-
Пройти Антиплагиат ©



Главная » Прямое и косвенное регулирование мирового финансового рынка » Государственное и рыночное прямое регулирование международного финансового рынка



Государственное и рыночное прямое регулирование международного финансового рынка

Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. Уникализировать текст 



В отличие от саморегулирования (микроэкономический аспект) система внешнего регулирования международного финансового рынка может быть рассмотрена только на макроэкономическом уровне.
На рис. 1 представлена современная структура внешнего регулирования МФР. Всю совокупность рыночного и государственного регулирования МФР можно разбить на три структурные группы:
1) прямое и косвенное; 2) общее и специальное; 3) структурное и текущее.
Все указанные инструменты применяются и в государственном, и в рыночном комплексе внешнего регулирования МФР.

Рис. 1. Система регулирования мирового финансового рынка на макроэкономическом уровне
 
Прямое регулирование всех секторов МФР реализуется административно-нормативными актами и действиями исполнительных государственных и межгосударственных органов: банков, компаний, бирж, а также международных валютно-финансовых организаций типа МВФ, ВБ, ЕБРР, ЕЦБ, региональных банков развития, ВТО и пр. Отличить прямое регулирование МФР от косвенного можно опираясь на такой критерий, как степень и характер воздействия инструментов регулирования МФР на его участников. Инструментами прямого регулирования МФР служат нормативные положения, указания, исходящие от финансовых властей по отношению к его участникам. Однако не следует считать, что прямое регулирование реализуется только через жесткое администрирование, а косвенное — это инструменты рыночного типа. В реальности инструменты прямого и косвенного регулирования международного финансового рынка в одинаковой мере способствуют стабилизации этого рынка. Прямые методы регулирования применяются во всех пяти секторах рынка, но более всего они эффективны и распространены в валютном, кредитном и фондовом секторах. Прямые методы валютного регулирования по степени их соответствия рыночным требованиям представлены в табл. 1.
Таблица 1
Степень соответствия прямых методов валютного регулирования рыночным требованиям

