-
Пройти Антиплагиат ©



Главная » История отечественной экономической мысли » Дискуссии 20-х гг. о необходимости и основах планового управления экономикой. Теория и практика НЭПа



Дискуссии 20-х гг. о необходимости и основах планового управления экономикой. Теория и практика НЭПа

Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. Уникализировать текст 



Развитие отечественной экономической мысли, эволюция экономических воззрений с начала социалистического эксперимента происходили на фоне важнейших экономических процессов, политических и военных событий в России.
В результате Первой мировой и Гражданской войн численность населения страны к январю 1921 г. сократилась до 134,3 млн человек. Потери одних только вооруженных формирований противоборствующих сторон за годы Гражданской войны и вооруженной интервенции составили 2,5-3,3 млн человек. Сокращение продолжалось и в 1921 (на 1854 тыс.), и в 1922 гг. (на 1592 тыс.). К концу 1921 г. почти вся политическая, финансово-промышленная и значительная часть научно-художественной элиты, их семьи вынуждены были эмигрировать из России.
Промышленное производство в 1920 г. составило в стране 14,6% от уровня 1913 г., в металлообработке — 7%, в производстве чугуна — 2%. Большинство предприятий бездействовало. Разоренная войной и продразверсткой деревня не обеспечивала промышленные центры продовольствием, не говоря уже о том, что довоенная Россия была крестьянской страной с минимальным совокупным прибавочным продуктом и не имела запасов на случай неурожая.
Решение поставленных властью перед разоренной страной первоочередных задач (восстановление народного хозяйства, переход к созданию новой экономики) большевики в целом (несмотря на фракционные различия) видели на путях расширения и углубления политики военного коммунизма. Однако это встретило сильное сопротивление крестьян и значительной части рабочих. В 1920—1921 гг. против продразверстки с оружием в руках выступали крестьяне в Воронежской, Саратовской, Пензенской губерниях, в Сибири, на Дону и Украине. К весне 1921 г. число участников восстаний достигло в стране нескольких сотен тысяч человек. Повстанцы требовали отмены продразверстки, созыва Учредительного собрания на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голосования, свободы торговли, денационализации промышленности. Во многих городах бастовали рабочие.
В этих условиях X съезд РКП(б) (8—16 марта 1921 г.) был вынужден принять резолюцию «О замене разверстки натуральным налогом». Сущность предложенной съездом новой экономической политики (нэпа) была выражена в этом документе следующим образом: «10—20 лет правильных соотношений с крестьянством и обеспеченная победа во всемирном масштабе... иначе 20—40 лет мучений белогвардейского террора». В.И. Ленин допускал, что в сложившихся условиях «с мужиком... придется повозиться, пожалуй, лет шесть». Соратники же его считали, что новая экономическая политика продлится от 10 (Н.А. Милютин) до 25 лет (Н. Осинский).
Здесь надо отметить, что исключительно важную роль в разработке и осуществлении хозяйственной политики того времени и в развитии экономической науки в целом играли дискуссии экономистов. В первые годы советской власти они стали одной из форм обсуждения, концентрирующего внимание широкого круга ученых-экономистов на наиболее актуальных и сложных проблемах экономической теории, как правило, тесно связанных с практикой.
Так, весной 1918 г. в стране началась дискуссия о путях и методах осуществления денежной реформы, возобновившаяся в 1921 — 1922 гг. Еще в годы военного коммунизма (1918—1920)', когда государство сконцентрировало в своих руках почти все трудовые, финансовые ресурсы, заставляя их работать на принципах военного положения, в России прошли дискуссии об эмиссионном хозяйстве (С.А. Фалькнер, О.Ю. Шмидт, В.А. Базаров, С.Г. Струмилин, В.В. Новожилов и др.)> о принципах ценообразования (С.А. Фалькнер, В.П. Милютин, М.Н. Смит и др.), о безденежном учете (С.Г. Струмилин, Е.С. Варга, М.Н. Смит, В.Н. Сарабьянов, С.А. Клепиков, А.Л. Вайнштейн, А.В. Чаянов и др.). Решающее значение имели положения В. И. Ленина о необходимости налаживания прочной смычки с крестьянством, развития торговли, о сокращении денежной эмиссии, о связи денег с золотом.
В дискуссии о безденежном учете выдвигались различные варианты условной единицы измерения стоимости без участия обеспеченных денег. Наибольшую поддержку получила трудовая единица («тренд») С. Г. Струмилина, представлявшая собой продукт труда 1 ч работы рабочего 1-го разряда при выполнении им нормы выработки на 100%. Предлагались и другие, в том числе энергетические, единицы измерения стоимости («энеды»), подвергшиеся убедительной критике. Переход к нэпу сделал ненужным безденежный учет. Однако ряд показателей, характеризующих качественную сторону производства (материалоемкость, энергоемкость продукции), выдвинутых в ходе дискуссии, не утратили своего значения и в настоящее время.
В 1922—1923 гг. проходила дискуссия об общественно необходимом труде, входе которой сложились две версии общественно необходимого труда: «техническая» и «экономическая». Сторонники первой (В.Е. Мотылев, Ш.М. Дволайцкий и др.) определяли общественно необходимый труд как затраты труда в средних технических условиях производства, независимо от состояния общественных потребностей и соотношения спроса и предложения. Сторонники второй (А.С. Мендельсон, Н.А. Ковалевский) в той или иной степени связывали величину общественно необходимого труда с потребностями общественного воспроизводства в данных конкретных потребительных стоимостях.
