-
Пройти Антиплагиат ©



Главная » История отечественной экономической мысли » А. В. Чаянов. Основные идеи о формах организации крестьянского хозяйства



А.В. Чаянов. Основные идеи о формах организации крестьянского хозяйства

Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. Уникализировать текст 



Аграрный вопрос является одним из ключевых в российской экономической школе. Особенно острые дискуссии по аграрному вопросу развернулись в России после отмены крепостного права. В спорах о судьбах сельского хозяйства и аграрной политики участвовали многие выдающиеся экономисты страны, среди них выделяются те, кто вошел в элиту российской школы экономической мысли. Одними из первых были А.В. Васильчиков и В.П. Воронцов, которые подвергали критике и отрицали западноевропейский капитализм и искали для России иные пути развития, в том числе в аграрном секторе.
Большую научную работу о развитии аграрных отношений, оцененную только в последние десятилетия, проделал выдающийся русский экономист-аграрник Чаянов. Его труды признаны во многих странах, а в Китае А.В. Чаянова рассматривают как главного теоретика успешно и масштабно осуществленной Дэн Сяопином реформы аграрного сектора.
Основной круг научных интересов А.В. Чаянова — изучение процессов, происходящих в сельскохозяйственном секторе России, специфики социально-экономических отношений в нем. Главным предметом исследований ученого было семейно-трудовое крестьянское хозяйство. Чаянов доказал неприменимость выводов классической экономической теории к крестьянскому хозяйству, для которого была характерна некапиталистическая мотивация. Обширные исследования позволили ученому сделать вывод о том, что крестьянское хозяйство в России отличается от фермерского самим мотивом производства: фермер руководствуется критерием прибыльности, а крестьянское хозяйство — организационно-производственным планом, представляющим собой единство денежного бюджета, трудового баланса во времени и по различным отраслям и видам деятельности, оборота денежных средств и продуктов. Он отметил, что крестьянскую семью интересует в первую очередь не рентабельность производства, а рост валового дохода, обеспечение равномерной занятости для всех членов семьи.
А.В. Чаяновым сформулировано положение об исключительной выживаемости крестьянского хозяйства, которое долгое время способно выдерживать такое понижение цен и повышение издержек, которое полностью уничтожает прибыль и часть заработной платы, что совершенно неприемлемо и полностью разорительно для предпринимателей, пользующихся наемным трудом.
Рассматривая вопрос о потребительской природе крестьянского хозяйства, А.В. Чаянов обратился к теории предельной полезности, имевшей в то время широкое распространение, особенно в западноевропейской экономической мысли. Он считал, что в крестьянском хозяйстве существует определенный «естественный предел» увеличения продукции, который наступает тогда, когда «тягость предельной затраты труда» будет равняться субъективной оценке предельной полезности получаемой суммы. Точнее сказать, что затрата собственных сил идет до того предела, при котором крестьянское хозяйство получает все необходимое для существования своей семьи.
С теорией крестьянского хозяйства, изложенной в основной работе Чаянова «Организация крестьянского хозяйства» (1925), связана его идея о кооперации, которой он начал заниматься со студенческих времен и продолжал в своей научно-педагогической деятельности. По его мнению, предпосылок для развития фермерских хозяйств американского типа в России нет, несмотря на то что крупное сельскохозяйственное производство имеет существенные преимущества по сравнению с мелким. Поэтому оптимальным для России было бы сочетание отдельных крестьянских хозяйств с крупными хозяйствами кооперативного типа. Чаянов считал, что кооперация способна соединить различные виды и формы деятельности, формируемые по вертикали «от поля к рынку». При этом за семейным производством остается процесс выращивания растений и животных. Все остальные операции — переработка продукции, ее транспортировка, реализация, кредитование, научное обслуживание будут осуществляться кооперативными организациями. Развитие кооперативов, которые вступают в непосредственные контакты, минуя капиталистически организованные предприятия, ослабляет последних.
Таким образом, каждая новая форма кооперации (потребительская, производственная, кредитная — через организацию сберегательных касс кооперативов) осуществляет «подрыв и сужение роли» какого-нибудь вида капиталистической эксплуатации, считал А.В. Чаянов, заменяя его «товарищеским» методом удовлетворения потребностей.
В целом творчество Чаянова отмечено высокой культурой и профессионализмом научных исследований, которые характерны для российской экономической мысли начала XX в. Большую ценность работам А.В. Чаянова придает комплексность исследований, где критерием включения в круг рассматриваемых проблем является нацеленность автора на конкретный практический результат, а также на конкретного пользователя с учетом его научного и обыденного понимания. Поражает именно комплексность чаяновского подхода. Удивительно, как смог один ученый сделать то, что сейчас «делают» десятки специализированных научных учреждений: одни занимаются проблемами скотоводства, другие — растениеводства, третьи — экономикой сельского хозяйства, четвертые — проблемой земельных отношений а российское сельское хозяйство по сравнению с последними годами существования СССР находится в отсталом состоянии, так как аграрная наука не предлагает подобных чаяновским конкретных комплексных исследований, способных превратить данную отрасль в высокодоходную и высокопроизводительную.
Жизненный и научно-педагогический путь А.В. Чаянова
Александр Васильевич Чаянов родился в 1888 г. в Москве, в купеческой семье. В 1906 г. после окончания частного реального училища Воскресенского он поступил в Московский сельскохозяйственный институт (до 1889 г. — Петровская земледельческая и лесная академия), который до этого закончили его мать и двоюродный брат. Обучение в Петровской академии было периодом активного интереса А.В. Чаянова ко многим областям знания: статистика, агрономия, крестьянские хозяйства, история сельского хозяйства в России и за рубежом, методы естественных наук и т.д. В этот период он близко сошелся со своим однокурсником Н.И. Вавиловым.
Вспоминая эти годы, Вавилов писал: «Это была пора, когда в академии было 300 студентов, знавших друг друга, когда вся академия от профессоров до студентов была большой дружной семьей. То была пора кружков любителей естествознания, общественной агрономии, дополнявших и без того прекрасную школу Студент ловил идеи у профессуры и сам быстро превращался в исследователя.
