-
Пройти Антиплагиат ©



Главная » Зарубежная социология. Учебник » Социология Карла Шмитта



Социология Карла Шмитта

Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. Найти рефераты и курсовые по данной теме Уникализировать текст 



Политические идеи Освальда Шпеглера очень близки взглядам другого известного немецкого ученого - Карла Шмитта (1888-1985). Шмитг - известный немецкий юрист, внесший важный вклад в развитие политической социологии XX века. Его работы «.Понятие политического» (1932), «Политическая теология», «Полюс Земли», «Земля и Море» стали известны далеко за пределами Германии.
Шмитт борется с либерально-пацифистской идеологией. Ставя политическую борьбу в центр общественной жизни, он полагал, что война является наивысшим выражение большой политики. Стремясь оставаться объективным, он не боится показать политику со всеми ее опасностями и негативными сторонами, в то время как либералы стремятся сделать политику безопасной, безобидной и даже удобной. Не случайно у Шмитта в основе политической деятельности лежит готовность человека к смерти, с чем никогда не согласятся либералы и пацифисты.
Карл Шмитт следующим образом представил картину эволюции европейских политических форм: от абсолютного государства XVIII века, которому тогда еще не противостояло «общество», через «нейтральное» государство XIX века, стоявшее над «обществом», к «тотальному» государству XX века, в котором государство и «общество» полностью проникают друг в друга. Шмитт конструирует два противоположных, но зависящих друг от друга, исторических движения. С одной стороны, - это процесс падения политичности общественной жизни благодаря распространению либерализма; с другой стороны, - это процесс тотализации государства из-за развития в тени либерализма демократии. Базисом его политической теории является историософская конструкция, которую мы постараемся рассмотреть более подробно.
Эта конструкция состоит из «неполитического» либерализма, из его врага в лице «политической» тотальной демократии. Хотя Шмитт считает либерализм, по своей природе, аполитическим настроением духа, «денатуратом политики», тем не менее он в политике играет важную роль. Согласно Шмиту, не существуют либеральные теории в политике, а есть только либеральная критика политики. Теория либерализма является лишь практическим инструментом во внутриполитической борьбе против насилия со стороны государства. Причиной либеральных теорий
Шмитт считает индивидуализм, основанный на противоречии между политикой и индивидуальной свободой. Либерализм считает задачей государства и политики лишь создание условий для индивидуальной свободы и устранение всех ее преград.
В качестве альтернативы либерализму может выступить лишь экстремальный коллективизм. Наиболее важное значение для Шмитта имеет отношение человека к смерти; а индивидуализм считает, что каждый человек сам должен распоряжаться свой жизнью, в то время как коллективизм призывает пожертвовать своей жизнью ради коллектива.
При этом политический коллективизм выступает не только в пользу самопожертвования, но и готов жертвовать жизнями других людей.
По мнению Шмитта, либерализм не является политической теорий потому, что не считает, будто человек зол по своей природе. Либерализм не способен на радикализм, то есть на решительность, которая очень важна в политике. Для либерализма типична двойственность, полярность мышлении (этика п экономика, дух и выгода, образование и собственность). В нем отсутствует сердцевина, а его нерешительность приводит к распространению аполитичности. Либерализм не может выбрать между самостоятельными сферами этики и экономики; он постоянно мечется, ставя во главу угла то одно, то другое. Именно поэтому для него характерен как этический пафос, так и экономическая деловитость. Он не хочет видеть сущность политического в постоянной борьбе этики и экономики. В результате этого бегства от политики возникает сфера, лишенная политики, состоящая из дискуссий, а не из борьбы; из человечества, а не из государств; из программ, а не из самоутверждения; из экономического контроля, а не из политического господства.