Ряд дискуссий в 20-х гг. был посвящен проблемам теории и практики денежного обращения, финансов, кредита, общим проблемам теории товарно-денежных отношений. Так, в 1923—1924 гг. обсуждалась проблема «ножниц цен» (расхождение индексов промышленных и сельскохозяйственных цен): определяется ли уровень цен непосредственно уровнем производственных затрат (С.Г. Струмилин), или массой денег в обращении (С.А. Фалькнер и Н.Н. Шапошников), или даже соотношением спроса и предложения, влияющим в конечном счете на темпы восстановления отдельных отраслей народного хозяйства (А. Султан-Заде). После завершения денежной реформы (весной 1924 г.) была развернута дискуссия об «эмиссионных возможностях» государства. Обсуждались вопросы: находится ли масса денег в обращении в прямой зависимости от скорости обращения (С.Г. Струмилин, СМ. Киселев и др.) или же масса и скорость денежного обращения — относительно независимые друг от друга величины (А.А. Соколов); может ли рост массы денег в обращении опережать рост товарооборота (СП Струмилин, В.А. Базаров и др.) или же такое опережение неоправданно (Л.Н. Юровский, А.А. Соколов, Н.Н. Шапошников и др.).
В 1926 г. в Коммунистической академии состоялось обсуждение, касающееся действия закона стоимости в социалистической экономике. Е.А. Преображенский (теоретик троцкизма) в своем докладе исходил из несовместимости закона стоимости с социализмом, полагая, что в социалистическом секторе переходной экономики роль регулятора выполняет так называемый «закон первоначального социалистического накопления», выражающийся в перераспределении стоимости в пользу государственного сектора за счет крестьянской периферии. Подобная концепция была подвергнута широкой критике и отвергнута.
В конце 20-х гг. в связи с составлением первого пятилетнего плана (1929—1933) прошла дискуссия о «генетике» и «телеологии» в планировании, т.е. по вопросу о том, принадлежит ли примат в народно-хозяйственном планировании учету существующих условий и сложившихся пропорций (как полагали В.Г Громан и В.А. Базаров) или же сознательно поставленным целям преобразования общества (С.Г Струмилин, Н.А. Ковалевский и др.). Именно позиция последних получила признание.
Во второй половине 20-х гг. состоялась дискуссия об эффективности капитальных вложений. Были предложены такие показатели, как производительность труда и экономия затрат (М.Н. Смит, Л.Н. Литишенко и др.), фондоотдача (Н.А. Ковалевский), национальный доход по отношению к фондам (ГА. Фельдман) и др.
В 20-х же годах проходили дискуссии о границах предмета политической экономии, на которой И.И. Скворцов-Степанов, М.Н. Покровский и А.А. Богданов высказались за распространение политэкономических исследований на все общественно-исторические формации. Некоторые же участники (Н.И. Бухарин и др.) настаивали на ограничении предмета этой науки производственными отношениями капитализма. Такие теоретические споры давали возможность ученым не только осмысливать и детализировать свои представления об экономических процессах и явлениях, о функционировании народного хозяйства и совершенствовании экономических отношений, но и находить «выход в практику». В конечном счете именно это позволило России проложить основные вехи на пути к формированию и развитию регулируемого социально-ориентированного рыночного хозяйства. Прообразом многих его нынешних моделей была ленинская новая экономическая политика, специфической чертой которой является сочетание государственного регулирования и самоорганизации экономики, основанной на широком использовании товарно-денежных связей.
В этом опыте, являющемся несомненным достижением русской экономической мысли, нас могут интересовать по крайней мере три вопроса: первый — какие формы и методы использовало государство для целенаправленного воздействия на экономические процессы при наличии различных форм собственности (государственной, кооперативной, акционерной, концессионной и частной); второй — как в условиях широкого использования товарно-денежных отношений возникла необходимость перехода «от рынка к плану» и третий — в какой мере применимы теория и практика нэпа к современной России?
Новая экономическая политика 20-х гг. прошлого века, сменившая так называемую политику военного коммунизма, началась в России с восстановления рынка и легализации частной торговли. Прежде всего государство отказалось от жесткого нормирования и бесплатного распределения всех или почти всех потребительских благ.
Ликвидировалась бесплатная нормированная выдача продовольствия, отменялись бесплатные коммунальные услуги. С государственного снабжения была снята потребительская кооперация. Национализированные предприятия получили право покупки оборудования и оборотных средств и продажи своей продукции на рынке.
В этих условиях государство начало осуществлять целенаправленную политику цен. Цель этой политики — путем воздействия на конъюнктуру рынка, условия производства и сбыта товаров решать задачи социально-экономического возрождения страны. Механизм ценообразования использовался с этой целью начиная с 1922 г. С осени 1923 г. регулирование цен осуществлялось уже по всему спектру товаров, а с 1925 г. началось плановое воздействие государства на уровень цен в рыночных звеньях товарно-производящей сети. При этом активно использовались методы прямого (установление предельных или твердых цен) и реже косвенного (через налоговую, кредитную, таможенную, транспортную политику) регулирования.
При анализе исторического опыта нэпа в области ценообразования следует выделить два этапа. На первом этапе (1922—1923) государственное регулирование еще не носило целенаправленного и систематического характера, и только на втором этапе (конец 1923—1928) государство стало последовательно проводить политику снижения цен. Твердую основу для этого создала денежная реформа 1922 г., а затем и переход экономики к ее реконструкции в 1925—1926 гг.
