществами и т.д.

Параллельно двум типам статутов были созданы государственные органы в системе исполнительной власти. В период президентства Р.Никсона, в 1970 году, в системе аппарата президента был учрежден Совет по качеству окружающей среды с целью содействия президенту в подготовке ежегодного доклада по качеству окружающей среды, сбора информации, оценки различных программ, разработки рекомендаций, проведения исследований и т.д. Созданное в том же 1970 году Агентство по защите окружающей среды (U.S. Environmental Protection Agency - EPA) занимается контролем за исполнением второй группы экологических статутов. Все ветви государственной власти: законодательная, исполнительная, судебная в рамках своих полномочий признаны ответственными за разработку, утверждение, выполнение и контроль в области экологической политики. Каждое министерство, агентство, комитет, комиссия, совет системы исполнительной власти имеет свои четкие обязанности в деле защиты окружающей среды, например, министерство труда ответственно за здоровые условия на рабочих местах, министерство юстиции за разработку экологического законодательства и организацию судопроизводства и т.д.

Признание стратегии устойчивого развития на организационном уровне воплотилось в учреждение Президентского совета по устойчивому развитию с совещательными полномочиями с целью осмысления и осуществления идеи комплексного решения экономических, социальных и экологических проблем для достижения устойчивого развития.

При чрезвычайной сложности экологических проблем в такой огромной по размерам стране, как США, большое внимание уделяется местному уровню. Многие федеральные статуты особо поощряют наряду с федеральной параллельную деятельность властей штатов. Многие штаты развивают свою собственную систему законодательных и административно-управленческих институтов.

На втором этапе экологической политики, несмотря на чисто внешнюю эффективность рыночных механизмов, ужесточаются требования природоохранного законодательства. Переход к стратегии "предотвращения ущерба" вместо "ликвидации загрязнения" сопровождается значительным ростом затрат на цели охраны окружающей среды как частного, так и государственного секторов экономики развитых западных стран.

Федеральные ассигнования США на охрану окружающей среды в период 1979-1990 годов составляли 12-14 млрд.долл. в год, (так например, в 1990 году -- 12,7 млрд.долл.). При этом существенно повышаются ассигнования на программы нормотворчества, надзор за выполнением нормативов и научные исследования. В 1989 году расходы на НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки), осуществляемые Агентством по охране окружающей среды, составили 422 млн. долл. В общем объеме инвестиций американских компаний в новое строительство и оборудование растет доля капиталовложений на природоохранные цели. Так, в обрабатывающей промышленности доля таких инвестиций в 1986 году составила 3,7%, в 1987 году -- 4,3%, в 1988 году -- 4,1%.

Расходы частных компаний на борьбу с загрязнением окружающей среды делятся на две категории. К первой, наибольшей, относятся расходы непосредственно на снижение уровня загрязнения отходами производства. Результат -- широкое внедрение очистных технологий и оборудования.

Вторая категория расходов связана с модификацией технологии производства, внедрением новых технологических процессов, обеспечивающих устранение или минимизацию вредного воздействия на окружающую среду отходов производства.

Расходы первой категории составляли примерно 90% общих природоохранных затрат частнопромышленного сектора экономики США.

Экологическая политика проявляется во многих сферах. Только при наличии организационных структур она может полноценно и результативно функционировать. Организационная оформленность является показателем ее зрелости. Ориентиром в многообразии форм экологической политики являются ее концептуальные обоснования.

Результатам такой политики нельзя дать однозначную оценку. С одной стороны, они не привели к радикальному улучшению состояния окружающей природной среды, к полному преодолению глобального социально-экологического кризиса. Напротив, ситуации с экологическими системами Северной Америки характеризуются как критические, требующие активизации действий по их оздоровлению. С другой стороны, налицо определенные сдвиги и в решении локальных экологических проблем, и в общем улучшении качества некоторых природных ресурсов. Во всяком случае, именно сложившиеся организационные структуры с заложенными в них механизмами создают необходимые условия для интенсивной природоохранной деятельности, что и внушает оптимизм. Организационный опыт экологической политики ведущих индустриально развитых стран мира уже стал неотъемлемой частью современной мировой культуры и вполне заслуживает соответствующего к себе отношения.

Также в США законодательно закреплено положение о использовании и загрязнении воды. Цель CWA состоит в восстановлении и поддержании химического, физического и биологического состояния вод в США. CWA был принят 18 октября 1972 года во время правления президента Никсона, ратифицирован 27 декабря 1977 года и возобновлен в феврале 1987 года. CWA распространяет свою силу по всей территории США.

CWA является базовой структурой по регулированию выбросов загрязненных вод в США и использует следующие инструменты:

1. С помощью программы, запрещающей выбросы загрязнителей из точечных источников, регулирует деятельность промышленности и муниципалитетов.

2. Выдает гранты штатам на реконструкцию очистных сооружений в целях помощи промышленности и муниципалитетам в выполнении ими законодательства.

3. Регулирует загрязнение из рассеянных источников путем поддержки акций волонтеров, информационных и образовательных кампаний, квазиобщественных корпораций, сотрудничества между общественными и частными структурами, экономического и морального стимулирования, стимулирования деятельности НПО, принятия стандартов по рассеянным источникам загрязнения.

CWA создал государственную систему, противостоящую выбросам загрязнений, основанную на системе разрешений или лицензий для точечных источников. С момента принятия закона все промышленные предприятия должны были предоставлять информацию о своих точечных источниках загрязнения. На основании этой информации они могли получать разрешения на загрязнения. Выбросы без разрешений были запрещены. В соответствии с этим законом предусматривалось изменение технологических процессов по всей стране, с учетом уменьшения загрязнения. Были установлены стандарты на степень очистки воды на очистных сооружениях.

февраля 1987 года была принята еще одна редакция закона "Акт Чистая вода". К уже имеющемуся пакету мер по сокращению загрязнений в виде запретов и ограничений добавилось экономическое стимулирование на федеральном уровне для предотвращения выбросов из рассеянных источников загрязнения. Кроме того, в 1987 году была принята национальная программа эстуариев.

Штаты, как и раньше, получали гранты на строительство очистных сооружений. Национальное Агентство Охраны Окружающей Среды начало постепенно передавать свои полномочия в сфере контроля над загрязнением воды и выдачу разрешений на загрязнение правительствам штатов. На федеральном уровне и на уровне штатов была создана совместная программа по очистке загрязненных токсическими веществами водных объектов. Каждому штату было предложено установить стандарты на токсические загрязнения пресной воды к 1990 году.

Государственное регулирование в виде запретов и ограничений предполагает командно-контрольный стиль управления сверху донизу. Такой способ регулирования существует, в определенной мере, до сих пор. Вместе с тем, сегодня система контроля над загрязнением воды стала более гибкой. Методы переговоров, дискуссий, убеждений и компромиссов пришли на смену командным методам управления и контроля, как более эффективные. Предметом переговоров и компромиссов являются вопросы, как устанавливать стандарты, какие стратегии применять для исполнения закона. Механизм управления и контроля над загрязнением воды переместился в социальные сети. Таким образом, произошла кооперация между различными государственными и негосударственными организациями. Социальные сети стали двигателем исполнения запретительных и ограничительных мер. К контролю над загрязнением и к мониторингу водных объектов присоединились такие акторы, как фермеры, промышленность, правительства различных уровней, гражданские группы. Цель всех этих изменений - эффективно сократить количество выбросов, как из точечных, так и из рассеянных источников.

В 1999 году по предложению президента Б.Клинтона Агентство Охраны Окружающей Среды создало новую систему ограничений и запретов на выбросы от рассеянных источников загрязнения. Она основывается на разработке норм максимальных дневных суммарных выбросов (Total Maximum Daily Load TMDL).

Загрязнители, находящиеся на территории, для которой разработаны TMDL, могут сокращать выбросы по-разному, кто как может. Главное в этой системе, чтобы сумма выбросов из точечных и из рассеянных источников на данной территории не превышала стандарты. Загрязнения от рассеянных источников регулируются правительствами штатов с помощью федеральных грантов, которые даются штатам, и каждый штат сам разрабатывает для себя программу по TMDL. Это помогает регулировать выбросы загрязнений из рассеянных источников на основе гибких стандартов.

В целом, Соединенные Штаты Америки трудно назвать экологичным государством. Страна "развитой демократии", на которую пытаются ровняться сейчас многие страны мира, далека от эталонов экологичности. Уровни потребления, на которые с завистью смотрят так называемые "развивающиеся страны", агрессивная внешняя политика воспринимаются экологами, как пример того, к чему не должны стремиться страны, мечтающие о гармоничном сосуществовании с природой.

2. Экология в системе социальных и политических приоритетов администрации Билла Клинтона

2.1 Эколого-экономический фактор стабилизации общественного развития в США. Формирование экологического сознания

70-ые годы XX века принято считать своеобразным рубежом в развитии западного общественного экологического сознания, который связан с постепенным осознанием того, что на смену "веку изобилия" постепенно начинает приходить "век постизобилия".

Почти четыре столетия экстенсивного развития западной цивилизации создали иллюзию того, что такое развитие может продолжаться бесконечно. Она была обусловлена двумя факторами:

- колонизацией второго полушария

- созданием новых технологий добычи топлива и энергоресурсов.

До этого времени экологические ограничения человеческой деятельности практически не давали о себе знать. Но к 70-м годам стало наблюдаться существенное замедление прогресса во всех областях общественной жизни. Это было связано, в первую очередь, с ростом цен на энергоносители во время "нефтяного кризиса", что для современной индустриальной, энергоемкой цивилизации являлось сигналом приближающейся катастрофы.

Специалисты по экологической социологии предсказывают, что картина ожидаемого человечеством будущего разойдется с реальностью, которая наступит. "Экологический дефицит", ограничив доступ людей к базе жизнеобеспечения, причем в глобальных масштабах, вызовет ситуацию паники, заставит людей действовать по принципу "каждый сам за себя" или "спасайся кто может". Неизбежное обострение конкуренции за жизненные ресурсы приведет к разрыву групповых связей, девальвации нравственных ценностей. Нарастание контраста между "ожидаемым будущим" и реальностью и вероятность насильственного решения проблемы перераспределения природных ресурсов может привести к революциям и мировым войнам (постоянная напряженная ситуация и военные конфликты на Ближнем Востоке в борьбе за контроль над нефтедобычей - подтверждение правильности таких прогнозов).

Все это с неизбежностью ставило вопрос о необходимости новой системы взаимоотношений человечества с природой. Понимание того, что антропоцентрическое экологическое сознание заводит в тупик, является психологической базой экологического кризиса, привело к возникновению так называемой "новой инвайронментальной парадигмы" (New environmental Paradigm), для которой характеры следующие постулаты.

Хотя человек и обладает исключительными характеристиками (культура, технология и т. п.), он остается одним из множества видов на Земле, взаимозависимых и включенных в единую глобальную экологическую систему.

Человеческая деятельность обусловлена не только социальными и культурными факторами, но и сложными биофизическими, экологическими связями, в которые он включен и которые налагают на его деятельность определенные физические и биологические ограничения. Человек живет не только в социальном, но и природном контексте.

Хотя человеческий интеллект позволяет существенно расширить возможности его существования в социальной и природной средах, тем не менее экологические законы не утрачивают для него своей обязательности.

Базирующееся на "новой инвайронментальной парадигме" экологическое сознание в целом может быть названо экоцентрическим, поскольку для него характерны следующие особенности:

- Высшую ценность представляет гармоничное развитие человека и природы. Природное признается изначально самоценным, имеющим право на существование "просто так", вне зависимости от полезности или бесполезности и даже вредности для человека. Человек не собственник природы, а один из членов природного сообщества.

- Отказ от иерархической картины мира. Человек не признается обладающим какими-то особыми привилегиями на том основании, что он имеет разум, наоборот, его разумность налагает на него дополнительные обязанности по отношению к окружающей его природе. Мир людей не противопоставлен миру природы, они оба являются элементами единой системы.

- Целью взаимодействия с природой является максимальное удовлетворение как потребностей человека, так и потребностей всего природного сообщества. Воздействие на природу сменяется взаимодействием.

