-
Пройти Антиплагиат ©



Главная » Зарубежная социология. Учебник » Социология Самуэля Хантингтона



Социология Самуэля Хантингтона

Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. Найти рефераты и курсовые по данной теме Уникализировать текст 



Самуэль Хантингтон является последователем концепции локальных цивилизаций Арнольда Тойнби. Ему удалось эффективно использовать цивилизационный подход для анализа современной международной политики. Хантингтон так определяет понятие «цивилизация»: «Мы можем определить цивилизацию как культурную общность наивысшего ранга, как самый широкий уровень культурной идентичности людей... Цивилизации определяются наличием общих черт объективного порядка, - таких, как язык, история, религия, обычаи, институты, - а также субъективной самоидентификацией людей... Культурная самоидентификация людей может меняться, и в результате меняются состав и границы той или иной цивилизации»". Если у Тойнби под цивилизацией понимается блок исторического материала, то у Хантингтона цивилизация - это культура, дошедшая до естественных границ своего распространения.
В современном мире Хантингтон находит не пять, как Тойнби, а восемь цивилизаций: западную, конфуцианскую, японскую, исламскую, индуистскую, православно-славянскую, латиноамериканскую и африканскую. Здесь у него появляются три «новые» цивилизации: японская, африканская и латиноамериканская. Если у Тойнби выделение пяти современных цивилизаций было основано на пяти существующих мировых религиях, то у Хантингтона это деление носит, скорее, географический характер в соответствии с культурными особенностями регионов мира. Это говорит о том, что если Тойнби и пытался дать какое-то логическое объяснение своему выделению цивилизаций, то у Хантингтона оно полностью отсутствует. Многие народы земли обладают своими этнографическими и культурными особенностями, что позволяет осуществлять выделение цивилизаций до бесконечности. Вероятно, Хантингтон в своем делении мира на цивилизации исходил из геополитических интересов США в различных регионах мира. Именно эта логика доминирует в концепции Хантингтона, который старается анализировать все современные проблемы мировой политики через призму возможных угроз для мирового господства Соединенных Штатов. Он убежден, что современная мировая политика зависит от отношений между цивилизациями, ибо, по его мнению, «...для людей важна не политическая идеология или экономические интересы. Вера и семья, кровь и убеждение - это то, с чем люди себя идентифицируют, за что они будут бороться и умирать. И поэтому столкновение цивилизаций заменит холодную войну».
Цивилизация, по Хантингтону, представляет собой «некую культурную сущность», «культурную общность наивысшего ранга, самый широкий уровень культурной идентичности людей». Цивилизация определяется наличием общих черт объективного порядка, - таких, как язык, история, религия, обычаи, институты. - а также субъективной самоидентификацией людей. Цивилизация для человека есть самый широкий уровень общности, с которой он себя соотносит. Интересно, что Хантингтон заимствует у Тойнби не только цивилизационный подход, но и его акцент на роль религии. По мнению Хантингтона, все цивилизации вырабатывают свои культурные ценности, которые сосредоточены в господствующей религии. Он пишет: «Религия является главной характеристикой цивилизации»". Такие высказывания Хантингтона ясно показывают его консервативный подход. В современных условиях усиливается взаимодействие между разными цивилизациями, что ведет к углублению различий между ними, к росту разногласий и враждебности. Данному процессу, по Хантингтону, способствует и то обстоятельство, что ослабевает роль национальных государства. Он утверждает, что в результате ослабления роли государства усиливается роль религии, а «религия разделяет людей еще более резко, чем этническая принадлежность».
Как и Тойнби, Хантингтон рассматривает историю не через призму национальных государств, а пытается выйти на региональный уровень - на уровень цивилизаций. Отдавая дань теориям реализма в международных отношения, он пишет: «Основными действующими лицами в мировой политике по-прежнему остаются национальные государства... Теперь речь идет о семи-восьми основных цивилизациях мира за пределами Запада... По мере роста мощи и уверенности в себе, они все больше утверждают собственные культурные ценности, отвергая те, которые "навязываются" им Западом». «В XXI веке, - отмечал Генри Киссинджер, - международная система будет включать, по крайней мере, шесть основных держав: Соединенные Штаты, Европу, Китай, Японию, Россию и, возможно, Индию, а также множество стран среднего и малого размера»... Жак Делор также отмечает, что «будущие конфликты станут порождением культурных факторов, а не экономических или идеологических. Самые же опасные конфликты культурного характера будут разгораться вдоль демаркационных линии, разграничивающих цивилизации» .