Шмитт упрекает либерализм в непоследовательности, в игнорировании политического деления на друзей и врагов. В XIX веке многие понятия политизировались. Так, экономика становится врагом государства. Основанная на конкурентной борьбе, она, казалось, была способна полностью исключить войну из политики. Кроме того, экономика боролась с остатками абсолютистского государства и с феодальной аристократией. Может показаться, что либерализм стоит на позициях экономики, но, как было сказано выше, на самом деле он мечется между этикой и экономикой и поэтому остается непоследовательным и неполитическим. Однако, по мнению Шмитта, либерализму не удалось победить политику: ему удалось сделать неполитическими только некоторые понятия. Современный экономический империализм, как раз и являющийся воплощением либерализма, пытается подменить понятия и называет врага не врагом, а «нарушителем мира», а войны ведет под моральными лозунгами «крестовых походов», или «последней войны человечества». Согласно либеральной доктрине, государство и политика подлежат подчинению, или индивидуалистической морали, или экономическим категориям.
В отличие от других современных ему исследователей, Шмитт обратил внимание на то, что демократическое правление, по своей сути, также либерально и с неизбежностью ведет к так называемой «тотализации» государства, когда ранее «нейтральные» по отношению к политике области религии, культуры и экономики также становятся ареной политической борьбы, становятся частью государства.
По мнению немецкого ученого, демократическим государство делается тогда,, когда заканчивается процесс «рае-политизации» общества, начатый либерализмом. Осуществление демократии связано с устранением либерализма и его главного продукта - буржуазного правового государства. Демократия является процессом уничтожения этого государства. Либерализм способствовал тому, что сфера политического, ранее имевшая свои четкие границы, начала размываться. Одновременно с этим процессом стали политизироваться другие сферы общественной жизни. Но распространение политики на другие общественные сферы, как и использование этих сфер для достижения политических целей, означает для Шмитта не что иное, как начало процесса «тотализации» государства.
Современную политическую систему Веймарской Германии, по мнению Шмитта, определяли три момента: плюрализм, поликратия и федерализм. Поликратия - это множество организованных социальных комплексов власти, участвующих в государственном управлении. Переход к тотальному государству особенно хорошо виден на процессе принятия решений в условиях плюрализма и поликратии. Плюралистическое государство в виде парламентского правового государства в Германии представляло собой искажение истинного государства и предшествовало тотальному государству.
Дуализм государства и общества ведет к дуализму диктатуры и парламентаризма, мероприятия и нормы. Шмитт видит политическую эволюцию современных ему стран в последовательном переходе от конституционного государства к партийному государству и от партийного государства к тотальному государству.
Конституционное государство XIX века состоит из правительства, монархической бюрократии и армии. Ему противостоит общество, состоящее из буржуазии. В этот период государство и общество находятся в состоянии баланса сил. Этот баланс нарушается тогда, когда наступает время парламентского правового государства. Задача парламента состояла во внедрении образованной буржуазии в монархическое государство. Важным моментом здесь становится участь народных представителей в правительстве.
В тот момент, когда правовое государство побеждает монархическое, оно подрывает свою же основу и превращается в плюралистическое партийное государство. Сформированное парламентом правительство резко теряет теперь свою эффективность и занимается бесконечными дискуссиями. Плюралистическое партийное государство уже является переходом к тотальному государству.
Принципами парламентаризма являются открытость и дискуссия. Депутаты выступают не как представители партий, а как представители всего народа. Законодатель должен быть отделен от того, кто следит за соблюдением законов. Анализируя современную ему Веймарскую Германию, Шмигг приходит к выводу, что наступил кризис парламентаризма. Дискуссии становятся пустой формальностью, пленум сделался простой трибуной, партийные лидеры обо всем договариваются заранее; так что результаты голосования можно точно предсказать. Во всех переговорах решающим является не суть дела, а возможности получить те или иные выгоды; при этом речи служат только для прикрытия истинных интересов отдельных групп. В результате, гарантированные конституцией права постоянно нарушаются, сами законы основаны на произволе отдельных групп и тем самым дискредитируются. Благодаря формализации права, любая команда сверху легко облекается в форму закона и становится легальной, утвержденной парламентом и обязательной для судий.