А.В. Чаянов подготавливает много докладов в семинарах А.Ф. Фортунатова, В.Я. Железнова и других, с увлечением работает в лаборатории физиологии растений Н.Н. Худякова, посещает наиболее популярные студенческие кружки — любителей естествознания и по общественной агрономии. Но уже в этот период из обширного круга интересов молодого исследователя выделяется область науки, определившая его основное научное направление, в которое он внес большой вклад и которое составило его имя в русской экономической мысли XX в. — организация крестьянского трудового хозяйства и кооперация. В это же время сформировалась и методология его экономического учения, в которой необходимо выделить следующие особенности.
Первое — это попытка целостного, системного осмысления задач науки (с позиции и философии, и естествознания, и социологии, и политэкономии). Второе — выбор основных направлений будущих исследований: крестьянское трудовое хозяйство, кооперация, общественная агрономия. Третье — отработка инструментария, методики исследовательской работы; отсюда его интерес к статистике и счетному методу.
Ко времени окончания учебы А.В. Чаянов был автором 18 печатных работ, разнообразных по научной направленности. В 1908 и 1909 гг. во время студенческих каникул он посетил Италию и Бельгию, где изучил организацию агрономии и сельскохозяйственной кооперации. Его доклады по возращению на родину были опубликованы в журнале «Вестник сельского хозяйства» и вызвали большой интерес в научных кругах и среди кооператоров и агрономов-практиков. В этих публикациях двадцатилетий Чаянов впервые сформулировал свое понимание о том, что внутренняя структура крестьянского хозяйства «раскрывает перед нами связку, ряд отдельных сельскохозяйственных технических процессов, которые волевою деятельностью «хозяйствующего человека» соединяются экономически в хозяйство. Каждый из этих процессов настолько самостоятелен, что может быть выделен, не нарушая общего организационного плана хозяйства».
Этот вывод стал в дальнейшем для Чаянова отправной точкой в оценке сущности и значения крестьянской кооперации: «Возможность — без крупной ломки организационного плана мелкого сельского хозяйства организовать некоторые его отдельные технические, хозяйственные процессы, в которых крупное производство имеет несомненное преимущество, — путем выделения их и слияния с подобными процессами у соседей в кооперативе».
В студенческие годы под влиянием революционных идей 1905— 1907 гг. А.В. Чаянов стал убежденным социалистом, но беспартийным. Летом 1910 г. еще до официального получения диплома он был оставлен для подготовки к научной и преподавательской деятельности при кафедре сельскохозяйственной экономии, привлекался к работе по бюджетным обследованиям (1911), в дальнейшем был приглашен для чтения различных экономических курсов в МСХИ, Московском коммерческом институте, Московском народном университете им. А.Л. Шанявского.
В 1912 г после годичной стажировки в Западной Европе А.В. Чаянов завершает свою первую крупную работу «Очерки теории трудового хозяйства». Этим трудом он вносит важный вклад в формирование нового организационно-производственного направления русской экономической мысли.
В научном отношении Чаянове первых публикаций примыкал к «организационно-производственной школе», заложенной в 1904 г. А.Н. Челинцевым, затем стал ее видным представителем и фактическим руководителем (в 20-е гг. это научное направление получило название «Школа Чаянова»).
А.В. Чаянов и его единомышленники (А.Н. Челинцев, Н.П. Макаров, А.А. Рыбников) ставили своей целью улучшение крестьянского трудового хозяйства на основе рациональной организации производства, внедрения передовой технологии, кооперирования сбыта и переработки сельскохозяйственной продукции. Эта новая организация крестьянского хозяйства рассматривалась А. В. Чаяновым и его единомышленниками без ломки существующего политического и экономического строя России. Они придерживались семейно-трудовой теории крестьянского хозяйства, с помощью которой доказывали его исключительную выживаемость и устойчивость. Выживаемость и устойчивость крестьянского хозяйства многократно усиливалась посредством кооперации, которой ученый уделяет пристальное внимание и максимум усилий.
Свои идеи о кооперации А.В. Чаянов успешно реализует на практике. В 1915 г. вместе с С.Л. Масловым, А.А. Рыбниковым и В.И. Анисимовым он создает Центральное товарищество льноводов, которое уверенно и быстро завоевывает внутренний и мировой рынок.
Успешная деятельность российских кооператоров начала XX в. во многом определялась наличием хорошо подготовленных кадров — организаторов кооперативного движения. А.И. Чаянов придавал подготовке кадров большое значение. В 1912—1915 гг. он завязывает многочисленные контакты в научной и педагогической сфере. В 1915-1916 гг. кооперативный отдел университета им. А.Н. Шанявского, где Чаянов преподает, становится по существу центром русской кооперации. Именно здесь формируется то ядро, которое в июле 1915 г. организует Всероссийский центральный кооперативный комитет, оформившийся в 1917 г. во Всероссийский Совет кооперативных съездов — высший орган кооперации. Именно это ядро решится выдвинуть в 1917 г. кооперацию в качестве самостоятельной общественной организации на политическое поприще.
Непременным участником всех кооперативных инициатив станет А.В. Чаянов. Его избирают в члены Всероссийского Совета кооперативных съездов, который выдвигает А.В. Чаянова в качестве представителя от кооперации в учреждения Временного правительства (Государственный комитет по народному образованию, Министерство земледелия, Предпарламент) и общественные организации (Лига аграрных реформ и др.).
Начало активной научной и преподавательской деятельности А.В. Чаянова пришлось на время проведения в России аграрной реформы П.А. Столыпина. Но он не поддержал идеи Столыпина, более того, отнесся к этой реформе отрицательно, поскольку искал пути включения в современную экономику не только для «сильных», но и «для всей массы трудовых крестьянских хозяйств, как правило, не принимающих наемного труда».
Главное направление деятельности А.В. Чаянова в этот период, наравне с кооперацией, — разработка аграрной реформы. Он становится одним из инициаторов создания Лиги аграрных реформ, имевшей целью пересмотр устаревших с 1905—1907 гг. аграрных программ и перенесение их «из узких мест партийных переулков и партийной политики на более широкую площадь совместной работы всех экономических сил страны». В 1917 г. (апрель—июнь) Чаянов выступил на съездах Лиги аграрных реформ с докладом о принципах, задачах и проекте аграрной реформы в России. Его предложения по аграрному вопросу сводись к трем важнейшим принципам:
1) трудовое кооперативное крестьянское хозяйство должно лечь в основу аграрного строительства и ему должны быть переданы земли нашей родины;
2) передача эта должна совершиться на основе государственного плана земельного устройства, планомерно и организованно осуществляемого без нарушения производственного напряжения нашего народного хозяйства;