- Характер взаимодействия с природой определяется своего рода "экологическим императивом" - правильно и разрешено только то, что не нарушает существующее в природе экологическое равновесие.

- Природа и все природное воспринимается как полноправный субъект по взаимодействию с человеком.

- Этические нормы и правила равным образом распространяются как на взаимодействие между людьми, так и на взаимодействие с миром природы.

- Развитие природы и человека мыслится как процесс коэволюции, взаимовыгодного единства.

- Деятельность по охране природы продиктована необходимостью сохранить природу ради нее самой.

Таким образом, экоцентрический тип экологического сознания - это система представлений о мире, для которой характерны: 1) ориентированность на экологическую целесообразность, отсутствие противопоставленности человека и природы, 2) восприятие природных объектов как полноправных субъектов, партнеров по взаимодействию с человеком, 3) баланс прагматического и непрагматического взаимодействия с природой.

Экоцентрический тип сознания представляет собой кардинальную смену образа мира, которую можно, пожалуй, сравнить с тем переворотом в сознании, который был произведен Коперником сменой геоцентрической (от греч. gи - земля) модели солнечной системы на гелиоцентрическую (от греч. hulios - солнце). Как тогда Земля потеряла статус центра вселенной и его заняло Солнце, так и теперь человек должен отказаться от представления о себе как "центре" природы, мира, а это место должен занять принцип экологической целесообразности, "экологический императив".

Логика исторического развития "западной" цивилизации, развития ее отношений с окружающим миром оказалась такова, что в общественном сознании прочно утвердилась так называемая "парадигма человеческой исключительности" (Human Exceptionalism Paradigm) которая определяет самые различные аспекты мировоззрения. Для нее характерны антропоцентризм (греч. апthropos - человек + Кепtron - центр), антиэкологизм и социальный оптимизм, которые выражаются в следующих постулатах:

1) Поскольку, кроме генетической наследственности, люди обладают также и культурным наследованием, человек принципиально отличается от всех остальных живых существ на Земле, над которыми он доминирует.

2) Именно социальные и культурные, а не биофизические факторы окружающей среды являются главными факторами, обусловливающими деятельность человека: человек живет в социальном, а не в природном контексте.

3) Технологический и социальный прогресс может продолжаться бесконечно, и все социальные проблемы так или иначе принципиально разрешимы.

В сфере экологического сознания "парадигма человеческой исключительности" предстает как "парадигма человеческой освобожденности" (Human Exemptionalism Paradigm), освобожденности от подчинения объективным экологическим закономерностям. Базирующееся на ней "западное" экологическое сознание в целом может быть названо антропоцентрическим, поскольку для него характерны следующие особенности.

1) Высшую ценность представляет человек. Лишь он самоценен, все остальное в природе ценно лишь постольку, поскольку оно может быть полезно человеку, приносящее ему вред - антиценно. Природа объявляется собственностью человечества, причем, как само собой разумеющееся, считается, что оно имеет на это право.

2) Иерархическая картина мира. На вершине пирамиды стоит человек, несколько ниже - вещи, созданные человеком и для человека, еще ниже располагаются различные объекты природы, место которых в иерархии определяется полезностью для человека. Мир людей противопоставлен миру природы.

3) Целью взаимодействия с природой является удовлетворение тех или иных прагматических потребностей: производственных, научных и т. д., - получение определенного "полезного продукта". Сущность его выражается словом "использование".

4) Характер взаимодействия с природой определяется своего рода "прагматическим императивом": правильно и разрешено то, что полезно человеку и человечеству.

5) Природа воспринимается только как объект человеческих манипуляций, как обезличенная "окружающая среда".

6) Этические нормы и правила действуют только в мире людей и не распространяются на взаимодействие с миром природы.

7) Дальнейшее развитие природы мыслится как процесс, который должен быть подчинен процессу развития человека.

8) Деятельность по охране природы продиктована дальним прагматизмом, необходимостью сохранить природную среду, чтобы ею могли пользоваться будущие поколения.

Антропоцентрическое экологическое сознание пронизывает все сферы деятельности человека: хозяйственную, политическую, образовательную и т. д.

В экономических расчетах при планировании нового производства учитывается его прибыльность, рыночная конъюнктура, возможность удовлетворения спроса и т. п., иными словами, в центр внимания поставлен фактор полезности для человека, благополучие же мира природы вообще выносится за рамки анализа. Даже если и проводится экологическая экспертиза, то, как правило, она осуществляется с точки зрения того, насколько изменится среда обитания человека, насколько это производство будет для него безопасным, т. е., в конечном счете, опять же с точки зрения человека, а не самой природы как таковой.

Экологическая информация в прессе построена на клише "в пределах допустимых норм". Допустимых для человека, но ведь для отдельных видов животных и растений эти "нормы" могут оказаться запредельными. Учебные программы по биологии, географии, экологии, призванные, в общем-то, воспитывать "ответственное отношение к природе", пронизаны идеей полезности ее для человека: "вредные и полезные жуки", "значение леса в народном хозяйстве", "полезные ископаемые" и т. п.

Антропоцентрический тип экологического сознания очень устойчив, люди не хотят от него отказываться. По данным одного из исследований, порядка 90% читателей газет просто избегают статей об экологических проблемах, поскольку они разрушают сложившийся "благополучный" образ мира: как говорится, катастрофа должна произойти, чтобы доказать, что она вообще возможна.

Но для преодоления экологического кризиса необходимо новое видение мира, новый тип экологического сознания.

Социальные истоки возникновения так называемого "нового экологического сознания" хорошо иллюстрирует история развития США. На начальном этапе - это история освоения новых земель на Западе. Наличие открытой границы сформировало представление о возможности неограниченного экстенсивного роста.

Экстенсивный путь был естественным и самым простым способом снятия социального напряжения - недовольные своей жизнью могли уйти на Запад и установить там свои собственные порядки. Американская демократия того этапа и природное изобилие были взаимосвязанными явлениями.

Но к середине XIX века запас свободных земель исчерпался и государственная граница приобрела значение границы экстенсивного роста. Это был первый в истории США экологический кризис, который вызвал переход к технологическому, урбанистическому направлению развития американской цивилизации.

В результате осмысления этого кризиса во второй половине XIX - начале XX вв. складывается общетеоретическая и мировоззренческая ориентация, получившая название американского инвайронментализма. В центре ее внимания оказывается взаимодействие общества со средой своего обитания. Эта ориентация проявилась в социологии, философии, политэкономии, правоведении, этике, эстетике, а также в социальных движениях за качество среды обитания.

Появление консервационистского крыла инвайронментального движения можно считать первым этапом новой, экоцентрической тенденции развития общественного экологического сознания. Консервационисты провозгласили лозунг: "Максимум природных благ для большего числа людей на более длительный период". Они призывали к необходимости реорганизации социальных институтов, чтобы можно было обеспечить рациональное природопользование и справедливое распределение природных ресурсов.

Тем не менее, экологическое сознание, базирующееся на идеях консервационизма, не претерпевает каких-либо качественных изменений по сравнению с экологическим сознанием, сформировавшимся в Новое время: человек по-прежнему противопоставлен природе, воспринимает ее как объект, во взаимодействии с природой продолжает доминировать прагматизм. Но консервационизм принципиально изменил вектор развития экологического сознания: прагматизм сменяется "дальним прагматизмом", утверждается необходимость консервации природных ресурсов для будущих поколений.

2.2 Содержание внешней экологической политики администрации Б.Клинтона в экологической политике США

Экологическая проблематика в последние десятилетия занимает все более заметное место в предвыборных кампаниях, партийных платформах и политических дебатах. Наиболее явно это проявилось в 90-е гг., когда у власти в течение 8 лет находилась демократическая администрация Б. Клинтона, уделявшая в своей деятельности экологическим вопросам большое внимание и имевшая в своем составе на посту вице-президента самого "зеленого" из ведущих современных американских политиков - А. Гора. В этом же десятилетии возникла и на общенациональном уровне активно заявила о себе Зеленая партия, дважды выдвигавшая кандидатом на пост президента США известного правозащитника и общественного деятеля Р. Найдера. Для борьбы с загрязнением окружающей среды в 1960-1970-е гг. была создана крупномасштабная регулятивно-правовая система, с помощью которой к концу XX в. были достигнуты серьезные успехи: более чистый воздух в городах, существенное улучшение качества воды и др. Разработка и реализация экологических законов и программ стала важной составляющей деятельности органов государственной власти и управления США всех уровней. Вопросы охраны окружающей среды находятся в центре внимания целого ряда влиятельных комитетов американского Конгресса и федеральных министерств и ведомств -- Министерства внутренних дел, Агентства по охране окружающей среды (далее - ЭПА), Лесной службы Министерства сельского хозяйства, Инженерного корпуса армии Министерства обороны и др. Ведущая роль здесь принадлежит ЭПА: показательно, что оно, имея к концу 90-х гг. персо- нал в 17 тыс. человек и бюджет в 7,5 млрд. долл., является крупнейшим регулятивным ведомством США. Экологическое регулирование является в наибольшей меремасштабным и, соответственно, дорогостоящим видом государственного регулирования. Совет по качеству окружающей среды Соединенных Штатов подсчитал, что затраты только на контроль за загрязнением в период 1979-1988 гг. составили более 700 млрд. долл. Причем, эти расходы проявляли тенденцию к стабильному росту.

В середине 90-х гг. расходы на выполнение экологических стандартов в США составляли 2,5% ВНП, а в денежном выражении на эти цели, например, в 1994 г. было израсходовано 140 млрд. долл. Государственное регулирование в широком смысле представляет собой вмешательство государства в экономические и социальные процессы с целью обеспечения динамичного экономического развития, максимально высокого уровня занятости и социальной стабильности. Важнейшими рычагами такого рода деятельности являются федеральный бюджет, налоговая система, механизм кредитно-денежной политики Федеральной резервной системы. Это регулирование в специальной литературе называется экономическим, так как с его помощью государство перераспределяет материальные и финансовые ресурсы, воздействует на процесс ценообразования и влияет тем самым на важнейшие социально-экономические параметры развития страны. Экологическое же регулирование относится к сравнительно новому социальному регулированию, получившему развитие в США примерно с начала 60-х гг. (наряду с обеспечением безопасности потребительских товаров, безопасности труда на предприятиях, безопасности пассажирских авиаперевозок и т.д.). Социальное регулирование направлено на минимизацию создаваемых экономическим и технологическим ростом рисков для жизни и здоровья людей. В отличие от экономического, социальное регулирование акцентирует применение административно-правовых методов реализации своих задач, представляя собой регламентирование деятельности фактически всех отраслей экономики и работодателей. В его рамках осуществляется вмешательство государства в производственные и технологические процессы, посредством инструкций и правил производителю предписывается выполнять соответствующие стандарты (качества окружающей среды, потребительских товаров и т.д.), нарушение которых влечет за собой установленные законом санкции, в основном в виде штрафов. Поэтому в узком смысле государственным регулированием в США называют именно социальное регулирование, имея в виду повседневную административную регламентацию предпринимательской деятельности со стороны государства.

В этом же контексте говорят, как правило, и о "регулятивном бремени", "регулятивной реформе" и т.д. Важно подчеркнуть и то, что термин "регулятивная реформа" чаще всего используется сторонниками ограничения государственного регулирования. Хотя цели социального регулирования широко одобряются, оно, как правило, считается весьма дорогостоящим. Причем, основными издержками социального регулирования являются не административные издержки (зарплата служащим регулятивных ведомств и т.д.), а издержки подчинения. Они представляют собой затраты, которые компании, правительства штатов и органы местного самоуправления несут в целях соответствия регулятивным стандартам, превышающие административные издержки примерно в 20 раз.