Постепенно законами становятся отдельные мероприятия; они начинают вытеснять законы, которые, в принципе, не должны зависеть от отдельных мероприятий. Все это ведет, в конечном счете, к превращению правового государства в «сложный абсолютизм». От власти закона быстро приходят к власти занимающихся законодательством организаций. Одновременно происходит нарушение политического единства государства. Партии трансформируются в организации, тотально контролирующие своих членов. Постоянно меняющееся парламентское большинство правит, как при «абсолютизме». Правовое государство хотело ограничить возможности монархической власти, но само пришло к «системе суверенных актов», так и не осуществив свою мечту о разделении властей.
Идея парламента как центра открытых дискуссий, ведущих к принятию правильных законов, предполагает, что В нем должна быть собрана вся элита нации. Депутат должен быть интеллигентным, иметь хорошее образование и уметь отстаивать независимую позицию. На деле же все депутаты стремятся провести точку зрения своей партии. Всех, кто сопротивляется этому, принуждают всевозможными методами. Политический вес фракций определяется исключительно числом их мандатов. Проводить в парламенте публичные дискуссии, отражая интересы всех классов общества, невозможно. Постепенно парламент теряет свой представительский характер и превращается в аппарат обычного министерства.
Парламентская система немыслима без партий, которые должны объединиться в парламенте, чьей задачей является координация многообразия их политических воль. Партии основаны на принципе свободной пропаганды своих идей и программ. Партии не должны быть слишком жесткими, а могут стать на путь необходимых социальных изменений. Это в теории. А на практике партии Веймарской Германии, по мнению Шмитта, представляют собой хорошо организованные образования, имеющие сильную бюрократию, состоящую из оплачиваемых функционеров, и сеть более мелких организаций, так или иначе находящихся под их влиянием. Каждая партия стремится развиваться в идеологическом, экономическом направлении и, по возможности, расширить сферу своего политического влияния. Все это приводит к тому, что государственное единство начинает страдать от укрепления партий. Государственная воля становится зависимой от частных, порой сиюминутных, интересов.
Правительства, основанные на союзах наиболее влиятельных партий, как правило, не способны проводить последовательную государственную политику, но они способны никого другого не подпустить к власти. Участвующие в этих основанных на политических компромиссах правительствах партии всячески стремятся получить для себя экономические выгоды и получить как можно больше хорошо оплачиваемых мест в органах власти различного уровня. Партии же, которые действительно стремятся отстаивать государственные интересы, часто бывают вынуждены принять эти правила игры, чтобы не быть полностью устраненными от политики.
Аналогичные проблемы намечаются и в подборе кадров для государственной службы. Вместо того чтобы выбирать на ответственные посты наиболее добросовестных и ответственных чиновников, эти места распределяются между партийными функционерами. Шмитт постоянно подчеркивает, что депутаты должны избираться непосредственно избирателями, а не выдвигаться от партий. В то же время, через введение различного рода барьеров, мелкие партии лишаются возможности участвовать в работе парламента.
Во время выборов все больше выбирают не независимых кандидатов, а представителей партий по партийным спискам. Граждане, не состоящие в партиях, должны выбирать одну их существующих партий, хотя они не поддерживают их программы и их лидеров. Выборы превращаются в статистический раздел государства на несколько хорошо организованных социальных комплексов. Депутаты становятся функционерами, которые получают указания извне и которых уже не выбирают граждане, а назначают партии. Обсуждение законов превращается в пустой фарс. Политические партии используют все политические инструменты для борьбы с другими партиями, а все партии вместе борются с государством. Всему только тогда наступает конец, когда происходит демократический поворот к тотальному государству, который, в свою очередь, ведет к тотальному разложению общества.