3) земельное устройство есть только часть решения аграрной проблемы, которая включает в себя все вопросы, связанные с общими условиями сельскохозяйственного производства, организацией трудовых хозяйств и связи этих хозяйств с общим мировым хозяйством.
Свое обоснование аграрной программы А.В. Чаянов изложил в брошюре «Что такое аграрный вопрос?» (1917). По существу, он выразил в ней революционные требования 1917 г: «Земля — трудовому народу!» Ученый писал: «...все земли, находящиеся сейчас в пользовании крупного помещичьего хозяйства, должны быть переданы в руки трудового крестьянского хозяйства»; эта передача частновладельческих земель крестьянству могла быть произведена и в форме социализации и национализации, и муниципализации, и с помощью «единого налога на землю», изымающего в пользу народа всю земельную ренту, и, наконец, через создание «системы государственного регулирования землевладения» при запрещении продажи и покупки земли.
А.В. Чаянов стремился найти решение аграрной проблемы с наименьшими затруднениями и с минимальными затратами провести обобществление земель и передачу их «трудовому хозяйству». Он отвергал и капитализм, и «государственный социализм», и «анархический коммунизм». В основу аграрной реформы должны были лечь два принципа:
1) наибольшая производительность народного труда, прилагаемого к земле;
2) демократизация распределения народного дохода».
Обеспечить осуществление обоих принципов, по убеждению А.В. Чаянова, могла только кооперация, и поэтому будущий аграрный строй должен быть кооперативным. Автор радикальной аграрной программы быстро завоевывает политический авторитет, становится членом Главного земельного комитета, членом Временного совета Российской Республики (Предпарламента), товарищем министра земледелия во Временном правительстве (около двух недель), как «беспартийный социалист» избирается делегатом Учредительного собрания.
Каковы были политические позиции А.В. Чаянова в период революции? Прежде всего надо подчеркнуть, что он никогда не состоял в какой-либо политической партии. Активизация его общественно-политической деятельности связана с общим национальным подъемом, с пробуждением «кооперативного самосознания», расширением сферы деятельности кооперации, ее распространением на культуру, просвещение, политику. В области кооперативной работы ранее всего и прочнее утвердил себя Чаянов как личность. Поэтому его общественно-политические позиции правомернее рассматривать в контексте с судьбами русской кооперации.
Кооператоры встретили Октябрьскую революцию настороженно, а некоторые враждебно. Эти настроения отразил состоявшийся в феврале 1918 г. В Москве I Всероссийский кооперативный съезд, который по существу выразил недоверие советской власти. В числе выступавших на съезде был и А.В. Чаянов. Однако вскоре позиции кооперативных лидеров меняются в сторону установления контактов с советской властью. В марте 1918 г. был заключен взаимовыгодный компромисс, закрепленный декретом от 12 апреля того же года.
Однако деловое, сравнительно бесконфликтное сотрудничество кооперации с советской властью продолжалось недолго. Особенно напряженно проходил комбедовский период, когда тенденция огосударствления кооперации и изменения принципов ее работы стала проявляться особенно ярко.
Важнейшим шагом на пути ликвидации самостоятельности кооперации явилась национализация Московского народного (кооперативного) банка (МНБ). Переговоры делегации кооператоров чрезвычайного съезда акционеров банка с В.И. Лениным по поводу этой акции проходили в конце ноября 1918 г. В составе делегации был и А. В. Чаянов. На его вопрос, нельзя ли оставить МНБ как кредитный центр кооперации, который «сохранял бы свою самостоятельность», В.И. Ленин ответил, что он видит в этом выгоду. В.И. Ленин подчеркнул, что отношение советской власти к Центросоюзу всегда было благожелательным, она всегда входила с ним в соглашение и такое же отношение возможно с МНБ.
В резолюции ни слова не говорилось о слиянии кооперативного банка с государственным. Поэтому В. И. Ленин через два дня писал: «Представители съезда тогда заменили свою резолюцию другой, провели через съезд другую резолюцию, в которой вычеркнули все, что говорилось против слияния, но... они выдвинули план особого «кредитного союза» кооператоров, ничем на деле не отличающегося от особого банка!»
2 декабря 1918 г. был принят декрет Совнаркома «О национализации Московского народного банка и кредитовании кооперации». На балансе учреждений Народного банка РСФСР был открыт счет бывшего кооперативного банка.
История национализации МНБ показала, что взаимопонимания договаривающихся сторон не произошло. Переговоры шли на разных языках: кооператоры стояли на «кооперативных» принципах независимости кооперации от государства, В.И. Ленин полагал, что в новом обществе и кооперация должна строиться на новых принципах, которые вскоре и были изложены в ряде документов, особенно в декрете «О потребительской коммуне» от 20 марта 1919 г. Суть их — полный отказ от традиционных принципов кооператива (добровольности объединений, паев и т.д.), принятие обязательного членства и пр. В результате ликвидации кредитного центра кооперация в сущности лишилась возможности свободного финансирования. Она получала от государства субсидии лишь под определенные торговые операции, проводившиеся по заданиям государства.
Вопросы о сотрудничестве с советской властью, о характере отношений с правительственными органами, об участии в них кооператоров и другие оживленно обсуждались с конца 1918 г. В кооперативных центрах, прежде всего в идейном центре сельскохозяйственной кооперации — Сельскосовете.
Большинство рассматриваемых в Сельскововете вопросов было так или иначе связано с вопросом о взаимоотношениях с органами советской власти. При Наркомземе был образован кооперативный комитет, куда вошел и А.В. Чаянов. Однако деятельность комитета не дала ощутимых результатов.
По заданию Наркомзема он разрабатывает сложнейшие теоретические вопросы землеустройства, которые имели большое практическое значение. К своей работе он привлекает лучшие агрономические силы, а также экономистов, статистиков (Н.Д. Кондратьев, А.Г. Дояренко и др.). Организованный им в 1919 г. семинарий по сельскохозяйственной экономии и политике вплотную занимался актуальными проблемами землеустройства.
Весной 1921 г., в переломный момент перехода к нэпу, А.В. Чаянов работает в ответственной комиссии по продналогу при Наркомземе (вместе с И.А. Теодоровичем, Б.Н. Книповичем, А.К. Берзиным, Н.Д. Кондратьевым и др.). Комиссия разработала и приняла 31 марта «Основные принципы построения продналога». В основу перехода от продразверстки к продналогу были положены учет интересов крестьянина, стимулирование его хозяйственной деятельности.
А.В. Чаянов жил жизнью страны и искал приемлемые формы и способы возрождения народного хозяйства. В этот период самым главным в его работе была подготовка первого плана восстановления сельского хозяйства.