Хантингтон, предлагает рассматривать в каждой цивилизации свою политическую структуру, которая состоит из так называемых «центральных» и «периферийных» государств. Это деление напоминает геополитическую концепцию «больших пространств» Карла Шмитта Хантингтон не соглашается с традиционным либеральным тезисом, идущим еще от Канта, что между демократическими государствами не может быть войн. «История показывает, -отмечает он в своем интервью западногерманскому журналу «Фокус», - что страны, находящиеся в переходном периоде от авторитарной к демократической системе, с большей вероятностью способны участвовать в войне, чем стабильные демократии или стабильные авторитарные режимы» .
Вслед за Тойнби, Хантингтон считает важным источником конфликтов современности типичное для западной цивилизации стремление навязать другим свои нормы и ценности. Он даже осуждает борьбу западных стран за соблюдение прав человека, поскольку она может стать источником новых конфликтов". Своим стремлением насадить везде демократию и права человека западные страны лишь создают почву для новых международных конфликтов. То, что на Западе считается универсализмом, для всего остального мира является империализмом . Эти конфликты способны разрастись в глобальную мировую войну, вероятность которой, по мнению Хантингтона, остается велика и в XXI веке, причем источник ее находится в исламском мире. «Как мы показали, такая война может возникнуть из эскалации на одной из линий соприкосновения цивилизаций между группами из различных культур, вероятнее всего с участием мусульман на одной стороне и немусульман на другой стороне».
По Хантингтону, быстрый рост населения в исламских странах порождает политическую напряженность, что приведет в ближайшем будущем к конфликтам вдоль границ исламской цивилизации. Особую опасность представляет исламская цивилизация и для Запада. В отличие от других цивилизаций, исламская цивилизация не имеет свое центральное государство. В результате этого маленькие государства цивилизации постоянно конкурируют между собой, создавая почву для конфликтов. Хантингтон поэтому однозначно связывает ислам с большим конфликтным потенциалом.
При анализе современной политики Хантингтон указывает на моральное разложение Запада, которое выражается, по его мнению, в росте преступности, распаде семьи, в отказе от этики работы, в понижении уровня образования. По Хантингтону, цивилизации не только могут остановить разложение, но и регенерироваться. Он надеется на то, что это удастся сделать Западу. Одним из важных признаков кризиса Запала Хантингтон считает постоянное уменьшение прироста населения. Этот факт приводит к постоянной миграции на Запад. В Европе одна треть всех мигрантов являются выходцами из мусульманских стран. Хантингтон считает, что культурная интеграция мигрантов становится все более проблематичной, становясь заметной проблемой внутренней жизни государств Запада, ведущей к фрагментации и разложению их культуры. Недостаточно предоставить для мигрантов рабочие места; необходимо, чтобы они усвоили для себя западные культурные ценности. Мульти-культурное общество он считает фикцией, ведущей к гражданской войне. Проблематичным считает Хантингтон как интеграцию индивидов чуждой культуры, так и смену государством своего менталитета.
Если следовать логике Хантингтона, государства должны воевать за цивилизационные ценности. Этот своеобразный идеализм свойствен американской внешней политике, делающей упор на борьбу за демократические ценности и права человека. В этом смысле идеи Хантингтона отражают интересы современной американской политической элиты. Концепция Хантингтона направлена на то, чтобы доказать, что центральной осью мировой политики в будущем станет конфликт между Западом и другими цивилизациями. Автор предлагает сплотить западный мир, дать ему новую консолидирующую идею; призывает к глобальной защите интересов Запада.
Вес войны Хантингтон рассматривает как результат конфликта цивилизаций. Он использует понятие «линии разлома» между цивилизациями. Если раньше очаги кризисов сосредоточивались вдоль политических и идеологических границ, то теперь они перемещаются на линии культурных разломов. Особую опасность при этом представляют конфликты вдоль «линий разлома» между цивилизациями. Следующая мировая война, по мнению американского политолога, будет войной между цивилизациями. Следуя учению Тойнби, американский политолог основным межцивилизационным конфликтом считает конфликт между Западом и остальным миром, называя его центральной осью мировой политики.