Осуществление ценовой политики сопровождалось продуманными организационными мероприятиями. Так, в мае 1922 г. при Совете труда и обороны (СТО) была создана Комиссия по внутренней торговле (Комвнуторг). Ее основными задачами являлись: наблюдение за рыночным оборотом, организация бирж, ярмарок и торговых палат. В то же время Комвнуторгу предоставлялись большие права в области регулирования цен на хлеб, сахар, мануфактуру посредством установления цен по тем или иным группам товаров. С расширением сферы деятельности Комвнуторга в стране создавались местные органы торговли, уделявшие максимум внимания регулированию цен. Возникли такие институты рынка, как товарные биржи. С их помощью можно было определять конъюнктуру рынка, восстанавливать утерянные рыночные связи и создавать новые, формировать товарный рынок.
В течение 1923-1926 гг. Наркомфин осуществлял золото-валютные операции на внутреннем рынке в целях поддержания червонца. Эти операции заключались как в скупке валютных ценностей за счет дополнительной эмиссии червонцев, так и в продаже на рынке золота и иностранной валюты в те периоды времени, когда курс червонца опускался ниже официального параметра. Вплоть до 1925 г. эти операции были прибыльными для государства.
Начиная с осени 1923 г., после включения в оборот твердой валюты и установления цен в червонцевом исчислении, вмешательство государства в ценообразование усилилось. Оно не только устраняло колебание цен конъюнктурного порядка, но и устанавливало предельный уровень цен (оптовых и отдельных элементов розничных). I Установлением СТО от 22 февраля 1924 г Комвнуторгу предоставлялось право регулировать цены всех товаров, обращающихся на внутреннем рынке страны. Комвнуторг получил возможность назначать предельные цены для оптовой, оптово-розничной и розничной продажи и покупки товаров, а также составлять списки тех товаров, купля-продажа которых по ценам выше или ниже предельной не допускалась.
Расширение прав Комвнуторга потребовало и ее организационного преобразования, поэтому в 1924 г. было признано необходимым реорганизовать ее в Народный комиссариат внутренней торговли. Его деятельность в сфере регулирования цен на промышленные товары состояла в том, чтобы устанавливать оптовые отпускные цены трестов и синдикатов, предельные надбавки на оптовые и розничные цены (хлопчатобумажные ткани, кроме трикотажных, сельхозмашины, бумага и т.д.). Основным методом регулирования хлебофуражного рынка явилось установление и варьированных (средних) лимитов и синдифицированных цен для основных хлебозаготовителей.
Следует еще раз подчеркнуть, что государственная политика цен была направлена на решение широкого круга социально-экономических задач, к числу которых относились:
1) снижение промышленных цен (государство всячески стремилось снижать накладные расходы, повышать производительность труда в промышленности и торговле, экономить ресурсы);
2) ликвидация оптово-розничных ценовых ножниц и установление нормальной разницы между ценами в различных звеньях товаропроводящей сети;
3) ограничение с помощью ценового рычага частнокапиталистического накопления (если в 1923 г. цены в частной торговле были ниже, чем в государственной и кооперативной, то после денежной реформы положение в основном стало обратным);
4) выравнивание цен и изменение ценовых пропорций внутри каждой из основных групп товаров для перераспределения труда между различными сферами экономики, а также развития той или иной отрасли производства;
5) повышение покупательной силы червонца, призванное облегчить экспорт товаров, а значит, и расширить возможность импорта, закрепить положение червонца как твердой и надежной валюты.
Исключительно большое внимание в этот период уделялось формам государственного воздействия на цены. Например, наибольшее распространение получило установление в административном порядке лимитных, т.е. предельных, цен для отдельных районов страны. Выше этих цен ни одно государственное или кооперативное предприятие не вправе было платить за покупаемый у крестьян товар. Несколько позднее лимитные цены были заменены конвенционными (согласованными) заготовительными ценами. Они строились исходя из товара среднего качества для каждого отдельного района страны, но могли и изменяться.
Воздействие на условия производства и сбыт промышленных товаров осуществлялось с помощью утверждения прейскурантных оптовых цен. Помимо этого, в оптовой торговле использовались конвенционные сбытовые цены (в данном случае конвенция заключалась, в том чтобы не допустить повышения цен отдельными предприятиями). В оптовой торговле отдельными товарами применялись предельные цены (например, на сельдь, подсолнечное масло, табачные изделия). Они устанавливались органами госрегулирования для всех категорий торгующих в стране, но могли и изменяться в зависимости от районов и состава контрагентов. Во многих случаях использовалась и так называемая норма нарастания цены. Устанавливалась она либо путем определения процента накидки к исходной цене, либо посредством определения предельной продажной цены для данного района страны или города.
Как видим, в период нэпа государство использовало самый широкий арсенал форм и методов целенаправленной ценовой политики. Так, цены частного рынка регулировались мерами экономического воздействия — усилением розничного сбыта товаров государственно-кооперативными магазинами, заключением договоров с частниками о государственном их снабжении с обязательным использованием определенных накидок, принудительным введением предельных цен на важнейшие товары для частной торговли предметами широкого потребления и т.д. Косвенное же регулирование оптовых цен осуществлялось в форме продажи товарной массы из государственных ресурсов по пониженным ценам по сравнению со сложившимися рыночными ценами, составления планов завоза товаров (т.е. регулирования товарного предложения) некоторых основных промышленных товаров на Урал и в Сибирь, а сельскохозяйственной продукции (в частности, хлеба) в районы, производящие технические культуры, или несельскохозяйственные районы.