1922 год вносит много перемен в жизнь А.В. Чаянова. На базе семинария по сельскохозяйственной экономии и политике создается научно-исследовательский институт под тем же названием. Его директором становится А.В. Чаянов. В том же году его посылают в длительную заграничную командировку.
За рубежом А.В. Чаянов вновь берется за разработку своей теории крестьянского хозяйства. Несколько статей он публикует в немецких журналах, а главный свой труд по этой проблеме — «Учение о крестьянском хозяйстве» — выходит в Берлине в 1923 г. На родине он выйдет в 1925 г. под названием «Организация крестьянского хозяйства», а в 1927 г. с немецкого издания будет сделан перевод на японский язык.
Результаты поездки за рубеж оказались положительными. Советская кооперация уверенно выходила на мировой рынок, возможности которого для России заметно расширялись благодаря установлению дипломатических отношений с рядом стран. И здесь А.В. Чаянов внес свою лепту: он участвовал в подготовке материалов для Генуэзской конференции. Были установлены полезные контакты с иностранными учеными. Русская наука активно выходит из изоляции, тесно сотрудничая с английскими, немецкими, французскими, американскими и другими учеными. Отечественная наука утверждает свой авторитет на самых передовых рубежах.
Институт А.В. Чаянова стремительно расширялся, отпочковались в самостоятельные научные организации коллективы, разрабатывающие комплексы отдельных программ. Так, направление по изучению цен на сельскохозяйственную продукцию, возглавляемое Н.Д. Кондратьевым, оформилось в качестве самостоятельного Конъюнктурного института, предметом исследования которого стала вся мировая экономика.
Взгляды А.В. Чаянова на кооперацию не оставались неизменными. Социально-экономические сдвиги, происходившие в стране, ленинские оценки сущности кооперации при социализме, естественно, вносили уточнения в его позиции. Имея в виду статью В.И.Ленина «О кооперации», Чаянов писал, что процесс перерождения внутреннего социально-экономического содержания кооперативного движения, при замене политического господства капитализма властью трудящихся масс, с особенной ясностью был освещен в предсмертных статьях В.И. Ленина о кооперации.
Кооперативный план В.И. Ленина вобрал лучшие достижения теории и практики кооперативного движения. Известно, что перед тем, как продиктовать статью «О кооперации», Ленин заказал в библиотеке литературу по кооперации, в том числе и книгу Чаянова «Основные идеи и формы организации крестьянской кооперации» (1919). В ленинской библиотеке в Кремле имелось семь работ А. В. Чаянова.
Роковую роль для А.В. Чаянова и его соратников сыграла дискуссия 1927 г. о дифференциации крестьянства. Объективно вопрос о классовом расслоении назрел. Куда оно идет? Интенсивно ли происходит расслоение? Осуществляется ли вымывание середняка? Представляет ли опасность кулак? Все эти вопросы имели важное практическое значение для судеб крестьянства, для страны в целом.
А.В. Чаянова, Н.Д. Кондратьева и других обвиняли в стремлении увековечить индивидуальное хозяйство. Но критики не замечали, насколько крестьянство уже втянуто кооперацией в систему социалистических отношений, что это уже было не то крестьянство, что в начале революции. Кооперация сочетала в себе такую степень личной заинтересованности населения и государственного интереса, которая давала возможность безболезненно и без ломки, медленно, но верно вводить крестьянина в социализм.
В 1928 г. последовали «оргвыводы»: А.В. Чаянов покинул пост директора основанного им Научно-исследовательского института сельскохозяйственной экономии, асам институт был преобразован в НИИ крупного социалистического хозяйства, членом коллегий которого А.В. Чаянова все же оставили.
1929 г. стал поистине годом великого перелома. Переломили и переломали многое. Покаянные речи, а главное — практика их появления в новом свете представляют нам атмосферу того времени — напряженно противоречивую, из которой до 1937 г. оставался шаг, другой.
В конце декабря 1929 г. состоялась знаменитая конференция аграрников-марксистов. С речью выступил И.В. Сталин, который отметил отставание работы на идеологическом фронте от задач классовой борьбы, подверг резкой критике так называемые мелкобуржуазные теории в аграрном вопросе.
Обрушившиеся на А.В. Чаянова обвинения позволили аграрникам-марксистам торжествовать победу над инакомыслящими. Но пройдет еще немного времени и победители по закономерности складывавшейся административной системы разделят судьбу побежденных.
Признание научной несостоятельности организационно-производственного направления, равно как и иных направлений, было тем самым обеспечено. Это облегчило, в свою очередь, следующий шаг — обвинить их представителей во вредительстве и расправиться с ними.
И еще одно обстоятельство следует принять во внимание. Позиции А.В. Чаянова были близки Н.И. Бухарину. Поход против А.В. Чаянова и его последствия стал платформой для обвинения «правых». Таким образом, здесь завязалась сложная игра, в которой А.В. Чаянов оказался замешан. 21 июля 1930 г. он был арестован. Ему было предъявлено обвинение в принадлежности к мифической «Трудовой крестьянской партии», о которой он не имел ни малейшего представления. Затевался новый громкий судебный процесс.
В ожидании его А.В. Чаянов, находясь в Бутырской тюрьме (конец 1930—1931), подвергаемый допросам, продолжает работать. Он пишет работу по истории западноевропейской гравюры и экономическое исследование «Внутрихозяйственный транспорт. Материалы к пятилетке 1933—1937 гг.» Он продолжает жить жизнью страны, как будто ничего не случилось.
Открытый процесс над «Трудовой крестьянской партией» не состоялся, но А.В. Чаянов отсидел четыре года в тюрьме и был сослан в Алма-Ату. Здесь он какое-то время работал в республиканском комиссариате земледелия.
В 1937 г. А.В. Чаянову было предъявлено новое нелепое обвинение, и 3 октября 1937 г. он был приговорен к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение в этот же день. Он погиб в возрасте 49 лет.
Основным теоретическим трудом А.В. Чаянова является его книга «Организация крестьянского хозяйства» (1925). В предисловии автор отмечает, что основные идеи данного труда отражают обстановку, в которой развивалась живая экономическая наука в этот период.
«Основные идеи, излагаемые в настоящей книге, — пишет А.В. Чаянов, — не являются совершенно новыми для читателей экономической литературы. Некоторые из них были впервые изложены автором еще 1912 году, т.е. более 10 лет тому назад, другие постепенно оформлялись в исследовательской работе и печатались в различных статьях и работах, и наконец, в 1922 и 1923 годах автор получил возможность свести их воедино, дополнив разработкой еще не затронутых анализом проблем, и в виде некоторого связного целого опубликовать первоначально на немецком языке».
Достаточно объемная по тому времени «Организация крестьянского хозяйства» состоит из предисловия, введения и семи глав.