70-е гг. стали периодом противоречивого сосуществования двух тенденций: стремления общества к высокой степени экологической безопасности и качества окружающей среды, с одной стороны, и усиления общественного скепсиса в отношении существующей системы экологического регулирования - все более обременительной и все менее результативной -- с другой. Несколько утрируя, но довольно удачно амбивалентное отношение американского общества к государственному экологическому регулированию американские исследователи выразили следующим образом: "Общество не может жить с экологическим регулированием, и оно не может жить без него". Поэтому 90-е гг. были отмечены напряженными общественными дискуссиями и серьезными политическими конфликтами по поводу поиска оптимального баланса между экономической эффективностью и экологической защитой. В 90-х гг. Конгресс значительно повысил свое внимание к проблемам реформирования экологического законодательства, а федеральная администрация приступила к реорганизации (в американских терминах - "реинвентаризации") ЭПА. Реинвентаризация ЭПА предполагала, что это ведомство должно было осуществлять более результативную и менее обременительную для бизнеса и налогоплательщиков деятельность по защите окружающей среды с помощью более гибких методов экологического регулирования. В связи с этим особый интерес и важность представляет рассмотрение того, каким образом решала экологические проблемы и реагировала на вызов устойчивого развития администрация Клинтона, которая приобрела репутацию одной из в наибольшей мереэкологически ориентированных в истории США (главным историческим соперником Клинтона в этом отношении является президент Теодор Рузвельт) и не без оснований ставила себе в заслугу одновременное достижение заметного экологического прогресса и впечатляющего экономического роста.

Анализ экологической политики администрации Клинтона позволяет более глубоко осмыслить целый ряд важнейших явлений и процессов в социальном и политическом развитии США 1990-х гг. - таких как изменение концепций и механизмов государственного регулирования; взаимоотношения исполнительной и законодательной властей в контексте "разделенного правления"; феномен административного президентства и стиль политического лидерства президента Клинтона; идейная эволюция Демократической партии; роль заинтересованных групп в процессе принятия решений; влияние постматериальных ценностей на электоральное поведение граждан и межпартийную конкуренцию.

В США исследованию экологической политики 90-х гг., и, в частности, политики администрации Клинтона посвящено немалое количество работ. Дж.Бьюэлл и Т.Делука стремились определить фундаментальные идейно-философские принципы и ценностные ориентиры, на которых должна основываться в современной Америке политика устойчивого развития. В такой перспективе они оценивали американскую экологическую политику 90-х гг., ее сильные и слабые стороны, приходя к выводу, что устойчивое развитие возможно только в условиях устойчивой демократии. С.Реншон объяснял особенности президентства и политического курса Клинтона - прежде всего амбициозность и, вместе с тем, гибкость - на основе анализа стиля политического лидерства и психологических черт личности Билла Клинтона в политико-психологическом контексте 90-х гг. Аналитики Исследовательской службы Конгресса Дж.Блоджет, К.Коупленд, Дж.Маккарти, М.Рейч и Л.Широу осуществили скрупулезный и комплексный обзор законодательной и административной политики 1980-1990-х гг. в области охраны окружающей среды, сосредоточившись на таких направлениях, как процесс модернизации и ресанкционирования важнейших экологических законов, регулятивная реформа, законы о чистом воздухе, чистой воде и Суперфонде и др. Эти исследователи старались придерживаться подчеркнуто объективистского подхода, однако в создаваемой ими панораме американской экологической политики Конгресс в большей степени, чем федеральная администрация, представал как выразитель общенациональной политической воли и центр принятия ответственных политических решений, выступал как в наибольшей мерелегитимный политический институт.

Фундаментальные научные исследования являются одним из главных источников американского экономического лидерства в системе международных отношений. В отличие от прикладных эти исследования по самой сути нерентабельны, и американское правительство, исходя из долгосрочных интересов страны, финансирует их из бюджета. Как только открывается перспектива трансформации результатов фундаментальных исследований в русло практического использования, к финансированию НИОКР подключается частный сектор.

Для бизнеса главным стимулом является получение прибыли и укрепление конкурентных позиций на рынке товаров и услуг. Его инвестиции в НИОКР ориентированы на ускорение, расширение масштабов и повышение эффективности использования природных ресурсов, а также на сведение к минимуму издержек, не способствующих решению указанных задач.

До недавнего времени к числу именно таких издержек промышленные компании относили оплату за право пользования природными ресурсами и инвестиции в защиту окружающей Среды от загрязнений. При этом, в условиях ограниченности несущей емкости Земли и способности биосферы компенсировать ущерб, наносимый антропогенной деятельностью, игнорирование таких издержек в большинстве стран и экономический рост , сопряженный с избыточным потреблением природного капитала, привели мировое сообщество на грань катастрофы. Угроза выживанию человечества превратилась в актуальную глобальную проблему.

США одними из первых осознали не только саму эту угрозу, но и невозможность обезопасить себя от нее в одностороннем порядке. Признание глобального императива принятия радикальных природоохранных мер и, прежде всего, сокращения абсолютного уровня антропогенной нагрузки на биосферу поставило США перед вопросом о том, как в изменяющихся условиях сохранить свои лидирующие экономические позиции в мире.

Основные расчеты были сделаны на международное сотрудничество в сокращении темпов демографического роста, прежде всего в развивающихся странах. Очевидно, что замедление роста населения в мире будет означать сокращение масштабов потребления несущей емкости Земли. Это, в свою очередь, облегчит для индустриальных государств возможности сохранения существующих диспропорций в потреблении природных ресурсов.

Для США, однако, такая перспектива при всей ее значимости, не гарантирует возможностей удержания экономического лидерства в условиях обостряющейся конкуренции на мировых рынках. Поэтому стратегически мыслящие деятели США увязывают такие возможности с использованием американского научно-технического потенциала. Новым элементом в американской научно-технической политике является то, что государство, продолжая финансировать фундаментальную науку, подключается к поддержке частного сектора и его прикладных исследований и разработок, связанных с развитием производства экологически чистой продукции и сферы услуг.

Расчет строится на том, что производство природоохранной технологии и перевод экономики на экологическую основу в недалекой перспективе охватит подавляющее число стран, а уровень соответствия мировым экологическим стандартам станет определяющим критерием конкурентоспособности на мировых рынках. В предвидении именно такой перспективы американское государство берет на себя поддержку пока еще не рентабельной - в традиционном понимании - сферы бизнеса. Более того, оно предпринимает активные усилия, направленные на вовлечение всех государств и прежде всего развивающихся стран в согласование своей экономики с экологическим императивом. Это, по американским расчетам, повлечет увеличение в этих странах спроса на экологически чистую продукцию и соответствующий рост их зависимости от индустриальных государств-экспортеров.

Решению именно этой задачи посвящены американские усилия по переводу международных экономических отношений на рельсы глобальной стратегии устойчивого развития, предписывающей всем странам экологизацию производства товаров и услуг и возлагающей на них международные обязательства по соблюдению природо- и ресурсоохранных мер. В предвидении такой перспективы американская научно-техническая политика превращается в главный инструмент трансформации научно-технического превосходства США в экономическое лидерство в области экологизации мировой экономики и на этой основе захвата ведущих позиций на мировых рынках 21 века, когда экологический критерий станет одним из ключевых показателей конкурентоспособности.

В правительственном докладе "Технология для устойчивого будущего" задача правительства формулируется как укрепление промышленности, производящей экологическую технологию, поощрение и стимулирование разработки и коммерциализации нового поколения этой технологии. Помощник президента США по науке и технике заявил, что администрация Б.Клинтона производит фундаментальный сдвиг в экологической стратегии США и в сотрудничестве с конгрессом совершенствует политику в области налогов, регулирования, закупок и торговли, которая поощряет технологические разработки и снимает барьеры на пути инновационных технологий. Уже в начале 90-х гг. объем выделяемых на это бюджетных средств составлял 4 млрд. долл. в год.

Идея всеобъемлющей экологизации американской экономики и крупномасштабные федеральные ассигнования на ее осуществление потребовали столь же серьезных обоснований, и демократическая администрация не пожалела для этого усилий.

С приходом в Белый Дом президент Б.Клинтон превратил экологическую проблематику в одно из приоритетных направлений своей администрации, а также увязал научно-техническое направление экологической политики с обеспечением национальной безопасности и глобальной стабильности. В послании конгрессу о роли научно-технологической стратегии для национальной безопасности он сделал особый акцент на развитии исследований, связанных с повышением эффективности использования природных ресурсов и сведением к минимуму экологического ущерба.

В упоминавшемся докладе правительства подчеркивается, что лидерство США в области экологически чистых технологий увеличит их конкурентоспособность на мировых рынках, расширит американский экспорт экопродукции и услуг, а также повысит американские возможности формирования глобальной стратегии устойчивого развития.

Через три месяца после прихода в Белый Дом Б.Клинтон предложил федеральным ведомствам оценить конкурентоспособность американских экотехнологий и сформировать стратегию ее повышения. Уже в ноябре 1993 г. был подготовлен доклад "Экспорт экотехнологий: стратегическая основа для лидерства США". Вице-президент А.Гор, по чьим оценкам объем мировой торговли экопродукцией достигнет к концу века 400 млрд.долл., заявил, что Япония, ФРГ и другие индустриальные страны пытаются захватить эти рынки, и США должны отстаивать свои интересы в этой области с помощью "агрессивной" политики.

В 1992 г. А.Гор выступил с предложением принять "Стратегическую экологическую инициативу" в виде всемирной программы технологического прорыва в области разработки и внедрения нового поколения природоохранной технологии. Программа могла бы предусматривать сопутствующее развитие международного рынка экологических товаров и услуг, расширение экспорта и создание по всему миру, прежде всего в развивающихся странах, учебных центров для подготовки специалистов, способных внедрять в своих странах экологически приемлемые технологии.

Внутри страны разработка экотехнологий была увязана с созданием новых направлений экономического роста, появлением новых хорошо оплачиваемых и престижных рабочих мест и, в целом, повышением качества жизни американского населения.

К разряду экологических американские специалисты относят технологии, которые укрепляют устойчивое развитие посредством сокращения риска, повышения эффективности затрат, совершенствования процессов и создания продукции, которые экологически благоприятны. В рамках классификации экотехнологий выделяют четыре категории:

- во-первых, технологии, которые способствуют изменению деятельности человека таким образом, который сводит ущерб для окружающей Среды к минимуму и создает возможность избежать производства экологически опасных веществ и экодеградации;

- во-вторых, технологии мониторинга и оценки, которые используются для создания и мониторинга условий окружающей Среды, включая выбросы загрязнений или других опасных антропогенных материалов;

- в-третьих, технологии контроля, которые превращают опасные вещества в безопасные до их поступления в окружающую среду;

- в-четвертых, корректирующие и восстановительные технологии, которые превращают вредные или опасные вещества в безопасные после их поступления в окружающую среду, а также улучшают экосистемы, которые пришли в упадок под воздействием природных или антропогенных воздействий.

В 1993-1994 гг. администрацией был опубликован ряд фундаментальных докладов по проблемам экологизации науки и техники, включая следующие: "Технология для американского экономического роста", "Экспорт экологических технологий: стратегическая основа для лидерства США", "Проект стратегии технологических инноваций".

На основе этих докладов в стране прошла серия семинаров с участием ученых, представителей администрации и бизнеса. Итоговая конференция по экотехнологиям состоялась в Белом Доме. Завершающим этапом стала разработка Национальным советом по науке и технологиям и межведомственным советом с участием федеральных структур, ответственных за НИОКР, стратегии и публикация администрацией документа "Национальная стратегия в области природоохранной технологии".

Фундаментальные задачи разработанной стратегии сформулированы в виде четырех базовых принципов:

- федеральный аппарат, определяющий политику и регулирующий деятельность, должен быть ориентирован на облегчение развития превентивной технологии и технологии мониторинга, сбалансированных с контрольной и восстанавливающей технологиями;

- эффективность технологической инфраструктуры должна быть повышена за счет адаптации системного подхода, который использует принципы промышленной экологии;

- содействие экономическому развитию, коммерциализации и распространению экотехнологий за счет укрепления партнерства и сотрудничества по линиям общественный - частный сектор, федеральное правительство-штаты должно привести к сокращению времени, затрачиваемого на реализацию цикла от НИОКР до коммерциализации и экспорта экотехнологий;

- необходимо способствовать использованию экологически чистой и социально приемлемой технологии в развивающихся странах.

Реализация научно-технической стратегии в соответствии с указанными принципами приведет в перспективе к отходу от экологической парадигмы, основанной на борьбе с загрязнениями и контроле состояния окружающей Среды, к парадигме, основанной на предвидении, оценке и предотвращении ущерба.