Свои особенности имела в то время и кредитная политика государства.
Рассматривая эти особенности, нельзя не учитывать, что исходным началом нэпа, как уже говорилось, был военный коммунизм. В первые же месяцы советской власти объявлялась государственная монополия на банковское дело (14 декабря 1917 г.). Частные акционерные банки и подобные им были ликвидированы, а их пассивы переданы Госбанку. Декретом от 21 января 1918 г. правительство аннулировало все государственные займы и все гарантии, данные по этим займам. Несколько позднее Госбанк был переименован в Народный банк, а национализированные коммерческие банки стали его филиалами. Все это позволило установить государственный контроль над финансами страны.
Особые трудности заключались в крайне неблагоприятном состоянии денежного обращения. Отсутствие твердой денежной единицы, безудержная инфляция, возрастающая эмиссия денег, сопровождающиеся практической ликвидацией рыночного обмена, — все это разрушительно действовало на финансовую систему, обесценивало все, что имело денежное выражение: доходы отдельных граждан и государства в целом, заработную плату, налоги, проценты. Расчеты приняли, по существу, натуральный (как сейчас принято говорить, бартерный) характер.
В этих условиях не могло не возникнуть мнения, что деньги окончательно себя изживают. Эмиссия рассматривалась как неизбежное зло, порождаемое деньгами. Правительство начало бороться не с нею, а с самими деньгами, сокращая и без того суженный рынок и сферу использования денежных расчетов. Не случайно поэтому 25 июля 1920 г. было издано постановление, запрещающее населению держать на руках деньги в сумме, превышающей десятикратную низшую тарифную ставку. Именно в это время стали разрабатываться проекты полной ликвидации денежного обращения, создания абстрактной счетной единицы — трудового бона. Бонами предполагалось оценивать произведенный продукт в соответствии с количеством затраченного труда, условно исчисляемого во времени (часах). К счастью или нет, но эти проекты не были реализованы в связи с широким развертыванием нэпа.
В эпоху военного коммунизма проводилась и своеобразная налоговая политика. С ликвидацией прежней налоговой системы началась «налоговая анархия» — самодеятельность местных органов власти по обложению «нетрудового элемента» контрибуциями (они вводились, например, на граммофоны, бобровые шапки и воротники, выездных лошадей и экипажи, на пользование прислугой и т.д.). Однако такая политика продолжалась недолго. Разразившийся в 1920—1921 гг. острый экономический и финансовый кризис подтолкнул приближение новой политики, заставил отказаться от военного коммунизма, обусловил переход от разрушения к созиданию.
Декретом от 21 марта 1921 г. продразверстка заменялась продналогом, крестьяне получили возможность свободно распоряжаться излишками своего труда. Продналог исчислялся сельскими советами исходя из прогрессивного принципа. Он состоял из 13 отдельных налогов, уплачиваемых 18 продуктами сельского хозяйства. Изъятие налога производилось заготовительными конторами, а взыскание — сельсоветами, волиспол-комами под руководством налоговых инспекторов. Размер налога зависел от площади пашни, сенокоса, наличия в хозяйстве продуктивного скота и средней урожайности.
Вполне понятно, что множественность и громоздкость налогов усложняли их взыскание, препятствовали развитию крестьянских хозяйств. Поэтому 18 марта 1922 г. был издан закон о едином натуральном налоге. Этот налог исчислялся в ржаных или пшеничных единицах и взимался не всеми сельхозпродуктами, а лишь основными — хлебом, картофелем, сеном, маслосеменами, маслом и мясом. Кроме натурального, в 1921 — 1922 гг. собирались и другие налоги: трудгужналог, подворно-денежный на восстановление сельского хозяйства и местные налоги. И только в 1923 г. был введен единый сельскохозяйственный налог, заменявший все налагаемые на крестьян ранее прямые налоги. В результате товарооборот постепенно стал расширяться, более устойчивым стал рубль, ликвидировалась финансовая разруха.
Первым денежным налогом в промышленности стал промысловый налог, введенный законом от 26 июля 1921 г. Он состоял из двух частей — патентного сбора и уравнительного сбора, взимаемого с оборота. В известной степени он копировал дореволюционный дополнительный промысловый налог с той лишь разницей, что последний взимался с прибыли.
Подоходный налог с населения, построенный по принципу подоходно-имущественного обложения с прогрессивно растущими ставками в зависимости от сумм дохода, был введен в 1922 г. Процент обложения колебался в пределах от 0,8% при доходе в 120 тыс. руб. (в денежных знаках 1922 г.) до 15% при доходе свыше 2 млн руб. В соответствии с законом от 12 ноября 1923 г. этот налог существенно перестраивался. В его основу закладывалось деление населения страны по социальному признаку на три категории: «А» — трудящиеся по найму, «Б» — трудящиеся не по найму, «В» — нетрудовой элемент. Для каждой категории определялись твердые ставки. Помимо этой «основной» ставки устанавливался прогрессивный (глобальный) налог по совокупности доходов. Он взимался в том случае, если фонд плательщика превышал известный минимум. Для рабочих и служащих был установлен «необлагаемый минимум — 75 руб. в месяц».
