-
Пройти Антиплагиат ©


Главная » Рефераты » Текст работы «Правовое регулирование участия прокурора в уголовном процессе в России»


Правовое регулирование участия прокурора в уголовном процессе в России

Введение
1 Теоретическая характеристика процессуального положения прокурора в уголовном процессе
1.1 Исторические аспекты прокурорской деятельности в уголовном процессе
1.2 Характеристика понятия прокурора как участника уголовного процесса
1.3 Полномочия прокурора в уголовном процессе
2 Исследование роли прокурора на стадиях уголовного процесса
2.1 Роль прокурора в стадии возбуждения уголовного дела
2.2 Место прокурора в процессе дознания и предварительного следствия
2.3 Участие прокурора в рассмотрении судами уголовных дел
2.4 Порядок обжалования прокурором решения суда по уголовному делу
3 Обзор актуальных проблем участия прокурора в уголовном процессе и путей их разрешения.
Заключение
Список использованной литературы.

Дисциплина: Государство и право
Вид работы: диссертация
Язык: русский
ВУЗ: --
Дата добавления: 2.06.2021
Размер файла: 124 Kb
Просмотров: 947
Загрузок: 0

Все приложения, графические материалы, формулы, таблицы и рисунки работы на тему: Правовое регулирование участия прокурора в уголовном процессе в России (предмет: Государство и право) находятся в архиве, который можно скачать с нашего сайта.
Приступая к прочтению данного произведения (перемещая полосу прокрутки браузера вниз), Вы соглашаетесь с условиями открытой лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная (CC BY 4.0)
.

ВВЕДЕНИЕ 
 
Прокуратура России исполняет важнейшую функцию в обеспечении охраны и защиты прав и свобод личности, соблюдения интересов общества и государства, укрепления законности, содействия развитию и формированию правового государства демократической формации. Органы прокурорской системы центрального и регионального уровней, осуществляющие государственный надзор за исполнением законов на всей территории Российской Федерации, принимают меры, нацеленные на обеспечение единства законности и незыблемости правопорядка, исключение случаев нарушений закона, привлечение виновных к ответственности и восстановление нарушенных прав физических и юридических лиц. Реализуя меры уголовного преследования от имени государства, прокурор выступает в качестве официального представителя государства в уголовном процессе. В то же время прокурор должен осуществлять полномочия, предоставленные ему правовыми источниками, для всеобъемлющей защиты интересов общества и государства, а также для обеспечения законности деятельности других должностных лиц, которые также уполномочены осуществлять уголовное преследование. Это обусловлено не столько потребностью в  уголовном преследовании, сколько необходимостью искоренения нарушения прав и свобод лиц, вовлеченных таким образом в сферу уголовного судопроизводства.
Важнейшей задачей правового государства должно являться обеспечение такого нормативного порядка, формирующего процессуальные отношения, который позволит обеспечит защиту личности, общества и государства от преступных нападок и предоставит гарантии от ошибок, злоупотреблений и некомпетентности следственных органов, гарантируя при всём этом неизбежное привлечение виновных лиц к справедливой уголовной ответственности за совершенные преступления. Подобные цели могут быть достигнуты лишь посредством обеспечения верховенства закона и расширения процессуальных прав и полномочий должностных лиц, анализируемых в уголовном процессе, а также путем контроля за исполнением закона через учреждения, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, предварительное следствие и дознание. В то же время в последние десятилетия наблюдается устойчивая тенденция к прямому ограничению полномочий прокуроров в уголовном процессе. Совсем недавно, в советское время, прокуратура, осуществляя высший государственный надзор за законностью, надзирала за органами предварительного следствия и дознания, следила за исполнением судами нормативной информации, проверяла деятельность судов. В настоящее время полномочия прокуроров в обозначенных областях подверглись серьёзным ограничениям.
Объектом исследования является совокупность общественных отношений, возникающих в области правового регулирования участия прокуроров в уголовном судопроизводстве в РФ.
Объектом исследования являются нормы действующего в Российской Федерации уголовно-процессуального законодательства, соответствующие главы специальной литературы, материалы правоприменительной практики, а также периодические издания, раскрывающие сущность и особенности участия прокуроров в уголовном судопроизводстве в РФ.
Цель исследования заключалась в комплексном и подробном изучении сущности и характерных особенностей участия прокуроров в уголовном судопроизводстве в Российской Федерации, выявлении актуальных проблем участия прокуроров в уголовном судопроизводстве, разработке рекомендаций по их эффективному разрешению.
Для достижения вышеуказанных целей были поставлены следующие задачи.
1) Рассмотреть процессуальный статус прокурора в уголовном процессе.
2) Проанализировать роль прокурора на различных стадиях уголовного процесса.
3) Проанализировать существующие проблемы участия прокуроров в уголовном судопроизводстве и предложить пути их решения.
Методологическая основа исследования представлена следующими методами: аналитико-синтетический подход, сравнительно-правовой, общий, системный, логический и диалектический подход к научному познанию. Данные методы позволяют провести всесторонний и комплексный анализ предмета исследования, сделать теоретические выводы и на этой основе выработать необходимые рекомендации по совершенствованию правового регулирования участия прокурора в уголовном судопроизводстве в Российской Федерации.
Нормативно-правовую основу исследования составляют законодательство и иные нормативно-правовые документы Российской Федерации, регулирующие вопросы участия прокуроров в уголовном судопроизводстве.
Эмпирическая база исследования представлена материалами правоприменительной практики.
Структурно исследование включает введение, три главы, семь параграфов, заключение и список литературы.
 
 

1 Теоретическая характеристика процессуального положения прокурора в уголовном процессе

1.1 Исторические аспекты прокурорской деятельности в уголовном процессе
 
12 (23) января 1722 года императорским указом Петра I была учреждена Прокуратура России при правительствующем Сенате - "при Сенате быть генерал-прокурору и обер-прокурору, а также всякому комитету прокуроров, которые генерал-прокурору докладывают".
Император назначил графа Павла Ивановича Ягузинского первым генерал-прокурором Сената. 
Та же идея отражена в указе от 27 апреля 1722 года "О должности генерального прокурора". И потому что это звание - как наши глаза и адвокаты государственных дел". В указе также были определены основные обязанности и полномочия генерального прокурора по надзору за Сенатом и руководству подчиненными прокурорами.
Образование института прокуратуры предполагало возможность полноценного надзора за соблюдением нормативных источников, что, как показала история, оправдало ожидания: первоначально прокуратура потеснила подчиненный ей фикалат, а вскоре последний вообще перестал функционировать. Законодательное регулирование института фискалитета как органа надзора за законностью было осуществлено Указом " О должности фискалов " от 17 марта 1714 года. На осведомителей возлагалась обязанность негласно наблюдать за действиями всех должностных лиц, особенно в борьбе со взяточничеством и хищениями, сообщать о любых должностных, государственных и иных тяжких преступных деяниях и нарушениях законности в органах. В их обязанности входило выступать в суде в качестве обвинителей, позже эти задачи были переданы прокуратуре. В период становления прокуратуры в нашей стране существовал следственный тип уголовного процесса, который, как указывает А.В. Смирнов, выражает "такой порядок, когда в деятельности одного органа государства сливаются функции уголовного преследования, защиты и функция принятия решения по делу - судебная или правосудия" . Этот орган, которым являлся суд в лице чиновников административных структур, сам возбуждал уголовное преследование, расследовал деяние, собирал и исследовал доказательства и сам принимал окончательное решение по делу. 
Независимой защиты и обвинения в этом процессе не было. А поскольку прокурора не было, его функции выполнял сам суд, то есть прокурорская власть не была отделена от судебной. Ключевым нормативным актом уголовного процесса того времени, наряду с Соборным уложением 1649 года, был Воинский устав.
Источники военного законодательства, принятые Петром I, охватывали и другие сферы общественных отношений, в частности, приложение к вышеуказанному уставу "Краткое описание процессов или тяжб". Последний юридически оформил в стране "реальные следственные процедуры" со всеми присущими им особенностями. Среди них, например, были определены: деятельность суда, ограничение прав обвиняемого (во время следствия), примат письменности, система формальных доказательств, сила, регламентируемая законодательством. 
В то время, на начальном этапе своего становления, отечественная прокуратура, как отмечает Н.В. Муравьев, выражала себя как прокуратура "фискально-контрольного типа". В отличие от аналогичных учреждений многих зарубежных стран, где возникновение прокуратуры было связано с развитием публичной формы охраны правопорядка, в нашей стране прокуратура изначально создавалась в целях укрепления общего (административного) надзора. И до судебных реформ 1864 года "собственно судебная, прокурорская или истецкая деятельность, - как отмечал Н.В. Муравьев, - составляла лишь одно из частных дополнений к функции надзора, едва намеченное в законе, незначительное и слабое на практике".
Следующий этап можно отнести к правлению Екатерины Великой, во время правления которой была проведена реформа Сената (1764). 
В результате проведенных реформ Сенат был разделен на департаменты, за деятельностью которых надзирали обер-прокуроры, следившие за законностью своих решений. 
Стоит отметить, что в период правления Екатерины I и Петра II роль прокуратуры была определенно снижена в результате политики усиления роли других институтов власти, которые, в свою очередь, видели в прокуратуре ограничение своих полномочий. В результате на протяжении почти полутора веков прокуратура в основном осуществляла надзор за исполнением законов местными администрациями. 
Следующий, т.е. третий этап в развитии системы правового регулирования участия прокурора в судебном следствии, приходится на начало XIX века, т.е. на период правления Александра I. 
В это время, а точнее 08.09.1802 года, был издан указ "О правах Сената" и манифест об учреждении министерств. 
Согласно этим правовым документам, прокуратура могла выступать в качестве стороны в данном деле только в случаях: 
1) те, которые связаны со служебным интересом; 
2) Преступления против государственной должности; 
3) преступления против порядка управления; 
4) Дела, в которых участвуют несовершеннолетние без опекунов. 
Такое состояние сохранялось до отмены крепостного права.
Поэтому в качестве четвертого этапа развития участия прокурора в судебном следствии формировался под воздействием событий дореволюционного периода – с 1864 г. по 1917 г. В этот период времени в отношении органов прокуратуры были проведены существенные реорганизационные мероприятия, правовую основу которых составили Судебные уставы 1864 г . 
Например, в Уставе уголовного судопроизводства  (далее - УУС) определялись: полномочия органов прокуратуры; система органов прокуратуры; принципы организации и деятельности кадрового состава органов прокуратуры. Относительно участия прокурора в судебном следствии предусматривал поддержание им государственного обвинения . 
Уставом не был регламентирован порядок исследования доказательств, кроме как допрос подсудимого и свидетелей, что предопределялось усмотрением председательствующего с учетом мнения сторон. Согласно статье 700 УУС, сначала допрашиваются «свидетели обвинения» (потерпевшие, а также лица, указанные прокурором), далее уже «свидетели защиты», то есть лица, указанные подсудимым и защитником. 
Следует констатировать, что реформаторские изменения 1864 г., произошедшие в нашей стране, определенно изменили роль и положение прокуратура в судебном следствии. Именно судебную реформу 1864 г. следует считать отправной точкой в развитии участия прокурора в судебном следствии в качестве стороны обвинения. 
Следующим этапом развития правовых основ, определявших процедуру участия прокурора в судебном следствии, является послереволюционный период.
В частности, Декретами о Суде № 1 и № 2 от 24.11.1917 г. провозглашался слом судебной системы и отказ от уголовного судопроизводства по Уставам, принятым в 1864 г. До 1922 г. уголовное судопроизводство было в компетенции революционных судов и судов общей юрисдикции, деятельность которых регламентировалась в основном приказами Наркомюста. 
Содержание прокурорского участия в судебном следствии определялось «Положением о прокурорском надзоре», принятым ВЦИК 22.05.1922 г. , согласно которому прокурор должен участвовать в распорядительных судебных заседаниях по вопросам предании суду и прекращения дел в случаях, если прокуратура признает необходимым свое личное участие в таких заседаниях, а также непосредственное поддержание обвинения на суде. Его полномочием также было утверждение поступивших от следователей обвинительных заключений. 
УПК РСФСР 1923 г. возлагал на прокурора поддержание в суде обвинения (статья 8). Это требование было обязательным, поскольку его неуважительная неявка в суд доводилась до сведения высшего руководства и предусматривалась возможность применения к нему дисциплинарного преследования (статья 272) . В судебном следствии прокурор, выступая в роли государственного обвинителя, был наделен широким кругом прав. Судебное следствие начиналось чтением прокурором обвинительного заключения. 
Порядок допроса подсудимого предусматривал: сначала он допрашивался председателем и остальными судьями, затем обвинителем, гражданским истцом, защитником и иными подсудимыми по этому делу. Свидетель, вызванный судом, допрашивается сначала обвинителем, а затем другими сторонами.
По окончании проходили прения: сначала выступал гособвинитель, гражданский истец, далее – защитник либо подсудимый, если защитник ц него отсутствовал (статья 308 УПК РСФСР 1923 г.) . 
В ходе судебного следствия прокурор согласно статье 248 УПК РСФСР 1960 г., должен был поддерживать перед судом государственное обвинение, принимать участие в исследовании доказательств, давать заключение по возникающим во время судебного разбирательства вопросам, представлять суду свои соображения по поводу применения уголовного закона и меры наказания в отношении подсудимого. 
Исходя из сказанного, полномочия прокурора в ходе судебного следствия подвергаются постоянным изменениям в сторону их расширения. Кроме того, значительно возрастает уровень юридической техники при их изложении. 
В 1979 г. был принят Закон СССР «О прокуратуре СССР», статья 31 которого закрепляла задачи прокурорского надзора за осуществлением правосудия. Основная суть надзорной функции в данном контексте сводилась в осуществлении надзора за законностью, всесторонностью, полнотой и объективностью судебного разбирательства по уголовным делам в различных судебных инстанциях, проверка законности и обоснованности выносимых приговоров и за их исполнением. 
При этом важнейшим полномочием являлось поддержание гособвинения в суде и совершение необходимых процессуальных действий во исполнение этого полномочия (статья 32 указанного Закона) . 
В 1992 г. вступил в силу ныне действующий Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» от 17.01.1992 № 2202-1, статья 35 которого предусматривает участие прокурора в судебных разбирательствах по уголовным делам в качестве государственного обвинителя . 
Таким образом, специфика развития участия прокурора в судебном следствии определялась эволюцией государственной политики в стране на каждом историческом этапе, социально-экономическими факторами и развитием самого уголовного процесса и судопроизводства.
 