Государство теперь полностью подчиняется экономике, которая определяет не только всю внутреннюю политику, но почти полностью и политику внешнюю. Любая государственная экономическая программа приносит выгоды отдельным фирмам, которые, в свою очередь, выделяют средства на функционирование своих партий. Любые попытки государства уйти из этого замкнутого круга заранее обречены на провал и ведут, в конце концов, к полному разрушению государственного единства, что приводит к «бегству от политики», к кризису и распаду государства. За всеми этими явлениями Шмитт видит кризис идеи «всеобщей воли», которая высказывалась во многих демократических теориях; в частности, у Руссо. «Всеобщая воля» заменяется суммой воль отдельных личностей, в чем проявляется кризис европейской либеральной буржуазной политики.
Парламент, партии и выборы не соответствуют больше заложенному в них изначальному смыслу. Выход из сложившейся ситуации Карл Шмитт видит на путях усиления социальной однородности общества. Только она способна привести к ситуации, когда физическое насилие уже не потребуется. Но достижение социальной однородности не может происходить безболезненно, поскольку обществу необходимо будет избавиться от таких своих членов, которые каким-то образом не будут вписываться в общий стандарт поведения и мышления.
Другим решением сложившихся в Веймарской Германии политических проблем немецкий ученый считает отмену принципа многопартийности, которая угрожает государственному единству. Дело в том, что государственное единство нельзя передавать ни в частные руки и никаким посредникам - в лице ли партий или каких-либо других организаций. Даже незначительная потеря государственного единства приводит общество к Гражданской войне, — то есть к такому состоянию, когда государство может распасться, а общество погибнуть. Чтобы избежать этого, необходим, по мнению Шмитта, харизматический диктатор, способный объединить вокруг себя остатки государственно мыслящей политической элиты и остановить сползание общества в пучину перманентной Гражданской войны, способной не оставить камня на камне от былого государственного могущества и величия.
Шмитт предлагает два варианта: первый - переход к однопартийной системе; второй - создание большого национального мифа, способного вытеснить миф о демократии и парламентаризме. Безвыходность политической ситуации в Германии того времени состояла в том, что легальными конституционными мерами невозможно было сохранить политическое единство общества. Поэтому, по Шмитту, необходим диктатор, который поставил бы себя выше конституции и отменил бы ее. Легитимность «суверенному диктатору» должен дать народ, поскольку именно он является основой любой власти и конституции. Народ имеет право отказаться от прежней конституции. Субъектом политических решений в этом случае может выступить наиболее организованная политическая группа, которую Шмитт склонен называть не партией, а «орденом».
В связи с приходом в 1933 г. к власти в Германии национал-социалистов, прежняя конституция была легально отменена. Несмотря на внешнюю легитимность перехода государственной власти в руки нацистов, Шмитт отмечал, что в данном случае имела место политическая революция. Во время выборов 5 марта 1933 г. немецкий народ сделал свой выбор, назначив себе нового вождя. В результате партия Гитлера стала той организацией, которая составила на тот момент ядро немецкого государства.
Если либерализм Карл Шмитт считает антиполитичным, то демократию - слишком политичной, слишком навязчивой, стремящейся как можно шире трактовать политические проблемы. Либерализм является последовательным врагом любой объективной политической теории. Для борьбы с ним либерализм искусственно завышает значение этических и экономических ценностей и всячески стремится заменить открытую политическую борьбу на этические дискуссии и экономическую конкуренцию. Во всем этом ясно виден типичный для либерализма недостаток решительности. Для защиты индивидуальной свободы он пытается построить систему ограничений для государственного насилия: буржуазное правовое государство.