Развитие товарно-денежных отношений диктовало необходимость восстановления и совершенствования кредитной системы. Постановлением Всероссийского центрального исполнительного комитета (ВЦИК) от 10 октября 1921 г. учреждался Государственный банк, в феврале 1922 г. — Банк потребительской кооперации (Покобанк), преобразованный через год во Всероссийский кооперативный банк (Всекобанк). Постановлением от 19 октября 1922 г. учреждался Российский коммерческий банк (Роскомбанк), призванный содействовать развитию внешней торговли и «коммерческих оборотов с заграницей». Однако со своим скромным капиталом он не мог добиться серьезных успехов и в 1924 г. был преобразован во Внешторгбанк. Постановлением СНК от 15 января 1927 г. закреплялось положение, согласно которому 51% акций этого банка принадлежал государственным предприятиям и учреждениям.
Осенью 1922 г. в стране был образован Торгово-промышленный банк (Промбанк), предназначенный для кредитования государственной промышленности. Только за два последующих года он увеличил количество своих филиалов с 38 до 84. Он аккумулировал крупные финансовые ресурсы, необходимые для финансирования на долгосрочной основе капитального строительства. Такую же роль играл и другой узкоспециализированный банк — Акционерный банк по электрофикации (Электробанк). Его задачей являлось финансирование развития всей электроэнергетики страны путем оказания целевого долгосрочного и краткосрочного кредитования, а также осуществления коммерческого кредитования строительства электростанций.
В ходе реализации новой экономической политики в стране постепенно начала создаваться и система сельского кредита. Законами от 24 января и 16 августа 1922 г разрешалось образование сельскохозяйственных и кредитных товариществ, а в 1924 г. был образован Центральный сельскохозяйственный банк (ЦСХБ).
Уже в первый период банковского строительства (конец 1921 — 1922) начали создаваться местные (так называемые коммунальные и городские) банки. Как правило, они учреждались исполкомами в форме акционерных обществ. В задачи таких банков входили: 1) кредитование коммунального хозяйства; 2) предоставление местному населению кредитов на строительство; 3) обслуживание краткосрочных кредитов, а также местных кооперативных и частных предприятий.
Справедливости ради отметим, что кредитные институты страны с самого начала их воссоздания и вплоть до завершения новой экономической политики (начало 30-х гг. XX в.) были ограничены в финансовых ресурсах. Их объемов иногда не хватало даже для краткосрочного финансирования. Являясь государственными учреждениями и располагая, по существу, только одним основным источником средств — госбюджетом, банки не были самостоятельны. Они, скажем, не могли отказать в предоставлении кредита некредитоспособному государственному предприятию (так называемому несостоятельному должнику), не могли пользоваться рыночными регуляторами, отражающими конъюнктуру рынка и одновременно на нее воздействующими.
Начатая в 1927 г. реформа кредитной системы была направлена на усиление роли, места и значения кредитов и банков в экономике. Постановлением ЦИК и СНК СССР от 30 января 1930 г. определялась замена товарного (коммерческого) кредитования в сфере обобществленного сектора экономики (т.е. в сфере деятельности государственных, кооперативных обществ без участия иностранного капитала) прямым банковским кредитованием. Тем самым существенно упрощались и упорядочивались расчеты и все обменно-распределительные процессы. Они ставились под прямой единый контроль, вписанный в жесткие вертикальные схемы кредитования.
Реформы сопровождались и рядом негативных последствий: увеличивались размеры «перекредитования», сверхнормативные запасы материальных ценностей, возросла денежная масса в обращении. Это отягощало процесс оборота основного и оборотного капитала.
Среди методов государственного воздействия на экономику в условиях нэпа значительное место отводилось научно-технической политике. Осуществлялось это воздействием на различных уровнях экономики — общегосударственном, отраслевом, отдельных промышленных предприятий или их объединений. Именно тогда, в начале 20-х гг., выкристаллизовалась необходимость разработки единого для всей страны хозяйственного плана восстановления и реорганизации промышленности и земледелия на новой основе.
Главным звеном хозяйственного возрождения России признавался быстрый рост производительности труда в отраслях, определяющих технический прогресс, и прежде всего в тяжелой промышленности. Решение этой задачи предлагалось осуществить на основе интенсификации (подъема напряженности труда), механизации (увеличения в трудовом процессе механических двигателей и приспособлений) и рационализации (соответствия трудовых операций и использования результатов труда требованиям науки и техники).
Показатели роста экономики в восстановительный период за счет этих доминирующих факторов были поразительными. Так, в первый этап восстановительного процесса в 1921 — 1922 гг. прирост промышленного производства составил более 40%, во второй (1923—1924) — 31%'.
Наиболее надежным способом для разрешения всех этих проблем (и это отмечалось практически с первых дней советский власти) была электрификация страны. В свою очередь, выполнение программы электрификации, надолго определившей стратегию государственной научно-технической политики, потребовало соответствующего обеспечения: развития материальной базы крупной индустрии, создания сельхозмашиностроения, химической промышленности, строительной индустрии и т.д. Программы развития этих отраслей экономики объединялись в единый хозяйственный план страны. Согласно оформившейся концепции государственному плану предлагалось придать лаконичную, популярную и наглядную форму, способную увлечь «массу ясной и яркой (вполне научной в основе) перспективой».