Предисловие и введение имеют в данной работе особое значение. В предисловии автор отмечает, что его теория«вызвала немало критических замечаний и разборов, особенно обильных в последние годы, когда целая плеяда экономистов в лице Л.Н. Литошенко, С.Н. Прокоповича, Л.Н. Крицмана, БД. Бруцкуса, С.Н. Дубровского, А.А. Мануйлова, Н.Д. Кондратьева, С.Н. Базыкина и других стремилась поставить под знак вопроса многие из ее положений». Автору вместе с «сотоварищами по направлению экономической мысли» пришлось всячески защищать свои положения, «выковывая под ударами столь разнообразной критики свои формулировки, отбрасывая оправдавшие себя построения, уточняя и дополняя то, что оказалось здоровым и правильным в нашей теории»-.
Во введении А.В. Чаянов, прежде чем приступить к изложению результатов своей многолетней работы, считает, что необходимо точно определить методологические основы работы, единообразное понимание и точность терминологии и т.д.
«Крестьянское хозяйство, — пишет он, — уже в течение многих десятилетий является предметом самого тщательного и подробного изучения. На почве этого изучения не раз возникали острые споры, формировались особые течения экономической мысли, и надо думать, что в русской экономической литературе нельзя найти другую тему, которой было бы посвящено такое же необозримое количество книг и брошюр, представляющих собой самые разнообразные подходы к вопросу и самые различные направления мысли».
Обобщая научный вклад представителей российской аграрной науки начала XX в., А.В. Чаянов отмечает, что «главнейшие факты и эмпирические зависимости», обратившие внимание на особенности в организации крестьянского хозяйства, свидетельствуют о многочисленных нарушениях предпринимательских правил крестьянским хозяйством. Все они ярко выражены в районах аграрного перенаселения, где в основном и проводились исследования Чаяновым и его единомышленниками.
Первую главу «Крестьянская семья и влияние ее развития на хозяйственную деятельность» А.В. Чаянов начинает с определения понятий и прежде всего дефиниции понятия «семья». «Несомненно, — пишет он, — в первую очередь, что понятие семьи, в особенности в крестьянском быту, далеко не всегда бывает тождественно биологическому понятию, лежащему в его основе, и дополняется в своем содержании рядом осложняющих хозяйственных и бытовых элементов. ...Так, по представлению крестьян, в понятие семьи входит круг лиц, постоянно питающихся за одним столом или евших из одного горшка».
Еще больше различий отмечается в размерах семьи. Во многих земледельческих районах славянских стран часто можно встретить сожительство нескольких супружеских пар, относящихся к двум или даже трем поколениям, объединенных в одну сложную патриархальную семью. «Но с другой стороны, — пишет А.В. Чаянов, — в целом ряде индустриализированных районов мы видим, как всякий подросший член семьи еще до своего замужества стремится отпочковываться от отчего дома и обеспечить себе хозяйственную и жизненную самостоятельность».
Автор подробно анализирует особенности состава и развития сельских семей в различных регионах России, но, несмотря на выявленные многочисленные варианты характера семей, их численности и т.д., приходит к выводу, что основой семьи все-таки остается чисто биологическое понятие супружеской пары, сожительствующей со своими нисходящими потомками и престарелыми представителями старшего поколения. «Это биологическая природа семьи в значительной степени определяет ее размеры, а главное — законы ее сложения, хотя, конечно, бытовая обстановка может внести в него немало осложнений».
На основе бюджетных описаний А.В. Чаянов выявляет средний — размер крестьянской семьи — 5—6 человек.
Рассматривая семью как экономическое явление, автор формулирует первую задачу этого экономического анализа: установить, отражается ли на хозяйственной деятельности семьи, ведущей трудовое хозяйство, состояние такого постоянно изменяющегося аппарата, как зависимость размера семьи и количество и состав трудовых ресурсов, т.е. рабочих рук, или, говоря словами А.В. Чаянова, — «трудового аппарата», и если отражается, то в какой мере.
В ходе анализа многочисленных статистических данных Чаянов приходит к выводу, что налицо факт тесной связи между размерами семьи, объемом ее хозяйственной и даже сельскохозяйственной деятельности.
«Однако признавая факт этой зависимости, — пишет ученый, — мы можем остановиться перед вопросом о внутреннем характере установленной связи и предположить, что не размер семьи определяет, как мы думали ранее, объем хозяйственной деятельности семьи, а, наоборот размеры, скажем, земледельческого хозяйства определяют собою размер семьи. Говоря иначе, крестьянин обзаводится семьей сообразно размерам своего материального обеспечения».
Изучая путь строительства крестьянского хозяйства, А.В. Чаянов отмечает, что для согласования числа рабочих рук семьи с размерами и доходами хозяйства необходимо дополнительно определить, в какой мере могут быть использованы эти рабочие руки, какая часть потенциального рабочего времени действительно затрачена, какова будет степень напряжения их труда или степень его самоэксплуатации, какова наличность технических средств производства, с которыми этот труд вступит в производственный процесс, и насколько в конечном итоге будет высока в зависимости от природных условий и рыночной конъюнктуры производительность этого труда. «Только сопоставив давление размера семьи с влиянием этих факторов, установив их взаимоотношения и удельный вес каждого в определении структуры и объема хозяйственной деятельности крестьянской семьи, мы можем приблизиться и к познанию природы крестьянского хозяйства».
Вторая глава чаяновского труда называется «Мера самоэксплуатации трудовых сил крестьянской семьи. Понятие выгодности в трудовом хозяйстве». Прежде всего обращает на себя внимание термин «самоэксплуатация», на чем следует остановиться подробнее. Думается, что это понятие выпадает из общего стиля смысла книги А. В. Чаянова, который в своей работе сам предупреждает, что в преобразовании российского сельского хозяйства нужно постараться избежать «тягчайших форм капиталистической эксплуатации». Под термином «самоэксплуатация» А.В. Чаянов понимал степень напряженности крестьянского труда, и здесь более уместен термин «интенсивность труда».
В понятийном аппарате второй главы важнейшими являются выделенными автором «валовая производительность труда» и «чистая производительность труда».
Под валовой производительностью подразумеваются все материальные доходы, которые получает семья в течение года как от земледелия, так и от других видов приложения своего труда в сельском хозяйстве и промыслах. Под чистой же производительностью — та часть валовой производительности, которая остается за покрытием всех годовых издержек, связанных с восстановлением капитала и годовыми расходами по хозяйству.