Источник: Платонова И.И. Валютное регулирование в современной мировой экономике.— М.: Финансовая академия при Правительстве РФ, 1999.
Валютные ограничения как основной инструмент прямого государственного регулирования особенно необходимы в странах, где стоит вопрос финансовой стабилизации формирующейся рыночной экономики конкретного национального государства. Поэтому страны, прошедшие данный этап формирования рынков, в меньшей мере применяют этот метод прямого государственного регулирования своих национальных финансовых рынков, чем страны с переходной экономикой, в том числе и Россия . В странах с переходной экономикой прямое государственное регулирование валютного сектора национального финансового рынка посредством валютных ограничений означает поддержание относительно стабильного курса национальной валюты по отношению к доминирующим мировым валютам (доллару, евро, иене). Это международный аспект применения на национальном финансовом рынке валютных ограничений. Существует и второй аспект — внутренний, состоящий в национальном денежно-кредитном регулировании. Будучи примененными совместно, оба аспекта прямого государственного регулирования валютного сектора национального финансового рынка обеспечивают его равноправное и сбалансированное присутствие на валютном секторе МФР.
Что же касается национальных финансовых рынков стран с развитой рыночной экономикой, то в процессе прямого государственного регулирования валютных секторов их национальных финансовых рынков круг мероприятий прямого государственного контроля и валютных ограничений постепенно сужался. К настоящему времени в странах ЕС, США и Японии сняты почти все валютные ограничения и не осуществляется валютный контроль за проведением текущих операций платежного баланса, а прямое государственное регулирование экспортно-импортных операций осуществляется либо методом их частичного лицензирования, либо методом таможенного регулирования. Отмена валютных ограничений в этих странах происходила постепенно, с начала 1960-х гг., и завершилась лишь к концу XX столетия. В настоящее время во всех промышленно развитых странах действует режим валютного либерализма, означающий на практике сведение до минимума случаев применения валютных ограничений.
Существование валютных ограничений в странах с переходной экономикой базируется на учете регулирующими органами конкретного национального государства целого ряда факторов:
• уровня развития экономики страны;
• состояния ее валютного рынка;
• состояния национального платежного баланса;
• уровня и динамики официальных золотовалютных резервов;
• режима обратимости (необратимая (замкнутая), частично обратимая и свободно конвертируемая) национальной денежной единицей;
• объема импорта и потребности в нем;
• политики экономических приоритетов (либеральный рынок, регулируемый рынок и т.п.);
• цены и объема национального производства.
Мировой опыт применения валютных ограничений как метод прямого государственного регулирования национального финансового рынка позволяет определить основные цели, которые ставят регулирующие органы при введении валютных ограничений:
• полное и своевременное получение валютных (экспортных) доходов, т.е. улучшение структуры статей платежного баланса;
• формирование рациональной структуры валютных резервов путем их диверсификации;
• предотвращение «утечки» капиталов за границу;
• регулирование валютных и кредитных взаимоотношений экспортеров и иностранных покупателей.
Экспортные валютные ограничения состоят в введении политики протекционизма по ряду товаров (затраты на вывоз), в существовании фиксированного валютного курса национальной денежной единицы, в поддержании режима замкнутой или частично обратимой валюты, в ограничении операций по вывозу капиталов (иностранные кредиты, другие формы внешнего финансирования, зарубежные инвестиции, переводы из-за рубежа и пр.), в ограничении экспортеров в выборе таких форм безналичных расчетов (например, аккредитив), которые гарантируют получение выручки для ее централизации в уполномоченных банках, в обязательной продаже экспортной выручки государству, в установлении сроков репатриации валютной выручки и сдачи экспортных доходов государству.
Валютные ограничения по экспорту дополняются системой ограничений по импорту. С их помощью национальные регулирующие органы стремятся к:
• выравниванию платежного баланса страны;
• рациональному использованию золотовалютных резервов;
• уменьшению влияния спекулятивных капиталов;
• созданию протекционистских условий для внутренних производителей;
• формированию оптимальной структуры импорта;
• недопущению получения и предоставления неразрешенных кредитов и авансовых платежей;
• дискриминации импортных поставок из отдельных стран и по отношению к отдельным товарам.
Валютные ограничения по импорту принимали в различных странах в отдельные периоды следующие конкретные формы (мы рассматриваем их как инструменты импортных валютных ограничений): валютное лицензирование, при котором разрешение на покупку иностранной валюты для оплаты иностранных товаров дается вместе с лицензией на их импорт; система авансовых депозитов, которые различались в зависимости от суммы импортного контракта, вида товаров и т.п.
Отдельная группа валютных ограничений направлена на прямое регулирование операций с деривативами. Производные финансовые инструменты возникли и стали динамично развиваться в последние три десятилетия XX в. в качестве формы страхования валютных рисков при совершении операций на МФР. Поэтому вначале они представляли собой операции, не нуждающиеся в прямом государственном ограничительном регулировании. Большое распространение, в частности, получили форвардные операции с фиксацией валюты платежа по импорту. Но изменение валютного курса под воздействием спекулятивных форвардных контрактов заставило некоторые промышленно развитые страны уже с начала 1980-х гг. вводить периодические ограничения на эти операции. Вместе с тем ограничение форвардных операций повышает валютные риски и снижает конкурентоспособность национальных участников МФР, поэтому применяется оно ограниченно.