Это было тем более важно, что решение социальных проблем с экономической и политической точке зрения увязывалось с достаточно высоким уровнем развития экономики. План электрификации, рассчитанный на 10—15 лет, был утвержден съездом Советов 21 декабря 1921 г. и получил название ГОЭЛРО (Государственная комиссия по электрификации России). С этого времени он приобрел силу закона, призванного обеспечить:
• техническое перевооружение всех отраслей экономики и на этой основе достижение высоких темпов роста производительности труда;
• преимущественный рост тяжелой индустрии как необходимое условие развития всего народного хозяйства и укрепления обороноспособности страны;
• опережающие темпы роста электроэнергетического хозяйства;
• строительство крупных электростанций (планировалось соорудить 30 районных электростанций, в том числе 10 ГЭС общей мощностью 1,75 млн кВт и годовой выработкой 8,8 млрд кВт - ч);
• широкое использование местных энергетических ресурсов и комплексная эксплуатация водных богатств путем строительства гидроэлектростанций;
• строительство высоковольтных линий электропередач, создание энергетических систем, объединяющих энергетическое хозяйство нескольких экономических районов;
• рациональное размещение энергетического хозяйства как фактора, определяющего эффективное использование производительных сил страны, создание индустриальных центров.
К началу 30-х гг. план ГОЭЛ РО был выполнен. По существу, это явилось первой в мировой практике научно обоснованной попыткой перспективного общегосударственного планирования, долженствующей создать возможности для перехода к новым принципам, способам и методам управления экономикой, для сочетания рыночных и плановых инструментов в решении социально приемлемых задач. Поэтому не удивительно, что выполнение единого общегосударственного плана сопровождалось: во-первых, восстановлением и развитием товарообмена между промышленностью и сельским хозяйством; во-вторых расширением производственной самостоятельности, инициативы и предприимчивости крупных промышленных предприятий в деле распоряжения финансовыми и материальными ресурсами; в-третьих, дотационной поддержкой малых и средних предприятий; в-четвертых, допущением сдачи в аренду частным лицам, кооперативам, артелям и товариществам
государственных предприятии; в-пятых, развитием и всемерной поддержкой различных форм кооперации.
В научных дискуссиях был найден и механизм их взаимодействия, адекватный новой системе рыночно-плановых отношений. Таким механизмом стал хозяйственный расчет. Государственные предприятия, все стороны деятельности которых строились на основе сметного финансирования и централизованного снабжения, переводились на хозяйственно-оперативную самостоятельность, самоокупаемость и самофинансирование. Это положило начало созданию государственных трестов, т.е. предприятий, которым предоставлялась самостоятельность, закрепляемая их уставами, и которые действовали на началах хозяйственного расчета с целью извлечения прибыли. Государственная казна за долги трестов не отвечала. По своим обязательствам они несли ответственность в пределах находящегося в их распоряжении имущества.
К сентябрю 1922 г. процесс создания трестов охватил почти всю территорию России. Например, в электротехнической промышленности было образовано 19 трестов, объединявших 104 предприятия с числом работающих более 20 тыс. человек; в текстильной — 52 треста, в которые объединилось 484 предприятия с числом занятых 285 тыс. человек, и т.д.
Можно сказать, что тресты сформировались как новая форма управления государственной промышленностью, в основе которой лежало использование рыночных отношений. В конечном итоге в структуре управления экономикой образовались два уровня: на одном находились хозяйствующие субъекты — тресты, не имеющие административной власти; на другом — органы госуправления, сосредоточившие в своих руках административные, надзорные и контрольные функции.
Использование рыночного механизма, хозрасчетной заинтересованности и материального стимулирования повлекло за собой образование синдикатов, т.е. добровольных (на паях) объединений трестов. Синдикаты были призваны: во-первых, подчинить хозрасчет трестов общеэкономическим задачам и использовать механизм планового регулирования как экономики в целом, так и отдельных ее отраслей; во-вторых, реализовать на практике взаимосвязь трестированной промышленности с рынком путем определения емкости рынка, анализа структуры спроса и предложения, организации сети оптовой и розничной торговли; в-третьих, наладить эффективно действующий механизм снабжения промышленности материалами, сырьем и полуфабрикатами.
В условиях конкуренции на внутреннем и внешнем рынках крупные хозяйственно самостоятельные тресты и синдикаты объективно принуждались к проведению собственной научно-технической политики, согласуемой с реальной рыночной конъюнктурой. Такая политика определялась:
1) ограниченностью финансовых ресурсов, а также необходимостью и целесообразностью нормирования, улучшения калькуляционной работы, ценообразования;
2) выходом синдикатов не только на внутренний, но и на внешней рынок, стимулирующим изучение его конъюнктуры и усиливающим внимание к ассортименту и качеству товаров, к их рекламе;
3) необходимостью не только согласовывать производственные программы входящих в синдикаты трестов с потребностями и емкостью рынка, но и активно содействовать возникновению новых производств, распространению новых технологических знаний и подготовке квалифицированных специалистов.
Понятно, что ни одна из этих задач не могла быть решена вне рамок государственной научно-технической политики. Поэтому в структуре синдикатов стали создаваться новые подразделения — технические отделы, определяющие научно-техническую перспективу.