Лекция, реферат. А.В. Чаянов. Основные идеи о формах организации крестьянского хозяйства - понятие и виды. Классификация, сущность и особенности. 2021.


Чаянов А.В. Экономические взгляды

Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. Уникализировать текст 



А.В. Чаянов на базе обширного статистического материала сравнивает по различным губерниям и уездам показатели валовой и чистый производительности труда, выявляя большие различия в этих показателях, но не исследуя их детально. «Мы не можем, — пишет он, — в настоящей работе, исследующей внутрихозяйственную организацию крестьянского хозяйства, останавливаться на изучении условий, определяющих высоту производительности труда, так как они зависят не столько от внутрихозяйственных факторов, сколько от народно-хозяйственных условий существования хозяйств. Плодородные почвы, выгодное положение хозяйства в отношении рынка, текущая рыночная конъюнктура, местные земельные отношения, формы организации местного рынка и характер внедрения в крестьянскую толщу торгового и финансового капитализма — вот главнейшие факторы, определяющие собою высоту производительности крестьянского труда и его оплаты».                                                                                                                                                                                                                                              
Автор «Организации крестьянского хозяйства» исследует также проблему сезонного характера труда в сельском хозяйстве. «Мы видим, — отмечает он, — что из общего количества рабочих дней в году на сельское хозяйство в изученных нами районах крестьяне затрачивают сравнительно незначительные доли труда, всего 25-40%. Если даже к этому прибавить все работы промыслового характера, то и в этом случае придется признать, что крестьянский труд используется далеко не в полной степени, давая нормы использования не выше 50%». Главная причина этого, несомненно, лежит в особенностях труда в земледелии. Если в обрабатывающей промышленности трудовые процессы не связаны с каким-либо временем дня или года, то большая часть земледельческого труда носит исключительно сезонный характер, а ряд работ требует особо благоприятных погодных условий, которые не всегда бывают налицо.
Один из выводов, который А.В. Чаянов делает в этой главе, состоит в следующем: «в трудовом земледельческом хозяйстве нормы напряжения труда ниже его полного использования». Далее на основании сделанного вывода ученый ставит вопрос о выявлении резервов интенсификации крестьянского труда, его рационализации, высвобождении времени работников для отдыха и поддержания своего здоровья, обеспечении увеличения доходов хозяйства. Иначе ни к чему полученные данные, наука для науки никому не нужна, — считает он.
По его мнению, очень важной является проблема сезонного распределения физической энергии работника в течение всего времени работы, поскольку запас этой энергии у каждого человека ограничен.
Таким образом, всякое трудовое хозяйство имеет естественный предел своей производительности, который определяется соразмерностью напряжения годового труда семьи со степенью удовлетворения ее потребностей, — этим выводом А.В. Чаянов практически заключает вторую главу. Здесь, правда, приводится еще и анализ годовых хозяйственных балансов крестьянских хозяйств и поднимается вопрос о критериях выгодности их деятельности. Главным показателем выгодности является годовая оплата труда семейного хозяйства, оплата его единицы — это величина производная, зависящая оттого, как в целом решаются задачи хозяйства.
Дальнейшее исследование природы крестьянского хозяйства А.В. Чаянов посвящает выявлению специфики крестьянского хозяйства и его отличия от хозяйства семейного вообще. Во всяком семейном трудовом хозяйстве работа связана с затратой физических усилий, а заработок пропорционален этим затратам, будь то ремесленное хозяйство, хозяйство кустаря или просто любая хозяйственная деятельность трудовой семьи.
Крестьянское хозяйство является гораздо более узким понятием и включает в себя, так как же семейное хозяйство в земледелии, ряд осложняющих элементов, вытекающих из природы земледельческого хозяйства.
Выяснению специфики крестьянского семейного хозяйства А.В. Чаянов посвящает третью главу книги. Функционирование его он описывает на основе теории факторов производства. «Всякое сельскохозяйственное предприятие в организационном отношении характеризуется его системой, под которой следует понимать род и способ соединения количественно и качественно земли, труда и капитала.
Для каждой системы хозяйства, — полагает А.В. Чаянов, — путем ряда организационных расчетов можно определить технически наиболее целесообразное соотношение его производственных факторов, а также абсолютные размеры самого хозяйства, обеспечивающие наименьшую себестоимость продукции, а следовательно, и наибольший доход. Размер семьи, как правило, определяет и размер хозяйства, и состав всех его слагающих. Однако зависимость этих величин не является абсолютной и прямой. Всякое излишнее вооружение труда средствами производства или землею сверх технически оптимального уровня будет излишним обременением хозяйства и не выведет к увеличению его объема, так как дальнейшее напряжение труда за пределы установившегося уровня его самоэксплуатации (интенсивности. — Р.Б.) неприемлемо для семьи, апроизводительность его затрат, естественно, не может быть повышена, раз достигнутая норма обеспечения сама по себе является оптимальной.
А.В. Чаянов изучил громадный объем земской статистики, на основе которой установил эмпирические зависимости между наличием в хозяйстве земли и капитала и размером семьи, и сделал вывод, что труд в сельском хозяйстве, не располагающий необходимыми средствами производства, переключается на промысловые и иные несельскохозяйственные заработки. Он выполнил достаточно новый по тем временам корреляционный анализ между размером семьи (работники и едоки) и производственными условиями крестьянского хозяйства (посевные площади, техническая оснащенность, тягловый скот и т.д.) и пришел к выводу, что если «земля и капитал находятся в минимуме», то на организацию сельскохозяйственного предприятия не оказывает влияния «ни масса труда семьи, оставшихся за бортом этого предприятия, ни масса не удовлетворяемых им потребностей».
Основная содержательная часть книги «Организация крестьянского хозяйства» заключается в четвертой и пятой главах. Весь этот обширный и детальный анализ изначально был сформирован в три больших раздела. Кратко их можно представить следующим образом:
1.  Выбор направления хозяйства на основании информационного материала о доходности отдельных культур, методов земледелия и скотоводства в данном регионе.
2. Организация отдельных отраслей и вспомогательные расчеты (учет рабочих рук в семье, посевных площадей и возможного землепользования, организация тяги (рабочие лошади, кормодобывание, удобрение, инвентарь, постройки, крестьянское хозяйство).
3.  Проверочные балансы (баланс и организация труда, смета и исчисление доходности).
Все изложенное явилось итогом почти двадцатилетней работы ряда русских экономистов, имеющих в своем распоряжении исключительные по богатству материалы, собранные полувековой работой русской земской статистики и в предложенном А.В. Чаяновым систематизированном виде дает более или менее законченное представление о теории крестьянского хозяйства.
В завершающих главах и разделах книги автор рассматривает вопрос о месте крестьянского хозяйства в системе современного народного хозяйства, о свойствах его как социально-экономического целого, его связях с системой капиталистического хозяйства и формах взаимоотношений с ней, а также, что самое важное, — определение возможных форм дальнейшего развития крестьянского хозяйства.
А.В. Чаянов обращает внимание на неоднородность крестьянских хозяйств, на различные факторы, определяющие динамику их развития, и подчеркивает важность всех этих моментов в своем анализе. Он отмечает, что республика наша является земледельческой страной, в которой более половины национального дохода получается от земледелия и скотоводства. Однако в отличие от обрабатывающей промышленности, горного дела и транспорта, главные отрасли которых сконцентрированы в крупнейших предприятиях, сельское хозяйство представляет собой стихию в 18,5 млн распыленных мелких крестьянских хозяйств, развивающихся под давлением стихийных факторов и мало поддающихся какому-либо регулированию.