Отдельная группа национальных валютных ограничений направлена на регулирование «невидимых операций» платежного баланса. Необходимость прямого государственного ограничения этих операций вызвана наличием крупных дефицитов в национальном платежном балансе в связи с ростом транспортных расходов, движением односторонних трансфертов (из страны) для оплаты лечения, учебы, туристских поездок и пр.
Еще одна группа валютных ограничений по «невидимым операциям» — контроль выплаты доходов и репатриации прибылей по прямым и портфельным международным инвестициям. Правда, большинство промышленно развитых стран в настоящее время не ограничивают репатриацию дивидендов по акциям и процентов по вкладам. Различные формы ограничения движения инвестиционных капиталов влияют на экономику стран, куда они направлены и/или откуда их поток увеличивается. Необходимость прямого регулирования влияния трансфертов инвестиционных капиталов на национальный платежный баланс, на экономическое равновесие и денежно-кредитную и валютную политику страны заставляет по-разному ограничивать потоки капитала в следующих формах:
• экспорт прямых инвестиций;
• портфельные инвестиции;
• внешнее финансирование;
• ипотечные операции за рубежом;
• потоки краткосрочных спекулятивных капиталов.
В силу противоречивости и непредсказуемости результатов валютных ограничений в сфере движения инвестиционных капиталов в настоящее время они применяются только в странах с переходной экономикой. Большинство стран с развитым рынком оценивают приток иностранного капитала как источник создания дополнительных рабочих мест, средство улучшения платежного баланса, укрепления национальной валюты, с одной стороны, а с другой — как источник усиления внутринациональной конкуренции. Поэтому в последнее десятилетие приток инвестиций из-за рубежа регулируется в этих странах в основном косвенными методами: с помощью политики рефинансирования; путем маневрирования учетной ставкой процента. Тоже самое можно сказать о регулирующей политике стран, экспортирующих инвестиции. Чтобы ограничить влияние иностранных инвестиций на национальную экономику, в большинстве стран устанавливается норма эффективного контроля, рассчитываемая как доля иностранного участия в капитале конкретной национальной компании. Вводятся также административно-правовые ограничения, запрещающие инвестировать капитал в определенные отрасли. Кроме того, применяются ограничения на портфельные инвестиции резидентов в акции компаний других стран, так как это может привести к дефициту платежного баланса и снижению курса валюты капиталоэкспортирующей страны.
Большая часть валютных ограничений постоянно смягчается или же устраняется в период стабилизации валютно-финансового положения страны. Дело в том, что введение валютных ограничений для прямого государственного регулирования отдельных национальных финансовых рынков не соответствует основному условию функционирования современного международного финансового рынка — свободному, нерегулируемому плаванию валютных курсов всех конвертируемых валют. Более того, валютные ограничения вступают в противоречия с требованиями Устава МВФ, так как их использование подрывает многосторонность торговли и платежей и создает предпосылки для глобальных дисбалансов на МФР.
В связи с переходом к плавающим валютным курсам усилилась тенденция к либерализации МФР. Но отмена валютных ограничений идет достаточно неравномерно. Ослабление валютных ограничений стало восполняться различными другими формами прямого валютного регулирования. К ним относят изменения валютного курса (девальвация и ревальвация валют, обязательное валютное резервирование, установление лимита на открытую валютную позицию и пр.) (см. табл. 1).
Регулирование курса национальной валюты путем девальвации (состоит в снижении ее официального курса по отношению к мировым валютам, международным счетным единицам) обычно используется монетарными властями в условиях фиксированных валютных курсов и предполагает резкий скачок и изменение курсового соотношения с последующей его официальной фиксацией. Использование механизма девальвации валют как метода прямого регулирования характерно для
Бреттон-Вудской валютной системы, когда в условиях фиксированных валютных курсов страны официально закрепляли определенное золотое содержание своих валют.
Девальвация использовалась для воздействия на внешнеторговые и прочие международные операции, так как для экспортеров снижение курса национальной валюты означает получение дополнительного дохода при обмене экспортной выручки, а импортерам она приносит убытки, так как при покупке иностранной валюты для расчетов с поставщиками они тратят больше подешевевшей национальной валюты . Примером такой девальвационной регулирующей политики может служить «мягкая» девальвация рубля, осуществленная Банком России в декабре 2008 г. — январе 2009 г.
Обратный метод — ревальвация валюты, т.е. повышение ее курса по отношению к мировым валютам и международным счетным единицам. Мировой практике известны и коллективные меры прямого регулирования курсов валют, когда, например, в условиях фиксированных валютных курсов (18 декабря 1971 г.) для поддержания резервного статуса доллара в Бреттон-Вудской валютной системе проведена его девальвация с одновременной ревальвацией ряда других валют. Прямая корректировка курса системообразующей валюты (доллара) привела к разрушительным последствиям: уже в 1972 г. 46 стран из 118 вынуждены были девальвировать, а 50 стран ревальвировать свои валюты.