Лекция, реферат. Дискуссии 20-х гг. о необходимости и основах планового управления экономикой. Теория и практика НЭПа - понятие и виды. Классификация, сущность и особенности. 2021.


НТП в период НЭПа

Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. Уникализировать текст 



Важнейший формой реализации единой научно-технической политики государства в 20-е гг. стало создание прикладных научно-исследовательских институтов (НИИ). Координацию их деятельности осуществлял специально образованный еще в 1918 г. научно-технический отдел ВСНХ. К концу 1923 г. НТО координировал работу 14 крупных НИИ и специализированных лабораторий, а в 1926 г. — уже 33. Помимо системы НТО, научные учреждения функционировали и в ряде других ведомств, в частности в Наркомпросе, Наркомздраве и др. Важно подчеркнуть, что деятельность всех их была направлена на централизацию управления перспективными научно-техническими разработками и внедрение их в практику хозяйствования.
В лице хозрасчетных трестов и синдикатов государственные НИИ имели конкретных заказчиков, финансировавших проводимые работы. И тем не менее эти новые формы хозяйственных связей в сфере научных исследований и опытно-конструкторских разработок порождали определенные проблемы, возникающие в первую очередь в области сочетания плановой и коммерческой стороны деятельности НИИ. К концу 20-х гг. госорганы стали все более жестко увязывать работу НИИ с планированием. Это приводило к свертыванию целого ряда перспективных научных исследований, подталкивало НИИ к выполнению хоздоговорных работ в ущерб долгосрочным проектам. В свою очередь, коммерциализация науки создавала опасность свертывания теоретических иссле-дований, сужения рамок использования результатов выполненных работ пределами того треста (синдиката) или той отрасли промышленности, которые оплачивали эти работы.
Практика нэпа достаточно ясно показала, что эффективность связей между наукой и производством во многом снижалась из-за слишком медленных структурных преобразований в экономике. К середине 20-х гг. возникло стремление хозрасчетных трестов и НИИ соответствующего профиля к максимальной координации работ и даже к слиянию в единые научно-производственные объединения. Однако эта тенденция нивелировалась усиливающейся бюрократизацией управленческого аппарата, громоздкостью организационной надстройки, необходимостью согласовывать каждый свой шаге вышестоящими инвестициями.
Особое место в механизме государственной научно-технической политики того времени занимало международное сотрудничество. Наиболее приемлемыми формами хозяйственных контактов с заграницей считались концессии и договоры о технической помощи. Экономические цели такого рода сотрудничества были сформулированы в декрете СНК «О концессиях» еще 23 ноября 1920 г. В нем подчеркивалась необходимость привлечения в Россию технических сил и материальных средств промышленно развитых стран.
Концессии создавали возможность: 1) привлекать в Россию иностранные инвестиции и ввозить торговый капитал в виде промышленных технологий, машин, оборудования, материалов и полуфабрикатов; 2) использовать зарубежный опыт организации отдельных производств; 3) повышать занятость и квалификацию работников; 4) достичь более высокого уровня культуры производства; 5) повышать товарность крестьянских хозяйств; 6) улучшать расчетный, в частности валютный, баланс страны за счет притока иностранной валюты и импортозамещения. В результате выделились такие важнейшие сферы концессионных соглашений, как эксплуатация природных ресурсов, промышленность, сельское хозяйство, транспорт, коммунальное хозяйство и др. (табл. 2.1).
Другой распространенной формой международного сотрудничества стали договоры о технической помощи. В них предметнее, чем в концессиях, определялись роль и задачи, стоящие перед иностранными специалистами, степень их участия в строительстве объектов в нашей стране, сроки и место нового сотрудничества. В своих связях с иностранными партнерами советское правительство ставило следующие задачи: минимизация затрачиваемых средств; получение в кратчайшие сроки максимальной отдачи; возможно более быстрое освоение отечественными специалистами импортной техники и технологии. Напри-мер, с помощью импортного оборудования, поставляемого в соответствии с договорами о техническом сотрудничестве с зарубежными странами, были построены Днепрогэс, Горьковский автомобильный завод, Государственный подшипниковый завод, Ростсельмаш и др.
Что касается самостоятельных хозрасчетных трестов и синдикатов, то в их договорах о технической помощи с иностранными компаниями почти всегда ставилась цель организации нового производства, т.е. именно в этом случае заключение контрактов с зарубежными фирмами в большей степени носило инновационный (чаше всего пилотажный) характер.
К концу 20-х гг. государство, а также отдельные тресты и синдикаты существенно увеличили количество договоров о технической помощи. Так, если в 1926 г. таких крупных договоров было 21, в 1927 г. — 32, то в 1928 г.— уже 48.
В 1929 г. государственными органами было заключено 50 крупных договоров с иностранными фирмами. Большинство из них приходилось на металлургическую промышленность — 13, химическую — 12, электротехническую — 11 (табл. 2.2).
 
 
 