В области внешней политики либерализм стремится создать мировую систему - например. Лигу Наций - которая раз и навсегда исключила бы войну между народами, как нечто неэтическое. На деле же эта система представляет собой нечто иное, как инструмент экономического империализма. Демократия останавливает процесс деполитизации, начатый либерализмом, и меняет плюралистическое партийное государство на государство тотальное, в котором государство и «общество» глубоко проникают друг в друга. Тем самым стираются противоречия между государством и «обществом», между государством и экономикой, а политика проникает во все сферы человеческого мышления и деятельности. Таким образом, по Шмиту, для устранения дуализма государства и общества необходимо создать тотальное государство, абсолютную монархию, которая отличается от прежнего абсолютизма тем, что вовлекает в политику весь народ, всего человека.
Важное значение в политической теории Карла Шмитта играют понятия «вождизма» и «схожести». Понятие «вождизма» в свою очередь распадается на понятие вождя и его свиту. Понятие схожести является элементом, объединяющим вождя и его свиту. Наличие схожести способствует тому, что противоречия между вождем и его свитой становятся невозможными, поскольку они представляют собой явления одного порядка: они внутренне близки друг другу, они в принципе не отличаются друг от друга. Свита вождя - это нечто иное, как кучка таких же вождей, только более мелкого масштаба. Сходство вождя и его свиты предполагает наличие между ними много общего, что их объединяет в единое целое. Этой тематике посвящена, в частности, работа Шмита «Государство. Движение. Народ», хотя здесь мы не находим четкого определения понятию «схожести».
Не желая говорить открыто о расовой тематике, Шмитт использует понятие схожести в значении единой расы, единой этнической природы, единых привычек и убеждений. Это понятие играло в тогдашней Германии важную роль, поскольку помогало выявить врагов народа, - т.е. тех, кто так или иначе был против немецкого государства в лице гитлеровского режима. Понятие схожести было для Шмитта гарантом политического единства общества; оно лежало в основе взаимного доверия вождя и его свиты, помогало не позволить перерасти власти вождя втиранию произвола.
В своем учении о конституции Карл Шмитт использует понятия «идентичность» и «репрезентативность». Идентичность - это основанная на понимании своей внутренней схожести способность народа к политическим действиям. Однако политическое единство общества проявляется не в идентичности, а в репрезентативности. Понятие идентичности имеет большое значение в демократическом правлении. Демократия связана с понятиями схожести, идентичности народа, равенства людей, его составляющих. Идентичность отражает некую общность главы государства и его граждан, правительства и ему подвластных. Все они равны. Это равенство понимается Шмитом, как отказ от либерального индивидуализма. Это равенство определяется принадлежностью к конкретному народу.
К сожалению, после прихода к власти нацистов понятие схожести стало интерпретироваться как одинаковость, как биологическое равенство, как расовая гомогенность. Социальную гомогенность стали понимать, как родство крови, как биологическое сходство, что отличалось от шмиттов-ского понятия схожести. В то же время стремление к схожести, как мысль о главенстве вождя, является для Шмитта теми основными условиями, которые были способны вывести Германию из политического кризиса.
Схожесть, по мнению Шмитта, должна лежать и в основе права. Современное общество настолько усложнилось, настолько умножились возможности для новых конфликтов, что прежняя система социальных норм уже не работает. Судьи в своих решениях не могут уже ссылаться на эти нормы, что создает массу юридических проблем.
В данной ситуации Шмитт предлагает отказаться от принципа разделения властей и независимого суда. Все должно быть подчинено государственной партии, которой доверено сохранение политического единства общества. Идеалом буржуазного правового государства является сведение всей государственной жизни к юридическим формам. В результате этого процесса происходит политизация юстиции.
Развивая свою концепцию политики, Карл Шмитт предлагает полностью отказаться от теории правового государства, которая, по его мнению, является продуктом прежней эпохи, когда либеральный индивидуализм праздновал свою победу. Право стали сводить к «позитивистскому нормативизму», в то время как право не существует вне государства, и те, кто пытается поставить его на первое место, втайне стремятся разрушить государство. Независимость судей Шмитт понимал как принадлежность их государству, интересы которого они должны отстаивать. На первом месте для них должна стоять непоколебимость государственного порядка. Шмитт также выступал за изгнание всевозможных теорий права, которые носят универсальный, абстрактный характер и не связаны с немецким государством.