С переходом с конца 1970-х гг. к плавающим валютным курсам произошла эволюция понятия валютной девальвации (ревальвации) как метода прямого государственного регулирования международного финансового рынка. Девальвация (ревальвация) курсов свободно обратимых валют в той или иной степени стала происходить ежедневно и не всегда отражать валютную политику того или иного национального государства, а зависеть в основном от конъюнктуры мирового валютного рынка и/или операций наиболее крупных участников этого рынка. Тем не менее и в условиях плавающих валютных курсов девальвация продолжает использоваться как инструмент прямого валютного регулирования и изменения соотношения валют в свою пользу. Примером может служить валютная политика США с середины 1980 г. до февраля 1985 г., направленная на повышение курса доллара (один из элементов так называемой «рейганомики»). Когда выгода от завышенного курса доллара перестала компенсировать издержки, связанные с понижением конкурентоспособности американских товаров, США резко поменяли политику на снижение курса доллара. Таким образом, и в настоящее время нельзя сбрасывать со счетов девальвацию как метод прямого регулирования национальных финансовых рынков, следовательно и МФР. Европейские страны и Япония используют методы частичной девальвации евро или иены для оказания давления на других участников МФР. Безусловно, как форма прямого регулирования национального валютного рынка в странах с развитыми рынками девальвация утратила свое значение. Промышленно развитые страны встали на путь «таргетирования» взаимных рыночных курсов своих валют, т.е. установления взаимных пределов колебаний валютных курсов.
Для стран с развивающимися рынками, валюты которых имеют фиксированный курс, девальвация национальной валюты наряду с другими методами прямого регулирования национального финансового рынка рассматривается как инструмент, стабилизирующий этот рынок, а также как антиинфляционная мера. Однако важной причиной ограниченного использования девальвации не только в промышленно развитых, но и переходных к рынку странах является всегда сопровождающий ее рост импортных цен, удорожание обслуживания внешнего долга, обесценение активов коммерческих банков.
Еще один метод прямого регулирования мирового валютного рынка— введение на отдельных национальных валютных рынках так называемого валютного управления (currency board, валютный совет). Вводя такое управление, страна фактически устанавливает зависимость национального денежного обращения от валюты иностранного государства; снижение курса этой иностранной валюты должно оказывать понижающее влияние на национальную валюту. Привязка национальной валюты к более стабильной валюте-якорю невозможна без проведения ряда подготовительных мер. Основное условие валютного управления — такой высокий уровень национальных валютных резервов, при котором эмитируемая валюта приобретает статус надежной. Международной общепринятой нормой считается, что объем валютных резервов должен более чем на 100% превышать эмиссию национальных денег. Некоторые валютные активы резервов (векселя, облигации Казначейства США) могут приносить доход, но большую часть должна составлять валюта, к которой привязаны национальные деньги.
В этом случае объем денежной массы увеличивается только с ростом валютных резервов. Такая политика прямого регулирования национального валютного рынка исключает применение некоторых косвенных методов регулирования этого рынка: операции центрального банка на открытом рынке, маневрирование процентными ставками и пр. (см. ниже). Другое важное условие валютного управления — законодательно оформленная независимость эмиссионного института от правительства. Но даже если на национальном финансовом рынке введено валютное управление, в финансово-экономической сфере должна быть проведена ликвидация дефицита государственного бюджета, что означает существенное сокращение национальных социальных программ.
Главная задача прямого валютного регулирования — «поддержание стабильной (или предсказуемой) покупательной способности национальной валюты по отношению к товарам и услугам, как обращающимся на внутреннем валютном рынке, так и к обращающимся на мировом рынке через стабильность курса национальной валюты по отношению к иностранным» . Основными органами прямого валютного регулирования в большинстве стран в соответствии с национальным валютным законодательством являются: центральный банк, министерство финансов, национальное казначейство, а на международном уровне — МВФ, ЕЦБ и пр. Все инструменты прямого валютного регулирования можно разбить на две группы: валютные ограничения (см. табл. 1) и валютный либерализм. Инструменты регулирующей политики валютных ограничений всегда принимают форму запретов, лимитирования, регламентации, задержки совершения операций с валютами и пр. В той степени, в какой инструменты валютных ограничений заставляют участников МФР поступить так, как предписано регулирующими органами (в результате произойдут изменения в валютно-финансовых потоках на МФР), можно говорить, что валютные ограничения имеют регулирующий характер. Если национальные валютные рынки практически не регулируются национальными монетарными органами, такой режим называется валютным либерализмом и сопровождается введением свободной конвертабельности национальной валюты.
На международном уровне МФР межнациональные финансовые институты применяют инструменты межнационального регулирования МФР, цель которых:
1) обеспечить достаточность национальных валютных резервов для достижения оптимального уровня мировой валютной ликвидности;
2) достичь сбалансированной структуры этих резервов;
3) ограничить размеры трансакционных издержек по валютным операциям;
4) поддерживать ограничения по кредитному риску и ликвидности.
Для достижения первой из перечисленных целей МВФ рассчитывает для каждой страны коэффициент достаточности официальных валютных резервов (К):