 
1.2 Характеристика понятия прокурора как участника уголовного процесса
Прокурор - это юридический представитель обвинения в странах с состязательной системой общего права или инквизиторской системой гражданского права. Обвинение - это юридическая сторона, ответственная за представление дела в уголовном процессе против лица, обвиняемого в нарушении закона. Как правило, прокурор представляет правительство в деле, возбужденном против обвиняемого лица.
Прокуроры, как правило, являются юристами, имеющими высшее юридическое образование и признанными в качестве профессиональных юристов судом, в котором они собираются представлять интересы общества (то есть, они были допущены к адвокатской деятельности).
В переводе с латыни слово "procuratio (procuro)" означает "надзор, забота, управление", а слово "procurator (procuro)" - "управляющий, надзиратель, администратор; агент, представитель; прокуратор, надзиратель за доходами императора в провинции". Слово procuro означает "заботиться, обслуживать, следить; выполнять, обеспечивать; надзирать, направлять, руководить". 
Значение этого слова во французском языке более или менее похоже: "procuration" означает "власть, сила". Слово "procureur" означает "обеспечивать, снабжать", а слово "procureur" означает "прокуратор". Современные энциклопедические словари в основном дают следующие определения категории "прокурор": 1) обвинитель в судебном процессе; 2) должностное лицо, осуществляющее надзор за соблюдением и правильным применением законов; 3) должностное лицо, осуществляющее уголовное преследование от имени государства. 
Рассматривая вышеприведенные формулировки, можно заметить, что прокурор в основном рассматривается как должностное лицо с указанием ориентиров его деятельности. В связи с этим мы считаем необходимым уточнить определение категории "должносное лицо". Должностное лицо - лицо, регулярно, временно или в силу специальных полномочий осуществляющее функции представителя власти либо выполняющее административные, организационно-распорядительные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных организациях, а также в вооруженных силах Российской Федерации.
Учитывая, что прокурор, как должностное лицо, выступает в качестве представителя власти (прокурорская деятельность всегда государственная и публичная), в научном сообществе не прекращаются дебаты о том, к какой ветви государственной власти следует относить прокуратуру. 
Если рассматривать мировую практику, то, как отмечает В.В. Вандышев, анализ предписаний конституционных и законодательных источников свидетельствует о том, что в мире существует несколько вариантов решения данного вопроса, хотя ответ не всегда однозначен и ясен. В некоторых государствах прокуратура определяется как часть исполнительной власти (Швеция, Дания, США, Норвегия, Мексика и т.д.). В других государствах она является частью судебной системы (Испания, Болгария, Грузия, Латвия и т.д.). Во Франции, Бельгии, Германии, Египте, Нидерландах, Италии и Румынии прокуратура занимает промежуточное положение между судебной и исполнительной властью, поскольку организационно подчиняется министерствам юстиции, но прокуроры являются частью судебной власти и отчитываются перед судами. Есть государства, в которых рассматриваемый орган занимает самостоятельное место в системе разделения властей, не входя ни в одну из них (значительная часть государств СНГ, Словакия, Сербия, Индонезия и т.д.). В Венесуэле прокуратура, по сути, присоединена к надзорной власти. 
Такое разнообразие моделей прокурорской деятельности в мировом сообществе позволяет и российским исследователям рассуждать о месте прокуратуры Российской Федерации в системе разделения властей. Кроме того, российское законодательство также вносит свой вклад в эту дискуссию.
Согласно Основному Закону РФ государственная власть реализуется на основе разделения ее на законодательную, исполнительную и судебную. В Конституции РФ прокуратуре посвящена всего одна статья (ст. 129), при всём этом указанная норма предусмотрена в главе 7 «Судебная власть и прокуратура» . Подобная юридическая конструкция позволяет отдельным исследователям определять прокуратуру к структурам судебной власти . Вместе с тем, прокуратура не осуществляет правосудие по гражданским, уголовным и другим делам, в ст. 118 Основного Закона РФ, предусматривающей комплекс органов судебной власти, упоминание о прокуратуре отсутствует. В связи с этим определять прокуратуру к судебным органам не верно. 
Иная группа ученых считает, что прокуратура принадлежит к исполнительной власти, обосновывая свой подход тем, что прокуратура в дореволюционной стране и в большинстве зарубежных государств входила и входит в систему исполнительных органов власти, а так же тем, что полномочия прокурора по надзору за законностью носят административно-властный характер . При этом, в перечне исполнительных органов власти анализируемый орган отсутствует, более того органам прокуратуры не свойственнен ни один отличительный признак исполнительной власти. Никакой административной властью прокуратура не обладает, а только следит за реализацией законов органами власти, управления и контроля, за соответствием закону их нормативных источников. Все указанное позволяет утверждать об ошибочности определения прокуратуры к исполнительным органам власти. 
Следующая группа исследователей считает, что прокуратура тяготеет к органам законодательной власти, ввиду того, что ее ключевая задача – обеспечение исполнения принимаемых законов . Более того, ряд субъектов РФ предоставил прокурорам право законодательной инициативы в своих представительных структурах. Представленный подход, как мы считаем, так же выступает ошибочным, ввиду того, что прокуратура организационно не входит в состав ни центральной законодательной власти, ни представительной и законодательной власти субъектов РФ. Прокуратура не принимает законов, ее главная задача надзор за единообразным исполнением законов всеми структурами управления и контроля. 
Присутствует и весьма оригинальная позиция, на основании которой прокуратуру определяют к «президентской власти» . Вместе с тем, указанная ветвь государственной власти даже не закреплена Основным Законом РФ, а глава государства по своему правовому статусу не представляет независимой ветви государственной власти и возглавляет исполнительную власть, единовременно обеспечивая взаимодействие всех ветвей государственной власти. В связи с этим, по нашему мнению, определять прокуратуру к структурам «президентской власти» не правильно. 
И, наконец, еще один подход, которого, к слову, придерживаемся и мы, выражается в том, что прокуратура не принадлежит ни к одной из предусмотренных Конституцией РФ ветвей государственной власти и выступает независимым государственным органом. Прав В.И. Рохлин, который полагает, что «прокуратуру следовало бы раскрыть как орган, не входящий в систему обозначенных Основным Законом РФ ветвей государственной власти и обладающий властными полномочиями исключительно для реализации функции, закрепленной Конституцией РФ, – осуществление от имени государства надзора за исполнением функционирующих на его территории законов, не зависимый от структур власти и подчиняющийся лишь закону» . 
Соответственно, считаем, в Конституции РФ необходимо закрепить самостоятельную главу, посвященную только прокуратуре, в которой кроме организационной структуры данного органа обозначались бы его задачи, объекты надзора и функции. В подобном случае на конституционном уровне предусматривался бы правовой статус анализируемого органа, а также его место в системе государственной власти. 
В специализированной литературе можно обнаружить следующие формулировки категории «прокурор». 
По мнению Л.П. Куракова прокурор ‒ должностное лицо органов прокуратуры, наделенное полномочиями по реализации прокурорского надзора. На основании ФЗ «О прокуратуре РФ», прокурор согласно уголовно-процессуальному законодательству РФ участвуют в рассмотрении дел судами, опротестовывают противоречащие закону приговоры, решения, постановления, определения судов . 
В свою очередь, Т.Н. Радько указывает на то, что прокурор ‒ должностное лицо единой централизованной системы ‒ прокуратуры РФ, которая реализует высший надзор за соблюдением и правильным использованием законов всеми органами, учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и физическими лицами. Понятие «прокурор» используется к лицам, возглавляющим определенные подразделения системы структур прокуратуры: областей, городские, межрайонные, районные, а также иные приравненные к ним прокуратуры. Указанное понятие используется и к заместителям, и помощникам прокурора в случае их участия в качестве прокурора в судебном процессе. Ключевые права (полномочия), обязанности и формы деятельности прокурора закрепляются федеральным законом «О прокуратуре РФ» .
По мнению С.П. Сереброва прокурор ‒ должностное лицо, участвующее в уголовном процессе и наделенное определенными полномочиями на основании федерального закона «О прокуратуре РФ» . 
Современное уголовно-процессуальное законодательство РФ включает довольно размытое определение «прокурор», которое выражается в перечислении должностных лиц единой системы органов прокуратуры РФ. 
Так, на основании п. 31 ст. 5 УПК РФ прокурор ‒ Генеральный прокурор РФ и подчиненные ему прокуроры, их заместители и другие должностные лица структур прокуратуры, участвующие в уголовном процессе и наделенные определенными полномочиями федеральным законом «О прокуратуре РФ» . 
Исходя из понимания ст. 14, 15 и 16 вышеуказанного закона, другими должностными лицами органов прокуратуры, участвующими в уголовном процессе, выступают: старшие прокуроры и прокуроры управлений и отделов; старшие помощники прокурора и помощники прокурора. 
На основании ч. 1 ст. 37 УПК РФ прокурор выступает должностным лицом, уполномоченным в рамках компетенции, закрепленной УПК РФ, реализовывать от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного процесса, также надзор за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия и органов дознания. 
Ч. 5 вышеуказанной статьи предусматривает, что полномочия прокурора, закрепленные данной статьей, реализуются прокурорами района, города, их заместителями, приравненными к ним прокурорами и вышестоящими прокурорами. 
При этом, образуется резонный вопрос: включает ли в себя собирательное определение «прокурор» применительно к уголовному судопроизводству таких должностных лиц прокуратуры как старшие помощники прокурора и помощники прокурора, старшие прокуроры и прокуроры управлений и отделов в прокуратурах субъектов? Исходя из исследования ст. 37 УПК РФ ответить на данный вопрос следует отрицательно. Вышеобозначенные должностные лица структур прокуратуры процессуальными полномочиями, закрепленными ч. 2 ст. 37 УПК РФ не наделены. Они принадлежат только прокурору и его заместителю. 
Вместе с тем, как указывается в Определении Верховного суда РФ от 03 апреля 2003 г. № 5н-043/03, закон не включает запрета, в частности, на поддержание государственного обвинения помощником прокурора, а именно на реализацию уголовного преследования в суде данным должностным лицом . Более того, ст. 54 ФЗ «О прокуратуре РФ», детализируя категорию «прокурор», определяет к нему Генерального прокурора РФ, его советников, старших помощников, помощников и помощников по особым поручениям, заместителей Генерального прокурора РФ, их помощников по особым поручениям, заместителей, старших помощников и помощников Главного военного прокурора, всех нижестоящих прокуроров, их заместителей, помощников прокуроров по особым поручениям, старших помощников и помощников прокуроров, старших прокуроров и прокуроров управлений и отделов, функционирующих в рамках своей компетенции. 
Таким образом, опираясь на изучение соответствующих формулировок можно сделать вывод, что прокурор в уголовном процессе - это должностное лицо единой системы органов прокуратуры РФ, которое в пределах полномочий, предоставленных ему законодательством РФ, осуществляет от имени государства надзор за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия и дознания, а также за ведением уголовного дела в уголовном судопроизводстве, включая уголовное преследование в суде.
А.В. Осипова обращает внимание на проблемный вопрос о процессуальном положении Председателя Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации. В соответствии со смыслом п. 5 ст. 31 указанное должностное лицо имеет процессуальный статус "прокурора". При этом, согласно ст. 5 п. 38.1 УПК РФ, председатель СК в силу своего правового статуса выступает в качестве руководителя федерального следственного органа и обладает полномочиями, предусмотренными ст. 39 УПК РФ. Мы согласны с позицией В.Ф. Крюкова, который считает, что данное должностное лицо не имеет статуса "прокурора" в уголовном процессе, предусмотренного частью 1 статьи 5 УПК РФ. Ситуацию не меняет и то, что председатель СК по должности исполняет обязанности первого заместителя Генерального прокурора. 
Согласно современному УПК РФ, руководителем следственного органа является должностное лицо, возглавляющее конкретное следственное подразделение, а также его заместитель. Основной функцией следственного подразделения является проведение предварительного расследования преступлений, относящихся к компетенции следователей этого подразделения. Прокурор также отвечает за исполнение уголовного судопроизводства и более тесно участвует в судебных стадиях процесса. Как справедливо отмечает Т.К. Рябинина, и руководитель следственного подразделения, и прокурор осуществляют прокурорскую деятельность от имени государства с помощью специфических процессуальных средств, отличных (а иногда и идентичных) от средств других лиц. Руководитель следственного органа, ежедневно обеспечивая качество, эффективное планирование и организацию предварительного следствия, обязан играть роль связующего звена между следователем и прокурором, помогать обоим в выполнении единой линии - уголовного судопроизводства.
На основании указанного, считаем, что Председатель СК не имеет права пользоваться процессуальными полномочиями прокурора. Таким образом, в целях исключения путаницы и прекращения последующих споров предлагаем внести определенные изменения в п. 31 ст. 5 УПК РФ и представить его в следующей редакции: «прокурор – Генеральный прокурор РФ и подчиненные ему прокуроры, их заместители, за исключением Председателя СК при прокуратуре РФ, другие должностные лица органов прокуратуры, участвующие в уголовном процессе и наделенные конкретными полномочиями ФЗ «О прокуратуре РФ»». Более того, внести изменения в ч. 5 ст. 37 УПК РФ, которую представить в следующей редакции: «Полномочия прокурора, закрепленные настоящей статьей, реализуются прокурорами района, города, их заместителями, приравненными к ним прокурорами и вышестоящими прокурорами, а также другими должностными лицами структур прокуратуры, участвующими в уголовном процессе и наделенными определенными полномочиями ФЗ «О прокуратуре РФ»».
 