Несомненной заслугой А.В. Чаянова является то, что уже в этот период, — напомним, его книга вышла в 1925 г., — он поднял вопрос о создании крупных сельскохозяйственных предприятий и включении их в плановую систему народного хозяйства.
«Имея перед собой это исходное (многомиллионную стихию мелких крестьянских хозяйств. — Р.Б.), — пишет он, — мы должны признать, что основным и наиболее сложным вопросом... является вопрос о том, какими методами мы можем увязать эту крестьянскую стихию в общую систему государственного капитализма, и, подчинив регулирующему влиянию государственных центров, ввести в общую систему нашего государственного планового хозяйства».
«При разработке этих методов, — пишет А.В. Чаянов, — мы должны учитывать и то обстоятельство, что основной идеей самой системы государственного капитализма является признание ее переходной формой к законченной социалистической организации народного хозяйства.
Таков самый важный вопрос современной фазы развития нашего народного хозяйства и самая актуальная проблема экономической политики СССР».
Обосновывая необходимость развития крупнотоварного сельскохозяйственного производства, он подчеркивает, что «единственно возможный в наших условиях путь внесения в крестьянское хозяйство элементов крупного хозяйства, индустриализации и государственного плана — это путь кооперативной коллективизации, постепенного и последовательного отщепления отдельных отраслей от индивидуальных хозяйств и организации их в высших формах крупных общественных предприятий».
Начинаясь обычно с объединения мелких производителей в области заготовки средств производства земледелия, кооперация переходит к организации кооперативного сбыта сельскохозяйственных продуктов, развертывая его в формах гигантских союзов, объединяющих сотни мелких производителей.
А.В. Чаянов последовательно прорабатывает все этапы такой «вертикальной кооперации». Кооперировав сбыт и техническую переработку, сельскохозяйственная кооперация тем самым производит концентрацию и организацию сельскохозяйственного производства в новых и высших формах, заставляя мелкого производителя видоизменять организационный план своего хозяйства, сообразно политике кооперативного сбыта и переработки, улучшать свою технику и переходить к усовершенствованным методам земледелия и скотоводства.
Развитие крестьянского хозяйства ученый связывал с развитием техники, электрификации и т.д. «При параллельном развитии электрификации, технических установок всякого рода, системы складочных и общественных помещений, сети усовершенствованных дорог и кооперативного кредита элементы общественного хозяйства количественно нарастают настолько, что вся система качественно перерождается из системы крестьянских хозяйств, кооперирующих некоторые отрасли своего хозяйства, в систему общественного кооперативного хозяйства, оставляющую техническое выполнение некоторых процессов в частных хозяйствах своих членов почти что на началах технического поручения».
Таким образом, путь к кардинальному повышению эффективности аграрного сектора Чаянов видел в массовом распространении кооперации, ее антикапиталистическом содержании. На протяжении всей своей научной деятельности он доказывал, что сельскохозяйственное производство должно основываться на индивидуальных трудовых крестьянских хозяйствах, не использующих наемный труд. Поэтому центральное место в своем учении он отводил именно этому типу аграрного хозяйства и на его основе построил уникальную политэкономическую теорию некапиталистических систем хозяйства, отличную от теории, базирующейся на учении о трудовой стоимости и прибавочной стоимости К. Маркса.
Теория Чаянова всесторонне анализировалась отечественными критиками в первый четверти XXв. Более или менее научно пытались критиковать его теорию марксисты Л.Н. Крицман, B.C. Немчинов, отстаивая концепцию социального расслоения крестьянства. Наряду с научной критикой чаяновские работы рассматривались и с предвзятых идеологических позиций. Его критиками были Г.Е. Зиновьев, И.В. Кузнецов, С.Д. Лысенко, П.А. Оливанов и др. Они предъявляли Чаянову жесткие обвинения в том, что он выступал в качестве защитника интересов кулацкой прослойки крестьянства и теоретически отстаивал путь единоличного развития крестьянского трудового хозяйства. Г. Зиновьев называл его защитником интересов кулака, а И.В. Кузнецов считал, что теория трудового крестьянского хозяйства была для Чаянова лишь одним из средств прикрытия кулацкого хозяйства, представляла собой интересы и идеологию буржуазно-капиталистической верхушки деревни.
Дело в том, что распространенной в советской экономической литературе схеме «кулак — середняк — бедняк» А.В. Чаянов противопоставлял собственную классификацию, включающую шесть типов хозяйств: 1) капиталистические; 2) полутрудовые; 3) зажиточные семейно — трудовые; 4) бедняцкие семейно-трудовые; 5) полупролетарские; 6) пролетарские. Именно он выдвинул план разрешения социальных противоречий в деревне через кооперативную коллективизацию и кооперативный кредит.
Критики, обвинявшие А.В. Чаянов за его якобы приверженность к кулацкому хозяйству, игнорировали тот факт, что предметом изучения ученого было хозяйство, основанное наличном, а не наемном труде. Этосвидетельствует о явной необъективности критики учений Чаянова, ее максимальной идеологизации и политизации в конце 1920-х гг., о нежелании анализировать его теории исходя из принципов истинной науки. Вообще всю критику работ Чаянова этого периода можно рассматривать как целенаправленную травлю, поиск в его работах доказательств «вредительства» в сельском хозяйстве. Такая критика учений А.В. Чаянова искажала его идеи, трактовала их в прямо противоположном смысле, приписывая ему взгляды, которых он не только не придерживался, а часто и прямо отрицал в своих научных работах.
И только время расставило все по своим местам. В 60-е гг. XXв. после почти полувекового забвения теория крестьянского хозяйства А.В. Чаянова заново была открыта вначале зарубежными, а затем и отечественными учеными. Подробным изучением этой теории занимались британские исследователи Д.Торнер и М. Харрисон, которые отметили, что Чаянов, возможно, стал первым в мире экономистом, который начал систематически изучать производственные процессы в крестьянском хозяйстве. В США, Канаде, Австралии, Франции, Германии, Японии, Китае, Вьетнаме в крупнейших университетах изучается теоретическое наследие А. В. Чаянова.
Работы ученого по теории крестьянского хозяйства, главной из которых является «Организация крестьянского хозяйства», переизданы во многих странах мира. В Японии эта книга, два издания которой осуществил профессор Токийского университета Исобэ, стала программным учебником для студентов соответствующих специальностей. Наиболее представительное 8-томное издание основных трудов А.В. Чаянова вышло в Сорбонне.
В отечественной науке в период социализма теория крестьянского хозяйства ученого продолжала рассматриваться с критических позиций. С 1987 г. после реабилитации Чаянова появилось множество публикаций, посвященных как самому ученому, так и его научным теориям. Однако основная масса статей не может быть отнесена к категории научных, так как в них слишком упрощенно и кратко рассматриваются научные взгляды А.В. Чаянова. Большую работу по изучению, поискам неизвестных работ и пропаганде творческого наследия Чаянова проводит его сын В.А. Чаянов.
Надо отметить, что в течение последнего десятилетия (после 2000 г.) появились более глубокие работы, монографии по теории сельскохозяйственной кооперации, но что касается чаяновской теории организации крестьянского хозяйства, то можно сказать, что данная проблема в нашей стране практически не разрабатывалась.
А между тем созданная Чаяновым теория некапиталистических систем хозяйства, организации крестьянского хозяйства является настолько важным экономическим открытием, что позволило современным немецким экономистам включить его работы в список ключевых научных работ (с 1723 по 1950 г.) мировых экономических исследований. Таково признание в мире идей А.В. Чаянова — выдающегося представителя русской экономической мысли.