Карл Шмитт считал, что судьи, прежде всего, должны стремиться осуществить волю политического вождя, за которым следует весь народ. Это стремление основывается также на их схожести и идентичности со своим вождем. Право, по Шмитту, - явление национальное, и поэтому оно должно всегда нести на себе отпечаток национальности. Принадлежность к той или иной расе, нации, определяет во многом и его правовое поведение. Чуждый данной этнической области человек думает по-другому; в определенных ситуациях он ведет себя, как правило, в соответствии со своим этническим воспитанием. Право вырастает вместе с народом, как растение.
Понятие схожести Шмитг использует и для интерпретации современной внешней политики. В работе «Национал-социализм и международное право» (1934) он утверждает, что международное право должно учитывать особенности конкретных народов. В международных делах речь идет не только об установлении определенных правил, но и о том, как народы привыкли жить, какие нормы и ценности у них существуют. Международное право не должно быть только сводом абстрактных правил, применимых для всех времен и народов, а должно, в первую очередь, учитывать специфику каждого государства, особенности культуры каждого народа. Необходимо стремиться к единству юридических норм и народных обычаев.
Для Шмитта внутреннее право имеет приоритет перед международным правом. По его мнению, нельзя подгонять внутренние законы страны под международные нормы и требования; - наоборот, международное право должно в первую очередь учитывать национальное законодательство и обычаи конкретных стран. На основе данного подхода к интерпретации международного права Шмитт приходит к выводу, что отношения родственных народов всегда лучше отношений чуждых друг другу народов. Здесь можно видеть некоторую аналогию с понятием схожести, которое использует Шмитт для анализа внутренней политики. Как внутри государства схожесть граждан позволяет избегать множества социальных конфликтов, так и схожесть культур народов позволяет надеяться на то, что между ними нс будет военных конфликтов.
Успешно могут сотрудничать между собой только те государства, которые близки друг другу по крови, по языку, по своим привычкам и т.д. И, наоборот: сильно отличающиеся друг от друга народы, как правило, конфликтуют. Поэтому народы, вступая в политические союзы, должны, прежде всего, учитывать степень культурной близости государств, родственность народов их составляющих. Гомогенные политические союзы гарантируют минимальный потенциал возможных политических и других конфликтов, а также способны сохраняться более длительное время.
Используя эти теоретические положения для анализа европейской политики. Шмитт приходит к выводу, что европейские нации могут создать новый политический союз, поскольку они обладают достаточной культурной однородностью; и этнические народы обладают достаточной близостью, чтобы создать союз государств. Он говорит о «семье» европейских народов, о едином «европейском доме», подчеркивая тем самым их духовную, культурную и историческую общность. Новый европейский порядок должен опираться на дух этой общности, и только он способен гарантировать в будущем политическое существование европейским нациям.
В своей теории «больших пространств» Карл Шмитт развивает идею о том, что мелкие сухопутные государства стремятся объединиться в «государство-континент», создать единое «большое пространство» - империю. - как некое наднациональное политическое образование.
В книге «Государственный суверенитет и открытое море» (1941) Шмитт утверждает, что в мировой политике имеет место борьба двух больших пространств: англосаксонского (Англия и Америка) и евразийского (Германия и Россия). Партизан продолжает бороться против демократии, так как он связан с землей. Он является единственным оружием сухопутных государств в борьбе с морскими. Шмитт обращает внимание на дуализм кочевых и оседлых народов. «Номос земли» противоположен «номосу моря», поэтому имеет место извечная борьба Суши и Моря. Связь с землей порождает консерватизм и традиционализм; связь с морем - либерализм и анархию. Карл Шмитт создал теорию «партизан», как форму политической и военной тактики континентальных народов. Он предложил теорию «прав парода», направленную против либеральной теории «прав человека».
 