Упор в стратегии сделан на конкретизацию и повышение роли правительства в обеспечении инноваций и сдвига от постепенного технологического роста к технологической трансформации, от управления отходами к достижению устойчивости и сохранению экосистем, от реагирования на угрозы здоровью человека и окружающей среде к их предвидению и предотвращению.

В рамках стратегии процесс перехода от научных исследований и разработок к коммерциализации и распространению экологических технологий предусматривает развитие четырех основных направлений: содействие инновациям; поощрение использования новых подходов; вовлечение мирового сообщества; сотрудничество в образовании, обучении и распространении информации.

Успешность технологических инноваций зависит от взаимосвязанной системы институциональных структур, включая деятельность в области НИОКР, демонстрационные проекты, политику в области регулирования, промышленную инфраструктуру и политику налогообложения. Каждый из этих компонентов критически важен для коммерциализации инновационной технологии.

Основное направление новой стратегии - вовлечение мирового сообщества в процесс экологизации разработки, производства и реализации продукции на основе передовых технологий - ориентировано на содействие экспорту новых технологий и оказание иностранной помощи в экологизации национальных экономик стран-реципиентов.

Это направление рассматривается правительством как критически важное для сохранения американского экономического лидерства и достижения отвечающего интересам США глобального экологического управления.

Исходя из того, что свыше 60% глобального рынка экотехнологий находится вне США, стратегия ориентирует американский бизнес на достижение такого уровня конкурентоспособности, который позволит ему захватить преобладающую долю этого рынка. В этой связи правительство осуществляет ряд мер, предусматривающих, в частности:

- обеспечение бизнеса информацией об экологических проблемах в странах-импортерах, об их потребностях в технологии для решения этих проблем, а также о правовых, политических и регуляционных структурах и механизмах в государствах, закупающих экологическую технологию;

- содействие бизнесу в его стремлении к доминированию на существующих в наибольшей мереважных рынках экотоваров и услуг, а также к получению доступа и освоению создающихся и перспективных рынков (в наибольшей меребыстро растущими являются рынки в Тихоокеанском регионе и Латинской Америке);

- согласование экспортных программ США с наличием ресурсов, необходимых для их осуществления;

- содействие реализации совместных научных проектов и программ по обучению и демонстрационным технологиям, осуществляемых американским бизнесом и потребителями в странах-импортерах.

Вторым крупный раздел в рамках стратегии вовлечения мирового сообщества, наряду с экспортом передовой экотехнологии, является иностранная помощь и содействие развитию стран третьего мира.

В стратегии отмечается, что главная цель американской иностранной помощи заключается в содействии достижению экономического лидерства США в эпоху, наступившую после окончания холодной войны.

Политической основой программы иностранной помощи США считают глобальную стратегию устойчивого развития, которую они рассматривают как ключевой элемент своей внешней политики. Признавая обоснованность стремления развивающихся стран к экономическому росту, концепция устойчивого развития предусматривает вместе с тем их ответственность за сохранение и защиту окружающей среды для будущих поколений. Поскольку интересы США и их рынки в 21 веке будут во многом формироваться ситуацией в развивающихся странах, политика американской помощи - как подчеркивается в стратегии - должна быть ориентирована на преодоление бедности и торможение демографического роста в третьем мире как основных причин экологической деградации в слаборазвитых странах и мире в целом.

Программами помощи развивающимся государствам предусматривается:

- содействие в разработке национальной политики охраны окружающей Среды и регулирования природоохранных мер в интересах достижения устойчивого развития;

- сотрудничество в выявлении потребностей в экотехнологиях в странах-получателях помощи;

- стимулирование роста рынков экологической продукции;

- содействие в финансировании программ использования возобновляемых источников энергии и энергоэффективных технологий;

- применение американского опыта и технологий, включая превентивную технологию в рамках международных экологических программ.

Четвертое основное направление новой стратегии - сотрудничество в образовании, обучении и распространении информации. Предполагается, что сотрудничество правительства со штатами, частным сектором и университетами в развитии системы экологического образования американского общества укрепит поддержку экологических целей страны, повысит осознание роли экологии в повышении качества жизни американских граждан и значения передовой технологии в достижении этой цели, а также облегчит внедрение принципов промышленной экологии в экономику государства и интеграцию экологических критериев в систему принятия решений.

В рамках рассматриваемого направления создается специальная программа содействия промышленности в оценке уровня совершенства инновационных технологий и связанного с их использованием риска. Предпринимаются усилия по расширению участия негосударственного сектора, включая научно-исследовательские институты, неправительственные организации и частный бизнес в разработке политики и законодательства, связанных с экологизацией технологии.

Стратегия предусматривает разработку многодисциплинарной учебной программы в университетах, в которой сделан упор на предотвращение загрязнений и эффективное использование ресурсов. Осуществляется содействие обучению в области экологических технологий в программах инженерных школ, колледжах и бизнесшколах. Создаются новые методы поощрения подобных учебных заведений к внедрению экологической осведомленности в рамках широкого спектра их учебных программ.

Особая роль в развитии инновационного процесса отводится формированию информационных потоков, обменам информацией между финансируемыми правительством научными центрами, органами власти штатов, бизнесом, неправительственными организациями и частными лицами. В качестве каналов распространения информации правительство использует публикации, базы данных и целевую рассылку.

Федеральная программа "Сотрудничество в области расширения производства" обеспечивает распространение информации о наилучших технологиях для малых и средних компаний, а также способствует созданию региональных сетей деловых компаний. В информации, поставляемой в промышленный сектор и для общественности, акцент делается на ситуации на национальных и международных рынках, состоянии окружающей Среды, экологическом качестве продукции и прогрессе в области создания экологосовместимой технологии.

В целом, анализ подхода США к экологизации технологий показывает, что повышение конкурентоспосбности своей промышленности на мировых рынках американские лидеры увязывают с изменением отношения к самой технологии, к технологическим процессам и продукции, в основу которых должны быть положены, во-первых, ориентация на повышение экологической эффективности промышленной инфраструктуры страны и, во-вторых, повышение роли политической инфраструктуры, способствующей производству передовой экотехнологии.

Во временном масштабе экологизация технологии увязана с долгосрочной перспективой сохранения и упрочения лидирующих позиций на мировых рынках и в переходе мирового сообщества к устойчивому развитию.

С этих же позиций научно-техническая политика ориентирована на всесторонний учет демографических тенденций в мире, перспектив глобального экономического роста, сдвигов в глобальной структуре потребления. Учет этих тенденций рассматривается как залог успешности в предвидении возникающих проблем в области научно-технического развития и избегания сопутствующих негативных последствий для государства, общества и каждого гражданина США.

Интеграция усилий ведомств, штатов, научных центров, бизнеса и неправительственных организаций рассматривается как необходимое условие успешности курса на экологизацию технологии и достижение сопряженных с этим стратегических целей США как государства.

Что касается итоговых оценок экологической политики администрации Клинтона, то большинство американских исследователей делали вывод о повышении статуса мероприятий по охране окружающей среды в общенациональной политической повестке дня, активизации усилий федеральной администрации по модернизации институтов государственного экологического регулирования и достижении целого ряда позитивных результатов. Вместе с тем, такие оценки, как правило, сочетались с констатацией непоследовательности, противоречивости экологического курса Клинтона-Гора, его чрезмерной зависимости от колебаний политической конъюнктуры и неспособности демократической администрации оправдать в полной мере те ожидания, которые были связаны с ее приходом к власти в 1993 г. Следует также отметить, что при всей значительности числа работ по современной экологической политике (а среди них, если исключить публицистику, преобладают политологические) специальная и комплексная разработка американскими историками такой темы, как экологическая политика администрации Клинтона, по сути, только начинается. В отечественной науке, в том числе исторической, американская экологическая политика стала предметом специального изучения во второй половине 1970-х гг., после создания в США современной политико-правовой системы охраны окружающей среды.

3. Экологическая дипломатия администрации Билла Клинтона

3.1 Внешние сношения администрации Билла Клинтона в области защиты окружающей среды (80-90 гг.)

Начиная с 1980 г., экологическая стратегия США заключается в сочетании государственного управления природопользованием с рыночными механизмами его регулирования. Теоретической основой государственной экологической политики стала концепция экологического риска. Наиболее полно методика оценки экологического риска народнохозяйственных проектов представлена в 15_м отчете Агентства по охране окружающей среды США.

По определению Национальной академии наук США, оценка риска _ это использование доступной научной информации и научно обоснованных прогнозов для установления опасности воздействия вредных материалов и условий на здоровье человека. Оценка риска состоит из четырех фаз и завершается характеристикой риска, которая представляет собой количественное заключение о вероятности нанесения ущерба окружающей среде или возникновения заболевания в результате определенного воздействия данного химического вещества или соединения.

Оценка экологического риска стала первоочередной задачей для Агентства по охране окружающей среды, поскольку считается, что именно эта концепция позволяет лучшим образом обеспечить учет интересов всех групп населения и качество окружающей среды. Оценкой и управлением риска занимается также Администрация по производственной безопасности и здоровью, Комиссия потребителей по безопасности продуктов питания, Администрация по безопасности транспорта, Комиссия по атомной энергетике и другие.

В современном мире на первый план выдвинулись виды риска, связанные со сложными технологическими процессами, авариями на АЭС и химических заводах, развитием генной инженерии, воздействием малых доз радиации, токсичных химических соединений, кислотных дождей, а также с истощением озонового слоя. Управление риском в последние годы все в большей мере основывается на высоко техничной количественной оценке риска. Несоизмеримо возросли возможности определения риска с помощью лабораторных исследований, применения эпидемиологических методов, компьютерного моделирования окружающей среды, математического моделирования самой оценки риска.

Заключительный этап оценки риска _ характеристика риска _ одновременно является первым звеном процедуры управления риском. Управление риском включает разработку решения о наилучшем из возможных способов минимизации риска. Принятие регулирующего решения предваряется анализом рисковых ситуаций, на основе сравнительной характеристики или ранжирования рисков, балансирования рисков и выгод, определения приемлемости риска. Сравнительная характеристика рисков проводится с целью установления приоритетов _ выделения круга вопросов, требующих первоочередного внимания, так как риск, связанный с ними, в наибольшей мересерьезен. При определении степени приемлемости риска факторы риска сопоставляются с "нерисковыми" социально_экологическими и технико_экономическими факторами. Результатом подобного анализа риска является выбор одного из трех вариантов решения:

- риск приемлем полностью;

- риск приемлем частично;

- риск полностью неприемлем.

В двух последних случаях устанавливаются пропорции контроля риска, которые заключаются в выборе одной из мер, в наибольшей степени способствующей минимизации или устранению риска.

Концепцию приемлемого риска в США стали использовать при анализе возможных аварий в экологических экспертизах крупных энергетических (включая АЭС) и химических производств. При этом рассматриваются такие аварии, вероятность которых очень мала. Стоимость подобных исследований весьма значительна. Например, вероятностный анализ риска аварии конкретной атомной электростанции требует затрат до 2 млн. долл. и 10_20 человеко_лет.

В соответствии с законом о национальной политике в области окружающей среды важнейшая роль отводится экологической экспертизе _ комплексу процедур оценки приемлемости проектов, программ и законов с точки зрения их соответствия требованиям к состоянию окружающей среды и здоровья человека. Поскольку не всегда основной целью экспертиз является обеспечение учета требований рационального природопользования в последние годы применяется процедура экологической проверки экспертиз.

Большое внимание в США уделяется решению вопросов, связанных с захоронением вредных отходов на многочисленных промышленных, муниципальных свалках, в подземных хранилищах. В США ежегодно образуется не менее 60 млн. т опасных отходов, которые складируются на промышленных свалках, число которых уже превысило 75 тыс. Часто опасные отходы попадают на муниципальные свалки, которых насчитывается 12_18 тыс. Выявлено от 11 до 187 тыс. подземных хранилищ вредных отходов, не считая нефтехранилищ. Имеется также большое количество заброшенных, или "ничьих" свалок, которые нередко более опасны, чем действующие, так как захоронение токсичных отходов на них осуществлялось без соответствующих правил, введенных уже после их закрытия.