где А— объем резервов, выраженных в иностранных валютах; Im — среднемесячный объем импорта за год (рассчитывается на основе данных текущего платежного баланса).
Достаточным уровнем официальных валютных резервов является уровень, позволяющий в течение максимально возможного промежутка времени финансировать только за счет государственных валютных резервов привычную для экономики данной страны структуру импорта.
Все страны должны поддерживать установленную достаточность национальных валютных резервов в высоколиквидной форме. Однако анализ показал, что в развитых странах с режимом валютного либерализма и высокой степенью открытости экономики уровень этого показателя ниже необходимого (США, Германия, Великобритания, Франция и пр.) .
В кредитном секторе международного финансового рынка также применяется широкий спектр прямых инструментов регулирования. Основными операторами в этом случае выступают:
1) на национальном уровне: центральные банки, министерства финансов, казначейства, государственные и частные коммерческие банки;
2) на международном уровне: МВФ, ВБ, ЕБРР, ЕЦБ, региональные банки и фонды и пр.
Прямые методы регулирования кредитного сектора МФР направлены на процессы управления операциями банков и других кредитных учреждений на макроэкономическом уровне, координацию их деятельности в масштабе всего мирового хозяйства. Общий контроль за степенью волатильности банковских операций осуществляется независимыми официальными организациями: центральным банком, Минфином, кредитными комитетами, комитетами по управлению активами-пассивами. Основные инструменты прямого регулирования кредитного сектора МФР могут совпадать с инструментами саморегулирования, потому что объект регулирования, риски на МФР, в обоих случаях один и тот же. В случае саморегулирования эти риски регулируются непосредственно участниками рынка, а в случае прямого регулирования — государственными и надгосударственными структурами. Инструменты прямого регулирования кредитного сектора представлены на рис. 2.