Хантингтон отмечает, что если раньше цивилизации воевали за материальные ценности, то сегодня пришло время войн «за идею» - за веру, за культуру, - что свидетельствует об абсолютизации американским политологом культурной составляющей цивилизации в ущерб политической и экономической. Одновременно Хантингтон явно старается принизить роль отдельных национальных государств в цивилизации, хотя и заявляет, что «в настоящее время главными действующими лицами на международной арене остаются национальные государства». По Хантингтону, цивилизации ведут войны через свои государства-форпосты, поэтому задача международной политики заключается в выявлении этих «форпостов».
Признав центральные государства цивилизаций основными действующими лицами истории, Хантингтон считает, что международная система XXI века будет включать в себя шесть таких держав: США, Европейский союз, Китай, Японию, Россию и, возможно, Индию. Он полагает. что в основе международных конфликтов будут лежать «не политические, экономические или идеологические, а культурные причины». Хантингтон выступает как последовательный «атлантист»".
Сущность конфликтов цивилизаций, по мнению Хантингтона, заключается в желании завоевать, покорить, подчинить соседнюю цивилизацию; использовать ее материальные, природные и людские ресурсы. Особенно острым это противоборство было между Западом и Россией. Заблуждаются те, кто считает, что все европейские государства, как и Россия, принадлежат одной цивилизации - христианской. Различие между католичеством и православием настолько значительны, что они исторически образовали две отличные друг от друга цивилизации. На протяжении многих веков велась ожесточенная борьба между западной и православной цивилизациями.
Для Хантингтона, цивилизация - это район пространственного распространения культуры, а не собственно культурные явления. Поэтому его теория более применима к политическим явлениям, а с ней совместим и геополитический подход. Своей концепцией «центральных государств», которые присутствуют в любой цивилизации, Хантингтон достаточно далеко уходит от Шпенглера; однако именно она дает ему научный инструментарий для анализа современной мировой политики. Трактовка цивилизаций у Хантингтона схожа с понятием культурного пространства у Карла Шмитта. По мнению Шмитта, центральные государства региона обслуживают своей политической идеей все это пространство, что позволяет исключить интервенцию чуждых государств". Цивилизации у Хантингтона существуют одновременно и борются между собой. Здесь американский политолог, с одной стороны, приспосабливает свою теорию цивилизаций для объяснения мировой политики; а с другой стороны, упускает из виду очень важный момент в философии истории Шпенглера; а именно его положение о том, что все цивилизации следует делить на «живые» и «мертвые», исторический цикл жизни которых целиком принадлежит истории. Но при этом Хантингтон делает серьезную ошибку, упуская из виду то, что «живые» цивилизации в политическом отношении намного сильнее «мертвых», поскольку их сила складывается не только из количества населения, объема природных ресурсов и географического положения, но и из духовной объединительной силы, которой почти полностью лишены современные мертвые цивилизации.
Хантингтон, очевидно, воспринял ряд идей Арнольда Тойнби. Он воспроизводит учение Тойнби о цивилизациях; и так же, как и английский историк, основную проблему современной политики видит в отношении Запада с остальными цивилизациями. «Незападные цивилизации и впредь не оставят свои попытки обрести богатство, технологию, квалификацию, оборудование, вооружение... Западу все больше и больше придется считаться с этими цивилизациями, близкими по своей мощи, но весьма отличными по своим ценностям и интересам».
Концепция «столкновения цивилизаций» Хантингтона получила широкий международный резонанс. В России концепция Хантингтона активно обсуждалась, его статья несколько раз переиздавалась на русском языке. Вышел в свет и перевод его книги «Столкновение цивилизаций и преобразование мирового порядка» . Концепция Хантингтона становится сегодня центром дискуссий во многих странах мира. Это косвенно свидетельствует об актуальности не только цивилизационного подхода для современной социальной науки.
 



Лекция, реферат. Социология Самуэля Хантингтона - понятие и виды. Классификация, сущность и особенности. 2021.



« назад Оглавление вперед »
Социальная философия Арнольда Тойнби « | » Американская социология XX века






 

Похожие работы:

Воспользоваться поиском

 

Учебники по данной дисциплине

Социология
История социологии в России. Учебник
Шпаргалка по социологии
Социология. Курс лекций 2
Социология. Курс лекций 3
Демография
Человек и общество