Для решения проблемы заброшенных свалок в 1980 г. конгрессом США был утвержден закон о Суперфонде, или "Комплексный закон об ответственности за загрязнение окружающей среды и компенсации за нанесенный ущерб". Для финансирования работ по выявлению и обезвреживанию заброшенных свалок на период до 1985 г. был установлен специальный фонд в размере 1,6 млрд. долл. из которых 88% составили налоги с компаний химической промышленности. За пять лет было выявлено около 25 тыс. заброшенных свалок вредных отходов, из которых более 800 включены в Национальный перечень приоритетных объектов Суперфонда. При этом за этот период удалось полностью обезвредить всего 13 таких свалок. В то же время аварийные работы, которые предусматривают ликвидацию только вредных отходов на свалках, были завершены на 456 объектах Суперфонда. По заключению экспертов, в США ликвидации подлежат от 2 до 10 тыс. свалок, что может занять несколько десятков лет, а расходы составят от 11 до 100 млрд. долл.

Разногласия по поводу принятия новой редакции закона о Суперфонде в 1986 г. были связаны со столь различными оценками величины затрат на расчистку свалок, а также с тем, что стандарты на предельно допустимые концентрации (ПДК) химических веществ (их насчитывается около 65 тыс.) установлены всего для 2% веществ. Кроме того, не определены в наибольшей меребезопасные и эффективные технологии их обезвреживания.

На следующие пять лет конгресс утвердил Суперфонд в размере 8,5 млрд. долл. Эта весьма значительная сумма должна была формироваться из следующих источников: налог на нефтяные корпорации _ 2,75 млрд. долл., налог на производство всех видов товаров и услуг _ 2,5 млрд. долл., налог на химические компании _ 1,4 млрд. долл., кроме того, 1,25 млрд. долл. должны поступить из доходов казначейства и т.д.

На формирование внешнеполитической стратегии США в 90-х годах влияли как идейно-теоритические подходы, так и изменения во внутренней и международной обстановке. И хотя администрацию Клинтона часто критикую отсутствие целостной "большой стратегии", основные контуры новой стратегии обозначены уже достаточно четко не только на доктринальном, но и на политическом уровне.

Исходя из официальных внешнеполитических установок США, изложенных в выступлениях их лидеров, программных документах в сфере внешней и военной политики (прежде всего периодических докладах Белого дома о стратегии национальной безопасности), можно следующим образом представить национальные интересы США и пути их обеспечения.

Основные цели "большой стратегии" США - укрепление безопасности и обеспечение экономического процветания страны, а также продвижение демократии в мире. Последнее считается соответствующим не только принципам, но и интересам США, поскольку (как отмечается в последнем издании "Стратегии национальной безопасности в новом столетии") "демократические режимы более склонны сотрудничать друг с другом для отражения общих угроз, они поощряют свободную торговлю и устойчивое экономическое развитие. Такие режимы реже развязывают войны и нарушают права своих граждан. Поэтому всемирная тенденция продвижения к рынку продвигает и американские интересы".

Этим во многом обосновывается и необходимость руководства миром со стороны США - не только как единственной страны, обладающей необходимыми "волей и возможностями", но и как страны, идеалы и интересы которой в наибольшей степени соответствуют "универсальным ценностям демократии свободы".

Продовольственная безопасность может рассматриваться применительно ко всему человечеству (миру), отдельным регионам, странам, группе населения, семье и отдельному человеку.

Под продовольственной безопасностью в мире обычно понимается такое состояние экономики, при котором гарантируется обеспечение доступности продовольствия для всех жителей и в любое время в количестве, необходимом для активной здоровой жизни. При этом продовольственная необеспеченность может быть хронической, когда потребление пищи постоянно в течение года оказывается недостаточным из-за невозможности приобрести (нехватка денежных доходов) или произвести необходимое количество продовольствия.

Временная продовольственная необеспеченность возникает периодически при нарушениях стабильности доступности продовольствия из-за роста цен на продовольственные товары, неурожая или падения уровня доходов. Также еще рассматривается потенциальная продовольственная небезопасность, когда государство остается уязвимым к возможным внешним кризисным явлениям и потрясениям, таким как международные экономические кризисы, торговые войны мировых конкурентов и другие кризисы. Продовольственная необеспеченность в этих случаях может из потенциальной превратиться во временную или хроническую

Следовательно, мировая продовольственная безопасность имеет своим объектом все человечество, и поскольку постоянно какая-то часть населения мира голодает и недоедает, то в мире имеет месть хроническая продовольственная необеспеченность. Поэтому перед мировым сообществом постоянно стоит задача создания такого продовольственного обеспечения, при котором все население мира становится свободным от голода и недоедания.

Среднедушевое потребление продовольствия за последние 30 лет увеличилось на 18%. Проблема голода в мире порождена не исчерпанием потенциала мирового сельского хозяйства, а социально-экономическими факторами, прежде всего нищетой большинства стран третьего мира, где отсутствие капитала для экономического развития обрекает огромные массы населения на голодное и полуголодное существование. В то же время индустриально развитые страны (прежде всего США и др.) проводят политику сокращения посевов зерновых и других культур для поддержания цен на высоком уровне, недоступном для развивающихся стран. Именно расхождение интересов стран не позволяет решить проблемы продовольственной безопасности в мире.

Потеря почвенного плодородия вследствие ветровой и водной эрозии, уплотнение земли из-за интенсивной механической обработки, заболачивания переувлажненных земель и засоления орошаемых, увеличения в почве остатков химических средств приняли такие масштабы, что прирост мирового производства продовольствия ставится под большой вопрос. Эрозия возделываемых земель за последние 40 лет привела к выбытию из состава обрабатываемых земель 430 млн. га, т.е. ежегодно из оборота выбывает свыше 10 млн. га, в том числе 5-6 млн. га становятся не плодородными, 2-3 млн. га полностью выбывают из-за засоления и заболачивания и 2-4 млн. га изымаются для промышленного, дорожного и городского строительства. А ежегодное освоение новых пахотных земель составляет в последнее время всего около 16 млн.га и возможности его сокращаются.

По прогнозам к 2050 г. эрозийные процессы приведут к уменьшению почвенных ресурсов более чем на 30%. И пока не найдено эффективных и доступных средств для борьбы с этими негативными явлениями, кроме выведения возделываемых земель из оборота, что ведет к сокращению аграрного производства. Так, в США, где прогрессирующее падение почвенного плодородия затронуло треть всех посевных площадей, во второй половине 80-х годов приняли программу консервации 20 млн. га земель, чтобы за длительный промежуток времени восстановить их плодородие.

Гораздо острее стоит проблема выбытия земель в развивающихся странах, которые не имеют необходимых средств для борьбы с эрозией почв и использования почвосберегающих технологий. По прогнозу ФАО через 50 лет непригодными для сельского хозяйства станут 544 млн. га используемых сейчас земель в странах Азии, Африки и Латинской Америки. Деградации подвержены не только пахотные земли, но и три четверти естественных пастбищ. В наибольшей степени снизилось плодородие пахотных земель в странах Африки, Азии и Европы, а лучше всего потенциал естественного плодородия сохранился в Южной Америке.

В последние годы и промышленно развитые страны стали испытывать нехватку воды для орошения, которая полезно используется только на 50% (в США) и на 10-30% (в развивающихся странах). Хотя ирригация позволяет получать около трети мирового урожая, но она ведет к таким отрицательным последствиям, как засоление и заболачивание земель и выбытием их из сельскохозяйственного оборота. По прогнозам к 2050 году мировое сельское хозяйство потеряет 50% ирригированных земель. Площадь орошаемых земель в расчете на душу населения постоянно снижается, что ведет к уменьшению продовольственного обеспечения за счет этого источника. Возможности новых интенсивных технологий, базирующихся на использовании высокоурожайных сортов, химизации и ирригации, в увеличении производства продовольственных продуктов сейчас оценивается весьма сдержанно, т.к. они ведут к интенсивным процессам деградации земельных и водных ресурсов. В последние десятилетия именно эти факторы обусловливали основной прирост производства продукции обеспечивало повышение урожайности, еще 15% за счет повышения интенсивности использования земли (снятие нескольких урожаев за год) и только 22% за счет расширения посевов.

Важной частью экспортной продовольственной стратегии США стало целенаправленное завоевание десяти считающихся в наибольшей мереперспективными национальных рынков -- Китая (включая Гонконг и Тайвань), Индии, Индонезии, Южной Кореи, Мексики, Бразилии, Аргентины, Польши, Турции и Южной Африки.

В работе по распространению "демократического ноу-хау" участвуют и другие государственные ведомства США (министерства юстиции и обороны, госдепартамент), а также общественные организации, в том числе профсоюзные. В 90-х годах произошла институционализация этой деятельности на разных уровнях госаппарата: в СНБ появился отдел демократии, прав человека и гуманитарных проблем, в госдепартаменте - бюро демократии, прав человека и труда (подчиненное новому заместителю госсекретаря по глобальным проблемам). В 1993 - 1994 гг. администрация Клинтона предприняла попытку изменить всю структуру иностранной помощи, перейдя от странового принципа к функциональному. Одним из направлений этой помощи должно было стать "строительство демократии". При этом эта реформа была заблокирована в конгрессе, и проблема координации всей разноплановой деятельности в этой области во многом остается нерешенной.

3.2 Отношение со стороны мирового сообщества к экологической политике Билла Клинтона

За внешнеполитическими установками и действиями США последних лет просматривается общее представление о возникающем на рубеже веков миропорядке и роли в нем самих Соединенных Штатов, складывающееся под сильным воздействием концепции "однополярного мира" с оставшейся в нем "единственной сверхдержавой". Сердцевиной этого представления служит убеждение в том, что в современном мире Соединенным Штатам принадлежит уже не просто лидирующая, а центральная системообразующая роль (отсюда популярный ныне в Вашингтоне метафорический образ США как главной "оси" современного мирового "колеса"). Это, прежде всего, относится к поддержанию международной безопасности и урегулированию конфликтов, где США с их огромными стратегическими ресурсами стремятся играть роль "маховика стабильности", по выражению помощника президента по вопросам национальной безопасности С. Бергера. "Ни одна другая страна, - отмечает Бергер, - не имеет таких военных мускулов, дипломатического искусства и доверия к себе, какие необходимы, чтобы быть посредником в спорах, склонить противоборствующие стороны к переговорам и помочь обеспечить в случае необходимости выполнение достигнутых соглашений". Во-вторых, США взяли на себя роль главного архитектора и опекуна глобальной экономики. В-третьих, они считают себя гарантом мирных демократических перемен.

У Соединенных Штатов есть долговременный интерес к сохранению мира, поскольку крупный глобальный конфликт поставил бы под угрозу их доминирующее положение. Администрация Клинтона предпочла следующую стратегию: Америка продолжает умиротворяющим образом влиять на Европу и Азию, поддерживая при всём этом дружественные отношения с другими великими державами и при необходимости содействуя усилиям по поддержанию мира в региональном масштабе. Эта стратегия покоится на убеждении, что американское передовое военное присутствие все еще в наибольшей меренадежная гарантия того, что великие державы не начнут снова соперничать друг с другом. Но поскольку у такой политики нет прочной поддержки в обществе, Клинтон ограничил непосредственную роль Америки и поощрял ее основных союзников к тому, чтобы те взяли на себя большую нагрузку. Несмотря на множество препятствий, администрация эффективно проводила эту стратегию в жизнь.

В Европе клинтоновская администрация сохранила единство НАТО - вопреки усиливающимся центробежным тенденциям и острым дебатам по поводу политики альянса. Клинтон настойчиво подтверждал обязательства Соединенных Штатов по отношению к Европе, а его внешнеполитическая команда мастерски организовала расширение НАТО за счет включения в нее Польши, Венгрии и Чехии. Стратегическая мудрость этого шага спорна, но он был чрезвычайно популярен в Европе и усилил поддержку НАТО в самой Америке. Администрация направляла действия альянса в ходе его военного вмешательства в Боснии и Косове, несмотря на все споры между союзниками.