Рис. 2. Инструменты прямого регулирования кредитного сектора мирового финансового рынка
Поддержание достаточности капитала кредитного учреждения — одна из основных задач регулирующих органов. В основе этой достаточности — ликвидность банка. В свою очередь именно показатель ликвидности определяет кредитный рейтинг банков, или степень рис-ковости их операций (табл. 2).
Таблица 6.2
Кредитный рейтинг коммерческих банков ведущих стран мира (по методике агентства Moody's)*

Рассчитано как индекс по специальной шкале Moody's от 0 до 100. Источник: составлено по материалам http/www.imf .org .statappx.pdf.
Основной показатель ликвидности банка устанавливается на уровне оптимального соотношения ликвидности банка и прибыльности банковских операций. Прямые инструменты регулирования ликвидности направлены на управление либо пассивами, либо активами банка. Ликвидность можно купить на рынке (межбанковского кредита и государственных ценных бумаг). Сейчас действуют разнообразные инструменты прямого управления (регулирования) ликвидностью банков (рис. 3).

Рис. 3. Инструменты прямого регулирования ликвидности банка
 
Главные принципы прямого регулирования кредитного сектора МФР: консерватизм; приоритет наличия обеспечения; целевой характер кредитов; устойчивость (рейтинг) финансового состояния заемщика; диверсификация кредитного портфеля; ограничение риска на одного заемщика; ограничение совокупного кредитного риска; активный маркетинг надежных заемщиков; установление лимитов на отдельные операции. Все эти направления прямого регулирования в разных национальных государствах осуществляются различными институтами. В США при ФРС созданы Федеральный резервный комитет {Federal Reserve Board), Офис контроля за денежными счетами (Office of the Соп-trole of the Currency), Федеральная депозитная страховая компания (Federal Deposit Insurance Company). Деятельность коммерческих банков регулируется Актом Грэма—Лича-Блили от 1999 г., а также Банковским актом 1933 г. и Актом Гласса—Стигалла того же года .
На международном уровне кредитный сектор МФР контролируется Базельским комитетом банковского регулирования, созданным в 1989 г. Он устанавливает лимиты кредитных рисков по специальным методикам (см. раздел II). Базельский комитет банковского регулирования держит под постоянным наблюдением (требует от стран-участниц открытой ежегодной информации) целый ряд макроэкономических показателей национального и международного уровня: ВВП, индекс цен, дефицит государственного бюджета, совокупный фонд заработной платы и т.п. Прямые методы регулирования кредитного сектора МФР направлены на достижение его сбалансированности.
Прямые инструменты регулирования мирового страхового рынка также представлены и государственными, и частными инструментами и направлены на предотвращение финансовых потерь (страховые риски) вследствие неплатежеспособности страховой компании. Прямое регулирование страхового рынка обеспечивается национальным и международным страховым законодательством и государственным страховым надзором. К инструментам прямого регулирования мирового страхового рынка относятся требования по минимальному размеру уставного капитала страховщиков, контроль за соблюдением налогового законодательства и проведение их аудита, в том числе актуарного. Из всех национальных страховых рынков наиболее развит инструментарий прямого регулирования страхового рынка США. В соответствии с Актом
Маккэрана-Фергюсона от 1945 г. страховой рынок регулируется не федеральным правительством, а правительствами штатов. Те же страховые компании, чьи акции активно торгуются на фондовом рынке, подлежат контролю со стороны Фондовой и Валютной комиссии — Securities and Exchange Commission (SEC). Модели национальных законов по регулированию страхования разрабатываются Национальной ассоциацией страховых посредников — National Association of Insurance Commissioners (NAIQ, в которую входят представители всех штатов. Американские страховые компании в обязательном порядке подлежат ежегодному рейтингу рисковости, осуществляемому независимыми агентствами — Moody's Investor Services, Standard & Poor's, A. M. Best Company, Fitch и др. Они определяют простым методом коэффициентов отношение премий, которые страховая компания должна выплачивать в данном году, и суммы страховых сборов за этот же период; учитывается степень волатильности страховых соглашений. Регулирующие органы отдельных штатов рассчитывают показатель ГААП (Generally Accepted Accounting Principles), который считается дисперсно по резервам страховых компаний и по возможным направлениям их выплат. Активы компаний (резервы) считать гораздо проще, чем возможные пассивы.
На международном уровне для регулирования международного страхового рынка (правовые нормы, обычаи, правила) создаются разнообразные союзы страховщиков.
Прямое регулирование на фондовом рынке включает в себя следующие методы:
1) установление обязательных требований ко всем участникам рынка;
2) регистрацию участников и эмитируемых ими ценных бумаг;
3) лицензирование профессиональной деятельности на фондовом рынке;
4) обеспечение гласности и равной информированности всех участников рынка;
5) поддержание правопорядка на рынке.
Прямые инструменты регулирования фондового рынка (и государственные, и рыночные) реализуются соответствующими государственными органами (надбиржевыми контролирующими организациями), а также профессионалами рынка. Цель прямого регулирования мирового фондового рынка — обеспечение доверия инвесторов к рынку ценных бумаг, что гарантирует выполнение последним своих экономических функций.
Объектами прямого регулирования являются:
1) участники (эмитенты, инвесторы, профессиональные фондовые посредники, организации инфраструктуры рынка);
2) виды рыночной деятельности (профессиональные, эмиссионные, инвестиционные, спекулятивные и др.);
3) виды рыночных операций (эмиссионные, посреднические, инвестиционные, спекулятивные, залоговые, трастовые и т.п.);
4) регуляторы (создание и порядок работы межгосударственных органов регулирования, саморегулируемых организаций и др.). Для регулирования перечисленных объектов сразу после биржевого краха 1929 г. («черного вторника») в США разработан Акт о ценных бумагах (The Securities Act) от 1933 г. Регулирующим органом стала SEC (см. выше). Все эмитируемые ценные бумаги должны быть зарегистрированы в SEC. Но регистрация в SEC еще не означает, что ценная бумага может быть выпущена на рынок. Для этого нужно пройти еще одну ступень контроля — Департамент SEC по корпоративным финансам. В течение всего периода регистрации и проверки эмитент не имеет права продавать ценные бумаги (два года).