1.3 Полномочия прокурора в уголовном процессе
Среди в наибольшей мерегорячо обсуждаемых в научных кругах вопросов остаются полномочия и обязанности прокурора в уголовном процессе, причем не только на досудебной стадии, но и во время судебного разбирательства и судебного процесса. Правильное разрешение указанного спора зависит не только от закрепления статуса прокурора в уголовном процессе, но и от надлежащего расследования уголовных дел, в том числе и мировыми судьями. 
Исходя из материалов литературы, законопроектов, внесенным в органы законодательной власти, проблемы роли и места прокуратуры в государственном механизме, функциональных направлений и надзорных полномочий прокуроров, в том числе в уголовном процессе, постоянно находятся в поле зрения российских законодателей и исследователей. Их серьезность во многом определяется тем, что УПК РФ не содержит четких критериев разграничения процессуальных полномочий и обязанностей участников уголовного судопроизводства, в частности, выступающих на стороне обвинения. На современном этапе реформирования российских правоохранительных органов особенно остро проявляются конфликты интересов между следователем и прокурором, руководителем следственного органа и прокурором, противоречия между позициями прокурора и потерпевшего, суда и прокурора. Описанная ситуация конфликта не способствует решению общих проблем, стоящих перед правоохранительными органами.
Для установления действительной роли прокуратуры в механизме современного государства, ее положительного имиджа по поддержанию законности рассмотрение вопроса о полномочиях прокурора в уголовном процессе должно быть комплексным. При этом необходимо рассматривать не только полномочия прокурора в определенный исторический этап и его роль в механизме государства, но и типы и формы разных систем российской прокуратуры, зарубежный опыт, не ограничиваясь системами органов прокуратуры европейских стран . 
При изучении опыта зарубежных стран считается значимым вывод Председателя Конституционного Суда РФ, что «современный кризис обнажил несостоятельность классической либеральной доктрины права как формального равенства. Традиционные права личности недостаточны для реализации ее способностей как разумного существа, обладающего свободой воли» . Указанное означает отказ от слепого копирования подобных систем прокуратуры иных стран, реформирования ради реформирования без общей идеологии преобразований. Необходимо принимать во внимание культурное и историческое своеобразие построения демократии в стране, выявлять действительные закономерности и тенденции становления государства и его правоохранительных структур, избегая ошибочных шагов по реформированию органов прокуратуры. 
В.В. Дорошков обращает внимание на то, что в последние десятилетия наметилась устойчивая тенденция явного ограничения полномочий прокурора в уголовном судопроизводстве. Еще в недалеком прошлом, в советские годы, органы прокуратуры, реализуя высший государственный надзор за легальностью в стране, надзирали за органами предварительного следствия и дознания, контролировали исполнение законов судами, проверяя деятельность органов суда . В настоящее время полномочия данного лица в обозначенной области значительно ограничены. Функция надзора за судами заменена функцией уголовного преследования, поддержания государственного обвинения в суде. Существенная часть полномочий прокурора на досудебных стадиях уголовного судопроизводства отошла другим органам, включая, СК РФ. Также расширилась область судебного контроля за решениями и действиями прокурора. Данный вполне объективный процесс определен не только последующим разделением труда, специализацией правоохранительных структур, образованием и становлением судебной власти в стране, но и другими причинами. При этом его реализация зачастую приводит к значительному росту чиновничьего аппарата и уменьшению результативности его деятельности. Участие прокурора в уголовном процессе 2021 диссертация.
Идеи формирования независимого следственного органа в государстве высказывались давно, но реализованы были совсем недавно. Образование СК РФ повлекло закрепление за следователями и руководителями следственных органов комплекса полномочий, которыми раньше был наделен прокурор. Вследствие внесения изменений в ст. 37 ‒ 39 УПК РФ ФЗ от 05 июля 2007 г. прокурор лишился права на производство следствия и комплекса полномочий по надзору за следствием. Через три года ФЗ от 28 декабря 2010 г. вновь была изменена редакция ст. 37 УПК РФ, определяющей полномочия прокурора в уголовном процессе. Статья дополнилась новым п. 5.1, на основании которого прокурор наделялся правом истребования и проверки обоснованности и законности решений следователя либо руководителя следственного органа об отказе в возбуждении, приостановлении либо прекращении уголовного дела и принятия по ним решения на основании УПК РФ. Ч. 1 ст. 140 УПК РФ была дополнена п. 4, в соответствии с которым поводом для возбуждения уголовного дела выступает постановление прокурора о направлении определенных материалов в орган предварительного расследования для разрешения вопроса об уголовном преследовании. 
Вместе с тем, образуются проблемы практического свойства при передаче прокурором материалов об осуществлении преступных деяний, включенных в главу 31 УК РФ «Преступления против правосудия» . При установлении судом факта осуществления преступных деяний, закрепленных ст. 307, 308 УК РФ, он в соответствии с правовыми позициями Конституционного Суда РФ обязан передать материалы прокурору для разрешения вопроса о возбуждении уголовного дела. Но прокурор ныне не наделен правом возбуждения дел данной категории и вынужден выступать в роли простого статиста, переправляя указанные материалы органам предварительного расследования . Закон также не позволяет прокурору возбудить уголовное дело в отношении руководителей следственных органов, следователей за другие преступные деяния против правосудия. К примеру, за вмешательство в деятельность прокурора, следователя или лица, производящего дознание (ч. 2 ст. 294 УК РФ), за принуждение к даче показаний (ст. 302), за привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст. 299 УК РФ). 
В последнее время в ряде изданий и источников обсуждаются предложения об исключении стадии уголовного преследования из российской системы уголовного правосудия. Это обстоятельство способствует формированию законных опасений относительно гарантий защиты прав и свобод личности. Функциями прокурора на указанной стадии являются прием, регистрация и контроль сообщений об уголовных правонарушениях, принятие мер по предупреждению, выявлению и прекращению нарушений порядка сообщения, допущенных следователем, органом дознания, дознавателем, а также восстановление нарушенных прав лиц, участвующих в первоначальной стадии уголовного процесса. Закон должен предусматривать четкую, единообразную и эффективную процедуру реагирования прокурора на необоснованные и незаконные решения, принятые на этой стадии уголовного процесса.
Несмотря на определенные изменения в УПК РФ, которыми ограничены полномочия прокурора, при установлении процессуального положения данного лица суды часто вынуждены исходить из единых начал уголовного процесса (ст. 7, 9, 11, 15 УПК РФ), на основании которых прокурор остается блюстителем законности в любой стадии уголовного судопроизводства. Поддерживая государственное обвинение в суде первой инстанции, предоставляя заключения в апелляционной, кассационной либо надзорной инстанции, прокурор остается представителем органа, реализующего надзор за единообразным и точным исполнением законов . Только изменяются формы надзора и средства прокурорского реагирования на выявленные нарушения закона. УПК РФ возлагает на прокурора во всех стадиях уголовного процесса обязанность принятия мер к ликвидации любых нарушений закона, от кого бы они ни исходили, так как он реализует правозащитную функцию. Свои полномочия в уголовном процессе прокурор реализует, подчиняясь закону и руководствуясь указаниями Генерального прокурора РФ. Указанное требование применимо в одинаковой мере к выступлениям прокурора в суде первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанции, в порядке новых и вновь открывшихся обстоятельств, в стадии исполнения приговора, а именно не только в процессе судебного разбирательства, но и в разных судебных заседаниях. Более того, судебное разбирательство может производиться в суде первой инстанции не только в общем порядке, но и иметь свои особенности в зависимости от рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей (глава 42), мировым судьей по делам частного обвинения (глава 41), в особом порядке судебного разбирательства (главы 40 и 40.1). 
Прокурор, выступая в качестве государственного обвинителя, наделяется общими полномочиями, закрепленными ст. 37 УПК РФ. 
Полномочия рассматриваемого лица после передаче дела в суд признаем возможным подразделить на три вида: 1) общие; 2) специальные; 3) конкретные . Общие полномочия закреплены в ч. 3 и 4 ст. 37 УПК РФ. Среди них: поддержание государственного обвинения, обеспечение его обоснованности и законности, отказ от реализации уголовного преследования. Специальные полномочия анализируемого должностного лица предусматриваются в других статьях УПК РФ, посвященных особенностям судопроизводства при проведении заседаний суда. Так, при производстве по делу в порядке новых либо вновь открывшихся обстоятельств прокурор поддерживает свое заключение о возобновлении производства по уголовному делу. Конкретными можно признавать следующие полномочия: 1) заявлять ходатайства и отводы; 2) высказывать мнения по поводу действий участников уголовного судопроизводства и протестовать против действия иной стороны; 3) возражать против необоснованных либо представляющихся ему неправильными по иным основаниям действий председательствующего; 4) требовать внесения в протокол заседания суда возражений на обозначенные действия. 
Позиция государственного обвинителя в судебном разбирательстве устанавливается поддержанием государственного обвинения, собиранием, представлением, исследованием и оценкой доказательств, изменением обвинения и мотивированным отказом от обвинения. Многоэтапность и сложность деятельности вышеуказанного лица определяют потребность ее осуществления на четкой организационной основе, с последовательной подготовкой, включающей детальное исследование и анализ материалов уголовного дела, разработку плана участия в судебном следствии ‒ центральной части судебного процесса, установление очередности предоставления доказательств, продуманного выступления в судебных прениях . 
Отметим, что отдельной проблемой выступает участие государственного обвинителя в прениях сторон. На основании непосредственного указания закона обвинитель не имеет права отказаться от участия в прениях сторон (ч. 1 ст. 246 УПК РФ). Если он придет к убеждению, что предоставленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то отказывается от обвинения и излагает мотивы отказа (ч. 7 ст. 246 УПК РФ). В своем выступлении рассматриваемый участник предоставляет оценку лишь исследованным и не исключенным в процессе судебного следствия доказательствам, в окончательном виде готовит вывод о доказанности виновности подсудимого в осуществлении инкриминируемого ему деяния и высказывает предложения по всем вопросам, подлежащим разрешению судом. При указанном прокурор обязан избегать ненужных повторений, детального анализа несущественных обстоятельств дела, изложения общеизвестных положений. Принимая во внимание, что отечественный уголовный процесс выступает публичным и устным, значимо не только то, что говорит государственный обвинитель, но и какие средства он выбирает, чтобы сделать свое выступление более запоминающимся, наглядным. Он обязан изложить свою позицию так, чтобы ключевые положения были поняты и приняты судом . 
Анализ судебной практики свидетельствует о том, что государственные обвинители в судебных прениях допускают ошибки. К примеру, в зависимости от содержания судебной речи укажем четыре группы ошибок: связанные с использованием норм УПК РФ; ошибки в оценке доказательств; уголовно-процессуальные ошибки; тактические ошибки. Наиболее распространенная ошибка ‒ это неправильно сформулированные прокурором квалификация преступного деяния и предлагаемая мера наказания. Так, государственный обвинитель по одному из уголовных дел предложил назначить наказание по ч. 3 ст. 30, пп. «в», «к», «н» ч. 2 ст. 105 УК РФ 18 лет лишения свободы, вместе с тем, на основании УК РФ за покушение не может быть назначено более ‒ от максимального наказания, закрепленного санкцией закона, а именно свыше 15 лет . При анализе материалов уголовных дел выявляются и другие ошибки государственных обвинителей, допускаемые в судебных прениях: прокуроры ошибаются в исчислении наказания, предлагают меры наказания без разрешения вопроса об отмене условного осуждения по предыдущему приговору ; не обозначают процентное соотношение удержаний из заработной платы подсудимого при назначении наказания в виде исправительных работ; не предоставляют характеристику субъективной стороны преступного деяния; не делают анализ отягчающих, смягчающих наказание обстоятельств. Из анализа практики судов следует, что особенную сложность у государственных обвинителей вызывает оценка доказательств обвинения, а конкретно сопоставление доказательств между собой и, в свою очередь, их дальнейшая оценка. Думается, на законодательном уровне не будет лишним указать на то, что при обвинении подсудимого в нескольких преступных деяниях доказательства стоит группировать применительно к каждому эпизоду преступления. Безусловно, может образоваться вопрос: а как быть, если сторона защиты ходатайствует об ином порядке исследования доказательств? В связи с этим мы считаем, что ст. 292 УПК РФ следует дополнить нормой о том, что доказательства виновности либо невиновности подсудимого по обвинению в осуществлении нескольких преступлений необходимо сторонам предоставлять в суде применительно к каждому эпизоду уголовного дела.
В состязательном процессе роль прокурора заключается не только в обеспечении соблюдения закона и уважения прав и свобод человека, но и в обеспечении неотвратимости наказания за правонарушение. В этой связи прокурор должен быть наделен дополнительными полномочиями по обеспечению явки свидетелей обвинения. Для наращивания эффективности прокурорского надзора прокурор должен быть управомочен самостоятельно возбуждать уголовное дело, как в случае обнаружения нарушений уголовного закона в ходе надзора за соблюдением законов, так и при отмене решения органов предварительного следствия и дознания об отказе в возбуждении уголовного дела. На различных слушаниях прокурор обладает особыми полномочиями, характерными только для этих слушаний. Слушания проводятся не только при назначении и продлении срока предварительного заключения, но и в контексте судебного контроля на досудебной стадии (ст. 3(1) УПК). Кроме того, положения Уголовно-процессуального кодекса (ст. ст. 108, 125, 165, 255 УПК РФ) реабилитация (глава 18), разрешение вопросов, связанных с исполнением приговора (глава 47), порядок применения мер принуждения (глава 51), порядок применения специальных субъектов (глава 52), выдача лица для уголовного преследования или осуждения (глава 54), выдача лица, осужденного к лишению свободы, государству, гражданином которого оно является, для отбывания наказания (глава 55). 
Часть 4 Статья 318 УПК РФ предусматривает право прокурора выступать по делу частного обвинения перед мировым судьей. При этом закон не формулирует конкретных полномочий прокурора в той или иной ситуации и механизмов их реализации. Согласно части 2 статьи 401 УПК РФ, при подаче прокурором протеста на решение суда о смягчении наказания он обязан письменно уведомить об этом администрацию до истечения срока обжалования. В связи с этим возникает вопрос о вступлении в силу наложенных судебных решений. В соответствии с положениями части 2 статьи 441 УПК РФ судебное следствие начинается с изложения прокурором своих доводов о необходимости применения к заинтересованному лицу принудительных мер медицинского характера. Полное заседание Верховного Суда Российской Федерации вынесло ряд постановлений, разъясняющих компетенцию прокуроров в ходе судебных разбирательств и слушаний. Например, пункт 18 Постановления № 1 Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 года предусматривает, что обжалование постановления прокурора об отказе в возбуждении дела по новым или вновь открывшимся обстоятельствам рассматривается в порядке, предусмотренном статьей 125 УПК РФ. 
В пункте 19 данного постановления указано, что в соответствии с положениями статьи 123 УПК РФ, предусматривающей право на обжалование действий (бездействия) и решений прокурора, в соответствии со статьей 125 УПК РФ может быть обжаловано решение прокурора о заключении лица под домашний арест или под стражу с целью возможной выдачи по запросу иностранного государства, принятое на основании судебного решения о задержании лица (часть 2 статьи 466 УПК РФ). Пункт 27 Постановления № 6 Полного собрания Верховного Суда Российской Федерации от 7 апреля 2011 года предусматривает, что участие прокурора в рассмотрении вопросов, связанных с изменением, продлением или прекращением действия принудительной меры медицинского характера, является обязательным. По некоторым уголовным делам, особенно для мировых судей, возникает ряд других проблем, связанных с уточнением статуса прокурора. Поэтому для законодателя более чем актуально уточнить и научно исследовать цели и задачи прокуратуры РФ и структур СК, их сущность, критерии разграничения полномочий прокурора, руководителя следственного органа и следователя, прокурора и судьи, особенно по делам частного обвинения.
В заключение отметим, что "прокурор" - это участник уголовного процесса со стороны прокуратуры, которая от имени государства в пределах предоставленных законом полномочий осуществляет надзор за процессуальной деятельностью органов следствия и дознания, в том числе процессуальное руководство расследованием уголовных преступлений, а также уголовное преследование по уголовным делам, включая обвинение в суде. Полномочия прокурора, согласно УПК РФ, подразделяются на три группы: 
1) направленные на выявление нарушений закона; 
2) направленные на пресечение нарушений закона; 
3) направленные на предупреждение нарушений закона. 
Комплекс прокурорских полномочий в уголовном процессе сформулирован в статьях 37 и 246 Уголовно-процессуального кодекса РФ. 
На основании результатов анализа первой главы статьи подведем итоги. 
Прежде всего, отметим, что национальная прокуратура прошла долгий и сложный исторический путь в своем создании и становлении. Когда создавался этот орган, идея заключалась вовсе не в его карательной цели, а в обеспечении законности и справедливости. Основателем прокуратуры и надзора в нашей стране по праву считается Петр I. За 300 лет своего существования прокуратура была универсальной, эффективной и действенной. Прокуратура, как никакой другой государственный орган, осуществляет надзор за законностью в стране, соблюдением прав и свобод личности, соблюдением законных интересов общества и государства. 
Во-вторых, прокуратура страны сегодня функционирует как многофункциональный государственный институт, имеющий особый статус и принципиально разные сферы деятельности, важнейшей из которых является государственный надзор за соблюдением законности в государстве. Прокуратура Российской Федерации - это централизованная федеральная система органов, осуществляющих от имени Российской Федерации надзор за соблюдением основного закона Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации. Органы прокуратуры осуществляют свою деятельность в целях: 1) обеспечения верховенства закона; 2) единства и укрепления законности; 3) защиты прав и свобод личности; 4) охраняемых законом интересов общества и государства. Вся деятельность учреждений и органов национальной прокуратуры направлена на достижение этих целей.
В-третьих, прокурор выступает как должностное лицо, уполномоченное в пределах полномочий, установленных УПК, выступать от имени уголовного преследования и осуществлять надзор за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия и дознания. Под полномочиями прокурора принято понимать совокупность (объем) прав и обязанностей, которыми обладает прокурор для выполнения задач, возложенных на органы прокуратуры. Прокурор обладает общими и специальными полномочиями. Общие полномочия прокурора определены в частях 3 и 4 статьи 37 Уголовно-процессуального кодекса РФ. Среди них: исполнение прокуратуры, контроль за ее обоснованностью и законностью, отказ в возбуждении уголовного дела. Прочие статьи Уголовно-процессуального кодекса РФ, касающиеся деталей судебной процедуры во время судебных слушаний, устанавливают особые полномочия следователя.
 