К началу 30-х гг. научно-техническая политика Советского государства стала изменяться. В первую очередь это было связано с общими процессами сокращения сферы действия рыночных отношений и централизацией управления. Научно-техническая политика подчинялась плановой деятельности государства. С ликвидацией в 1929 г. синдикатов резко сократились вертикальные и горизонтальные хоздоговорные связи, сузилась сфера взаимовыгодных международных контрактов.
Как уже отмечалось, в первые годы нэпа были созданы хозрасчетные тресты, работавшие для получения прибыли. Однако надо иметь в виду, что число хозрасчетных трестов было в целом невелико (400—500 трестов по всей стране). Предприятия, входившие в состав трестов, хозрасчетными правами не пользовались.
Между руководством предприятий и трестов шла борьба за расширение прав предприятий, за перевод их на хозрасчет. Принятое в 1927 г. Положение о государственных промышленных трестах обязывало руководителей трестов перевести входившие в их состав предприятия на хозрасчет, выделить им самостоятельный счет в банке, предоставить право осуществлять операции на рынке. Перевод предприятий на хозрасчет, стимулирование их инициативы и заинтересованности могли сыграть решающую роль в разрешении тех противоречий, с которыми столкнулась экономика во второй половине 20-х гг.. Этого, однако, не произошло. Тресты, которым вопреки их ведомственным интересам был поручен перевод предприятий на хозрасчет, затягивали претворение в жизнь Положения 1927 г. Неоднократно принимавшиеся дополнительные поста-новления и проверки мало помогли делу. К концу 1929 г. предприятия так и не были переведены на хозрасчет.
По этим и другим причинам на рубеже 20—30-х гг. был взят курс на свертывание и ликвидацию товарно-денежных отношений, кредитно-денежного регулирования экономики, хозрасчетных отношений в промышленности, рыночной смычки между городом и деревней. Экономика переходила на путь жесткого планирования и централизованного регулирования.
Преобразования, осуществленные в условиях новой экономической политики в России, свидетельствуют о том, что уже тогда в чрезвычайных условиях была создана экономика, ориентированная на социально приемлемый результат. Несколько позднее хозяйственные механизмы и инструменты, проверенные российской практикой (хотя и в иных исторических условиях), были использованы во многих странах мира.
Среднегодовой прирост за годы нэпа составил 41%. Вот как, например, выглядела динамика валовой продукции того времени в ценах 1926-1927 гг. (в % к предшествующему году): 1921 г. — 142,7%; 1922 г. — 130,5; 1923 г. - 152,4; 1924 г.- 116,4; 1925 г. - 166,4; 1926 г. - 138,2; 1927 г.- 117,3; 1928 г.- 122,4; 1929 г.- 124,4%.
На протяжении девяти лет подряд (1921 — 1929) среднегодовой прирост ВВП составлял 34,5%, а среднегодовой прирост производства — 41%. Об этом свидетельствуют данные о темпах роста крупной промышленности: 1921 - 41,2%; 1922 - 30,8; 1923 - 53,3; 1924 - 16,4; 1925 -65,9; 1926-38,3%.



Лекция, реферат. НТП в период НЭПа - понятие и виды. Классификация, сущность и особенности. 2021.

Оглавление книги открыть закрыть

Г.В. Плеханов - экономические взгляды
Экономические взгляды В. И. Ленина
Экономические взгляды Д. И. Менделеева
Обоснование «концепции материальных предпосылок социализма» П.Б. Струве
Доктрина планового хозяйства А.А. Богданова
С.Н. Булгаков о христианском экономическом мировоззрении
Дискуссии 20-х гг. о необходимости и основах планового управления экономикой. Теория и практика НЭПа
Н. И. Бухарин и его вклад в развитие отечественной экономической мысли
А. В. Чаянов. Основные идеи о формах организации крестьянского хозяйства
Н. Д. Кондратьев. Теория экономической динамики и больших волн хозяйственной конъюнктуры
В. В. Новожилов. Измерение затрат труда, капиталовложений, средств труда и результатов при оптимальном планировании
В. В. Новожилов. Измерение затрат и результатов при оптимальном планировании
В. В. Леонтьев - разработчик идеи моделирования экономических процессов (модель «затраты-выпуск»)
Краткая биография В. В. Леонтьева
С. Г. Струмилин. Научное обоснование необходимости и возможности экономики планомерного развития
B. C. Немчинов — создатель направления экономико-математических исследований
Л. В. Канторович. Разработка эффективного использования ресурсов, решение задач оптимизации
Н. П. Федоренко. Разработка системы оптимального функционирования экономики
Л. И. Абалкин и круг решаемых им проблем экономической науки
Д. С. Львов. Идеи нравственной экономической науки
Недостатки политэкономии СССР, обусловившие развал страны
Б. М. Молчанов и его роль в зарождении маркетинга в России
К. А. Смирнов. Приоритетные разработки, составившие этап развития истории экономической мысли России
Личные потребности и их возвышение по мере развития социализма
Условие обязательности удовлетворения действительных потребностей в социалистической экономике
Количественная оценка уровня удовлетворения потребностей
Измерение степени удовлетворения развивающихся потребностей трудящихся
Проблема дефицита товаров в СССР




« назад Оглавление вперед »
С.Н. Булгаков о христианском экономическом мировоззрении « | » Н. И. Бухарин и его вклад в развитие отечественной экономической мысли






 

Похожие работы:

Воспользоваться поиском

 

Учебники по данной дисциплине

Макроэкономика
Экономическая теория
Экономический словарь
Транспортная задача и транспортная модель
Собственность. История развития и ключевые вопросы.
История экономических учений. Краткий курс.
История экономических учений. Курс лекций.
Экономическая теория. Учебник.
Мировая экономика. Курс лекций.
Основы микроэкономки
Валютные операции и валютное регулирование
История экономических учений. Учебник.
Экономика
Макроэкономика
Билеты по экономической теории
Учебники, лекции, шпаргалки по экономике
Основы экономической теории - базовый курс
Экономический рост: значение, различия, методы исследования
АФХД лекции
АФХД лекции 2
Исследование экономических процессов
Основы экономики
Экономика отраслевых рынков
Экономика общественного сектора
Микроэкономика. Курс лекций
Экономическая политика государства
Экономика учебник онлайн
Основы экономики. учебник
Экономическая теория. Учебник 2017
Собственность в экономике
Совершенная конкуренция
Макроэкономика учебник