Лекция, реферат. Чаянов А.В. Экономические взгляды - понятие и виды. Классификация, сущность и особенности. 2021.

Оглавление книги открыть закрыть

Г.В. Плеханов - экономические взгляды
Экономические взгляды В. И. Ленина
Экономические взгляды Д. И. Менделеева
Обоснование «концепции материальных предпосылок социализма» П.Б. Струве
Доктрина планового хозяйства А.А. Богданова
С.Н. Булгаков о христианском экономическом мировоззрении
Дискуссии 20-х гг. о необходимости и основах планового управления экономикой. Теория и практика НЭПа
Н. И. Бухарин и его вклад в развитие отечественной экономической мысли
А. В. Чаянов. Основные идеи о формах организации крестьянского хозяйства
Н. Д. Кондратьев. Теория экономической динамики и больших волн хозяйственной конъюнктуры
В. В. Новожилов. Измерение затрат труда, капиталовложений, средств труда и результатов при оптимальном планировании
В. В. Новожилов. Измерение затрат и результатов при оптимальном планировании
В. В. Леонтьев - разработчик идеи моделирования экономических процессов (модель «затраты-выпуск»)
Краткая биография В. В. Леонтьева
С. Г. Струмилин. Научное обоснование необходимости и возможности экономики планомерного развития
B. C. Немчинов — создатель направления экономико-математических исследований
Л. В. Канторович. Разработка эффективного использования ресурсов, решение задач оптимизации
Н. П. Федоренко. Разработка системы оптимального функционирования экономики
Л. И. Абалкин и круг решаемых им проблем экономической науки
Д. С. Львов. Идеи нравственной экономической науки
Недостатки политэкономии СССР, обусловившие развал страны
Б. М. Молчанов и его роль в зарождении маркетинга в России
К. А. Смирнов. Приоритетные разработки, составившие этап развития истории экономической мысли России
Личные потребности и их возвышение по мере развития социализма
Условие обязательности удовлетворения действительных потребностей в социалистической экономике
Количественная оценка уровня удовлетворения потребностей
Измерение степени удовлетворения развивающихся потребностей трудящихся
Проблема дефицита товаров в СССР




« назад Оглавление вперед »
Н. И. Бухарин и его вклад в развитие отечественной экономической мысли « | » Н. Д. Кондратьев. Теория экономической динамики и больших волн хозяйственной конъюнктуры






 

Похожие работы:

Воспользоваться поиском

 

Учебники по данной дисциплине

Макроэкономика
Экономическая теория
Экономический словарь
Транспортная задача и транспортная модель
Собственность. История развития и ключевые вопросы.
История экономических учений. Краткий курс.
История экономических учений. Курс лекций.
Экономическая теория. Учебник.
Мировая экономика. Курс лекций.
Основы микроэкономки
Валютные операции и валютное регулирование
История экономических учений. Учебник.
Экономика
Макроэкономика
Билеты по экономической теории
Учебники, лекции, шпаргалки по экономике
Основы экономической теории - базовый курс
Экономический рост: значение, различия, методы исследования
АФХД лекции
АФХД лекции 2
Исследование экономических процессов
Основы экономики
Экономика отраслевых рынков
Экономика общественного сектора
Микроэкономика. Курс лекций
Экономическая политика государства
Экономика учебник онлайн
Основы экономики. учебник
Экономическая теория. Учебник 2017
Собственность в экономике
Совершенная конкуренция
Макроэкономика учебник