Эти достижения особенно впечатляют, если учесть, насколько сложнее стало теперь поддерживать целостность НАТО. Во времена холодной войны альянс сохранял единство главным образом потому, что его члены не подвергались нападению и ему фактически не было нужды что-либо предпринимать. Но с 1991 года НАТО взяла на себя более широкую ответственность: она гарантирует мир и безопасность во всей Европе. Теперь, когда насилие прорывается в Боснии или Косово, альянс не может оставаться в стороне, не подрывая доверия к себе. Но коль скоро он вынужден действовать при подобных обстоятельствах, ему приходится вырабатывать общий подход к проблемам, у которых редко бывает очевидное решение. Таким образом, НАТО сейчас не только более занята, чем в прошлом, но и действует в таких ситуациях, когда очень трудно прийти к консенсусу.

Во-вторых, окончание холодной войны устранило главное связующее звено между Европой и Америкой, что неизбежно поставило под вопрос глубину и прочность обязательств Соединенных Штатов. Полностью сознавая, что американцы не горят желанием сражаться и умирать за Европу, Клинтон попытался переложить больше ответственности на союзников с расчетом на то, что американцы станут вводить в действие свои наземные силы только тогда, когда европейцам будет явно не под силу самим справиться с делом. Так, в Боснии, несмотря на решительные возражения Великобритании и Франции, администрация Клинтона поначалу хотела ограничиться применением авиации, а также косвенным образом поддерживала Хорватию и боснийских мусульман, чтобы вынудить сербов вступить в переговоры. Соединенные Штаты взяли на себя ведущую роль при подготовке и выполнении Дейтонских соглашений, но сократили свое военное присутствие в Боснии быстрее, чем это сделали их союзники по НАТО.

Сходным образом Соединенные Штаты возглавили военно-воздушную кампанию в Косове, переложив на ООН и европейцев значительную часть бремени по миротворчеству и реконструкции региона. Учитывая прохладное отношение американского общества к амбициозным внешнеполитическим целям, а также возможным бедствиям в случае неудачной интервенции, можно считать, что подход Клинтона оказался благоразумным и соответствовал обстоятельствам.

В Европе администрация США сумела сохранить хрупкий баланс между излишними действиями и их дефицитом. Излишние подвигают европейцев на "свободный полет" и подвергают опасности американскую поддержку, дефицит же подрывает доверие европейцев к Америке и питает их желание увеличить собственный военный потенциал. Многим европейцам явно надоела зависимость от Вашингтона, и они не уверены в надежности Америки, чем объясняется их новая попытка создать более внушительный оборонный потенциал. Но едва ли по вине Клинтона; эти шаги скорее отражают ширящееся по всему миру признание того, что Европе следует справляться с основными региональными проблемами безопасности, не призывая на помощь Америку, и крепнущее ощущение, что так будет лучше для обеих сторон.

Подход Клинтона к крупным азиатским державам тоже заслуживает высокой оценки. Как и в Европе, всеохватывающей целью администрации было выполнение союзнических обязательств в Азии и сохранение американского передового военного присутствия. Краеугольным камнем такого рода усилий стало подтверждение в апреле 1995 года японо-американского Договора о безопасности. Он рассеял опасения Японии относительно американского военного присутствия и стал могучим символом сохраняющейся заинтересованности Вашингтона в Азии.

Политика Клинтона по отношению к Китаю, несмотря на первоначальные трудности, эффективно сочетала в себе вовлечение во взаимодействие и сдерживание. Администрация начинала свою деятельность с твердого намерения оказывать давление на Китай в связи с нарушениями там прав человека. При этом вскоре выяснилось, что конфронтационный подход мало что дает в этой области, угрожая в целом отношениям между США и Китаем. С тех пор Клинтон стремился, чтобы усиление Китая как крупной державы не нарушало важнейших интересов США, но и не вызывало соскальзывания в штопор бесплодной вражды. Соответственно Соединенные Штаты подчеркивали выгоды сотрудничества, вновь предоставили Китаю режим наибольшего благоприятствования в торговле и поддержали - однажды запнувшись - вступление КНР во Всемирную торговую организацию (ВТО). Вместе с тем США пытались продемонстрировать, какими издержками чревата конфронтация: после неразумной попытки Китая запугать Тайвань испытаниями ракет большой дальности и военными учениями США развернули в этом районе два авианосных соединения.

Такая стратегия сработала. Клинтон не сделал ничего для умиротворения Китая и не побоялся его спровоцировать, однако значительного ухудшения двусторонних отношений не произошло. С 1993 года Соединенные Штаты обновили свои оборонительные связи с Японией, позволили тайваньскому президенту Ли Дэнхуэю посетить Корнеллский университет, вступили в излишне жаркую, интенсивную партийную дискуссию по поводу китайского ядерного шпионажа и сбросили бомбу на посольство КНР в Белграде. При этом ответы Пекина были скорее символическими. Клинтону даже удалось получить китайское согласие на прибытие в Пекин нового американского посла, а также убедить Китай принять американские условия вступления в ВТО. Таким образом, Клинтон вел себя по отношению к Китаю в общем правильно. И хотя республиканцы неоднократно осуждали китайскую политику президента, взгляды на Китай, которые высказывал Джордж Буш-младший, очень похожи на взгляды Клинтона.

Еще одно изначальное обещание администрации Клинтона заключалось в том, что она будет уделять первостепенное внимание правам человека и больше опираться на такие международные учреждения, как Организация Объединенных Наций. Действительно, гуманитарные операции занимали важное место во внешней политике Клинтона - особенно в Боснии и Косове, и на словах он по-прежнему прочно привержен названным целям. По иронии судьбы, однако, именно в этой области итоги деятельности президента, возможно, выглядят слабее, чем в любых других сферах внешней политики.

Если брать положительную сторону дела, то администрация вправе гордиться несколькими явными успехами в области прав человека. По оценкам "Фридом хаус", за время президентства Клинтона общий уровень свободы в мире значительно вырос и число государств, уважающих права человека и гражданские свободы, стало больше, чем когда-либо в прошлом. Правда, эту тенденцию вряд ли можно целиком поставить в заслугу Клинтону, однако его готовность держать проблемы прав человека в поле зрения общества помогла укрепить общемировые нормы, ограничивающие то, что суверенные правительства имеют право делать со своими гражданами.

Клинтон заслуживает похвалы и за свои действия во время кризиса 1994 года на Гаити. Хотя его и критиковали за якобы недостаточно энергичную реакцию, но именно угроза США вторгнуться на Гаити убедила правящую хунту добровольно уйти со сцены и помогла вернуть к власти президента Жан-Бертрана Аристида. Тем самым удалось предотвратить массовое кровопролитие и исход гаитянских беженцев во Флориду, а также добиться явного успеха с точки зрения прав человека. Гаити остается бедной страной, отягощенной множеством проблем, но все же положение там лучше, чем было бы в случае бездействия Соединенных Штатов.

Что касается более амбициозных гуманитарных усилий клинтоновской администрации, то здесь картина менее однозначна. В Боснии, например, США медленно реагировали на рост массовых нарушений прав человека и поначалу явно не хотели использовать свою силу в борьбе со злом. К чести Клинтона он в конце концов признал провал такой политики, и впоследствии Соединенные Штаты взяли на себя ведущую роль при подготовке Дейтонских соглашений 1995 года, позволивших прекратить насилие в Боснии. При этом реакция США все же очень запоздала, а НАТО оказалась не в состоянии разработать действенную формулу, которая бы обеспечила мир и позволила вывести войска альянса из Боснии. Разумеется, отвергнув возможность раздела страны по этническому признаку и настаивая на том, что долгосрочной целью должна стать демократическая и многонациональная Босния, Соединенные Штаты на долгие годы связали с ней обязательствами внешние силы.

Аналогичным образом вряд ли можно считать образцом дальновидной государственной мудрости действия Клинтона в Косове, хотя интервенцию НАТО и восхваляли как торжество сплоченности союзников и гуманитарных принципов. Выступив на конференции в Рамбуйе с ультиматумом, который Сербия наверняка должна была отвергнуть, Соединенные Штаты, судя по всему, спровоцировали войну, которой можно было избежать. К тому же Клинтон и госсекретарь Мадлен Олбрайт серьезно недооценили упорство югославского президента Слободана Милошевича и были захвачены врасплох, когда после начала натовских бомбардировок в марте 1999 года тот начал еще энергичнее изгонять албанцев из Косова. Ошибку усугубило решение Запада не использовать на ранних стадиях операции наземные силы.

В конечном счете НАТО вынудила Сербию вывести свои войска из Косова и заявила о победе. Но при окончательном урегулировании сербы добились ряда нетривиальных уступок. К тому же со временем выясняется, что контроль над Косовом дается НАТО и ООН так же трудно, как прежде Белграду. Ближайшие сотрудники Клинтона умело руководили военными действиями и, возможно, предотвратили более тяжкую гуманитарную катастрофу, однако они несут частичную ответственность за возникновение войны, а также за то, что не сумели полностью предвидеть ее последствия. Война в Косове убедительно продемонстрировала способность Клинтона направлять деятельность НАТО, но с точки зрения прав человека, ради которых все и затевалось, эту войну можно рассматривать как успех лишь с большими оговорками.

Если на Балканах результаты политики клинтоновской администрации в вопросах защиты прав человека неоднозначны, то в других регионах США переживали и очевидные неудачи. Прежде всего, в Сомали, где успешная работа ООН по оказанию помощи местному населению была сорвана из-за политических конфликтов внутри страны, а также в результате попытки американцев арестовать вождя одного из сомалийских кланов. Провал в Сомали сделал гуманитарные операции непопулярными в американском обществе, и это отчасти стало причиной еще более трагической неудачи в Руанде. Несмотря на очевидные признаки подготовки там массовых убийств, при участии Соединенных Штатов были сорваны миротворческие усилия ООН. В результате произошла крупнейшая по числу жертв гуманитарная трагедия со времен массового уничтожения людей красными кхмерами в Кампучии. Такой исход можно было бы предотвратить, если бы США вмешались вовремя. В ходе своего визита в Руанду в 1998 году президент Клинтон заявил об этих ошибках, но его признание лишь подчеркивает их серьезность.

Что касается обещания Клинтона в большей степени опираться на международные институты, то первое время казалось, будто и он сам, и его команда искренне привержены принципу "энергичного многостороннего подхода" (assertive multilateralism). При этом эта политика была вскоре отброшена, и в целом Клинтон действовал именно так, как и следовало ожидать от лидера самой мощной в мире державы: он использовал международные учреждения, когда это соответствовало американским интересам, в других же ситуациях не стеснялся их критиковать либо игнорировать.

Так, Клинтон поспешил возложить на ООН ответственность за поражение в Сомали и вступил в периодически возобновлявшуюся войну с генеральным секретарем ООН Бутросом Бутросом-Гали. В 1996 году США использовали свое дипломатическое влияние, чтобы сместить Бутроса-Гали с поста. Впрочем, этот шаг не умиротворил критиков администрации в Конгрессе и не прибавил ООН популярности в американском обществе. Кроме того, применяя силу против Сербии, Клинтон обошелся без четких полномочий от Совета Безопасности, что поставило под вопрос декларируемое им уважение к международному праву. Администрация также отвергла международную конвенцию о запрещении противопехотных мин и предложение учредить международный уголовный суд. В итоге США противопоставили себя почти всем своим союзникам и оказались заодно с такими режимами, как северокорейский и ливийский.

Изменившееся отношение президента Клинтона к международным институтам и принципу многосторонних действий иллюстрирует главную перемену в его внешнеполитической стратегии. По иронии судьбы он в значительной мере отошел от своего первоначального идеализма и усвоил нормы "реальной политики". В 1992 году кандидат в президенты США Клинтон провозгласил, что "циничный расчет, лежащий в основе силовой политики, не годится для новой эры". Но его деятельность как президента показала, что он прекрасно понимает значение фактора силы на международной арене. При Клинтоне Соединенные Штаты закрепили результаты своей победы в холодной войне, включив в НАТО три страны, бывшие ранее членами Варшавского договора. США упрочили свои союзы в Восточной Азии и подготовились к возможному соревнованию с усиливающимся Китаем, побуждая вместе с тем Пекин принять выгодный для Америки статус-кво. США отвергли договор о запрете противопехотных мин и выступили против учреждения международного уголовного суда, продвигаясь при всём этом все ближе к созданию НПРО. США вынудили своих союзников в Европе и Восточной Азии взять на себя более широкие оборонные обязательства, настаивая при всём этом на своей ведущей роли в обоих союзах. Наконец, вместе с другими странами НАТО США утвердили свое право осуществлять вмешательство в конфликты на территориях других суверенных государств - даже без санкции Совета Безопасности. Клинтон может, конечно, прикрывать американскую политику пышными словами о "мировом порядке" и общечеловеческих интересах, но суть его политики - в одностороннем применении суверенной мощи.