Социология Карла Хаусхофера


Другим известным немецким геополитиком стал Карл Хаусхофер (1869-1946). Он родился в Мюнхене, в семье профессора. С 1908 по 1910 год служил в Японии и Манчжурии в качестве военного атташе. В Мюнхенском университете Хаусхофер получает степень доктора. Его учеником был Рудольф Гесс, который помогал Гитлеру в подготовке книги «Майн кампф». С 1924 г. Хаусхофер издает журнал «Геополитика», позднее переименованный в «Геополитический журнал». Срединное положение Германии заставляло ее сделать выбор между «силами моря и суши». Хаусхофер выступал за союз Германии и России. В своей статье «Континентальный блок» он писал о том, что Евразию невозможно задушить, пока немцы и русские стремятся избежать междоусобного конфликта. Хаусхофер выступал за сотрудничество Германии с Россией, за новый «евразийский порядок». Однако - согласно расовой идеологии Гитлера - славяне были низшими народами и подлежали порабощению. В своих работах Хаусхофер приходит к выводу о необходимости создания геополитической оси «Берлин-Рим-Токио».
 
 




Лекция, реферат. Социология Карла Шмитта - понятие и виды. Классификация, сущность и особенности. 2021.



« назад Оглавление вперед »
Социология Освальда Шпенглера « | » Социология Эрнста Юнгера






 

Похожие работы:

Интегральная социология П. Сорокина

11.09.2007/реферат

Питирим Сорокин о предмете, структуре и роли социологии. Теоретическая и практическая социология. Объекты изучения неопозитивистской социологии. Социальная стратификация и социальная мобильность. Теория Зиммеля.

Классическая западная социология XIX века

3.02.2008/реферат

Тема социальной солидарности - главная тема социологии Дюркгейма. Место Дюркгейма в истории социологии. Социологическая концепция Вебера. Предмет и методы "понимающей социологии". Вебер и современное общество. Марксистская социология и ее судьбы.

Прикладная социология в США

1.03.2008/реферат

Понятие, особенности и функции прикладной социологии. Применение прикладной социологии в менеджменте. Разница между прикладным и академическим исследованием. Основные этапы, направления развития и практическое применения прикладной социологии в США.

Прикладная социология как часть социологического знания

1.11.2007/курсовая работа

Становление прикладной социологии. Подходы в прикладной социологии и ее функции. Прикладная социология и менеджмент. Разница между прикладным и академическим исследованием. Социолог-прикладник. Особенности прикладного социологического исследования.

Социология управления и социология государственной службы: общее и различное

24.06.2010/контрольная работа

Специфическая особенность социологии управления, ее объект, предмет и основные задачи. Методы социологии управления. Многообразие проявлений и особенности государственной службы, исследование ее социальных проблем. Задачи, изучаемые социологией гослужбы.

Социология управления. Социология организаций

20.06.2010/контрольная работа

Социология организаций и ее место в современной социологии. Возникновение концепции организационной экологии, анализ популяции организаций. Социальное управление как объект научного изучения. Особенности подготовки управленческого персонала за рубежом.

Формальная социология Фердинанда Тенниса

29.12.2010/реферат

Исследование и анализ основных положений теории формальной социологии Фердинанда Тенниса при выявлении её идейных и теоретических истоков. Определение понятий "община" и "общество" как основы развития формальной социологии. Особенности разума и воли.

Субъективная социология Лаврова

17.02.2019/реферат

1. Историко-социологический анализ предпосылок возникновения и развития субъективной школы социологии
2. «Критически мыслящая личность» - главная действующая сила истории в концепции П.Л. Лаврова 
3. Личность как производная культуры и общества своего времени
4. Понимание абсолютной ценности личности
5. Система социологии Лаврова П.Л.

Возникновение и предпосылки психологического течения в социологии

13.02.2010/реферат

Организации социологического знания: физикалистская, биологистская и философистская. Создание, становление и эволюция социологического психологизма. Бихевиористская и необихевиористская социология как разновидности социологического неопсихологизма.

Возникновение науки "социология"

13.01.2008/реферат

Социология как самостоятельная наука о закономерностях функционирования и развития социальных систем. Возникновение и развитие социологии, ее основные направления и школы. Социология в России в XIX-начале XX века. Советская и российская социология.


 

Учебники по данной дисциплине

Социология
История социологии в России. Учебник
Шпаргалка по социологии
Социология. Курс лекций 2
Социология. Курс лекций 3
Демография
Человек и общество