К прямым инструментам регулирования рынка ценных бумаг следует отнести и рассчитываемые на многих национальных рынках фондовые индексы, которые агрегируют рыночные цены (курсы) ценных бумаг и рассчитываются методами усреднения совокупных цен и выявления их общей динамики. В 1990-е — 2008 гг. наблюдалось практически синхронное повышение или понижение курсов ценных бумаг на национальных фондовых рынках промышленно развитых и развивающихся стран. Поданным БМР (Базель), уровень корреляции процентных ставок по долгосрочным финансовым активам, торгуемым на фондовых рынках США, Европы и Японии, составлял в 2004—2007 гг. в среднем 0,57—0,67'. Рыночные курсы аналогичных ценных бумаг на различных национальных фондовых рынках, а также соответствующие фондовые индексы колебались практически однонаправленно, формируя тенденции «бычьего» или «медвежьего» рынка одновременно на всех национальных фондовых рынках и, соответственно, на МФР. К примеру, в 2002—2006 гг., т.е. накануне современного глобального финансового кризиса, объем операций на секторе рынка акций высокотехнологичных компаний, входящих компонентами в расчет индекса NASDAQ, сократился в Германии в 4,2 раза, во Франции в 6,5 раза, в Италии в 22 раза, в Великобритании в 5,8 раза. В 2003 г. в Германии решением Немецкой фондовой биржи рынок высокотехнологичных компаний (Neuer Market) закрыт. В сентябре-октябре 2008 г. рынки ценных бумаг на различных национальных торговых площадках также реагировали на рыночные изменения абсолютно одинаково. Начавшись как ипотечный кризис в США в августе 2007 г., глобальный финансовый кризис распространился на банковскую систему. Кредитно-банковский кризис привел к банкротству американские фонды взаимного кредитования (mortgage funds) Фэнни Мэй и Фредди Мак в 2008 г., а в сентябре 2008 г. объявил о своем банкротстве крупнейший американский инвестиционный банк — Леман Бразерз. Вследствие последовавшей череды банкротств крупнейших инвестиционных банков в Германии, Великобритании, США начались синхронные «просадки» индексов на национальных фондовых рынках. В сентябре 2008 г. затри дня (16-18 сентября) главные мировые фондовые индексы (Dow Jones, Standard & Poors 500, Nasdaq-композит, Nikkey 225, FTSE 100, CAC 40, DAX, Mibtel, Hang Seng, Strait Times, All
Common, TSE 300) проседали в среднем на 15—32%, а некоторые просадки достигали критических значений в 30%. В октябре-ноябре 2008 г. индексы национальных фондовых рынков также колебались в основном в понижательном направлении, от 2—3% до 15-16%. В период с 2000 по 2008 г. падение фондовых индексов иногда достигало весьма впечатляющих размеров. В конце 2000 г., например, курс акций по сравнению с началом того же года упал в США на 49% (по индексу Nasdaq на 78%), в Японии — на 72, в Германии — на 68, во Франции - на 60%.
В первом десятилетии XXI в. наблюдалась удивительная синхронность в движении курсов ценных бумаг, соответственно, фондовых индексов на всех национальных фондовых рынках. Поэтому можно сформулировать одну из наиболее принципиальных тенденций в эволюции глобального финансового рынка - синхронность в движении курсов ценных бумаг на различных национальных фондовых рынках, что создает объективные условия для мирового финансового кризиса. Основные составляющие процесса синхронизации движения курсов ценных бумаг на разных национальных фондовых площадках:
1) высокая информационная прозрачность современных фондовых рынков и высокая скорость передачи информации благодаря электронным технологиям;
2) значительный объем трансграничных операций с ценными бумагами;
3) возросшая роль институциональных инвесторов — пенсионных фондов, страховых компаний, взаимных и инвестиционных фондов, хедж-фондов и пр., которые управляют международными портфелями ценных бумаг;
4) открытость национальных фондовых рынков, на которых активную роль в качестве эмитентов и инвесторов играют иностранные инвесторы;
5) научно-технический фактор, сыгравший в 2002 и 2008 гг. наиболее заметную роль в синхронизации движения курсов акций и значений фондовых индексов национальных рынков и, следовательно, ставший одним из движущих рычагов создания современной системы глобальных финансовых кризисов.
С 2000 г. и по настоящее время постепенно формировались, усиливались и перманентно повторялись локальные и специальные финансовые кризисы, в том числе и кризисы фондового сектора глобального финансового рынка. Современный кризис финансового рынка имеет главную характеристику. Она существенным образом отличает этот кризис от всех предыдущих основных финансовых кризисов (1929, 1987, 1994, 1997-1998, 2000-2002 гг.) - он глобальный. Во многом характеристику глобальности современный мировой финансовый кризис и его составная часть — фондовый кризис — приобретали за счет синхронизации движения экономических, финансовых, фондовых показателей мировых рынков. Синхронизация движения курсов акций стала одним из факторов глобализации кризисов фондового рынка как части МФР. Исследование движения курсов ценных бумаг на мировом фондовом рынке с 2000 по 2008 г. показывает: синхронизация их колебаний стала не только причиной, но и основной характерной чертой глобализации мировых фондовых кризисов. Действительно, если в октябре 1929 г. и в октябре 1987 г. сценарий развития фондового кризиса в основном зависел от движения индексов американского фондового рынка (Доу-Джонса в 1929 г. и Доу-Джонса и NASDAQ в 1987 г.), то начиная с 2000 г. индексы национальных фондовых рынков движутся исключительно синхронно. Такая синхронизация имеет два объяснения. Первое — экономическое — вытекает из глобализации мировой экономики и финансов, ставшей к началу XXI в. объективным процессом эволюции мирового рынка. Второе — техническое, так как синхронизации способствовали инфраструктурные изменения на национальных рынках капиталов в связи с внедрением электронных технологий и современных средств связи. Они открыли новые возможности в привлечении финансовых ресурсов, в том числе и фондовых ценностей на МФР, расширили круг участников рынка, и инвесторов, и эмитентов.
 

