-
Пройти Антиплагиат ©



Главная » Теория перевода » Акты речи и перевод – продолжение



Акты речи и перевод – продолжение

Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. Уникализировать текст 



В художественном переводе, например, необходимо донести до читателя особенности стиля автора, в синхронном же переводе иногда можно ограничиться передачей смысла. Необходимость дифференцированного подхода к требованиям, предъявляемым к оформлению перевода, подчеркивает и В. Н. Комиссаров, когда пишет: "В отличие от художественного перевода (т.е. перевода произведений художественной литературы), информативный перевод имеет дело с материалами, где особенности индивидуально-авторского стиля, как правило, мало существенны" [34, 6]. Эти рассуждения между тем порождают новые вопросы: что же тогда отличает перевод от пересказа, аннотации, реферирования материала, изложенного на другом языке, что должно оставаться неизменным при всевозможных трансформациях текста, переводимого с одного языка на другой? Так мы подошли еще к одной проблеме перевода, проблеме инварианта, сложность которой обусловливается кроме всего прочего наличием в коммуникации с переводом компонентов-дублеров. Вопросу о том, что является инвариантом в переводе, посвящено немало работ. Напомним, что термин "инвариант" широко распространен в математике, откуда он и заимствован в лингвистику. Поскольку теорией перевода до сих пор занимались главным образом лингвисты, можно считать, что термин "инвариант" используется в теории перевода как лингвистическое понятие. Вот как определяет термин "инвариант" О. С. Ахманова: "Сема как элемент абстрактной системы языка в отвлечении от ее конкретных реализаций (алло-)" [4, 176]. Известно, что инвариантами в лингвистике считают фонему, морфему, лексему и др. понятия, входящие в абстрактные системы языка. Различные типы фонем входят как инварианты в фонетическую систему языка: 39 фонем в русском языке, 40 в английском, 35 во французском [60, 182].
Даже такая абстракция, как семантема, с точки зрения системности удовлетворяет требованиям понятия инвариант, так как является единицей содержания в языке и входит в его семантическую систему. Нетрудно заметить, что то, что хотят выделить в переводе как инвариант, в абстрактную систему языка войти не может, так как не представляет собой единицу и основой какой-либо языковой подсистемы не служит. Это первое возражение, которое ставит под сомнение правомерность употребления термина "инвариант" в переводе в том понимании, которое он имеет в лингвистике. Кроме того, любой лингвистический инвариант имеет свои признаки, и понятие о нем создается как дедуктивным путем, так и через его многочисленные реализации (например, фонема "а"). Именно имея представление о том, как организован инвариант, мы узнаем его реализацию. В переводе же только через подлинник и исходную ситуацию можно составить себе понятие об инварианте. Через остальные реализации (варианты перевода) можно судить только о подлиннике, который сам является одной (правда, первой) из реализаций инварианта. Остальные реализации (варианты перевода) связаны с инвариантом опосредственно через первую реализацию (подлинник), фактически они являются реализациями первой реализации. И говорить о том, что вариант перевода представляет собой реализацию того или иного инварианта, можно только познакомившись с его первой реализацией, т.е. с подлинником. В этом противоречии между так называемым инвариантом в переводе и лингвистическим понятием инварианта и заключается наше второе возражение. Обратимся к математическому понятию "инвариант", которое определяется как "...выражение, остающееся неизменным при определенном преобразовании переменных, связанных с этим выражением..." . Это понятие ближе к тому, что подразумевается под инвариантом в переводе. Мы уже отмечали, что в результате перевода что-то должно сохраняться и наличествовать как при первом предъявлении сообщения, так и в вариантах перевода. Если это "постоянное", "неизменное", сохраняющееся независимо от употребляемого кода, назвать "инвариантом", заимствуя этот термин в том понимании, в каком он принят в математике, то в этом случае проблема инварианта становится более реальной. Итак, что же является инвариантом в переводе?
Напомним некоторые определения, которые выдвигались в свое время различными авторами. Л. С. Бархударов считает, что инвариантом в переводе является общность семантического содержания исходного и переводного текстов [7, 11]. Другими словами, Л. С. Бархударов стремится перенести лингвистическое понимание термина "инвариант" на перевод и в этом смысле ставит знак равенства между исходным и переводным текстами. Но поскольку переводные тексты создаются на базе исходных, а не на основе инварианта, то вряд ли логично находить инвариант путем сравнения исходного и переводного текстов. Кроме того, нельзя ограничиваться семантическим содержанием, так как, а это мы показали на схеме, коммуникация может достичь своей цели лишь при соотнесении семантической и ситуационной информации. Для И. И. Ревзина и В. Ю. Розенцвейга инвариант есть тождество "элементарных смысловых единиц языка-посредника, поставленных в соответствие с данным выражением" [58, 68]. Эти авторы также основываются на лингвистическом понимании термина "инвариант", но ставят знак равенства не между исходным и переводным текстами, а между исходным текстом и языком-посредником, связь которого с инвариантом опосредствована исходным текстом.