2 Исследование роли прокурора на стадиях уголовного процесса

 
2.1 Роль прокурора в стадии возбуждения уголовного дела
 
Начнём с того, что законность и обоснованность возбуждения уголовного дела, а также отказ в возбуждении такого дела во многом зависят от правильной организации прокурорского надзора за исполнением закона. Надзор органов прокуратуры за органами предварительного следствия является одним из приоритетнейших векторов в деятельности органов прокуратуры. Его самостоятельность обусловлена спецификой объекта, задач, форм и методов надзора.
На этапе возбуждения уголовного дела надзорную деятельность прокуратуры следует рассматривать в двух контекстах:
(1) исследование сотрудником прокуратуры законности и обоснованности решений о возбуждении уголовного дела;
(2) исследование сотрудником прокуратуры законности и обоснованности решений об отказе в возбуждении уголовного дела.
Ключевые полномочия прокурора на стадии возбуждения уголовного дела закреплены в ст. 37 УПК РФ, согласно которой прокурор наделен полномочиями по проверке соблюдения требований федерального законодательства при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях.
Согласно этому положению закона, любое постановление о возбуждении или об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенное органами предварительного расследования, должно быть направлено прокурору для проверки его законности в течение 24 часов с момента вынесения.
Прокурор должен незамедлительно получить и изучить материалы экспертизы, на которых основано решение об отказе в возбуждении уголовного дела, и, если оно будет признано незаконным и необоснованным, имеет право отменить это решение в течение пяти дней с момента получения.
Законность любого решения о возбуждении уголовного дела также должна быть рассмотрена прокурором в течение 24 часов с момента получения прокурором материалов, послуживших основанием для возбуждения уголовного дела.
Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела может быть обжаловано заинтересованными лицами прокурору в порядке, предусмотренном статьей 124 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. В этом случае прокурор запрашивает и проверяет законность соответствующего процессуального решения, принимая во внимание доводы заявителя.
При этом, согласно справедливому замечанию Ш. М. Абдул-Кадиров, в соответствии со статьей 21 УПК РФ прокурор, а также следователь и дознаватель от имени государства осуществляют уголовное преследование по делам публичного и частно-публичного обвинения. В любом случае обнаружения признаков преступления они обязаны принять предусмотренные Уголовно-процессуальным кодексом меры по установлению факта совершения преступления, выявлению лица или лиц, виновных в совершении преступления. Хотя по закону прокурор является бесспорным главой обвинения, он поставлен законом в невыгодное положение, так как исключен из перечня субъектов, наделенных в соответствии со статьей 144 УПК правом рассматривать сообщения о преступлениях и принимать решения по существу. Он может лишь перенаправить запрос должностному лицу, которое не всегда оперативно и квалифицированно может принять меры, предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством. А бюрократия, допускаемая на этом этапе, ставит под сомнение саму возможность выявления преступления. По нашему мнению, ошибка, допущенная на начальной стадии уголовного процесса, является самой дорогостоящей. Потерянное время негативно сказывается на установлении следов преступления, опознании свидетелей, подозреваемого, подлежащего задержанию.
С учетом этого представляется необходимым вернуть прокурору полномочия по приему и разрешению сообщений о совершенных преступлениях с принятием мотивированных решений о возбуждении уголовного дела и направлении его для производства предварительного расследования, об отказе в этом или о передаче сообщения по подследственности. Актуальность таких предложений состоит еще и в том, что на практике граждане по прежнему считают прокурора основным должностным лицом, осуществляющим функцию уголовного преследования, что вполне согласуется с ч. 1 ст. 37 УПК. Возвращение прокурору указанных полномочий позволило бы ему эффективно обеспечивать реализация обязанности осуществления уголовного преследования, закрепленную в ст. 21 УПК. Конечно, прокурор не должен принимать все без исключения сообщения о преступлениях, но в случае выявления признаков преступления по результатам прокурорской проверки, а также при обращении граждан в прокуратуру, он должен иметь право возбудить уголовное дело.
Одно из основных полномочий прокурора в стадии возбуждения уголовного дела -проверка исполнения требований федерального закона при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях (п. 1 ч. 2 ст. 37 УПК). На это его нацеливает и Приказ Генерального прокурора РФ от 5 сентября 2011 г. № 277 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях в органах дознания и предварительного следствия» . Он обязывает прокуроров мерами реагирования осуществлять своевременное предупреждение, выявление и устранение нарушений законов в деятельности этих органов, защиту прав и законных интересов лиц, пострадавших от преступлений. На практике возникают вопросы, связанные с вынесением акта прокурорского реагирования по выявленным нарушениям закона, которые зачастую носят массовый характер. Общеизвестно, что в этих случаях представление является традиционным актом прокурорского реагирования. При этом его внесение со стороны работников следственных органов воспринимается болезненно, т.к. оно не предусмотрено УПК РФ.
Одним из самых распространенных способов укрытия преступлений со стороны правоохранительных органов продолжает оставаться незаконный отказ в возбуждении уголовного дела по сообщению о преступлении. Поэтому важно, чтобы у прокурора были полномочия, позволяющие предупредить и пресечь такие попытки.
Возвращение права по отмене необоснованных постановлений следователя и руководителя следственного органа об этом в какой-то степени избавило прокурора от необходимости требовать не нарушать закон. Не являются для следователя обязательными и изложенные в постановлении прокурора доводы о конкретных обстоятельствах, подлежащих дополнительной проверке. Поэтому без восстановления прав на дачу письменных указаний следователю, обязательных для исполнения по материалам предварительной проверки, и возбуждение уголовного дела в тех случаях, когда признаки преступления очевидны, говорить о возможности прокурора обеспечить оперативную защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, не приходится.
Важно также, чтобы законодатель установил срок представления прокурору не только копии постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, но и самого материала. Считаю оправданным его направление в течение 5 суток после получения запроса, что поставит прокурора в равные условия с руководителем следственного органа в части реализации полномочий по отмене незаконного решения. Необходимо также оговорить в законе, что после получения постановления прокурора об отмене состоявшегося решения об отказе руководитель следственного органа безотлагательно назначает дополнительную проверку, поскольку на практике вопрос решается неделями, а то и месяцами.
Следует отметить, что в уголовном процессе неопределенность в реализации надзорных полномочий в значительной степени снижает эффективность их применения на практике. В частности, в п. 12 ч. 2 ст. 37 УПК закреплено полномочие прокурора в рассматриваемой стадии передача материалов проверки сообщения о преступлении от одного органа предварительного расследования другому в соответствии с правилами, установленными ст. 151 УПК (за исключением органов одной системы). Казалось бы, законодатель дает прокурору возможность реально оценить ситуацию и обеспечить оптимальные условия для оперативного раскрытия преступления. Можно ли это сделать, если требуемый материал не представляется для ознакомления? А когда он, наконец, поступает, трудно бывает обосновать основания, если даже актуальность для реализации этого полномочия сохранилась. Как правило, такое изъятие производится по состоявшейся договоренности для улучшения статистики и в других целях, не связанных с проблемами раскрытия преступления и осуществления качественного расследования. При этом у обеих сторон есть возможность манипулировать этой неопределенностью. Положение изменится, если прокурор будет наделен правом истребовать материал проверки и давать по нему указания до принятия решения. Названные проблемы возникают и при передаче уголовных дел.
В настоящее время прокурор при обнаружении признаков преступления обязан выносить мотивированное постановление о направлении материалов в органы предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании (п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК). С 2011 г. это постановление стало четвертым самостоятельным поводом для возбуждения уголовного дела (п. 4 ч. 1 ст. 140 УПК). При этом принципиальных изменений правоприменительной практики это не вызвало. Сложности со следствием как были, так и остались. В частности, стало нормой возбуждение уголовных дел в 3, 10-дневные сроки и продление срока до 30 суток без достаточных оснований. Радикально повлиять на это прокурор не в состоянии. Поэтому представляется необходимым предусмотреть в УПК право прокурора безотлагательно возбуждать уголовное дело при очевидных признаках преступления, выявленных в ходе осуществления надзорной деятельности, в том числе по результатам проверок исполнения законов, а также при незаконном отказе в возбуждении уголовного дела.
Считаем, что восстановление прежних полномочий прокурора в стадии возбуждения уголовного дела будет способствовать реальному осуществлению его функций в уголовном судопроизводстве.
 
 
2.2 Место прокурора при процессе дознания и предварительного следствия
Надзорная работа в отношении исполнения законов органами следствия и дознания выступает приоритетным направлением деятельности прокуратуры и, согласно п. 2 ст. 1 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации", представляет собой самостоятельную отрасль прокурорского надзора. Кроме того, в соответствии со ст. 29 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" предметом надзора является порядок разрешения сообщений о готовящихся или совершенных преступлениях, соблюдение прав и свобод человека, законность решений, принимаемых органами дознания и предварительного следствия.
Процессуальный статус прокурора в досудебном производстве подвергся серьезной корректировке в результате внесения изменений в УПК РФ. Они регулируются Федеральным законом от 28 декабря 2010 года № 404-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием деятельности органов предварительного следствия". Закон значительно расширил процессуальный статус прокурора на этой стадии судопроизводства.
В целом, полномочия прокурора на досудебной стадии определены в статье 37 УПК РФ. В частности, прокурор имеет право:
1) требовать от органов предварительного следствия и дознания устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия или дознания;
2) давать письменные указания следователю о направлении расследования и производстве процессуальных действий;
3) давать согласие следователю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, отмене или изменении меры пресечения либо о совершении иного процессуального действия, разрешенного судебным решением
4) отменять незаконные или необоснованные решения подчиненного прокурора, а также незаконные или необоснованные решения сотрудника органов предварительного следствия.
5) рассматривать информацию следователя о несогласии с требованиями прокурора, представленную руководителем следственного органа, и принимать по ней решение;
6) принимать участие в заседаниях суда, когда в ходе досудебного расследования исследуются вопросы о заключении под стражу, продлении срока содержания под стражей, отмене или изменении этой меры пресечения, а также ходатайства о производстве других процессуальных действий, которые разрешаются на основании судебного решения;
(7) разрешать следователю выступить с защитой, а также самому выступать с защитой.
8) изымать у следственного органа любое уголовное дело и передавать его следователю с указанием причин такой передачи
9) передавать уголовное дело из одного органа предварительного следствия в другой (за исключением передачи уголовного дела в пределах одного органа предварительного следствия) изымать любое уголовное дело из органа предварительного следствия федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти) и передавать его следователю Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации с обязательным указанием оснований такой передачи
10) утвердить постановление следователя о прекращении уголовного дела;
11) утвердить обвинительное заключение или обвинительный акт по уголовному делу;
12) возвратить уголовное дело дознавателю или следователю с письменными указаниями последнего о производстве дополнительного расследования, об изменении объема обвинения или квалификации действий обвиняемого, о пересоставлении обвинительного заключения или обвинительного акта и устранении обнаруженных недостатков и т.п;
13. по мотивированному письменному ходатайству прокурора ему предоставляется доступ к материалам рассматриваемого уголовного дела.
Отличительной чертой деятельности прокурора на стадии предварительного следствия является то, что он не связан никакой ведомственной заинтересованностью в исходе дела. В отличие от руководителя следственного органа у него не существует процессуальных интересов кроме обеспечения законности судопроизводства.
Отметим, что предельно четкая регламентация полномочий прокурора на стадии предварительного следствия и дознания в УПК РФ, вовсе не гарантирует отсутствие проблем в правоприменительной практике. Большинство из них связаны, в первую очередь, с изменениями, внесенными в 2010 году Федеральным законом № 404-ФЗ. Возникло противоречие между полномочиями прокурора и руководителя следственного органа . Так, например, прокурор может вернуть дело на дополнительное следствие, но руководитель следственного органа может отклонить такое требования. Законодательство защищает действия прокурора тем, что он имеет право отменить и решение руководителя следственного органа. При этом ч. 4. ст. 39 Уголовно-процессуального кодекса РФ гласит, что и руководитель следственного органа может вынести мотивированный отказ на действия прокурора.
Вопросы вызывает также ситуация с предоставлением прокурору постановления о возбуждении уголовного дела и материалов дела. При условии, что постановление о возбуждении уголовного дела передается прокурору незамедлительно, материалы дела могут быть переданы по усмотрению следователя. Кроме того, уголовно-процессуальным законодательством не определен срок передачи прокурору материалов проверки сообщений о преступлении. Согласно п. 12 ст. 37 Уголовно-процессуального кодекса РФ прокурор вправе передавать данные материалы от одного следственного органа другому. Положение указанной нормы, казалось бы, дает прокурору возможность дать реальную оценку ситуации обеспечения применения максимально эффективных мер для раскрытия преступления. Препятствием к этому является непредставление следователем требуемого материала для ознакомления.
На наш взгляд, в первую очередь, должно быть обязательными для следователя требования прокурора о предоставлении материалов проверки сообщения о преступлении, расследуемых, приостановленных, прекращенных уголовных дел. Не подвергается сомнению право следователя обжаловать решения и постановление прокурора вышестоящему прокурору. В то же время, любые действия по данным материалам должны быть приостановлены до принятия соответствующего решения .
Анализируя вышеперечисленные положения, в целом можно отметить, что прокурор практически лишен реальных и действенных мер реагирования при выявлении и устранении им нарушений закона на предварительном следствии. Он не имеет права самостоятельно отменять незаконные и необоснованные постановления следователя, возбуждать уголовное дело, отстранить следователя от ведения уголовного дела. Все названные вопросы прокурор может решать только с согласования с руководителем следственного органа.
Представляется целесообразным вернуть прокурору право на дачу согласия следователю на обращение в суд с ходатайством, об избрании меры пресечения или производстве каких-либо процессуальных действий. Прокурор в угловном судопроизводстве, дипломная работа 2020. Наша позиция обусловлена тем, что именно прокурор по смыслу закона должен обладать полномочиями, которые позволяют обеспечить обоснованность и законность мер процессуального принуждения, так как именно они ограничивают конституционные права и свободы участников судопроизводства.
Подводя итог, отметим, что с момента возникновения уголовно-процессуального законодательства права прокурора постоянно подвергались значительным изменениям. Полномочия рассматриваемой процессуальной фигуры не раз как расширялись, так и сужались. При этом же, на наш взгляд, до сих пор прокурору не были в полной мере возвращены необходимые для эффективного осуществления надзора на стадии предварительного следствия и дознания права.
 