 
Прямые инструменты регулирования МФР взаимосвязаны с косвенными по следующей логической цепочке: чем либеральнее ситуация на МФР, тем шире используются косвенные инструменты регулирования, и наоборот. Поэтому в промышленно развитых странах в основном применяют косвенные инструменты регулирования национальных финансовых рынков, а в странах с формирующимися рынками — прямые.
Не следует, однако, считать, что прямое регулирование МФР осуществляется только через жесткое администрирование, а косвенное регулирование — это инструменты рыночного типа. Реально инструменты косвенного и прямого регулирования в одинаковой степени способствуют развитию МФР. 



Лекция, реферат. Государственное и рыночное прямое регулирование международного финансового рынка - понятие и виды. Классификация, сущность и особенности. 2021.



« назад Оглавление вперед »
Прямое и косвенное регулирование мирового финансового рынка « | » Система инструментов и методов косвенного регулирования мирового финансового рынка






 

Учебники по данной дисциплине

Административно-правовое регулирование государственной службы
Как написать диссертацию
Финансовый контроль в зарубежных странах: США, ЕС, СНГ
Современные правовые семьи
Краткое содержание и сравнительная характеристика персонажей произведений Пушкина и Шекспира
Административно-правовые основы государственной правоохранительной службы
Управление системами связи специального назначения
Публичное право
Правила написания рефератов, курсовых и дипломных работ
Кадровое делопроизводство
Защита вещных прав
Социология - методические указания и тесты
Психолого-педагогические аспекты работы в органах ФСИН
Антиинфляционная политика и денежно-кредитное регулирование
История и философия экономической науки
История и методология экономической науки
Специальные и общие инструменты регулирования мирового финансового рынка
Факторинговые и трастовые операции коммерческих банков
Инфляционные процессы
Управление компетенциями
Характеристика логистических систем
Стратегические изменения в организации
Реструктуризация деятельности организации
Реинжиниринг бизнес-процессов
Управление персоналом в условиях организационных изменений
Развитие персональной системы ценностей как педагогическая проблема
Подготовка полицейских кадров в Германии, Франции, Великобритании и США
Манипулятивный стиль поведения пациентов с множественными суицидальными попытками
Анафилаксия: диагностика и лечение
Коллективные формы предпринимательской деятельности
Психология лидерства
Антология русской правовой мысли
Компетенции
Психология управления кадрами в бизнесе