3.3 Итоги внешней экологической политики администрации Билла Клинтона

Для внешней политики США последние десятилетия ХХ века стали периодом поисков и приспособления к радикальным изменениям системы международных отношений, произошедшим в результате окончания холодной войны и развития новых глобальных процессов.

С окончанием холодной войны у США появились как новые возможности, так и весьма серьезные проблемы.

С одной стороны, прекращение глобальной конфронтации в условиях "самороспуска" враждебного блока означало исчезновение реальной военной угрозы США и превращение их в единственную военную сверхдержаву. Соединенные Штаты стали не только практически неуязвимыми перед масштабным военным нападением, но и обрели гораздо большую свободу стратегического маневра. Кроме того, в результате распада СССР и всего социалистического лагеря открывались широкие возможности для сотрудничества США с государствами, входившими в советский блок, и новыми государствами на пространстве бывшего СССР, для распространения там американского влияния.

С другой стороны, с окончанием холодной войны значительно девальвировалась роль военной силы и торгово-экономическая сфера превратилась в основное поле соперничества между развитыми государствами, где США сталкиваются с растущей конкуренцией со стороны своих союзников по холодной войне. Ее окончание также поставило под вопрос всю глобальную военно-политическую инфраструктуру, созданную Соединенными Штатами для ведения этого противоборства. Исчез и былой стратегический компас" в виде доктрины "сдерживания", служившей основой послевоенной внешнеполитической стратегии США. Возникла ситуация неопределенности в отношении угроз безопасности США и методов противодействия им. Ослабел и внутренний "тыл" глобальной внешней политики, поскольку в отсутствие серьезной внешней угрозы, сплачивающей нацию, и ясных новых целей стало гораздо труднее мобилизовывать общественную поддержку активного внешнеполитического интервенционизма.

Наконец, крах прежнего биполярного миропорядка обернулся усилением дестабилизирующих тенденций в мире, что выразилось в увеличении числа этнорелигиозных конфликтов, распространении ядерного и других видов оружия массового уничтожения, росте международного терроризма и преступности

Другой новой реальностью для внешней политики США стала растущая глобализация мировой экономики, поставившая страну перед необходимостью повышения конкурентоспособности на мировом рынке, определения своей роли в этой изменяющейся экономике, а также нахождения нового оптимального баланса между внутренней и внешней политикой.

Страной, где тема глобального потепления впервые использована в политических целях, была Великобритания. В 1979 г. консервативная партия во главе с Маргарет Тэтчер одержала победу на парламентских выборах. Перед Тэтчер, чьи экономические приоритеты были связаны с приватизацией, переводом энергетики на нефть и газ, добыча которых быстрыми темпами росла в Северном море, стояла труднейшая и рискованная задача сворачивания угольной промышленности. Угольная отрасль в Великобритании традиционно была на положении "священной коровы", трогать которую никто не решался. Будучи прирожденным политиком и понимая рискованность затеянной ею акции, Маргарет Тэтчер искала аргументы, обеспечивающие ей поддержку общественного мнения.

Именно проблема глобального потепления и очевидность его предупреждения стали действенным орудием в сложившейся политической и экономической обстановке. Понимая важную роль науки в решении стратегических проблем, г-жа Тэтчер создала Хадлейский центр исследования и прогнозирования климата и, как премьер-министр, обеспечила его должное финансирование. Наличие степени бакалавра химических наук у премьер-министра, выступающей в роли спасительницы человечества от якобы катастрофических последствий глобального потепления и основательницы научного центра по этой проблеме, обеспечили Тэтчер и выдвигаемой ею проблеме лидерство на высшем уровне мировой политики и в средствах массовой информации.

Особая роль в поднятии политического значения глобального потепления до мирового уровня принадлежит вице-президенту США Альберту Гору. Свое понимание проблемы он изложил в известной книге "Земля на чаше весов" (Earth in the Balance. Ecology and Human Spirit. New York, 1993.), где призвал "сделать спасение окружающей среды центральным принципом организации цивилизации". Влияние Гора на политику правительства США в сфере экологии было исключительно велико. При его поддержке финансирование исследований по этим проблемам достигло небывало высокого уровня и приблизилось к $2 млрд. ежегодно.

В роли научного консультанта Гора по проблеме глобального потепления выступал Джеймс Хансен (директор Годдаровского института космических исследований, GISS), который наработал большое количество данных численного моделирования глобального климата и пришел к выводу об опасном уровне повышения температуры.

Подобно своим предшественникам, администрация Клинтона стремилась ослабить угрозу применения оружия массового уничтожения - цель, пользующаяся широкой поддержкой в обществе и безусловно соответствующая национальным интересам Соединенных Штатов. Итоги этой деятельности администрации хотя и не вполне совершенны, но их можно считать положительными, особенно если учесть сильное противодействие внутри страны. Во-первых, команда Клинтона сумела убедить Украину, Белоруссию и Казахстан отказаться от ядерных арсеналов, унаследованных ими от бывшего Советского Союза. Она также поставила под более надежный контроль российские ядерные материалы. Многое еще предстоит сделать, но большему прогрессу отчасти мешают контрпродуктивные ограничения, налагаемые Конгрессом, его нежелание выделить дополнительные средства, а также царящий в России беспорядок.

Второе достижение - ратификация Конвенции о запрещении химического оружия, налагающей вето на его разработку, производство, приобретение, накопление, передачу и использование. Договор был подписан в последние дни президентства Буша, и Клинтон направил его на ратификацию в Сенат в ноябре 1993 года. Президент добился наконец своей цели в апреле 1997-го, после длительных попыток преодолеть сопротивление консерваторов. Вскоре эту конвенцию ратифицировала и Россия, обязавшаяся тем самым к 2007 году ликвидировать крупнейший в мире арсенал химического оружия. Учитывая американское превосходство в обычных вооружениях, уничтожение химического оружия явно отвечает национальным интересам США, так что администрация Клинтона заслуживает похвалы за этот успех.

Еще более показательное и вызвавшее много споров достижение - это затяжные попытки администрации убедить Северную Корею отказаться от приобретения ядерного оружия. После рассмотрения в 1994 году возможности нанести превентивный удар по северокорейским ядерным объектам возобладал более трезвый подход, и со временем администрация выработала дипломатическое решение проблемы. Северная Корея согласилась прекратить производство плутония на исследовательском реакторе в Йонбене, а Соединенные Штаты, Япония и Южная Корея обязались поставить Северной Корее два легководных реактора для удовлетворения ее энергетических потребностей - под соответствующим международным контролем. Сторонники жесткой линии упрекают Клинтона за то, что он-де таким образом поощрил Северную Корею за вызов, который та бросила режиму нераспространения ядерного оружия. При этом критикам следовало бы предложить альтернативную политику, которая позволила бы достичь столь же многого при столь же малых затратах. Превентивный удар вполне мог бы и не уничтожить весь ядерный потенциал Северной Кореи. Более того, против применения силы выступили Южная Корея и Япония. Первая была особенно обеспокоена тем, как бы превентивный удар не спровоцировал разрушительную наземную войну. Учитывая эти ограничители, обстоятельства требовали гибкости, настойчивости и изобретательности, и клинтоновская администрация проявила все эти качества. Не будь рамочного соглашения 1994 года, Северная Корея почти наверняка уже имела бы в своем распоряжении достаточно расщепляющихся материалов для производства значительного числа ядерных бомб. Предотвратить такое дестабилизирующее развитие было, безусловно, в интересах США. Недавно администрация выступила с новой инициативой, призванной отбить у Пхеньяна интерес к разработке ракетной техники и гарантировать, что Северная Корея останется безъядерным государством. Учитывая ограниченный набор возможностей и риск катастрофы, политика Клинтона по отношению к Северной Корее представляет собой впечатляющее дипломатическое достижение.

К сожалению, усилия президента, направленные на снижение опасности, исходящей от ОМУ, не имели полного успеха. В октябре 1999 года ему не удалось убедить Сенат ратифицировать Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ). Это обстоятельство подорвало многолетние усилия США замедлить ядерное распространение, усилило опасения относительно односторонних действий Америки, а также устранило препятствия, которые сдерживали разработку Китаем, Индией и другими "рождающимися" ядерными державами современных вооружений, не уступающих американским. Своим неправильным отношением к проблеме Клинтон и демократы в Сенате заслужили часть обвинений, но главные виновники - республиканцы в Сенате, которые принесли важную внешнеполитическую проблему на алтарь партийной политики.

Администрации США не удалось также удержать Индию и Пакистан от испытаний ядерного оружия весной 1998 года. Клинтон не смог предотвратить провал военных инспекций в Ираке, которые проводила Специальная комиссия ООН (UNSCOM). При этом в обоих случаях трудно себе представить, как Соединенные Штаты могли бы предвосхитить такое развитие событий. Индия и Пакистан десятилетиями шли к проведению ядерных испытаний, и у американского воздействия на обе страны были свои пределы. То же справедливо и по отношению к Ираку: ни экономические санкции, ни многократные американские удары с воздуха не оказывали в прошлом заметного влияния на поведение Ирака, а попытки США вынудить Багдад повиноваться только подорвали международную поддержку американской политики в Ираке. Тем не менее работу Спецкомиссии нельзя считать полнейшим провалом. Она позволила демонтировать значительную часть иракского потенциала в области ОМУ и помешала Багдаду восстановить свой военный арсенал. При этом Спецкомиссия никогда не была работоспособным и долговременным инструментом подавления военных амбиций Ирака, так что Клинтона не следует винить в ее кончине.

Его можно критиковать и за то, что он уступил давлению республиканцев в том, что касается проблемы НПРО. В частности, решение Клинтона подписать Закон о национальной противоракетной обороне 1999 года, в соответствии с которым Соединенным Штатам надлежит развернуть такую оборону, "как только это станет технологически возможным", демонстрирует политическую податливость президента и показывает, как доминирование США в мире поощряет экстремистски настроенных людей внутри страны. Даже ограниченное развертывание НПРО может подстегнуть гонку вооружений с Китаем, сорвать усилия, направленные на сокращение ядерного арсенала России, и испортить отношения США с их основными союзниками. При этом Клинтон избрал компромисс - главным образом для того, чтобы ему не ставили в вину "мягкость" в вопросах обороны. Политика Клинтона не была ни смелой, ни дальновидной, но политическая конъюнктура диктовала именно такого рода решение.

Хотя результаты политики в области контроля над ОМУ неоднозначны, администрация руководствовалась верным инстинктом, и многие предпринятые ею шаги помогли ослабить прямую угрозу применения ОМУ против Соединенных Штатов. Главные же ошибки администрации были сделаны в ответ на политическое давление внутри страны, что отражает неспособность контролировать общенациональную дискуссию по таким вопросам, как ратификация ДВЗЯИ или противоракетная оборона.

Заключение

В США руководство всей экологической деятельностью в масштабах государства сосредоточено в 2-х органах: в Агентстве по охране окружающей среды (Environmental Protection Agency, сокращенно ЕРА) и в Министерстве внутренних дел (Department of the Interior, сокращенно DOI), которое по сути своей является Министерством природных ресурсов.

Агентство было создано в 1970 году вместо нескольких ранее существовавших агентств по отдельным проблемам окружающей среды. Оно находится близко к вершине всей пирамиды скоординированных работ по решению проблем окружающей среды, таких как загрязнение воздуха и воды, управление судьбой твердых и (или) опасных отходов, их захоронение, создание документов, связанных с обеспечением безопасности, возникающей при применении пестицидов и других токсичных веществ. К функциям Агентства также относится введение обязательных стандартов, подготовка законодательных актов, инструкций, предписаний применительно к окружающей среде, наблюдение за их исполнением, проведение исследований, помощь правительствам штатов и местным властям. Агентство также активно участвует в организации международного сотрудничества, в том числе с Россией.