В этом определении не учитываются экстралингвистические компоненты коммуникации. А. А. Леонтьев дает следующее определение: "...инвариантом является как раз внутренняя программа речевого высказывания - система функционально "нагруженных" смыслами элементов предметно-изобразительного кода или действий над подобными элементами" [39, 72]. А. А. Леонтьев ограничивает инвариант смысловой структурой речевого произведения и не принимает во внимание ни его "художественную модель" [30, 570] (информация о структуре текста), ни ситуацию. Впрочем, А. А. Леонтьев хорошо видит жесткие рамки, в которых оказался таким образом инвариант, а потому в художественном переводе он инвариантом называет "доминанту художественной структуры произведения" [39, 171]. Ю. Г. Кузьмин отождествляет инвариант "...с ситуацией в действительности, как она воспринимается автором сообщения". Для Ю. Г. Кузьмина, так же как и для А. А. Леонтьева, инвариантом [37, 11-12] в переводе является то, что остается неизменным (математическое понятие). Но Ю. Г. Кузьмин, уделяя заслуженное внимание ситуации, упускает из виду семантическую информацию высказывания, в которой ситуация находит свое выражение не обязательно так, как ее воспринимает автор сообщения. Кроме того, непонятно, как искать инвариант в этом случае в высказываниях типа "Здравствуйте!", «С Новым годом!»
Одно из наиболее развернутых определений инварианта дает А.Д. Швейцер: "...в процессе перевода неизменным всегда остается содержание исходного сообщения (не только семантическое, но и прагматическое), детерминирующее и модифицируемое функциональными характеристиками данного коммуникативного акта и соотношением между ними" [87, 39]. А. Д. Швейцер учитывает и семантическую, и прагматическую (включающую и ситуационную) информацию, и особенности данного коммуникативного акта. Однако неясно, что является для него содержанием исходного сообщения и не отождествляет ли А. Д. Швейцер сообщение с речевым произведением, с текстом? В этом случае определение инварианта не подходит к художественному переводу, при котором передача информации о структуре текста чаще всего представляется обязательной. Итак, ни одно из цитированных определений нас полностью не удовлетворяет. При определении инварианта в переводе необходимо иметь в виду не только речевое произведение, которое остается главным средством вычленения инварианта, но и цель, мотивы и интенции источника, потому что в переводе важно сохранить не просто содержание или форму исходного текста, но и ту информацию, которая предназначена источником для передачи и которую мы называем сообщением. Термин "сообщение" требует более подробного объяснения. Термин "сообщение" получил широкое распространение в лингвистике и психологии в связи с использованием положений теории информации. Имеется в виду второе значение этого слова по Толковому словарю русского языка под редакцией профессора Д. Н. Ушакова, а именно: "то, что сообщается, известие, новость". К сожалению, авторы многих работ стали использовать его как синоним речевого произведения или даже означающего. Вот несколько примеров: "Сообщение представляет собой речевую цепь, оно развертывается во времени, измеримо во времени и, говоря фигурально, ...имеет линейный характер. Сообщение есть синтагматический аспект языка, в отличие от парадигматического..."*[75, 179]. "На первом этапе устанавливается, действительно ли слушатель получает выделенный набор сведений в сообщении, содержащем анализируемое слово..." [77, 150]. "Необходимо различать сообщение, референт сообщения и смысл сообщения" [58, 65].
Недостаточно точно определяется значение этого слова и в Словаре лингвистических терминов О. С. Лхмановой, в котором говорится, что сообщение есть "коммуникативная сторона высказывания, содержащаяся в нем информация". Но если в лингвистике свободное обращение со словом "сообщение" не вызывает как будто беспокойства, в теории перевода термин "сообщение" требует точного употребления. В речевой коммуникации источник имеет своей целью познакомить адресата с возникшими у него идеями, мыслями. Намерение источника реализуется через передачу сообщения. Для передачи сообщения он может использовать ситуацию и должен, как правило, породить речевое произведение, способ организации которого ему не безразличен: ему необходимо произвести определенное воздействие (коммуникативный эффект) на получателя. В зависимости от цели своей деятельности, речевой ситуации и других факторов источник отбирает для материализации в речи ту информацию и тот способ организации речевого произведения, которые, по его мнению, могут