 
2.3 Участие прокурора в рассмотрении судами уголовных дел
 
Важно отметить, что одним из важнейших направлений деятельности прокуратуры является участие прокурора в уголовном судопроизводстве в судах. Статья 246 УПК РФ обязывает прокурора участвовать в качестве государственного обвинителя в судебном разбирательстве публичных и частных уголовных дел, а также в судебном разбирательстве частных уголовных дел, когда уголовное дело было возбуждено непосредственно с согласия прокурора.
Правовой основой участия прокурора в судебном разбирательстве уголовных дел являются Конституция, Закон о прокуратуре (статьи 1, 35-39), Уголовно-процессуальный кодекс и Указ № 185 от 20 ноября 2007 года об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного процесса.
В статусе обвинителей в судебном процессе могут выступать все прокуроры, начиная от прокурора района, его заместителя или помощника и заканчивая Генеральным прокурором Российской Федерации или его заместителем.
Уголовно-процессуальный кодекс содержит мало ссылок на обязательное участие прокурора в уголовных делах. При рассмотрении уголовных дел в первой инстанции прокурор должен участвовать в следующих случаях:
- В делах, рассматриваемых судом присяжных (статья 428 Уголовно-процессуального кодекса);
- Когда суд считает необходимым участие прокурора (статья 228, часть 2 Уголовно-процессуального кодекса).
- По делам, связанным с применением принудительных мер медицинского характера (статья 408 (1) Уголовно-процессуального кодекса).
При принятии решения об участии в судебном разбирательстве прокуроры также должны действовать по указанию Генерального прокурора Российской Федерации. Вышеупомянутый Указ № 465 обязывает прокуроров участвовать в прокурорском производстве по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях и преступлениях несовершеннолетних, помимо участия в производстве, предусмотренном законом. Во всех остальных случаях прокуроры должны принимать решение об участии в судебном разбирательстве, исходя из важности, сложности или общественного интереса дела и реальной возможности обеспечения качества участия прокурора в деле.
В среднем, сегодня прокуроры поддерживают обвинение чуть более чем в половине уголовных дел, рассматриваемых судами. Поскольку состязательный характер судопроизводства прямо предусмотрен Конституцией Российской Федерации (статья 123), можно предположить, что уголовное преследование предусмотрено для всех дел, рассматриваемых судами.
В проекте нового УПК РФ устанавливается обязательность, участия прокурора в рассмотрении по первой инстанции всех уголовных дел, за исключением дел о менее опасных преступлениях, подсудных мировому судье, по которым, как предполагается, обвинение будут поддерживать другие должностные лица.
Вопрос о том, кто именно из работников прокуратуры должен выступать в суде по тому или иному делу, решается руководителем прокуратуры. Генеральный прокурор Российской Федерации предлагает при назначении государственного обвинителя учитывать характер, объем и сложность дела, квалификацию и опыт работы прокурора. Особые требования предъявляются к государственным обвинителям, которые должны выступать в суде присяжных; ими должны назначаться специально подготовленные прокуроры, обладающие навыками ораторского мастерства.
Как правило, в судебном разбирательстве уголовного дела участвует прокурор уровня, соответствующего суду, который рассматривает дело (в районном суде – прокурор района, в областном – прокурор области и т.п.), либо его заместители, старшие прокуроры и прокуроры отделов и управлений. Вместе с тем не исключается возможность выступления в качестве государственного обвинителя как вышестоящего прокурора (скажем, прокурора области, если он сочтет необходимым, с учетом важности дела или иных обстоятельств выступить в районном суде), так и нижестоящего (если, например, прокурор края поручит достаточно подготовленному прокурору района поддержать обвинение по делу, которое рассматривается краевым судом с выездом в район).
Поддержание государственного обвинения в суде первой инстанции – важнейшая часть возложенной на прокуратуру функции уголовного преследования (ч. 2 ст. 1 Закона), как деятельности, направленной на изобличение лица, совершившего преступление, привлечение его к ответственности, направление дела в суд и обоснование обвинения перед судом .
Приступая к подготовке по поддержанию государственного обвинения в суде, прокурор должен внимательно изучить уголовное дело. Исследование материалов дела начинается, как правило, с анализа формальной и содержательной частей обвинительного заключения или обвинительного акта. Затем прокурор приступает к ознакомлению с постановлением о привлечении лица в качестве обвиняемого. Указанные документы должны отвечать требованиям уголовно-процессуального законодательства. Так, формулировка обвинения, содержащаяся в обвинительном заключении, должна по своему объему соответствовать обвинению, сформулированному в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого. Если объем обвинения на стадии предварительного расследования был изменен в сторону смягчения, то по своему содержанию формулировка обвинения в обвинительном заключении может быть уже. При этом в этом случае в материалах уголовного дела должно содержаться постановление о прекращении уголовного преследования согласно части или пункту конкретной статьи УК.
Характер и методика дальнейшего изучения материалов уголовного дела должны позволить прокурору в полной мере выяснить степень фактической доказанности обстоятельств по уголовному делу, входящих как в общий предмет доказывания (ст. 73 УПК), такие специальные, предусмотренные законом предметы доказывания по особым производствам.
В первую очередь прокурор должен проанализировать показания обвиняемого. При этом следует помнить, что дача подозреваемым (обвиняемым) показаний в ходе производства по уголовному делу является его правом, а не обязанностью. Если обвиняемый давал на предварительном расследовании показания, то прокурор в первую очередь должен обратить внимание на те доводы, которые обвиняемый приводит в свою защиту. Необходимо проанализировать, насколько органы, осуществлявшие уголовное преследование на досудебном этапе производства, смогли проверить их, не противоречат ли собранные по делу доказательства аргументам обвиняемого. Если собранные доказательства находятся в противоречии с доводами обвиняемого, то следует выяснить причину этого противоречия. В некоторых случаях можно пригласить следователя (дознавателя), чтобы он помог разобраться в этом вопросе и восстановить доказательственный пробел.
Далее прокурором должны быть изучены иные материалы, содержащиеся в уголовном деле, отсылка к которым указывается в обвинительном заключении. Именно на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств и строит свою позицию сторона обвинения.
Прокурором рассматривается вопрос о наличии заявленных стороной защиты в ходе предварительного расследования ходатайств и жалоб. Они могут содержать в себе просьбы о проведении каких-либо следственных действий с целью обнаружения новых доказательств, устанавливающих непричастность обвиняемого к совершению преступления. Ходатайства могут быть заявлены стороной защиты в порядке, предусмотренном ч. 3 ст. 88 УПК, в отношении признания тех или иных доказательств недопустимыми по основаниям, указанным в ст. 75 УПК. Здесь прокурору необходимо обратить внимание на необоснованные отказы следователя в удовлетворении указанных ходатайств. Если последние будут заявлены в суде и он сочтет нужным их удовлетворить, то система доказательств стороны обвинения может быть разрушена. И суд вынесет оправдательный приговор.
В обязательном порядке должна быть проверена обоснованность и законность производства следственных и иных процессуальных действий.
Прокурорам необходимо помнить о новых положениях уголовно-процессуального законодательства, исключающих возможность возвращения уголовного дела прокурору для дополнительного расследования, в силу чего существенные нарушения УПК, допущенные в досудебном производстве, могут привести к постановлению оправдательного приговора. Генеральный прокурор расценивает как нарушение служебного долга направление такого уголовного дела в суд, равно как и требование о вынесении обвинительного приговора при отсутствии доказательств виновности подсудимого либо необоснованный отказ государственного обвинителя от обвинения.
Прокурорам, поддерживающим государственное обвинение при судебном разбирательстве уголовного дела, следует выявлять обстоятельства, способствовавшие совершению преступлений, и предлагать суду при наличии оснований вынести частное определение. Подобная работа должна начаться прокурором уже на стадии подготовки дела к судебному рассмотрению. Тем более что обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, входят в предмет доказывания (ч. 2 ст. 73 УПК) и должны быть установлены, по возможности, при расследовании каждого уголовного дела.
При ознакомлении с материалами уголовного дела прокурору необходимо делать соответствующие записи, которые позволят систематизировать обвинительный материал и тщательно подготовиться к поддержанию государственного обвинения в суде. Каждый прокурор, исходя из характера уголовного дела и своего личного опыта, избирает в наибольшей мереприемлемую для себя форму конспектирования материалов уголовного дела.
Вместе с тем существует и ряд общих рекомендаций. Так, целесообразно проводить записи на обычных листах бумаги, причем справа или слева оставлять поля, размер которых позволит делать соответствующие пометки по ходу изучения материалов уголовного дела. Конспектируя отдельные показания участников уголовного судопроизводства, следует указывать их фамилии, даты допросов, кем они были произведены, даты вынесения процессуальных документов и листы дела, где эти документы находятся. При конспектировании показаний обвиняемого следует отметить, признает или отрицает он свою вину, если не признает ее в части предъявленного ему обвинения, то в этом случае нужно указать, с чем конкретно обвиняемый не согласен в объеме обвинения .
Показания участников уголовного процесса, носящие спорный характер и подлежащие дальнейшему выяснению или уточнению, следует записывать дословно. Нужно фиксировать также показания, подтверждающие или опровергающие выдвинутое обвинение. Выписки необходимо делать в той же последовательности, в которой изучается уголовное дело. По сложным и многоэпизодным уголовным делам целесообразно составлять таблицы, схемы, графики, позволяющие наглядно отражать степень осуществления преступных намерений различными обвиняемыми, их связь друг с другом и иные обстоятельства уголовного дела.
Перед тем как выходить в суд, прокурор для поддержания государственного обвинения должен ознакомиться с соответствующими нормами уголовного законодательства, постановлениями Пленума Верховного Суда РФ, специальной методической литературой.
Необходимо продумать тактику исследования доказательств в суде, формулировки вопросов к участникам уголовного судопроизводства. В соответствии с новым уголовно-процессуальным законодательством первой представляет доказательства сторона обвинения, и от того, насколько грамотно, логично и четко будут проведены эти действия, зависит успех в целом. Следует также предварительно составить тезисный план обвинительной речи прокурора.
 
Процесс начинается с подготовительных мероприятий. В подготовительной части судебного разбирательства прокурор правомочен заявить отвод судье или суду в целом по основаниям, изложенным в статье 266 Уголовного кодекса. Если участник не является в суд, прокурор может попросить суд отложить судебное разбирательство и обеспечить явку участника (статья 272 Уголовного кодекса). Если обвиняемый не является в суд без уважительной причины, прокурор должен просить суд назначить предварительный арест в качестве меры пресечения. При необходимости прокурор может ходатайствовать о вызове новых свидетелей, экспертов и специалистов, а также о представлении вещественных доказательств и документов. Прокурор также может ходатайствовать об исключении представленных защитой доказательств, которые, по его мнению, были получены с нарушением требований Уголовно-процессуального кодекса.
При этом статья 273(4) Уголовного кодекса гласит, что если эксперт или свидетель появляется в суде по инициативе одной из сторон, он в любом случае должен быть заслушан.
Судебный процесс начинается с того, что прокурор представляет обвинения против обвиняемого. Порядок представления доказательств в суде определяется стороной, представляющей доказательства. Это делается сначала обвинением, а затем защитой после изучения доказательств. Если обвиняемый соглашается дать показания, его сначала допрашивают представители защиты и другие члены защиты. После того, как стороны будут выслушаны, суд допросит обвиняемого. Если в уголовном деле участвуют несколько обвиняемых, суд определяет порядок представления доказательств с учетом мнения сторон в соответствии с частью 4 статьи 274 Уголовного кодекса.
При планировании допроса обвиняемых прокурор должен учитывать роль каждого обвиняемого в совершении преступления. Если некоторые обвиняемые отрицают свою вину, целесообразно сначала допросить тех, кто признается в совершении преступления. Лидеры преступной группы, отрицающие свою вину и имеющие влияние на других членов группы, должны быть допрошены в последнюю очередь.
Хотя уголовно-процессуальное законодательство содержит достаточно широкий спектр доказательственных действий, основную часть этих действий составляют допросы.
Согласно ст. 291 УК РФ, после окончания исследования сторонами доказательств председательствующий судья спрашивает стороны, не желают ли они дополнить судебное исследование. При необходимости прокурор может просить суд вызвать дополнительных свидетелей, назначить экспертизу, запросить документы и т.д. Прокурор также может ходатайствовать о любой судебной мере.
Если одна из сторон заявляет ходатайство о дополнении судебного следствия, суд обсуждает его и принимает соответствующее решение. После принятия решения по ходатайствам и принятия необходимых судебных мер председательствующий судья объявляет следствие закрытым и открывает судебные прения, в которых участвуют прокурор и защита. Во всех случаях первым выступает прокурор.
При этом УПК устанавливает некоторые общие правила для лиц, выступающих в судебных прениях. Например, прокурор не вправе ссылаться на доказательства, которые не рассматривались в судебном заседании или признаны судом не допустимыми. Суд в свою очередь не вправе ограничить продолжительность судебных прений, однако он может остановить участвующих в прениях лиц, если они касаются обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому уголовному делу, а также доказательств, признанных недопустимыми (ст. 292 УПК) .
Произнесение судебной речи в прениях для государственного обвинителя является его обязанностью, от которой он не имеет права отказаться. Содержание обвинительной речи прокурора не определено законом. Вместе с тем можно выделить некоторые общие элементы ее структуры:
1) вступление, в котором отражается общий характер совершенного преступления и степень его общественной опасности;
2) изложение фактических обстоятельств совершенного преступления;
3) анализ и оценка доказательств, исследованных в судебном следствии; анализ причин и условий, способствовавших совершению преступления;
4) указание на квалификацию преступления по УК;
5) оценка свойств личности подсудимого;
6) предложения прокурора о мере уголовного наказания, порядке разрешения гражданского иска.
При определении своей позиции относительно наказания необходимо строго руководствоваться требованиями закона о его соразмерности и справедливости с учетом характера и степени общественной опасности преступления, личности виновного, а также обстоятельств, отягчающих или смягчающих ответственность. Во всех необходимых случаях прокурору надлежит ставить перед судом вопрос о назначении дополнительного наказания, возмещении причиненного материального ущерба, компенсации морального вреда.
После выступления всех участников судебного разбирательства в прениях согласно уголовно-процессуальному закону (ч. 6 ст. 292 УПК) каждому их них разрешается выступить еще один раз с репликой. Право последней реплики принадлежит подсудимому и его защитнику.
Реплика не является обязательным элементом судебного разбирательства. Не следует оставлять на произнесение реплики тех фактических обстоятельств, которые должны быть освещены в обвинительной речи прокурора. В реплике он должен высказать свое отношение к позиции тех участников судебного разбирательства, которые выступали в судебных прениях. Причем необходимо отметить, что свое отношение (возражение) государственный обвинитель должен высказывать исключительно по важным, принципиальным вопросам, касающимся сущности рассматриваемого уголовного дела. Из сказанного следует, что далеко не по каждому уголовному делу государственному обвинителю есть необходимость выступать с репликой.
В отличие от обвинительной речи прокурора реплика не имеет своей четко выраженной структуры. Ее содержание определяется прокурором в зависимости от тех обстоятельств, в отношении которых он выступает с репликой. Вместе с тем при ее произнесении государственный обвинитель должен указать, в отношении какого участника он намерен высказаться, далее назвать мотивы, побудившие его сделать это, перечислить вопросы и затем перейти к обоснованию своей позиции.
Подготовка к реплике осуществляется в момент выступления других участников, если есть необходимость, то прокурор может заявить ходатайство суду о предоставлении ему времени для подготовки реплики.
Уголовно-процессуальный кодекс предусматривает возможность по окончании прений сторон и произнесения участниками реплик, но до удаления суда в совещательную комнату предоставить суду в письменном виде предлагаемые сторонами формулировки решений по вопросам, указанным в п. 1-6 ч. 1 ст. 299 УПК. При этом предлагаемые формулировки не являются дня суда обязательными. В течение пяти суток со дня провозглашения приговора его копии вручаются осужденному или оправданному, его защитнику и обвинителю.
Являясь представителем органа, осуществляющего надзор за исполнением законов, прокурор должен установить правильные взаимоотношения с судом и участниками процесса. Осуществление правосудия только судом, независимость судей и подчинение их только закону ставят суд в руководящее положение относительно всех субъектов уголовного процесса, участвующих в судебном рассмотрении, в том числе и прокурора. Для того, чтобы рассмотрение дела проходило в рамках закона, необходимо установить деловые, строго официальные отношения между судом и прокурором. От прокурора требуется постоянный самоконтроль за всеми своими действиями и высказываниями, чтобы не допустить малейшего отклонения от установленного порядка судебного разбирательства уголовного дела. Прокуроры, участвующие в судах всех инстанций, обязаны строго соблюдать принцип независимости судей и подчинения их только закону, неукоснительно выполнять правила судебного разбирательства, быть дисциплинированными и всем своим поведением в судебном заседании проявлять уважение к суду. Распоряжения председательствующего в судебном заседании, а также определения суда о порядке проведения судебного разбирательства обязательны для всех участников процесса, в том числе и для прокурора .
 