В отличие от Агентства Министерство внутренних дел - своеобразный конгломерат организационных структур, отличающихся сравнительно высокой степенью самостоятельности, в том числе и финансовой. Каждое из них имеет свой бюджет и самостоятельно осуществляет свою финансовую политику в рамках этого бюджета.

Министерство включает в себя Бюро по делам индейцев, Бюро управления земель, Бюро шахт, Бюро мелиорации, Геологическую службу США, Службу национальных парков, Офис восстановления шахтных поверхностей и наблюдения за исполнением предписаний, Службу охраны рыб и диких животных США и Национальный биологический надзор.

В ведении Бюро управления земель - проблемы использования почти половины федеральных земель для добычи природного сырья, размещения промышленности, пастбищ, также охрана рыбных ресурсов и диких животных, лесной промышленности, защиты водотоков, рекреации. Организованное еще в 1946 году, Бюро ведет большую научно-исследовательскую работу. Высокий уровень всех научных исследований, большая заинтересованность в изучении влияния глобальных климатических изменений (потепление, изменение озонового слоя и ультрафиолетового облучения Земли) отличают его работы.

Бюро мелиорации созданное еще в 1902 году, предназначалось для мелиоративных и ирригационных работ на аридных землях в 17 западных штатах. Им были созданы такие масштабные проекты, как Бассейновый проект на реке Колумбия. Сегодня мелиорацией в рамках проектов этого Бюро охвачено около 4 млн. гектаров земли. Проекты этого Бюро связаны также с муниципальными и индустриальными водами, гидроэнергетикой, местами рекреации, охраной рыб и диких животных на мелиорированных территориях.

Геологическая служба США - это фактически национальное исследовательское агентство. Именно она публикует и распространяет информацию, включая географически картированную о ресурсах минерального сырья, топлива и вод. В сфере его действия топография, геология, проблемы отходов после добычи и переработки минерального сырья. Эта служба, основанная еще в 1879 году, имеет более 300 офисов полевых работ по территории США, региональные исследовательские центры в штатах Колорадо и Калифорния, ведет национальные проекты мониторинга вод.

Службы, непосредственно связанные с экологией земель, используемых в сельском хозяйстве, включая водные ресурсы этих земель, входят в Министерство сельского хозяйства США. Туда же входит Служба лесов США.

Может возникнуть впечатление о размазанности экологических проблем по ведомствам США. При этом Агентство по охране окружающей среды и Министерство внутренних дел лишь часть природоохранной системы США. Важный элемент этой системы - комитеты Конгресса США.

Особый интерес представляет находящаяся при Палате представителей Конференция по изучению проблем окружающей среды и энергетики - крупнейшая организация США в области законодательного сервиса: ее услугами пользуются более 350 сенаторов и конгрессменов США, которым необходим анализ проблем окружающей среды, энергетики и природных ресурсов до рассмотрения их Конгрессом.

На вершине исполнительной власти в природоохранной сфере находится Совет по качеству окружающей среды при президенте США. И, наконец, достаточно много времени и творческих усилий уделяет экологическим проблемам вице-президент США.

Эта природоохранная и ресурсная пирамида имеет в США очень прочное основание. Его образуют десятки общественных ассоциаций и центров по проблемам окружающей среды (только по проблемам качества вод и водного хозяйства их более 30). Не менее пятисот лабораторий университетов США имеют гранты по природоохранным проблемам от Национального научного фонда США (бюджетное финансирование) и многочисленных благотворительных фондов.

В 1995 г. природоохранная статья в бюджете США составила более 100 млрд. долларов (более 2% ВНП), доля средств на водные проблемы превышает 40%, от всех затрат.

Изменившееся отношение президента Клинтона к международным институтам и принципу многосторонних действий иллюстрирует главную перемену в его внешнеполитической стратегии. По иронии судьбы он в значительной мере отошел от своего первоначального идеализма и усвоил нормы "реальной политики". В 1992 году кандидат в президенты США Клинтон провозгласил, что "циничный расчет, лежащий в основе силовой политики, не годится для новой эры". Но его деятельность как президента показала, что он прекрасно понимает значение фактора силы на международной арене. При Клинтоне Соединенные Штаты закрепили результаты своей победы в холодной войне, включив в НАТО три страны, бывшие ранее членами Варшавского договора. США упрочили свои союзы в Восточной Азии и подготовились к возможному соревнованию с усиливающимся Китаем, побуждая вместе с тем Пекин принять выгодный для Америки статус-кво. США отвергли договор о запрете противопехотных мин и выступили против учреждения международного уголовного суда, продвигаясь при всём этом все ближе к созданию НПРО. США вынудили своих союзников в Европе и Восточной Азии взять на себя более широкие оборонные обязательства, настаивая при всём этом на своей ведущей роли в обоих союзах. Наконец, вместе с другими странами НАТО США утвердили свое право осуществлять вмешательство в конфликты на территориях других суверенных государств - даже без санкции Совета Безопасности. Клинтон может, конечно, прикрывать американскую политику пышными словами о "мировом порядке" и общечеловеческих интересах, но суть его политики - в одностороннем применении суверенной мощи.

Стремление маскировать силовые соображения не удивляет. Американцы не любят думать, что занимаются "реальной политикой", но любят быть первыми. Вместе с тем они не склонны проливать кровь и тратить деньги без крайней необходимости. Возможно, самое крупное достижение Клинтона заключается в том, что он добился столь многого при столь небольших издержках для Соединенных Штатов. Его стратегия была ориентирована на достижение гегемонии малой ценой, ибо только такая стратегия может найти поддержку у американского народа. В этом смысле на примере президентства Клинтона можно проследить те искушения и ограничения, с которыми, по всей вероятности, придется иметь дело его преемникам.

Внешняя политика администрации Клинтона хорошо приспособлена к нынешнему времени, когда на международной арене выиграть можно мало, а потерять - много. Американцы это сознают и дают ясно понять, что не хотят ни изоляционизма, ни дорогостоящих крестовых походов. Билл Клинтон дал своим согражданам ту внешнюю политику, которую они хотели. Американский народ явно признал и оценил это. Мудрые аналитики могут сколько угодно брюзжать, а республиканцы - сколько угодно сетовать, но, по данным опросов, проведенных Чикагским советом по международным отношениям, американцы считают, что в области внешней политики Клинтон показал себя как "выдающийся лидер". Вот почему его преемник, скорее всего, пойдет по его стопам, какие бы обещания ни звучали до вступления в должность нового президента и кто бы ни победил на выборах.

Список использованных источников и литературы

1. Environmentalist. - 1983. Vol. 3. - N 4. - P. 303_304

2. Preamble of the Clean Water Act of 1972

3. Salamon, Lester, editor. The New Governance and the Tools of Public Action. - [Электронный ресурс].

4. Дерябо С.Д. Экологическая психология: диагностика экологического сознания. - М.: МПСИ, 1999. - С.130-151.

5. Дрейер O.K. Экология и устойчивое развитие. - М., 2003

6. Друкер П. Новые реальности в правительстве и политике, в экономике и бизнесе, в обществе и мировоззрении.- М.: ИНФРА-М, 1994. - 322с.

7. Заболотный В.М. Страны Европы и Северной Америки в последнем десятилетии ХХ века. - М.: ВЛАДОС, 2003. - 468с.

8. Козенко В. Д., Севостьянов Г. Я. История США. - Самара, 2003

9. Мамедов Н.М. Культура, экология, образование. - М., 2001

10. Международное право. Учебник. Изд. 2-е, доп. и перераб. / Отв. Ред. Ю.М. Колосов, В.И. Кузнецов. - М., 1998.

11. Моргентау Г. Политические отношения между нациями. Борьба за власть и мир // Социально-политический журнал. - 2002. - № 2

12. Мюллер-Креннер С., Фюкс Р. Внешняя экологическая политика и трансатлантические связи [Электронный ресурс]: Доклад в рамках инициативы немецкого "зелёного" Фонда им. Генриха Бёлля.

13. Новая история стран Европы и Америки: первый период. / Под ред. Е.Е. Юровской, И.М.Кривогуза - М., 1998

14. Писарев В.Д. Экологический компонент научно-технической политики США и подход России. // Вопросы экономики. - 1998. - №5.

15. Рейд Т.Р. Соединенные Штаты. - М: Пингвин пресс, 2004.

16. Реймерс Н. ВВЕДЕНИЕ во всеобщую экологию. - М.: Наука, 1992. - 224с.

17. Семенова А.С. В поисках равновесия (экологические аспекты современного мира). - М.: Просвещение, 1992. - 235с.

18. Семенова Л. Организация экологической политики. - Казань: Эхо, 2005. - 175с.

19. Современные международные отношения. Учебник / Под. ред. А.В. Торкунова. -- М.: "Российская политическая энциклопедия" (РОССПЭН), 1999. - 584с.

20. Спиридонов И.А. Мировая экономика: Учеб. пособие. - М.: ИНФРА-М, 2000. - 368с.

21. Уледов А.К. Перестройка в экологическом сознании. - М.: Мысль, 2002.

22. Уолт С. Доброе слово о внешней политике Б.Клинтона. // Россия - США - мир. - Том 5. - 2000. - № 2. - Режим доступа: https://www.carnegie.ru/ru/pubs/procontra

23. Устойчивое развитие - будущее цивилизации. - М, 1997

24. Шреплер Х.А. Международные экономические организации. Справочник. - М., 2000

25. Экология в системе социальных и политических приоритетов. / Под ред. Дробыша В.А. - М.: Экономика, 2002. - 196с.

26. Эколого-экономический фактор стабилизации общественного развития. - М.: Экономика, 1995. - 38с.

Заказать работу без рисков и посредников








Хочу скачать данную работу! Нажмите на слово скачать
Чтобы скачать работу бесплатно нужно вступить в нашу группу ВКонтакте. Просто кликните по кнопке ниже. Кстати, в нашей группе мы бесплатно помогаем с написанием учебных работ.

Через несколько секунд после проверки подписки появится ссылка на продолжение загрузки работы.
Сколько стоит заказать работу? Бесплатная оценка
Повысить оригинальность данной работы. Обход Антиплагиата.
Сделать работу самостоятельно с помощью "РЕФ-Мастера" ©
Узнать подробней о Реф-Мастере
РЕФ-Мастер - уникальная программа для самостоятельного написания рефератов, курсовых, контрольных и дипломных работ. При помощи РЕФ-Мастера можно легко и быстро сделать оригинальный реферат, контрольную или курсовую на базе готовой работы - Экологическая политика Билла Клинтона.
Основные инструменты, используемые профессиональными рефератными агентствами, теперь в распоряжении пользователей реф.рф абсолютно бесплатно!
Как правильно написать введение?
Подробней о нашей инструкции по введению
Секреты идеального введения курсовой работы (а также реферата и диплома) от профессиональных авторов крупнейших рефератных агентств России. Узнайте, как правильно сформулировать актуальность темы работы, определить цели и задачи, указать предмет, объект и методы исследования, а также теоретическую, нормативно-правовую и практическую базу Вашей работы.
Как правильно написать заключение?
Подробней о нашей инструкции по заключению
Секреты идеального заключения дипломной и курсовой работы от профессиональных авторов крупнейших рефератных агентств России. Узнайте, как правильно сформулировать выводы о проделанной работы и составить рекомендации по совершенствованию изучаемого вопроса.
Всё об оформлении списка литературы по ГОСТу Как оформить список литературы по ГОСТу?
Рекомендуем
Учебники по дисциплине: Международные отношения и мировая экономика







дипломная работа по предмету Международные отношения и мировая экономика на тему: Экологическая политика Билла Клинтона - понятие и виды, структура и классификация, 2017, 2018-2019 год.



Заказать реферат (курсовую, диплом или отчёт) без рисков, напрямую у автора.

Похожие работы:

Воспользоваться поиском

Похожие учебники и литература 2019:    Готовые списки литературы по ГОСТ

Мировая экономика. Лекции
Международные валютно-кредитные отношения
Международный бизнес лекции
Международный бизнес лекции - 2



Скачать работу: Экологическая политика Билла Клинтона, 2019 г.

Перейти в список рефератов, курсовых, контрольных и дипломов по
         дисциплине Международные отношения и мировая экономика