в данных условиях произвести необходимый коммуникативный эффект. Причем отобранная им для материализации в речи информация не обязательно совпадает с информацией, предназначенной для передачи, как это было в приведенном выше примере (говорится о больной руке, вместо того чтобы сказать: "Эту тяжесть придется нести тебе самому"), где сообщение вычленялось после сопоставления семантической и ситуационной информации и где сообщение как будто совпадало со смыслом. О совпадении смысла с сообщением можно говорить только условно, поскольку смысл есть производное от взаимодействия двух основных видов информации: семантической и ситуационной, продукт их преобразования в мозговых механизмах адресата, а сообщение есть сама информация - информация, предназначенная для передачи. Если сообщение в каком-либо конкретном случае коммуникации состоит из семантической и ситуационной информации, то это значит, что оно имеет все основания быть преобразованным в смысл. Отсюда видимое совпадение сообщения со смыслом. Сообщение есть всегда информация, предназначенная для передачи, а набор и удельный вес различных видов информации, составляющих сообщение, могут меняться в каждом акте речи, в том числе и в процессе перевода. Сообщение может включать в свой состав и информацию о структуре речевого произведения (например, в художественном переводе), и тогда сообщение будет восприниматься адресатом не только как смысл, но и как дополнительный эстетический эффект. 3* 35
Таким образом, инвариантом в переводе является сообщение, или информация, предназначенная для передачи. Это может быть только семантическая или ситуационная информация, или информация о структуре, или сочетание семантической и ситуационной информации, или все информации вместе взятые. Во всех случаях все виды информации, предназначенные для передачи, и составляют сообщение, структура которого таким образом вариабельна и зависит от цели деятельности. Итак, создание модели объекта науки о переводе на основе анализа его элементарной единицы - акта речи позволило вычленить существенные признаки перевода. Было показано, что перевод есть центральное звено коммуникации с использованием двух языков, что перевод есть сложный вид речевой деятельности, что перевод удваивает компоненты коммуникации, что перевод есть процесс передачи сообщения, которое является его инвариантом. Суммируя перечисленные признаки, можно сформулировать следующее определение: перевод есть сложный вид речевой деятельности, удваивающий компоненты коммуникации, целью которого является передача сообщения в тех случаях, когда коды, которыми пользуются источник и получатель, не совпадают. В этом определении, и мы это специально подчеркиваем, проведено разграничение между переводом и "всякого рода так называемых адаптации", так как отличие между ними заключается не в "полноте передачи", а в том, что при переводе происходит именно передача сообщения, а всякого рода адаптации передают не сообщение, а общее содержание речевого произведения, т.е. сокращенно излагают, переделывают, пересказывают сообщение. ВЫВОДЫ Изучение элементарной единицы коммуникации - акта речи показало, что основополагающими устойчивыми компонентами любой коммуникации являются ситуация, источник, речевое произведение и получатель. Код и различные виды информации служат в коммуникации преобразователями, целенаправленное использование которых приводит к получению продукта коммуникации в виде смысла, дополнительного эстетического эффекта и шума. Соответствующий набор преобразователей в коммуникации составляет сообщение, которое следует отождествлять не с речевым произведением, а с информацией, предназначенной для передачи. Появление в коммуникации сложного вида речевой деятельности (перевода) объясняется нарушением связи "источник - адресат". Традиционные преобразователи уже не могут обеспечивать связь между источником и адресатом, и в коммуникацию вводится новый преобразователь - переводчик (человек или машина). Появление перевода создает качественно новый вид коммуникации - коммуникации с удвоенными компонентами, целью которой, как и любого другого вида коммуникации, является передача сообщения. Передача сообщения (т.е. информации, предназначенной источником для передачи) и есть обязательный признак перевода, отличающий его от разного рода адаптации. Таким образом, именно сообщение является инвариантом в переводе.



Лекция, реферат. Акты речи и перевод – продолжение - понятие и виды. Классификация, сущность и особенности. 2021.



« назад Оглавление вперед »
АКТ РЕЧИ И ПЕРЕВОД « | » ПЕРЕВОД И ТИПЫ ВЫСКАЗЫВАНИЙ






 

Похожие работы:

Воспользоваться поиском

 

Учебники по данной дисциплине

Неправильные глаголы в английском языке. Irregular verbs. Таблица.
Словарь литературоведческих терминов
Башҡорт теленең практик курсы. Күнегеүҙəр йыйынтығы
Русский язык - основы правописания в кратком изложении
Теория перевода лекции
Теория языка
Топики на английском языке
Основы редактирования лексики
English for management
Правописание гласных в корне слова