 
2.4 Обжалование прокурором решения суда по уголовному делу
 
Согласно части 1 статьи 389 Уголовного кодекса РФ право на обжалование судебного решения имеют оправданный, осужденный, его законные представители и защитники, прокурор и (или) генеральный прокурор, частный обвинитель, потерпевший, его законные представители и защитники, иные лица, если оспариваемое судебное решение затрагивает их права и законные интересы. 
Соответственно, правом обжалования вышеуказанного решения суда первой инстанции обладает прокурор и/или генеральный прокурор (ст. 389.1, ч. 1, УК РФ). Таким образом, помимо вышеуказанных представителей органа прокуратуры, в качестве прокурора выступает еще один субъект, обладающий правом обжалования судебных решений (п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 26 от 27 ноября 2012 года). В данном Постановлении Высший судебный орган, в отличие от законодателя, излагает свой подход к процедуре обжалования более взвешенно. Это связано с тем, что в апелляционном порядке могут быть пересмотрены не только окончательные судебные решения, но и промежуточные. Кроме того, некоторые из них подлежат самостоятельному обжалованию (независимо от окончательной процедуры). Соответственно, в пункте 14 Приказа Генерального прокурора РФ № 465 от 25 декабря 2012 года говорится о прокуроре, не участвующем в рассмотрении судебных жалоб. В представленном порядке на вышестоящего прокурора возлагается обязанность своевременно подать апелляцию на решение суда, не вступившее в законную силу, только если прокурор по каким-то причинам этого не сделал. 
Прокурор, продолжающий свою деятельность в суде первой инстанции, не прекращает выполнять свою прокурорскую функцию, хотя эта деятельность может осуществляться прокурором в ином правовом статусе (прокурор и (или) вышестоящий прокурор, прокурор), в отличие от деятельности прокурора в суде первой инстанции. То же самое касается кассационных судов и надзорных органов. Следовательно, в суде первой инстанции прокурор имеет общий процессуальный статус - прокурор. Соответственно, процессуальный статус этого лица в вышестоящих судах неоднороден, что может порождать процессуальные проблемы (разные цели, задачи, процессуальные отношения прокуроров разных уровней) и сложности в организации прокурорской деятельности по уголовным делам в вышестоящих судах.
Суть уголовно-процессуальной деятельности прокурора – работника в стадии апелляции состоит в доказывании. Он должен активно участвовать в доказывании, отстаивая свою позицию, для чего обязан применять все существующие у него полномочия. Вместе с тем, участвуя как сторона судебного разбирательства, он не имеет и не должен иметь каких-нибудь привилегий по сравнению с другой стороной. Прокурор, как и субъекты с противоположной стороны, имеет право предоставлять доказательства, активно участвовать в их анализе, допрашивать свидетелей, потерпевших, экспертов, подсудимого, которые были допрошены раньше в суде I инстанции. В соответствии с ч. 4 ст. 389.13 УПК РФ свидетели, которые были допрошены раньше в суде I инстанции, допрашиваются в суде в порядке апелляции, если их вызов суд признал обязательным. Вместе с тем, в суде I инстанции с учетом условия, предусмотренного в ст. 240 УПК РФ, суд фактически заслушивает показания потерпевшего, подсудимого, свидетелей. Исключением выступают только случаи, установленные ст. 276 и 281 УПК РФ. Расширение апелляции осуществлялось для того, чтобы в полной мере обеспечить возможность повторного рассмотрения соответствующего дела в суде II инстанции по правилам, предельно приближенным к требованиям рассмотрения дела в суде I инстанции. Подход к исследованию показаний свидетелей, предусмотренный в ч. 4 ст. 389.13 УПК РФ, противоречит непосредственности исследования доказательств, сути производства в порядке апелляции и в конечном результате началу состязательности уголовного процесса. Вопрос о потребности допроса свидетелей должен разрешаться сторонами, а не судом, который не может выступать ни на стороне защиты, ни на стороне обвинения . 
По завершении судебного следствия в суде апелляционной инстанции прокурор участвует в прениях сторон, реализуемых на основании норм гл. 38 УПК РФ. При этом, в отличие от суда I инстанции, где в каждом случае первым выступает обвинитель, в рассматриваемом суде первым в прениях выступает то лицо, которое подало представление либо жалобу. Принимая во внимание то, что прокурор, как нами ранее было указано, в данном суде не перестает выступать обвинителем, полагаем, что в судебных прениях в порядке апелляции он и должен выступать первым, независимо от того, приносил он представление либо нет. Вместе с тем, анализируемому лицу следует выстраивать свою речь с учетом того, кто предоставлял жалобу либо представление и какие были выдвинуты требования. Кроме того, по аналогии с разбирательством дела в суде I инстанции, признаем необходимым наделить участников прений правом выступления с репликой. 
Федеральный закон 433-ФЗ от 29 декабря 2010 г. вступил в силу 1 января 2013 г. Внесенные изменения непосредственно затронули институт кассационного пересмотра решений судов по уголовным делам, и в УПК РФ была введена новая глава 47.1 "Производство в суде кассационной инстанции". 
Согласно ч. 2 ст. 401.2 УК РФ, ходатайства о пересмотре итоговых судебных решений вправе подавать: 1) Генеральный прокурор РФ и его заместители - в любой суд кассационной инстанции; 2) подчиненный прокурор РФ, приравненный к нему военный прокурор и их заместители - поочередно в председательство Верховного суда республики, краевой, областной суд, суд федерального значения, суд автономной области, суд автономного округа, окружной (флотский) военный суд. 
 Статья 401(2) УК РФ не называет прокурора в качестве участника с правом обжалования. Возможно, исключение указанного прокурора из категории казуистов обусловлено тем, что со вступлением приговора или иного судебного решения в законную силу спор по фактическим вопросам считается исчерпанным, а с ним начинает действовать запрет на право обжалования в худшую сторону. При этом в ч. 2 указанной статьи в этом качестве указаны Генеральный прокурор РФ и его заместители, а также прокурор субъекта РФ, равный ему военный прокурор и его заместители. Очевидно, что представляемые субъекты, подавая кассационную жалобу, действуют в интересах реализации правозащитной функции данного ведомства, в интересах любого из лиц, участвующих в деле.
Исходя из смысла п. 31 ст. 5 УПК РФ под вышестоящим прокурором необходимо признавать вышестоящего по должности по отношению к государственному обвинителю прокурора (его заместителя), наделенного согласно ст. 36 Закона о прокуратуре полномочиями по принесению представлений на решения суда. Из указанного вытекает, что если помощник прокурора поддерживал государственное обвинение, то представление может принести как он сам, так и руководитель органа либо его заместитель. Данное правило функционирует в суде апелляционной инстанции (ст. 389.3 УПК РФ). Считается логичным и в суде кассационной инстанции сохранить указанное право вышестоящих прокуроров и государственных обвинителей. 
На наш взгляд, государственный обвинитель, участвовавший в суде в порядке апелляции (предварительно проанализировавший дело), по сути, мог бы подготовить вышестоящему прокурору кассационное представление и все требуемые материалы по обозначенному делу. Ввиду того, что конкретно данный государственный обвинитель, как никто иной, лучше подготовлен к внесению указанного представления. 
Приведем пример из практики. Отмена вердикта и возвращение дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ в связи с несоблюдением специфики производства по уголовному делу в отношении определенной категории лиц (гл. 52 УПК РФ). Приговором Люблинского районного суда г. Москвы от 11 февраля 2014 г. с учетом изменений, внесенных судом в порядке апелляции, С.С. Цуприк, ранее несудимый, осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ к 3 годам 4 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима . Указанным вердиктом Цуприк оправдан по ч. 1 ст. 222 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступного деяния. Приговором, кроме того, осуждены А.А. Каменецкий и А.В. Моисеев. Уголовное дело возбуждено 07 июля 2013 г. в отношении А.В. Моисеева и неустановленных лиц по ч. 4 ст. 159, ч. 3 ст. 327 УК РФ. Из объяснений С.С. Цуприка, предоставленных им 07 июля 2013 г., можно сделать вывод, что он, трудясь прокурором, написал заявление об увольнении, но официальный приказ об увольнении не подписывал. Также, в документах уголовного дела присутствует протокол задержания данного лица 08 июля 2013 г. в 21.30, приказ об увольнении Цуприка ‒ прокурора от 08 июля 2013 г. Вместе с тем, документами уголовного дела подтверждено, что последний непосредственно задержан 06 июля 2013 г., в том числе, в резолютивной части вердикта период его отбывания под стражей исчислялся с обозначенной даты. При подобных обстоятельствах, принимая во внимание определенный судом I инстанции факт задержания С.С. Цуприка 06 июля 2013 г., а именно до ВУД и увольнения последнего из органов прокуратуры, президиум Московского городского суда пришел к умозаключению о несоблюдении структурами предварительного следствия по уголовному делу норм ст. 448 ‒ 449 УПК РФ, повлекшем нарушение гарантированных процессуальным законом прав данного лица и недопустимость собранных доказательств по делу. Оснований для отмены решений суда в части оправдания Цуприка по ч. 1 ст. 222 УК РФ по делу президиум не установил. Постановлением президиума Московского городского суда от 07 ноября 2014 г. кассационная и дополнительная жалобы осужденного удовлетворены . 
Приговор Люблинского районного суда г. Москвы от 11 февраля 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 18 июня 2014 г. в отношении С.С. Цуприка в части его осуждения по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ отменены, уголовное дело передано прокурору ЮВАО г. Москвы в порядке ст. 237 УПК РФ. В указанном случае отмена вердикта и возвращение дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ в связи с несоблюдением специфики производства по уголовному делу в отношении определенной категории лиц (гл. 52 УПК РФ) явилось результатом невнимательности к документам дела и неподготовленности прокурора. Недостатком нового предписания закона выступает то, что сотрудникам аппаратов Генеральной прокуратуры РФ и прокуратур субъектов РФ, не принимавшим участия в рассмотрении дела, необходимо больше времени для исследования документов уголовного дела и подготовки кассационного представления, что негативно сказывается на суммарном времени производства по уголовному делу в условиях, когда обжалование вердиктов возможно только в течение 1 года с момента вступления их в легальную силу (ч. 3 ст. 401.2 УПК РФ). 
На основании вышеуказанного, мы приходим к умозаключению, что кассационное представление, большей частью, должно быть подготовлено и предоставлено нижестоящим прокурором вышестоящему. По нашему мнению, необходимо закрепить право государственного обвинителя напрямую обращаться к прокурору, обладающему правом внести кассационное представление, с проектом подобного представления. Об этом, как считается, необходимо ввести пункт в приказ Генпрокуратуры России от 25 декабря 2012 г. № 465 в следующей редакции: «Проект кассационного представления оформляется прокурором, поддерживавшим государственное обвинение в I и (либо) апелляционной инстанции, и вносится вышестоящим прокурором, обозначенным в п. 1, 2 ч. 3 ст. 401.2 УПК РФ». Видится разумным данное предписание предусмотреть и в УПК РФ. 
 
Проведённый анализ во второй главе данной работы обобщает полученные результаты. Прежде всего, отметим, что прокурор действует на всех стадиях уголовного процесса, но его полномочия на разных стадиях процесса различны. Полномочия этого лица на всех этапах уголовного процесса подробно регламентированы в соответствующих статьях Уголовно-процессуального кодекса РФ и Закона о прокуратуре. 
Надзорную деятельность за анализируемым лицом на стадии ВУД следует рассматривать с двух точек зрения: 
a) контроль прокурора за обоснованностью и законностью решений о ВУД; 
b) контроль со стороны последнего за обоснованностью и законностью решений об отказе в ВУД. 
В свете поправок к УПК РФ прокурор утратил право на самостоятельное проведение внутреннего расследования. Во-вторых, в отношении процессуального руководства расследованием уголовных дел следует отметить, что, осуществляя высший надзор за законностью в государстве, прокуратура при выявлении случаев нарушения закона принимает меры к устранению выявленных нарушений, но не устраняет сами источники нарушений. 
Что касается стадии предварительного расследования, то следует также отметить, что сегодня существует острая необходимость определения функций прокурора на этой стадии, так как его полномочия напрямую переплетаются с полномочиями руководителя следственного органа, что свидетельствует о несовершенстве УПК РФ, в связи с чем существует возможность двоякого формулирования данных норм. Это ослабляет роль аналитика на этапе предварительного расследования. Роль прокурора в досудебном производстве, его обязанности и полномочия, необходимость и возможности процессуального руководства расследованием уголовных преступлений остаются в наибольшей мередискуссионным вопросом. 
В-третьих, участие прокурора в досудебной стадии уголовного судопроизводства является неотъемлемой частью работы прокуратуры. Уголовно-процессуальный кодекс РФ обязывает прокуроров участвовать во всех публичных и частных уголовных преследованиях, как в федеральных судах, так и у мировых судей. Их судят по правилам, установленным Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации. На судебных стадиях прокурор выступает в качестве стороны, поддерживающей обвинение от имени государства - прокурора. 
В-четвертых, отметим, что прокурор обладает правом на обжалование судебных решений. Вышестоящему прокурору и (либо) государственному обвинителю принадлежит право обжалования в порядке апелляции решения суда. В качестве кассаторов нормативный источник обозначает Генерального прокурора РФ и его заместителей, а также прокурора субъекта РФ, приравненного к нему военного прокурора и его заместителей. После подачи заявления окончательные судебные решения могут быть пересмотрены в надзорном порядке.
 
 

3 Обзор актуальных проблем участия прокурора в уголовном процессе и путей их разрешения

Важно отметить, что одной из ключевых функций прокурорских структур является участие прокурора в процессе уголовного судопроизводства. Это регулируется, прежде всего, статьей 35 Закона о прокуратуре, Указом Генерального прокурора Российской Федерации № 465 от 25 декабря 2012 года. 
В то же время п. Пункт 1 статьи 35 Закона о прокуратуре гласит, что прокуроры участвуют в судебном рассмотрении дел, если эти дела включены в процессуальные источники Российской Федерации. В этой связи основной правовой базой указанного участия прокуроров в уголовном судопроизводстве является Уголовный кодекс Российской Федерации. 
Данный момент носит дискуссионный характер, учитывая, что, хотя на уровне законодательства полномочия прокурора в судебном процессе закреплены, на практике, а также с научной и законодательной точек зрения, сложные аспекты участия прокурора в уголовном процессе являются весьма актуальными.
Полномочия прокурора в уголовном процессе раскрыты в ст. ст. 37 и 246 УПК РФ. Ввиду того, что суды выступают самостоятельными и подчиняются исключительно закону, прокурор выступает только со стороны обвинения, а не реализует надзор за судом, как это было ранее. В связи с изменениями в правовых источниках, а именно, на основании ФЗ № 87-ФЗ «О внесении изменений в УПК РФ и ФЗ «О прокуратуре РФ», прокурор был лишен права возбуждать уголовное дело. При этом, законодатель наделил его правом выносить мотивированное постановление о передаче определенных материалов в следствие и дознание (орган предварительного расследования) для разрешения вопроса об уголовном преследовании. Оно выступает только поводом к ВУД. 
В уголовном судопроизводстве прокурора принято именовать государственным обвинителем, кроме того, указанное определение непосредственно предусмотрено в п. 6 ст. 5 УПК РФ. Согласно ч. 1 ст. 37 прокурор в ходе уголовного процесса реализует уголовное преследование. П. 55 ст. 5 УПК РФ раскрывает уголовное преследование как процессуальную деятельность, реализуемую стороной обвинения в достижении изобличения обвиняемого, подозреваемого в осуществлении преступного деяния. Из указанного вытекает, что прокурор в пределах обозначенного процесса реализует активные действия, ориентированные на поиск обвиняемого (подозреваемого) и определение его вины. А так ли это на самом деле? Прокурор не может собирать доказательства по делу, осуществлять следственные действия, так как он не наделен правом ВУД либо ведения предварительного следствия. Следовательно, прокурор, выступая должностным лицом, реализующим надзор, участвует в рассмотрении уголовного дела, а не обвиняет . 
С момента принятия современного УПК РФ не утихают дискуссии относительно права государственного обвинителя, предусмотренного в ч. 7 ст. 246 УПК РФ, отказаться от обвинения с обозначением мотивов своего отказа. 
Считается, что есть несколько причин: необоснованное возбуждение уголовного преследования; изменение обвинительных доказательств в судебном процессе; признание недопустимыми ключевых обвинительных доказательств; доказательства, предоставленные защитой, ставят под сомнение доказанность обвинения. Представленные обстоятельства могут говорить о том, что в процессе реализации уголовного преследования может меняться непосредственная база, на которой было основано субъективное отношение прокурора к обвинению, а также оценка уже известных событий. В указанном случае у государственного обвинителя могут образоваться сомнения либо даже убеждение в невиновности подсудимого. 
Сам отказ от обвинения ведет к прекращению уголовного дела либо уголовного преследования. Кроме того, наблюдаются противоречия относительно последствий отказа рассматриваемого лица от обвинения конкретно для потерпевшего. 
Одни ученые полагают, что без согласия последнего отказ прокурора от обвинения нарушает права потерпевшего, так как прокурор оценивает доказательства с позиции своего внутреннего убеждения, а убеждения указанных участников судопроизводства далеко не всегда совпадают. В случае отказа анализируемого лица потерпевший лишается права представить суду основания своих убеждений в том, что вина подсудимого не доказана . 
Иные ученые полагают, что отказ прокурора от обвинения не влечет за собой нарушения прав жертвы, ввиду того, что бремя доказывания находится только на прокуроре, а несогласие жертвы с отказом государственного обвинителя не может анализироваться как обстоятельство, препятствующее реализации прокурором своих полномочий. Если же отказ последнего от обвинения потерпевший поддерживает, то необходимо говорить о постановлении оправдательного вердикта, по причине того, что в нем представлен вывод о невиновности подсудимого, в то время как прекращение дела указывает на недоказанность вины . 
Образуется вопрос и о последствиях для подсудимого в случае отказа прокурора от обвинения. К примеру, в извлечении из Определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 октября 2011 г. № 11-011-83 отмечено, что в случае отказа государственного обвинителя от обвинения уголовное дело прекращается даже при присутствии несогласия с данным подсудимого . Сами обвиняемые, проходившие по делу, от обвинения которого отказался прокурор, решили, что отказ нарушает их права на охрану и защиту. Вместе с тем, судебная коллегия кассационные жалобы оставила без удовлетворения, сославшись на ч. 2 ст. 133 УПК РФ. На наш взгляд, заслуживает особенного внимания такое последствие отказа анализируемого лица от обвинения, как немедленное прекращение уголовного дела. В указанном наблюдаются очевидные противоречия Основному Закону РФ. Ст. 120 гласит о независимости судей, а именно при реализации правосудия они самостоятельно принимают решения, руководствуясь только Основным Законом РФ и иными федеральными источниками. Соответственно, отказ государственного обвинителя, считается, должен рассматриваться как ходатайство о прекращении уголовного дела. Суд, при всём этом, должен принимать независимое решение с учетом выслушанного ходатайства и мнений всех участников судопроизводства. На основании ч. 7 ст. 246 УПК РФ допускается полный либо частичный отказ от обвинения. Вместе с тем, бывают такие ситуации, когда с частичным отказом государственное обвинение из публичного переходит в частное. В связи с этим прокурор обязан отказаться от поддержания частного обвинения, так как последнее поддерживает сам потерпевший. Ч. 5 ст. 37 УПК РФ отмечает, что полномочия прокурора реализуют районные прокуроры, прокуроры городов и их заместители, приравненные к ним прокуроры и вышестоящие прокуроры. 
В самом УПК РФ можно обнаружить ключевое положение прокурора среди участников уголовного процесса. Это отчетливо наблюдается в ч. 1 ст. 21, в п. 47 ст. 5, а также в гл. 6 УПК РФ. Во всех случаях первым участником уголовного процесса со стороны обвинения обозначен прокурор, а уже потом РСО, следователь, орган дознания, дознаватель. 
Необходим анализ функции уголовного преследования и надзорных функций как взаимно дополняющие друг друга и находящиеся в гармоничном сочетании друг с другом. Попытка законодателя ограничить «всевластие» прокурора в уголовном судопроизводстве оказалась чрезмерной. Уменьшение его полномочий слишком превысило предельно допустимые рамки и обернулось уменьшением результативности не только уголовного преследования, но и уголовно-процессуальной деятельности в целом. При этом, мы разделяем позиции ученых, что прокуратура не только выступает как карательный орган государства, реализуя уголовное преследование, но и выступает результативным правозащитным органом, занимаясь предупреждением преступности, правотворчеством и правовым просвещением людей . 
Как нами ранее было указано, ст. 37 УПК РФ раскрывает полномочия прокурора в уголовном процессе. Вместе с тем, определенные вопросы вызывает формулировка п. 5.1 ч. 2 ст. 37 УПК РФ. В соответствии с данным пунктом закона «В процессе досудебного производства по уголовному делу прокурор обладает полномочием истребовать и проверять законность и обоснованность решений следователя либо РСО об отказе в возбуждении, приостановлении либо прекращении уголовного дела и принимать по ним решение на основании УПК РФ». Данный пункт закона изложен явно некорректно, так как «истребовать законность» не представляется возможным. 
Для ликвидации обозначенных недостатков УПК РФ предлагается изложить данную норму в следующей редакции: «5.1) истребовать материалы проверки сообщений о преступном деянии, материалы уголовного дела и проверять обоснованность и законность решений следователя либо РСО о ВУД, об отказе в ВУД, приостановлении либо прекращении уголовного дела и принимать по ним решение на основании УПК РФ». 
О.Н. Грашичева обращает внимание на то, что одним из в наибольшей мереспорных выступает вопрос о разграничении надзорных функций и реализации уголовного преследования на этапе окончания предварительного расследования у такого участника уголовного судопроизводства, как прокурор. Так, при получении уголовного дела с обвинительным заключением последний может принять решение о возвращении его следователю, например, для изменения объема обвинения или квалификации действий обвиняемых (п. 2 ч. 1 ст. 221 УПК РФ). А именно в обозначенном случае он, функционируя в пределах надзора за предварительным следствием, предоставляет указание о реализации уголовного преследования . 
В случаях же получения уголовного дела с обвинительным постановлением (обвинительным актом) от дознавателя прокурор имеет право лично вынести постановление об исключении из него определенных пунктов обвинения или переквалификации обвинения на менее тяжкое (ч. 2 ст. 225 УПК РФ). Таким образом, в пределах проверки обоснованности и законности при окончании производства по уголовному делу прокурор реализует уголовное преследование.
Сопоставление представленных полномочий на указанном этапе окончания предварительного расследования позволяет выявить не только различие в принимаемых решениях прокурора по уголовному делу в отношении дознавателя и следователя, но и взаимосвязь таких функций у прокурора, как осуществление уголовного преследования и прокурорский надзор. 
Соответственно, на наш взгляд, в анализируемой ситуации законодатель не совсем точно позиционировал те моменты, с которых прокурор начинает реализацию уголовного преследования. При этом, считается, что в отношении обвиняемого на этапе окончания предварительного расследования с момента передачи следователем прокурору уголовного дела с обвинительным заключением до назначения судебного разбирательства, где прокурор в полной мере реализует уголовное преследование, данный этап должен быть осуществлен определенным участником уголовного процесса. Логично предположить, что со стороны обвинения данным лицом выступает прокурор, чьи полномочия по реализации уголовного преследования должны быть расширены и на уровне законодательства предусмотрены . 
Из указанного образуется вопрос: почему по получении обвинительного постановления (обвинительного акта) прокурор имеет право исключить определенные пункты обвинения либо переквалифицировать обвинение на менее тяжкое, а при получении обвинительного заключения подобных полномочий не имеет? По нашему мнению, нет достаточных оснований для сохранения в тексте УПК РФ обозначенного несоответствия. Считается, что подобные полномочия должны быть сохранены у прокурора и в отношении обвинительного заключения, что определяется следующим. Изначально видится логичным установить: с какого момента конкретно в данном случае полномочия по реализации уголовного преследования передаются от следователя прокурору. Срок предварительного следствия оканчивается до дня передачи прокурору уголовного дела с обвинительным заключением (ч. 2 ст. 162 УПК РФ). 
В свою очередь, прекращаются и полномочия следователя по реализации уголовного преследования в отношении обвиняемого после передачи прокурору уголовного дела с обвинительным заключением. 
Считается, что последующие полномочия по реализации уголовного преследования переходят к прокурору. Это подтверждается тем, что конкретно последний после получения уголовного дела с обвинительным заключением отменяет (в случае применения) или ходатайствует перед судом о продлении такой меры пресечения, как заключение под стражу (ч. 2, 2.1. ст. 221 УПК РФ); уведомляет обвиняемого о передаче данного дела в суд и разъясняет право на ходатайство об организации предварительного слушания (ч. 1 ст. 222 УПК РФ); вручает обвиняемому копию обвинительного заключения (ч. 2 ст. 222 УПК РФ). Следовательно, прокурор осуществляет ту процессуальную деятельность в отношении обвиняемого, которая в конкретной степени образует содержание функции реализации уголовного преследования . 
По нашему мнению, прокурор, усматривая потребность принятия решения об исключении определенных пунктов обвинения или переквалификации обвинения на менее тяжкое, может, не возвращая следователю уголовное дело, вынести определенное постановление аналогично подобному решению по уголовному делу, поступившему с обвинительным постановлением (обвинительным актом). При этом, необходимо принимать во внимание, что это выступает возможным только в тех случаях, когда отсутствует потребность производства дополнительного расследования и прокурор признает необходимым принять решение об исключении из обвинения определенных пунктов или переквалификации его на менее тяжкое. Также, как нами ранее указывалось, на судебных стадиях, выступая в качестве государственного обвинителя, прокурор обладает такими полномочиями (ч. 7, 8 ст. 246 УПК РФ) по любым уголовным делам, вне зависимости от того, на базе какого итогового процессуального источника, завершающего предварительное расследование (обвинительного акта или обвинительного постановления, обвинительного заключения), поддерживается обвинение . 
Данное решение также исключит дополнительную «волокиту» при возвращении уголовного дела. Сохранение имеющегося порядка ставит прокурора в положение «жалобщика», зависимое зачастую от решений поднадзорных ему должностных лиц, что несовместимо с положениями ч. 1 ст. 37 УПК РФ и процессуальным статусом анализируемого лица. 
Из вышеизложенного можно сделать вывод, что прокурор должен быть наделен правом выносить постановление об исключении определенных обвинений или об отнесении обвинений к менее тяжким при получении от следователя уголовного дела с обвинительным заключением. Таким образом, прокурор, как лицо, участвующее в уголовном процессе по окончании предварительного расследования, совмещает в себе такие полномочия, как полномочия обвинения и надзор за процессуальной деятельностью органов предварительного расследования. 
Анализ в третьей главе данной диссертации содержит краткое изложение результатов. Что касается полномочий прокурора в отечественном уголовном процессе, нужно отметить, что анализ выявил определенные пробелы в нормативных источниках, касающихся участия прокурора в уголовном процессе. На наш взгляд, это требует пересмотра, и законодатель должен занять четкую и однозначную позицию и урегулировать вышеуказанные проблемы.
 
 
Заключение
 
Результаты проведённой в этой выпускной работе исследования позволяют сделать следующие выводы. 
1. Прокуратура Российской Федерации является единым федеральным органом, задачей которого является надзор от имени Российской Федерации за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением действующего на ее территории законодательства. Генеральная прокуратура Российской Федерации выполняет и другие функции, предусмотренные федеральным законодательством.
Органы прокуратуры осуществляют свою деятельность в целях обеспечения 1) верховенства закона; 2) единства и укрепления законности; 3) охраны прав и свобод личности; 4) охраняемых законом интересов общества и государства. Вся деятельность учреждений и органов государственной прокуратуры направлена на достижение этих целей. 
2. Под полномочиями прокурора принято понимать совокупность (объем) прав и обязанностей, которыми обладает прокурор при выполнении задач, возложенных на органы прокуратуры. Прокурор обладает общими и специальными полномочиями. Общие полномочия прокурора определены в Уголовном кодексе РФ. Статья 37, части 3 и 4 Уголовного кодекса РФ. К ним относятся: поддержание, обеспечение обоснованности и законности обвинения, отказ от исполнения уголовного преследования. Особые полномочия анализируемого должностного лица содержатся в других статьях ГПК РФ, которые касаются особенностей судопроизводства в ходе судебных заседаний.
3. Прокурор принимает участие во всех стадиях уголовного процесса, но его полномочия не одинаковы на разных этапа данного процесса. Полномочия прокурора на всех стадиях уголовного процесса подробно регламентированы соответствующими статьями Уголовного кодекса Российской Федерации и Федеральным законом "О прокуратуре Российской Федерации".
4. Надзорную работу прокурора в стадии возбуждения уголовных дел следует рассматривать в двух аспектах: а) проверка прокурором законности и обоснованности постановлений о возбуждении уголовных дел; б) проверка прокурором законности и обоснованности постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел. В свете внесенных изменений в УПК РФ, прокурор лишился права самостоятельно возбуждать уголовные дела. Что касается стадии предварительного расследования следует указать, что сегодня существует острая необходимость в конкретизации функций прокурора на данной стадии. Ведь его полномочия тесно переплетаются с полномочиями руководителя следственного органа, что говорит о несовершенстве УПК РФ, а значит ‒ существует возможность двойственной трактовки таких норм. Это ослабляет роль прокурора на стадии предварительного расследования. 
5. Участие прокурора в рассмотрении уголовных дел судами ‒ значимое направление деятельности органов прокуратуры. Уголовно-процессуальный закон обязывает прокуроров принимать участие в рассмотрении всех уголовных дел публичного, частно-публичного обвинения, как в федеральных судах, так и рассматриваемых мировыми судьями. Они рассматриваются по общим правилам, предусмотренным в УПК РФ. В судебных стадиях прокурор выступает в качестве государственного обвинителя – стороны, поддерживающей обвинение от имени государства. 
6. Прокурор обладает правом на обжалование решений суда. Государственному обвинителю и (или) вышестоящему прокурору принадлежит право апелляционного обжалования судебного решения. В качестве кассаторов закон указывает Генерального прокурора РФ и его заместителей, а также прокурора субъекта РФ, приравненного к нему военного прокурора и его заместителей. По представлению последних также могут быть пересмотрены вступившие в законную силу судебные решения в порядке надзора. 
7. Проведенный анализ в этой работе позволяет сделать некоторые предложения по совершенствованию законодательства. 
1) Проблемным вопросом выступает процессуальное положение Председателя СК при прокуратуре РФ. Исходя из смысла п. 31 ст. 5 УПК РФ вышеуказанное должностное лицо имеет процессуальный статус «прокурора». Одновременно с указанным на основании п. 38.1 ст. 5 УПК РФ Председатель СК по своему правовому статусу выступает руководителем федерального следственного органа и, в свою очередь, наделен полномочиями, закрепленными ст. 39 УПК РФ. Данное должностное лицо не пользуется уголовно-процессуальным статусом «прокурора», предусмотренным п. 31 ст. 5 УПК РФ. Таким образом, в целях исключения путаницы и прекращения последующих споров предлагаем внести определенные изменения в п. 31 ст. 5 УПК РФ и представить его в следующей редакции: «прокурор – Генеральный прокурор РФ и подчиненные ему прокуроры, их заместители, за исключением Председателя СК при прокуратуре РФ, другие должностные лица органов прокуратуры, участвующие в уголовном процессе и наделенные конкретными полномочиями ФЗ «О прокуратуре РФ»». Необходимо внести изменения и в ч. 5 ст. 37 УПК РФ, представить в следующей редакции: «Полномочия прокурора, закрепленные настоящей статьей, реализуются прокурорами района, города, их заместителями, приравненными к ним прокурорами и вышестоящими прокурорами, а также другими должностными лицами структур прокуратуры, участвующими в уголовном процессе и наделенными определенными полномочиями ФЗ «О прокуратуре РФ»».
2) На наш взгляд, лишение прокурора права на возбуждение уголовного дела не соответствует традиционному представлению о роли данного лица в уголовном судопроизводстве, лишает его результативных средств реагирования в случаях обнаружения нарушений закона. Ст. 146 УПК РФ необходимо представить в следующей редакции: «1. при присутствии основания и повода, установленных ст. 140 УПК РФ, прокурор, руководитель следственного органа, следователь, орган дознания, дознаватель в рамках полномочий, предусмотренных УПК РФ, возбуждают уголовное дело, о чем выносится определенное постановление». 
3) В ст. 401.2 УПК РФ нет упоминания о государственном обвинителе как субъекте, которому принадлежит право внесения кассационного представления. В то же время в ч. 2 названной статьи в качестве кассаторов указываются Генеральный прокурор РФ и его заместители, а также прокурор субъекта РФ, приравненный к нему военный прокурор и их заместители. Отсюда следует, что если государственное обвинение поддерживал помощник прокурора, то представление может принести как он сам, так и руководитель прокуратуры или его заместитель. Это правило действует в суде апелляционной инстанции (ст. 389.3 УПК РФ). Представляется логичным и в суде кассационной инстанции сохранить это право государственных обвинителей и вышестоящих прокуроров. Недостатком нового положения закона является то, что работникам аппаратов прокуратур субъектов РФ и Генеральной прокуратуры РФ, не участвовавшим в рассмотрении дела, требуется больше времени для изучения материалов уголовного дела и подготовки кассационного представления. Учитывая изложенное, следует прийти к выводу, что кассационное представление, как правило, должно быть подготовлено и представлено нижестоящим прокурором вышестоящему. На наш взгляд, следует предусмотреть право государственного обвинителя непосредственно обращаться к прокурору, имеющему право внести кассационное представление, с проектом данного представления. Следует ввести пункт в приказ Генпрокуратуры России от 25 декабря 2012 г. № 465 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» в следующей редакции: «Проект кассационного представления готовится прокурором, поддерживавшим государственное обвинение в первой и (или) апелляционной инстанции, и вносится вышестоящим прокурором, указанным в п. 1, 2 ч. 3 ст. 401.2 УПК РФ». На наш взгляд, это положение следует закрепить и в УПК РФ. 
4) Ст. 37 УПК РФ раскрывает полномочия прокурора в уголовном процессе. Вместе с тем, определенные вопросы вызывает формулировка п. 5.1 ч. 2 ст. 37 УПК РФ: «В ходе досудебного производства по уголовному делу прокурор уполномочен истребовать и проверять законность и обоснованность решений следователя или руководителя следственного органа об отказе в возбуждении, приостановлении или прекращении уголовного дела и принимать по ним решение в соответствии с настоящим Кодексом». Данный пункт закона изложен явно некорректно, поскольку «истребовать законность» невозможно. Для устранения указанных недостатков УПК РФ предлагается изложить данную норму в следующей редакции: «5.1) истребовать материалы проверки сообщений о преступлении, материалы уголовного дела и проверять законность и обоснованность решений следователя или руководителя следственного органа о возбуждении уголовного дела, об отказе в возбуждении уголовного дела, приостановлении или прекращении уголовного дела и принимать по ним решение в соответствии с настоящим Кодексом». 
5) При получении обвинительного акта (постановления) прокурор имеет право исключить некоторые элементы обвинения или сделать обвинение менее серьезным, тогда как при получении обвинительного заключения он не имеет подобных полномочий. По нашему мнению, нет достаточных оснований для сохранения данного несоответствия в тексте УПК РФ. Представляется, что подобные полномочия должны иметь место и в отношении обвинительного заключения. Срок предварительного следствия заканчивается до момента направления уголовного дела прокурору (ст. 162, ч. 2 УПК РФ). Следовательно, полномочия следователя по уголовному преследованию обвиняемого также прекращаются после направления уголовного дела с обвинительным заключением прокурору. Можно предположить, что дальнейшие полномочия по уголовному преследованию передаются прокурору. По нашему мнению, прокурор, видя необходимость решения вопроса об исключении отдельных пунктов обвинения или смягчении обвинения, может принять решение, аналогичное уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением (обвинительным актом), не возвращая уголовное дело следователю. прокурор должен быть наделен правом принимать решение об исключении отдельных пунктов обвинения или смягчении обвинения по уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением. Таким образом, прокурор, как участник уголовного судопроизводства от имени обвинения, совмещает по окончании предварительного расследования такие полномочия, как надзор за процессуальной деятельностью органов предварительного расследования и ведением уголовного преследования.
 
 
 
 
Список использованной литературы
 
1. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12.12.1993 с изменениями, одобренными в ходе общероссийского голосования 24.05.2020 г. // СПС «Консультант Плюс».
2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ  // Собрание законодательства РФ. – 2001. – № 52 (ч. I). – Ст. 4921.
3. О прокуратуре Российской Федерации: Федеральный закон от 17.01.1992 № 2202-1 // Собрание законодательства РФ. – 1995. – № 47. – Ст. 4472.
4. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием деятельности органов предварительного следствия : Федеральные закон от 28.12.2010 № 404-ФЗ (ред. от 31.12.2017) // Собрание законодательства РФ. – 2011. – № 1. – Ст. 16.
5. Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства : Приказ Генпрокурора РФ от 25.12.2012 № 465 // СПС «КонсультантПлюс».
6. Об организации прокурорского надзора за исполнением законов при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях в органах дознания и предварительного следствия : Приказ Генерального прокурора РФ от 5 сентября 2011 г. № 277 (в ред. 05.12.2016) // СПС «Консультант Плюс».
7. О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции : Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 ноября 2012 г. № 26 (в ред. 01.12.2015) // Бюллетень Верховного Суда РФ. ‒ 2012. ‒ № 22. – С. 3.
8. О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации : Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 г. № 1 (в ред. 29.11.2019) // Бюллетень Верховного Суда РФ. ‒ 2009. ‒ № 3. – С. 2.
9. Определение Верховного Суда РФ от 03 апреля 2003 г. № 5н-043/03 // Бюллетень Верховного Суда РФ. ‒ 2003. ‒ № 9. – С. 15
10. О практике применения судами принудительных мер медицинского характера : Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 07 апреля 2011 г. № 6 (в ред. 03.03.2015) // Бюллетень Верховного Суда РФ. ‒ 2011. ‒ № 8. – С. 3.
11. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 октября 2011 г. № 11-011-83 // Бюллетень Верховного Суда РФ. ‒ 2011. ‒ № 16. – С. 6.
12. Уголовное дело от 11 апреля 2016 г. № 1265/2016 // Архив Усть-Кутского городского суда Иркутской области. ‒ Режим доступа: https://ust-kutsky.irk.sudrf.ru.
13. Уголовное дело от 04 марта 2016 г. № 236/2016 // Архив Иркутского районного суда Иркутской области. ‒ Режим доступа: https://irkutsky.irk.sudrf.ru.
14. Приговор Люблинского районного суда г. Москвы от 11 февраля 2014 г. по делу № 1- 14/2014. ‒ Режим доступа: https://sudact.ru.
15. Постановление Президиума Московского городского суда от 07 ноября 2014 г. ‒ Режим доступа: https://sudact.ru.
16. Аверченко А. К. Уголовный процесс: учебник. ‒ М. : Статут, 2014. ‒ 659 с.
17. Алексеев Н. С. Уголовный процесс: учебник. ‒ М. : Инфра-М, 2019. ‒ 532 с. 
18. Анкудинов О.Т. О проблемных вопросах участия прокуроров в стадиях уголовного процесса и складывающейся практике судебного рассмотрения уголовных дел. Авторский материал начальника Главного уголовно-судебного управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации Олега Анкудинова // Пробелы в праве. ‒ 2016. ‒ № 4. ‒ С. 19-22.
19. Абдул-Кадыров Ш. М. Функции и полномочия прокурора в стадии возбуждения уголовного дела // Законность. – 2019. – № 9. – С. 47-50.
20. Бабкин Л. М. Краткий исторический обзор возникновения должности прокурора в Российской империи // Успехи современной науки. – 2017. – № 1. – С. 111-115.
21. Баринова Е. В. Роль прокурора на стадии предварительного расследования // Молодой ученый. – 2016. – № 11. – С. 1239-1241.
22. Басков В. И., Коробейников Б. В. Курс прокурорского надзора. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов с приложением нормативных актов. – М.: Издательство «Зерцало», 2000. – 421 с.
23. Безвершенко Д. А. Роль прокурора в уголовном судопроизводстве РФ // Молодой ученый. ‒ 2015. ‒ № 8. ‒ С. 76-80.
24. Бертовский Л. В. Прокурор в суде кассационной инстанции по уголовным делам // Законность. ‒ 2017. ‒ № 5. ‒ С. 27-30.
25. Брянская В. Е. Активное участие прокурора в суде первой инстанции, 2015 // [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://cyberleninka.ru.
26. Брянская Е. В. Особенности участия прокурора в рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции // Законность. ‒ 2017. ‒ № 3. ‒ С. 62-65.
27. Вандышев В. В. Уголовный процесс: учебник. ‒ М. : Волтерс Клувер, 2014. ‒ 498 с.
28. Воронин С. Э. Прокурор как участник уголовного судопроизводства: монография. ‒ Биробиджанский филиал ФГБОУВПО «Амурский государственный университет». ‒ Биробиджан, 2012. ‒ С. 33-35.
29. Грашичева О. Н. Проблемы правового регулирования полномочий прокурора на этапе окончания предварительного расследования // Журнал российского права. ‒ 2016. ‒ № 3. ‒ С. 11-15.
30. Дорошков В. В. Общие и специальные полномочия прокурора в уголовном процессе // Наука. Практика. Право. ‒ 2016. ‒ № 2. ‒ С. 74-79.
31. Егоров С. А. История отечественного государства и права. IX – первая половина XIX века. Опыт проблемного изложения: учеб. пособие. – Ярославль, 2000. – 115 с.
32. Зорькин В. Д. Права человека в контексте глобальной юриспруденции. Доклад на Всемирной конференции по конституционному правосудию. Кейптуан, 23 ‒ 24 января 2009 г. ‒ Режим доступа: https://xn----7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai/article/17876.
33. Крюков В. Ф. Прокурор в уголовном процессе // Государство и право. ‒ 2016. ‒ № 4. ‒ С. 89-93.
34. Кураков Л. П. Экономика и право: словарь-справочник. ‒ М. : Наука, 2013. ‒ 798 с.
35. Ленихин А. А. Полномочия прокурора в стадии возбуждения уголовного дела // Отечественная юриспруденция. – 2017. - № 6. – С. 78-83.
36. Марков М. А. Правовое положение прокурора в суде апелляционной инстанции по уголовным делам // Экономика и право. ‒ 2016. ‒ № 8. ‒ С. 36-40.
37. Мезинов Д. А. Участие прокурора в рассмотрении дел судами : учебное пособие. – Томск: Изд-во НТЛ, 2008. – С. 26-32.
38. Манова Н. С. Уголовный процесс: учебник. ‒ М. : Зерцало, 2014. ‒ 697 с.
39. Насонов С. А. Судебное следствие в суде присяжных: законодательство, теория, практика. – М.: Р. Валент, 2001. – 218 с.
40. О прокуратуре СССР: Закон СССР от 30.11.1979 № 1162-X // СПС «Консультант Плюс» (утратил силу).
41. Об утверждении Уголовно-Процессуального Кодекса Р.С.Ф.С.Р.: Постановление ВЦИК от 15.02.1923 // СПС «Консультант Плюс» (утратил силу).
42. Орешко В.Е. Участие прокурора в рассмотрении уголовных дел судами первой инстанции // Вопросы науки и образования. – 2018. - № 10. – С. 58-67.
43. Осипова А. В. Проблемные вопросы участия прокурора в уголовном процессе // Молодой ученый. ‒ 2016. ‒ № 18. ‒ С. 356-360.
44. Официальный сайт Генеральной прокуратуры Российской Федерации. ‒ Режим доступа: https://genproc.gov.ru.
45. Павлов В. С. История российской прокуратуры: источниковедческий анализ // Право. Безопасность. Чрезвычайные ситуации. – 2015. – № 2 (27). – С. 64-67.
46. Петракова С. А. Эволюция состязательности (на примере уголовного процесса) // Вестник института: преступление, наказание, исправление. – 2019. – Т. 13. – № 2. – С. 223-224.
47. Положение о прокурорском надзоре: Постановление ВЦИК от 28.05.1922 // СПС «Консультант Плюс» (утратил силу).
48. Радько Т. Н. Теория государства и права: учебник. ‒ М. : Статут, 2013. ‒ 698 с.
49. Рогава И. Г. Полномочия прокурора в рамках прокурорского надзора на стадии предварительного следствия и дознания // Международный журнал гуманитарных и естественных наук. – 2019. – № 3. – С. 69-72.
50. Рагулин А. В. О необходимости расширения полномочий прокурора в уголовном процессе // Власть. ‒ 2017. ‒ № 2. ‒ С. 8-12.

Заказать работу без рисков и посредников








Хочу скачать данную работу! Нажмите на слово скачать
Чтобы скачать работу бесплатно нужно вступить в нашу группу ВКонтакте. Просто кликните по кнопке ниже. Кстати, в нашей группе мы бесплатно помогаем с написанием учебных работ.

Через несколько секунд после проверки подписки появится ссылка на продолжение загрузки работы.
Повысить оригинальность данной работы. Обход Антиплагиата.
Сделать работу самостоятельно с помощью "РЕФ-Мастера" ©
Узнать подробней о Реф-Мастере
РЕФ-Мастер - уникальная программа для самостоятельного написания рефератов, курсовых, контрольных и дипломных работ. При помощи РЕФ-Мастера можно легко и быстро сделать оригинальный реферат, контрольную или курсовую на базе готовой работы - Правовое регулирование участия прокурора в уголовном процессе в России.
Основные инструменты, используемые профессиональными рефератными агентствами, теперь в распоряжении пользователей реф.рф абсолютно бесплатно!
Как правильно написать введение?
Подробней о нашей инструкции по введению
Секреты идеального введения курсовой работы (а также реферата и диплома) от профессиональных авторов крупнейших рефератных агентств России. Узнайте, как правильно сформулировать актуальность темы работы, определить цели и задачи, указать предмет, объект и методы исследования, а также теоретическую, нормативно-правовую и практическую базу Вашей работы.
Как правильно написать заключение?
Подробней о нашей инструкции по заключению
Секреты идеального заключения дипломной и курсовой работы от профессиональных авторов крупнейших рефератных агентств России. Узнайте, как правильно сформулировать выводы о проделанной работы и составить рекомендации по совершенствованию изучаемого вопроса.
Всё об оформлении списка литературы по ГОСТу Как оформить список литературы по ГОСТу?
Рекомендуем
Учебники по дисциплине: Государство и право







диссертация по предмету Государство и право на тему: Правовое регулирование участия прокурора в уголовном процессе в России - понятие и виды, структура и классификация, 2017, 2018-2019 год.



Заказать реферат (курсовую, диплом или отчёт) без рисков, напрямую у автора.

Похожие работы:

Воспользоваться поиском

Похожие учебники и литература 2019:    Готовые списки литературы по ГОСТ

Арбитражный процесс. Конспект лекций
Философия права в схемах
Гражданский кодекс РФ. Часть 1.
Источники римского права.
Общие положения Главы 1 ФЗ "О полиции". Комментарии.
Принципы деятельности полиции. Комментарий к Глава 2 ФЗ "О Полиции"
Обязанности полиции. Комментарий к Главе 3 ФЗ "О Полиции"
Применение полицией специальных средств и физической силы. Комментарии к главам 4 и 5 ФЗ "О полиции"
Земельное право. Учебник. 2010 год.
Гражданское право - том 1.
История государства и права России.
Право Европейского Союза (ЕС)
Комментарий к ГПК РФ.
Общие положения о гражданском судопроизводстве (гражданском процессе)
Муниципальное право. Краткий курс лекций.
Нотариат и нотариальная деятельность
Российское предпринимательское право. Учебник.
Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу РФ
Шпаргалка по конституционному праву зарубежных стран.
Аграрное право
Административное право РФ
Международное частное право. Краткий курс лекций.
АВТОРСКИЕ И СМЕЖНЫЕ С НИМИ ПРАВА
Должностные и служебные преступления: лекции к курсу
Международное частное право. Учебник.
Административное право - Шпаргалки.
Обществознание - учебник.
Хозяйственное право. Курс лекций.
Римское право - конспект
Медицинское право
Административное право. Лекции.
Трудовое право РФ. Учебник.
Муниципальное право. Билеты.
Проблемы теории государства и права. Лекции
Гражданский процесс. Ключевые вопросы
Как защитить свои интересы в ЖКХ
Криминалистика - лекции.
Уголовный процесс
Уголовное право РФ - экзаменационные ответы
Адвокатура. Основы адвокатуры
Теория государства и права - подробный курс лекций (ТГП)
Проблемные аспекты гражданского права
Трудовое право. Учебное пособие
Правовые гарантии иностранных инвесторов по законодательству РФ и в международном инвестиционном праве.
Арбитражный процесс
Основы права в кратком изложении
Гражданское право учебник
Гражданское право. Лекции
Семейное право учебник
Арбитражный процесс - билеты
Международное частное право. Курс лекций
Основы гражданского права
Основы наследственного права. Лекции
Основы земельного права
Прокурорский надзор. Лекции
Основы и проблемы права. Лекции
Основы государственного управления
История государства и права. Учебник
Административно-процессуальное право. Курс лекций
Семейное право учебник онлайн
Семейное право учебник 2
Семейное право учебник 3
Основы земельного права 2
Земельное право 3
Трудовые права работников
Уголовный процесс - билеты



Скачать работу: Правовое регулирование участия прокурора в уголовном процессе в России, 2019 г.

Перейти в список рефератов, курсовых, контрольных и дипломов по
         дисциплине Государство и право